Варяг (историко-приключенческий роман)

:) Место для самых отчаянных авторов-мазохистов, желающих испытать невероятные ощущения :)

А теперь серьезно.
В этом разделе есть два правила.
1. Будь доброжелателен.
2. Если не готов выполнять пункт 1. - ищи себе другой форум, не дожидаясь действий администрации.

Модераторы: Becoming Jane, просто мария

Варяг (историко-приключенческий роман)

Сообщение vlad-nikolaev Декабрь 17th, 2013, 6:26 pm

Извините, давно здесь не появлялся, но на то были и есть свои причины. Времени в данный момент сидеть за компьютером и интернетом остается совсем немного, поэтому появляюсь только урывками. Если кто помнит, выкладывал я как-то здесь начало большой формы "Крестоносец". Его я не забросил, но одновременно с ним набрасываю еще одну вещь (чтоб голова от одного отдыхала). Разрешите, покажу ее вам, ваша помощь никогда не была лишней. Кое-кому я ее уже показывал, были даже споры)) по определенным моментам, над которыми я дополнительно работал. Буду рад помощи.
Пы.Сы. Название рабочее, не окончательное. Выкладываю маленький пролог и начало первой главы.
________________________________________

ВАРЯГ

ПРОЛОГ

Хвала Господу!
Добрые вести пришли издалека в это холодное, зимнее утро! Дрова, пылающие в очаге, давали лишь свет да радовали глаз. Но по-настоящему согревали мое старческое тело лишь вести. От них кровь, как в годы молодости, быстрее побежала по жилам, а ноги, едва державшие еще накануне, готовы были пуститься в пляс!
Хвала Господу! Старый князь мертв!
Князь, который был мне наставником и другом, "старшим братом" и покровителем. Князь, ставший впоследствии смертельным врагом, жаждущим моей гибели едва ли не больше, чем власти.
Охваченное огнем полено переломилось, взметнув сноп искр и облако дыма. Я доковылял до окна, приоткрыл его, впустив свежий, морозный воздух. В это утро он был мне приятен. Ласково щекотал сухую кожу, выдавливал из глаз слезы. Да, я плакал, чего не случалось уже много зим. Одна за другой слезы бежали по сморщенным щекам, и мокрые следы тут же замерзали, обдуваемые колючим ветром. И пусть! Господь с ним, с холодом, с ветром! Я вновь чувствовал себя молодым, а, значит, мне ли, человеку, рожденному на Севере, бояться мороза?!
Да, почти семь десятков лет назад я увидел свет в далекой северной стране Нореге, на островах, со всех сторон омываемых ледяной водой, и Богу было угодно, чтобы там провел лишь детство и отрочество. Мне довелось побывать во многих местах, увидеть моря и дивные земли. И даже умереть придется вдали от милой сердцу деревни. Что поделать? То утро, когда моя нога впервые ступила на корабль, оказалось последним утром, встреченным на родине, а взгляд, брошенный на исчезающий в предрассветной дымке берег - прощальным. Тогда я и подумать об этом не мог. Но пути Господни неисповедимы!
Со двора донесся громкий крик крестьянина. Тот грязно ругал заупрямившуюся лошадь. Телега прочно засела в снегу, и бедное животное, после безуспешных попыток вытянуть ее на дорогу, решило передохнуть. А заодно и послушать поток оскорблений.
Я невольно улыбнулся. Ругань - она на всех языках ругань, и за свою долгую жизнь мне довелось оскорблять собеседника на нескольких. Опомнившись, впопыхах перекрестился, захлопнул створки окна и побрел к массивному дубовому столу.
Если говорить я был обучен на нескольких языках, то писать и читать - только на одном. Вот уж не знаю - благодать ли это или кара небесная? Теперь мне приходится переписывать старые, полуистлевшие книги монастыря. Делаю это ежедневно, пока глаза видят, а руки - держат перо. А заодно пишу историю своей жизни. Пишу тайно, дабы не дошло это до хозяина моего, короля Казимира. Еще бы! Если он узнает правду таковой, какой ее вижу я, одним могущественным врагом у меня прибавится. А, несмотря на семь десятков лет, умирать ох как не хочется! Поэтому, получив утром вести, я и вздохнул с облегчением! По крайней мере, с той, дальней стороны гибель не грозит мне.
Хвала Господу! Старый князь мертв!
Дней на мой век осталось не так много, и нужно употребить их со всей пользой.
Подышав на замерзшие руки, я взял гусиное перо. Огонь приятно потрескивал в очаге, крестьянин, по-прежнему, осыпал проклятиями лошадь. У меня же своя задача. С ясной головой и легким сердцем склонился над пергаментным листом.
Я все расскажу, поведаю всю правду. Рано или поздно кипу листов найдут, и о ней узнают. Не иначе, как именно для этого князь, мой "старший брат" и злейший враг, обучил меня грамоте. Чтобы я мог поведать историю о себе, о нем, и о стране.
Стране, не чужой мне, но так и не ставшей родной. Стране, насквозь пропитанной кровью, предательством и лицемерием.
Гардарике.

ЧАСТЬ 1

ТИБОРН

ГЛАВА 1

Моя мать была рабыней.
В Хрингарики - месте, где я родился, - к ней относились с почтением. Может, не любили, но уважали точно. И, все-таки, она была рабыней.
Ярл Сигурд, мой отец, привез ее из далекой Гардарики после одного из набегов. Девушка с длинными темными, как ночь, волосами и глазами цвета морской волны приглянулась тогда многим. Сам Хринг, сын конунга Дага, был не прочь овладеть ею. Что уж говорить о многочисленных ярлах и воинах, готовых обменять добытые меха и серебро на захваченную красавицу?! Но Млада, так звали мою мать, была добычей ярла Сигурда, и принадлежала ему по праву.
Все, что ни делается в этом мире, делается по воле Господа!
И в тот день, когда конунг Даг прекратил споры о том, кому достанется рабыня, моя судьба была предопределена. Все, что со мной произошло, так или иначе связано с тем давним решением.
Отец уверял, что никакой не Христос - Белый Бог, - управляет судьбами людей. Урд, Верданди, Скульд, три женщины, сидящие у древа Иггдрасиль, - и только они! - ведают, что с нами случится.
Уж не знаю, кто прав. Отец, верящий в старых богов, или священники, годами вбивающие любовь к Христу в мою неразумную голову. Белый Бог или норны-волшебницы - хозяева судеб? Не так уж это и важно! Главное, что со словом конунга моя участь была решена.
И первой прихотью Богов стала ссора отца и ярла Свейна.
Они были побратимами. Не разлучались с юных лет, а повзрослев, вместе ходили в походы. И в тот набег на Хольмгард, когда пленили мою мать, тоже шли бок о бок.
Гардарика - богатая страна, а Хольмгард в достатке уступает, разве что, только Кэнугарду. Разорив этот город, можно позабыть о бедности на несколько зим. Если получится выжить. Русичи сильны, отчаянны и никогда не уклоняются от боя! А когда меч и огонь угрожают их крову, становятся вдвойне опасней.
Ярл Свейн позабыл об этом и попал под горячую руку какого-то русича. Страшный удар кистенем по голове заставил славного воина пролежать в беспамятстве все то время, пока разорялись земли под Хольмгардом. Отец добыл в том походе славу, много мехов, серебра и красивую рабыню. А ярл Свейн разжился только уродливым шрамом, глубокими бороздами вспахавшим одну сторону его лица.
- Никак Фенрир освободился от цепей Глейпнир? - поминая чудовищного волка, сына Локи, хватались в притворном ужасе за обереги воины, стоило им увидеть обезображенное лицо Свейна.
- Демон, не иначе, вселился в ярла, - приговаривали христиане, осеняли себя крестом и шептали молитвы.
Такие разговоры вкупе с неудачей последнего похода озлобили ярла Свейна. Он все реже встречался с отцом, старался больше времени проводить в одиночестве. Красота же рабыни вконец отдалила побратимов, и Свейн, едва ли не больше всех, старался выкупить девушку, предлагая деньги конунгу, в надежде, что тот ответит благодарностью и велит отдать Младу именно ему.
Но старый Даг был непреклонен. Толстый палец конунга указал на ярла Сигурда, и Свейн, как и многие другие, остался ни с чем. Между двумя старыми друзьями, побратимами, был вбит клин, навсегда их разлучивший.
Свейн решил уйти, покинуть Хрингарики. Отец, надеясь, что никогда его больше не увидит, вздохнул с облегчением, так как алчные взгляды, то и дело бросаемые обезображенным ярлом на красавицу-рабыню, вызывали его недовольство и злобу. Но не попрощаться с побратимом отец все же не мог.
Он поднялся на палубу кнорра, когда люди ярла Свейна, готовясь к отплытию, спускали широкий прямоугольный парус из домотканого сукна. Заглянув в трюм, отец увидел тюки с товарами и мешки, набитые сушеной рыбой и хлебом. Еды было немного - не иначе, путь предстоял не такой уж и дальний?
- Мы выходим в море, ярл Сигурд! - Свейн, заметив неожиданного гостя, подошел к отцу. Вместо приветствия он плюнул за борт и пренебрежительно заметил: - Корабль полон, люди мне не нужны. Если ты хотел плыть со мной, то зря надеялся!
Отец не ожидал таких слов. В глубине его души теплилась надежда, что побратим хоть перед расставанием вновь станет прежним другом, верным товарищем. Но, увы, Свейн был уже не тот. Поход в Гардарику изменил его. И, по-видимому, навсегда.
- Я не собираюсь плыть с тобой.
- Тогда что делает достославный воин Сигурд на моем жалком корабле? - лицо Свейна, и без того ужасное, исказила кривая ухмылка.
- Я пришел пожелать тебе доброго пути, - отец пытался не обращать внимания на язвительные замечания товарища.
- Дары Ньёрду я уже принес. Нас и так ждет спокойное море и попутный ветер. Ты зря пришел, ярл Сигурд!
Отец заглянул в глаза Свейну. Он не верил, что тот говорил искренне, но взгляд побратима был таким же холодным, как и его слова.
- Мы выходим в море, - повторил Свейн. - Если не хочешь возвращаться на берег вплавь, уходи.
Парус был спущен, Рулевой, ожидая приказа, стоял у кормового весла. Люди Свейна нетерпеливо поглядывали на отца, готовые помочь ему покинуть кнорр. Лучше было сделать это самому, что отец прекрасно понял.
- Увидимся, Свейн, - проговорил он, надеясь об обратном. - Через год, два, но мы увидимся. Возможно, при следующей встрече ты будешь говорить иначе.
- Да, ярл Сигурд, я вернусь, - глухо ответил Свейн, и рука его, будто невзначай, опустилась на рукоять меча. Намек более чем ясный! - Обязательно вернусь! Тогда и посмотрим, как я заговорю.
Что оставалось делать отцу? Призвав в помощь Вали, разрубить обидчика надвое, или стерпеть обиду, как учит Белый Бог? Настоящий воин, он всегда высмеивал жалкие учения христиан, их непрерывные слезы и беспрестанные поклоны, но в тот момент, почему-то, поступил именно так, как требуют того плачущие священники - отступил, сошел на берег, а кнорр, ловко лавируя между многочисленных лодок, направился вниз по течению Рёумы.
Молчание - золото! Старики уверяют, что так и есть. И мудрость эта - единственное, в чем последователи Христа согласны с язычниками. Но кто знает, не промолчи в тот день отец, ответь силой на грубое слово, и как бы повернулась моя жизнь?
Жизнь, зародившаяся сразу после отплытия Свейна. Об этом, как и о разговоре бывших друзей, впоследствии рассказала мне мать. И клянусь, в ее словах я, тогда еще неразумный ребенок, слышал гордость, а в глазах видел любовь. Еще бы! Отец - ярл, воин, - пришел после ссоры с побратимом не к жене, а к ней, к рабыне.
Исрид - супруга отца, смирилась с присутствием в ее доме красивой соперницы. Она подарила ярлу двух замечательных детей. И именно они - сын Аскель и дочь Гудрид, - законные дети ярла, его наследники. А рабыня - не повод для волнения! И даже мое появление на свет не могло поколебать уверенности этой женщины в том, что Млада - лишь забава для ее мужа. И Исрид никогда не отказывала себе в удовольствии напомнить об этом матери, которой только и оставалось, что выслушивать оскорбления да изредка огрызаться.
Отец не обращал внимания на пререкания женщин. Не дело мужчин влезать в бабью ругань. Он не осаживал жену, когда та наиболее рьяно набрасывалась на рабыню. Не делал замечания Младе, если буйная кровь русичей взыгрывала в ее жилах, и она осмеливалась заткнуть рот хозяйке. Он разумно решил, что женщины разберутся сами. А ему предстояло решить другую, более приятную, задачу. И все чаще ложе по ночам славному воину согревала именно моя мать.
Исрид нервничала, вымещала, как могла, злобу на сопернице. А та, обласканная ярлом, перестала слушать гневные речи хозяйки, а по деревне и вовсе ходила с высоко поднятой головой.
Что прощалось женщине всесильного ярла, не спускалось ее чаду. Сколько себя помню, я всегда оказывался предметом насмешек, издевательств и побоев. Дети жестоки по своей сути, и чьи-то недостатки, с легкостью, принимают за свои достоинства. Презрительное "раб" постоянно раздавалось у меня за спиной, вслед нередко летел камень. Особенную радость это доставляло моему брату, Аскелю. Он первым кричал оскорбления, первым - кидал в спину голыш. А когда забавы ради вместе с ним стала бегать многочисленная детвора, осмелился поднять на меня руку. Синяки не сходили с лица долгими днями, боль в боках вошла в привычку. Но я терпел.
Терпел, потому что вечерами мать вытирала слезы на моем лице своей огрубевшей от работы, но такой нежной рукой. Гладила по голове, приговаривала, что все это скоро закончится, и я буду уважаемым человеком и могучим воином. И обязательно перед сном пела песню на родном языке о далекой стране, где она родилась и куда хотела вернуться. А я слушал, запоминал странные, незнакомые слова, пока не засыпал у нее на груди, вдыхая запахи козьего молока и луговых трав, которыми тянуло от одежды матери.
Терпел, потому что отец, едва я появился на свет, вложил в мои неокрепшие ручонки меч. Он рассчитывал, что сын его вырастет свободным человеком, и никогда не будет гнуть спину перед хозяином. Станет воином, а не рабом. И пусть время для этого еще не пришло, воин, по моему стойкому убеждению, не должен проявлять слабость, показывать противнику слез.
Поэтому я терпел, а отец безучастно наблюдал за издевательствами мальчишек, предоставив мне самому разбираться со всеми трудностями. Я долго молчал, стойко переносил побои, но однажды не сдержался.
Это случилось, когда мне не было и десяти лет. Тот день выдался на редкость жарким, и мать освободила меня от дел по дому.
- Налови рыбы, Кеттиль, - предложила она, и дважды просить меня не пришлось. Быстро поймав мух для наживки и взяв удочку, побежал к реке.
На берегу мною давно уже было облюбовано одно место. Узкая полоска земли вдавалась далеко в русло Рёумы, словно надеясь разрезать ее надвое. У самой кромки воды росла одинокая ива. Здесь всегда царила тишина. Лишь ветер осторожно шевелил длинные ветви дерева, да река убаюкивала журчанием.
Так же отсюда хорошо был виден остров, на который мне всегда нравилось смотреть. Он лежал совсем рядом - рукой подать! - но я никогда не отваживался подплыть к нему. Всему виной сказки, которыми пугали детвору по вечерам. Если верить им, турсы - злые великаны, - обитали на куске земли, сиротливо приютившимся среди потока. Несмотря на их присутствие, христиане построили в угрюмых скалах монастырь. Последователи Белого Бога считали это место святым. Ходили слухи, что однажды ягненок какого-то безумного монаха-отшельника запутался в колючих кустах терновника. Первое христиане считали символом прихода Христа в наш мир, второе - его смерти. Этого им хватило, чтобы объявить остров священным и частенько навещать несчастный куст, отбивая ему поклоны. Глупцы, что с них взять?! Я же подолгу мог не спускать глаз с участка суши, в надежде разглядеть страшного турса. Великан не показывался, мелькали лишь бритые головы монахов. Но чуда можно ждать годами, а упорство мать всегда считала моей отличительной чертой.
Столь важным делом я был занят и в тот день - с любопытством взирал на невысокие скалы, покрытые спелой зеленью деревьев. Дюжина рыбешек жадно хватала ртами воздух, молотила хвостами по траве у моих ног. Просьба матери выполнена, и ничто не мешало предаться любимому занятию.
- Кеттиль, скотина! - резкий окрик заставил вздрогнуть. - Опять бездельничаешь?
Я обернулся. От хорошего настроения не осталось и следа - скрестив руки на груди, на меня сверху вниз смотрел Аскель. Длинный, худой, как оглобля, он был значительно выше всех мальчишек его возраста. Из-за узкой спины украдкой выглядывал тучный Торд, лучший друг Аскеля. Как могли поладить эти двое, брат-тростинка и жирный сын воина Кольбенса - ума не приложу! Но они были не разлей вода. Сильный не по годам Торд дополнял хитрого, изворотливого Аскеля, и эта парочка мучила меня с завидным постоянством.
- Тебе нечем больше заняться, как мочить ноги в воде?
- Мать попросила принести рыбы, - не отрывая глаз от острова, ответил я.
- Попросила мать?! - последнее слово он повторил с неприкрытым презрением. - Ты должен был у меня спросить позволения уйти, а не у этой шлюхи, тиборн! - и пнул ногой пойманную рыбу.
Гнев закипел во мне мгновенно. Причиной тому не выброшенный в воду улов, и не грязное "тиборн", означающее "сын рабыни". Аскель оскорбил мою мать, и я не сдержался.
Кулак врезался брату в челюсть, опрокинул его на землю. Я тут же оказался сверху, одной рукой схватил Аскеля за рыжий вихор, второй - продолжал мутузить костлявое тело.
- Я убью тебя, мразь!
- Отпусти, ублюдок! - брат заверещал, как резаная свинья. - Отстань!
Поделать он ничего не мог, хоть и был старше на пару лет. Не настолько силен оказался я, просто Аскель не ожидал нападения и получал удар за ударом, почти не оказывая сопротивления.
Глаз обидчика быстро заплыл, нос хрустнул и заливал кровью лицо. Наконец, брату удалось меня оттолкнуть. Я упал в воду, тут же вскочил, зарычал и приготовился к прыжку.
И в этот момент заметил отца.
Он стоял чуть поодаль, положив руку на плечо Торда. Толстяк сжался в комок, виновато потупил взор. А я-то думал - почему жирдяй не помогал моему худосочному братцу?!
Остыл я так же быстро, как и вскипел. Опустив руки, ждал гневной речи, или того хуже - хорошей порки. Аскель, с трудом сдерживая слезы, утер рукавом разбитые губы. Надеясь на поддержку, он посмотрел на отца, который, в свою очередь, довольно улыбался.
- Ты готов, Кеттиль, - обратился он ко мне, словно не замечая старшего сына.
- К чему?
- К эттлейдингу.
Развернулся и ушел.
Аскель разинул рот от удивления, а я стоял, как вкопанный, боясь любым неловким движением развеять сказочное наваждение, охватившее меня после слов отца.
Улов мой, махнув на прощание хвостом, скрылся в водах Рёумы. Брат хныкал, трогая сломанный нос. А ярл Сигурд собрался признать ребенка рабыни законным сыном.
vlad-nikolaev
 
Сообщения: 386
Зарегистрирован: Январь 31st, 2013, 5:42 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Варяг (историко-приключенческий роман)

Сообщение просто мария Декабрь 17th, 2013, 7:01 pm

Читать интересно.
Единственное - мелочь, конечно - но, насколько я знаю, людей с темными волосами у норвежцев в те времена было принято считать некрасивыми (вне зависимости от других характеристик).

А "Крестоносец" все еще не дописан? Много осталось?
Аватара пользователя
просто мария
Автор Экслибриса - 10 книг/Почетный гражданин форума / Модератор
 
Сообщения: 6324
Зарегистрирован: Апрель 12th, 2005, 5:56 pm

Re: Варяг (историко-приключенческий роман)

Сообщение Oleg Декабрь 17th, 2013, 7:15 pm

vlad-nikolaev писал(а):взметнув сноп искр и облако дыма.


"Облако" вряд ли. Чересчур сильно сказано. Возможно - обачко.
vlad-nikolaev писал(а):Телега прочно засела в снегу,


Странно. Телега - это обычно с колёсами. Использовать зимой телегу не реально. Для этого есть сани, розвальни и прочие. Сани тоже могут завязнуть в глубоком снегу. Подумай.
vlad-nikolaev писал(а):впопыхах перекрестился,


Думаю, "впопыхах" - лишнее. Если бы он торопился куда-то, тогда другое дело. Или выбрось, или замени на "быстро".
vlad-nikolaev писал(а):таковой, какой


Я бы здесь первое тоже убрал. Язык в этом месте заплетается, когда читаешь.
Странно, ведь мы уже разбирали с тобой этот текст. Неужели я мог пропустить телегу и прочее?
Ладно, почин я сделал. Читатели подтянутся и поправят, если что.
"Всё,что было, то и будет" - царь Давид
Oleg
 
Сообщения: 1479
Зарегистрирован: Январь 29th, 2013, 7:09 pm
Откуда: Из-за бугра.
Число изданных книг/Жанр/Издательство: 2
Проза. Реал.
"Букмастер".
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Варяг (историко-приключенческий роман)

Сообщение Татьяна Ка. Декабрь 17th, 2013, 7:17 pm

Мне очень понравилось! Даже больше крестоносца! Вы уж что-нибудь до конца допишите, хочу прочесть!
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9339
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Варяг (историко-приключенческий роман)

Сообщение Oleg Декабрь 17th, 2013, 8:10 pm

Татьяна Ка. писал(а):Вы уж что-нибудь до конца допишите, хочу прочесть!


Чуешь?
Я тебе только намякивал, что пора бы уже созреть, но ты видно дожидался, чтобы тебя хором попросили. Изводишь публику - изверг!
"Всё,что было, то и будет" - царь Давид
Oleg
 
Сообщения: 1479
Зарегистрирован: Январь 29th, 2013, 7:09 pm
Откуда: Из-за бугра.
Число изданных книг/Жанр/Издательство: 2
Проза. Реал.
"Букмастер".
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Варяг (историко-приключенческий роман)

Сообщение vlad-nikolaev Декабрь 17th, 2013, 8:29 pm

просто мария писал(а):А "Крестоносец" все еще не дописан? Много осталось?

Татьяна Ка. писал(а):Мне очень понравилось! Даже больше крестоносца! Вы уж что-нибудь до конца допишите, хочу прочесть!

Oleg писал(а):Чуешь?
Я тебе только намякивал, что пора бы уже созреть, но ты видно дожидался, чтобы тебя хором попросили. Изводишь публику - изверг!

:D :D :D Да есть у меня законченная большая вещь, есть. Олегу я ее давал читать. Как всегда, исторический роман, о России. Но здесь выкладываю незаконченные)))
Спасибо всем большое!
vlad-nikolaev
 
Сообщения: 386
Зарегистрирован: Январь 31st, 2013, 5:42 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Варяг (историко-приключенческий роман)

Сообщение Татьяна Ка. Декабрь 17th, 2013, 9:59 pm

Oleg писал(а):Изводишь публику - изверг


точно, изводит... :cry: :mrgreen:
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9339
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Варяг (историко-приключенческий роман)

Сообщение Upolex Декабрь 18th, 2013, 4:50 pm

vlad-nikolaev, приветствую.
Что-то меня большие сомнения по началу текста берут. :?
Пара вопросов, если можно:
Какое время, век вы описываете?
Действия в прологе в какой стране происходят?
Подскажите.
Глаза скользят, картинки двигаются(С)
Вас не понял, или мы друг друга поняли, но сделали вид,что не поняли(С)
Upolex
 
Сообщения: 1551
Зарегистрирован: Июль 9th, 2011, 4:03 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Варяг (историко-приключенческий роман)

Сообщение vlad-nikolaev Декабрь 18th, 2013, 10:42 pm

Татьяна Ка. писал(а):точно, изводит...

я исправлюсь :oops: :oops:
Upolex
и я вас приветствую!
Upolex писал(а):Что-то меня большие сомнения по началу текста берут.

Да куда ж без них-то, без сомнений))
Upolex писал(а):Какое время, век вы описываете?

Это не секрет, XI век.
Upolex писал(а):Действия в прологе в какой стране происходят?

Польша. Но здесь она присутствует по сути только в прологе, как и Скандинавия фигурирует только в первых главах. Пишу-то о России))
Олег, да, с телегой и снегом как-то и я пропустил. Спасибо, очень точно подмечено))
vlad-nikolaev
 
Сообщения: 386
Зарегистрирован: Январь 31st, 2013, 5:42 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Варяг (историко-приключенческий роман)

Сообщение vlad-nikolaev Декабрь 18th, 2013, 10:55 pm

Ну и разрешите, пока у меня есть такая возможность, выложу первую главу до конца. Здесь очень важно описание самого обряда, над которым я сидел довольно долго, буду рад услышать замечания (не нудно, не затянуто, правдоподобно ли?).
______________________________

* * *

Эттлейдинг.
Введение в род.
Сколько себя помню, я всегда мечтал об этом, ждал, надеялся. И, все равно, слова отца стали полной неожиданностью. По обрывкам фраз, невзначай оброненных матерью, можно было догадаться, что рано или поздно этот день настанет, но чем дольше приходилось терпеть, тем больше мне казалось, что норнам-волшебницам нет никакого дела до судьбы сына рабыни, и нить моей жизни заброшена.
Но Боги не забыли обо мне, а я, в кои-то веки, ошибался!
После драки у реки Аскель еще больше озлобился. Бросал косые взгляды, грубо разговаривал. Но поднять на меня руку уже не решался. Вслед за предводителем оставила попытки помучить тиборна и свора ребятни. Я просто стал изгоем, что, надо сказать, мало меня беспокоило.
Приготовления к обряду заняли не один день. Отец велел сварить как можно больше пива, и несколько бочек с солодовым зерном - не менее трех мер, - прикатили на задний двор. Десяток женщин активно размалывал зерна деревянными скалками, мужчины возились у огромных чанов с горячей водой, куда опускали мешочки с полученной крошевом. Старый Торир, дальний родственник отца, окунал сморщенный палец в варево.
- Огню добавь, - командовал он у одних емкостей, у других, наоборот, - советовал ослабить жар, после чего садился в тени у забитой мхом стены дома и застывал, как каменное изваяние.
Торир любил варить пиво и, без сомнения, делал это отлично. Но на то, чтобы приготовить напиток из стольких бочек с зерном, ушло четыре недели, и такие сроки не могли не огорчать. Однако я терпел, тем более что старик как-то открыл мне глаза на сам обряд и мое место в нем.
- Думаешь, Сигурд решил признать тебя законным сыном, потому что ты разбил нос Аскелю?
Мы обходили бочки с бродившим пивом, которые стояли в темном прохладном погребе, и Торир, ухмыльнувшись, прижался ухом к одной из них.
- Разве не так? - спросил я.
Старик закрыл глаза и странно захрипел, дергая худыми плечами.
- Отлично, отлично, - проговорил он, наконец, и я догадался, что Торир смеялся. - Оно дышит. Дышит, как баба при соитии, - его смешок заставил меня густо покраснеть. К счастью, темные своды погреба скрыли стыдливый румянец. - Замечательное получится пиво!.. Нет, сломанный нос плаксы Аскеля не причем.
- Тогда, почему?
- Бычок, - бросил старик и приник ухом к очередной бочке, а я с любопытством наблюдал, как луч света, проникавший внутрь сквозь дверную щель, застрял в торчащей во все стороны седой бороде Торира.
- Бычок?
- Да, - кивнул он косматой гривой, которой позавидовали бы и молодые люди. - Для эттлейдинга нужен трехгодовалый бычок. Так что к обряду готов он, а не ты, - Торир вновь засмеялся. - А свернул нос брату тиборн, или тот выбил ему глаз - не так уж это и важно!
Осознание того, что не удаль и кулаки стали причиной решения отца, а возраст животного, несколько умерило возникшую гордыню. Все было решено задолго до драки, и мне оставалось только ждать.
Ждать, когда придет черед и бычка. Наконец, норны-волшебницы прикоснулись к моей нити судьбы, и отец взял в руки огромный молот. Кольбенс, отец Торда, и Рюкиль, по кличке Кривой, крепко держали животину.
- Не промахнись, ярл Сигурд, - наваливаясь всем телом на бычка, хохотнул Рюкиль, и его лицо повело, то ли от приложенного усилия, то ли от улыбки, благодаря которой он и получил свою кличку.
- Мне без разницы, с кого шкуру сдирать, - отец поднял молот над головой. - Если не хочешь быть на месте скотины, уворачивайся.
- С моей ляжки худой башмак получится, - не унимался Кривой. - В кого и попадать, так в Кольбенса. С него с десяток пар обуви можно наделать, еще и останется.
- Заткнись, и держи! - прорычал отец Торда.
Рюкиль не успел ответить, как молот резко опустился. Ноги бычка подкосились, рев прервался, и мужчины выпрямились, довольные проделанной работой.
Отец лично содрал шкуру с правой ляжки скотины, и к следующему дню башмак для обряда эттлейдинга был готов.
С самого утра дом отца походил на пчелиный улей. Люди сновали во все стороны, словно готовились к празднику Йоля. Разговоры, смех, окрики сливались в одно целое. Вареную и жареную говядину укладывали на огромные блюда, пиво разливали по кувшинам, после чего яства относили на двор, где ставили на длинные столы. Запахи блюд с легкостью перекрывали вонь слежалой соломы, которая устилала землю, и многочисленные гости, заполнившие дом отца едва встало солнце, потирали руки в ожидании трапезы.
Торир не отпускал меня от себя, постоянно напоминая, что и как нужно делать во время обряда. Я кивал, соглашался, твердил, что все помню, но от назойливого старика не так просто было отделаться.
- Сопротивляться, - в который раз шипел он мне в ухо. - Ты должен сопротивляться.
- Помню...
- Отец обязан вести тебя силой, заруби на носу, сопляк!
- Знаю, - отмахивался я, но вновь и вновь выслушивал одни и те же наставления.
И когда, наконец, в центр круга, образованного столами, женщины вынесли сшитый из кожи башмак, вздохнул с облегчением. Во дворе повисла тягучая, как смола, тишина. Несколько десятков пар глаз уставились на меня, вызвав жгучее желание сбежать в тихое местечко у Рёумы, так мной облюбованное.
- Ты готов? - раздалось за спиной, и я вздрогнул от неожиданности.
Отец - это был он, - положил ладонь мне на плечо. Какой же тяжелой она показалась в тот момент! Может, от множества добытых в боях серебряных браслетов, украшавших кисти его рук? О таких трофеях я мечтал долгими ночами, когда сон, бывало, обходил меня стороной. Грезил походами, жаркими схватками, богатой добычей. Тогда же я решил, что первый браслет отдам в дар Одину, принесу ему жертву. Обязательно это сделаю, стану лишь свободным человеком, воином.
- Да, - торопливо ответил я.
Торир тут же наградил меня оплеухой, заставив поправиться.
- Нет, не готов.
Отец улыбнулся, пригладил длинные усы.
- Пошли.
- Нет, не хочу, - уперся я и охнул, когда его рука больно, как тиски, сдавила плечо.
- Ты должен, - произнес отец и поволок меня, словно нашкодившего кутенка, к скамье, у которой лежал башмак.
Я беспомощно оглянулся. Среди толпы разглядел Исрид, стоявшую с каменным лицом, и Аскеля, еле сдерживавшего слезы. За спинами воинов легким дыханием ветра промелькнула мать. В ее длинных черных волосах солнечным лучом блестел золотой ободок, подаренный отцом.
- Мама! - крикнул я.
В Гардарике давно поклонялись Белому Богу, и мать, пусть и прожила много лет в Хрингарики, не была исключением, и посему эттлейдинг считала варварским, диким обычаем. Но звал я ее не потому, что нуждался в материнской защите или покровительстве Христа. Сопротивление отцу и явно проявляемое недовольство - часть обряда. Ярл Сигурд принимал сына в свой род, и мне всем видом надо было показать духам рода матери, от которых меня забирали, что не предавал я их, не оскорблял, не забыл. Лишь подчинился грубой силе, противостоять которой невозможно.
Отец, не замечая моих жалких попыток упираться, под ободряющие возгласы воинов подошел к длинному, словно растоптанному троллем, башмаку, и подтолкнул меня вперед.
- Ступай, - произнес он.
Я вздохнул, пытаясь удержать бешено рвущееся из груди сердце, потер вспотевшие ладони о рубаху, бросил робкий взгляд на отца. Тот еле заметно кивнул, подбадривая:
- Ну же, смелее.
Торир нервно закашлял в стороне, и я вступил правой ногой в башмак, постоял так мгновение, вдыхая резкий запах бычьей кожи.
- Моя очередь, - улыбнулся в усы отец.
Я посторонился, и он накрыл мой след в башмаке своей ступней.
Гомон прекратился. Кто-то икнул от голода - никак, неделю крошки во рту не было в предвкушении пира. Все ждали слов ярла, и тот их, наконец, произнес:
- Я ввожу этого человека в права на имущество, которое ему даю, на деньги и подарки, на сидение и поселение, на возмещение и выкуп, и во все личные права, как если бы за его мать был уплачен свадебный выкуп.
Совсем скоро мне минет шестой десяток лет, и за столь долгую жизнь я повидал много чего, как хорошего, так и плохого. Но сказанные тогда отцом слова до сих пор заставляют мороз пробегать по коже и учащенно биться сердце. Даже сейчас при воспоминании об эттлейдинге слезы радости набегают на глаза, ком становится в горле. Определенно, в тот день Боги улыбнулись тиборну!
Вслед за отцом к башмаку подошел Аскель. Он так же вступил в него и, едва сдерживая слезы, поприветствовал меня. Даже не пытаясь сдержать улыбку, я кивнул в ответ. Ребенку рабыни, ставшему свободным человеком, незачем скрывать счастье!
- Рад видеть тебя, Кеттиль, сын Сигурда! - Торир показал беззубый рот и в свою очередь накрыл мой след в башмаке.
И вновь благодарный кивок.
- Рад видеть тебя, Кеттиль, сын Сигурда!
Фраза звучала снова и снова, каждый раз, как кто-то из семьи ярла вступал в священный предмет, опьяняя меня лучше всякой браги. Когда же она была произнесена последним родичем отца, настал долгожданный пир.
Аппетита от волнения не было и в помине, но я заставил себя проглотить несколько кусков остывшей телятины. Торир показывал пример, перемалывая мясо деснами и заливая все изрядными дозами пива.
За одним из столов затянул песню Снорри - скальд отца. Он пел о давнем походе на остров Эйсюсле, вспоминая, как только решительные, смелые шаги ярла Сигурда спасли отряд викингов от орды дикарей. Отец, напоив землю эстов кровью, сумел вывести людей из окружения. И когда, наконец, битва была окончена, а драккар покинул мрачные берега, викинги от усталости не могли поднять весла, но были счастливы. Еще бы! Корабль нагрузили золотом и серебром так, что вода едва не перехлестывала через борта. И все же ярл довел отряд домой и покрыл свое имя славой.
Снорри пел негромко, но каждое его слово жадно ловилось гостями, позабывшими в этот миг о еде.
Песнь была хороша. Почти так же, как и плата за нее.
Снорри - тощий, как угорь, и бледный, как смерть, - давно жил в доме отца. Ел его пищу, пил брагу. И сочинял песни - надо сказать, удачные. Настолько, что отец, не задумываясь, щедро платил за них.
Воины помнили набег на Эйсюсле. На поверку он вышел не таким удачным, как об этом пелось. Добыча оказалась не настолько большой, да и орда эстов представляла собой лишь отчаянную толпу крестьян, единственной целью которых было - защитить дома и семьи. Викинги просто разорили деревню, потеряв при этом пару человек.
Но скальд хорошо знал свое дело. Слова легко и складно слетали с языка. А все слушали, разинув рты.
- Кеттиль, пошли, - голос отца вернул меня к действительности.
Торир многозначительно подмигнул.
- Удачи! - он сопроводил пожелание громкой отрыжкой, и я последовал за родителем.
Едва мы вышли за двор, как позади раздались крики, славящие ярла, и просьбы к Снорри спеть еще песню. Отец довольно улыбнулся - праздник удался. Пиво лилось рекой, и к вечеру вряд ли кто из гостей сможет твердо стоять на ногах.
- Куда мы идем? - осмелился спросить я.
- К богам, - просто сказал отец.
Я замер на месте, как затертый льдами корабль.
- К богам?
- Да, ты должен выслушать Кнута Безногого.
День не переставал волновать.
Кнут Безногий был ведуном. Давным-давно он, пытаясь постичь великую мудрость, по примеру самого Одина заставил приковать себя к ясеню, где провисел девять дней. Не знаю, оказалась ли цель достигнута, но отмороженные ноги ему пришлось отрезать. С тех пор люди потянулись к Кнуту, как к помеченному высшими силами, в надежде получить совет. Ведун никому не отказывал, к его словам прислушивались все, от крестьянина до ярла, передавали для богов еду, меха, золото.
И к этому человеку повел меня отец. Ноги подкашивались, как у новорожденного ягненка, в горле пересохло, но я послушно шел, чтобы узнать волю богов.
Маленькая хижина Кнута Безногого ютилась на отшибе деревни, недалеко от кромки воды. Мне никогда раньше не приходилось здесь бывать. Желания не возникало, даже когда мальчишки шепотом передавали друг другу, что видели ковыляющего к ручью ведуна с ковшом в зубах. Они смешно показывали, как тот двигался, неуклюже переступая культями, а я каждый миг ждал, что их поразит молния.
Отец приподнял тряпье, прикрывающее вход в хижину.
- Иди, - кивнул он, - я буду здесь.
Что мне оставалось делать? Судорожно сглотнув, шагнул в темноту. Полог опустился, тишина до боли резала слух, и только тонкий луч света с роем пыли напоминал, что по ту сторону продолжалась жизнь.
- Проходи, парень, - донеслось из угла, где я заметил движение.
Сделал пару шагов, убирая рукой затянутую паутиной рыболовную сеть. Глаза постепенно привыкли к тьме, и я разглядел говорившего. Им оказался сутулый старик с длинными седыми космами, ниспадавшими на изъеденный крысами меховой воротник. Он разламывал скрюченными пальцами краюху хлеба и кидал двум воронам. Те, как Хугин и Мунин - вечные спутники Одина, - крутились возле хозяина, ничуть не боясь человеческих рук. Две культи - все, что осталось от ног, - торчали из-под грязного, накинутого на худые плечи, балахона, от которого несло, как из помойной ямы.
- Меня зовут Кеттиль, - я присел на корточки напротив Кнута.
- Кеттиль. Сын Сигурда, - проговорил он хриплым голосом, и его водянистые, почти прозрачные, глаза уставились на меня. - Я знаю, кто ты.
Один из воронов нагло протянул клюв к хлебу, урвал кусок и, довольный, взмахнул крыльями. Ведун, взглянув на птицу, кинул остатки себе в рот.
- Чего ты хочешь, Кеттиль, сын Сигурда? - спросил он, прожевав.
Вопрос поставил меня в тупик. Говорить должен сам старик, по крайней мере, именно так мне казалось.
- Я?
- Да, ты, - Кнут сделал упор на слове "ты".
В замешательстве я пожал плечами:
- Стать воином, таким, как отец.
- А что для тебя быть воином?
Мне показалось, что по лицу старика пробежала ухмылка.
- Сражаться с мечом в руке, - начал перечислять я, - стоять в стене щитов, плыть на драккаре, покрыть свое имя...
- ...славой, - перебил меня Кнут и тихо засмеялся. - Все мальчишки мечтают об этом, но не каждому суждено добиться.
Подле ведуна прошмыгнула крыса. Полено, пущенное меткой рукой старика, ударилось о стену, и грызун юркнул между бревен.
- В твоих жилах течет необычная кровь, Кеттиль, сын Сигурда, - вновь обратился ко мне Безногий. - Отец, ярл, наградил тебя северным духом, силой, храбростью. Но мать разбавила суровую кровь своей, русской. Из Гардарики ты получил хитрый, изворотливый ум, непомерную гордость и мягкое сердце. С возрастом эта смесь начнет бродить в твоем теле, и что получится - ведомо только тебе, - его кривой палец с обкусанным ногтем ткнул мне в грудь. - Ты сам творец своей судьбы. Боги молчат, они скупы на слова, так как видят возле тебя распятого Христа. Думай, Кеттиль, сын Сигурда, думай.
Мороз пробежал по коже, и я захотел превратиться в того грызуна, что так лихо убежал от полена. Вот кому нет дела до людской суеты и воли богов! Кнут между тем отвернулся к воронам, словно забыв о моем присутствии.
Несколько биений сердца я ждал продолжения разговора, и, видя полнейшее безразличие ведуна, попятился к выходу. Но не успел покинуть хижину, как за спиной раздался его хриплый голос:
- Остерегайся хромоты, Кеттиль, сын Сигурда.
Я обернулся, однако Кнут по-прежнему смотрел на воронов, не обращая на меня внимания.
Отец не стал задавать вопросов. Всю дорогу к дому мы молчали. Я переваривал услышанное, и отец, отлично это понимая, не мешал мне.
- Кнут посоветовал остерегаться хромоты, - сказал, наконец, я.
Ответ был прост и до смешного очевиден:
- Значит, будешь держать щит ниже.
Безногий врать не будет, поделился потом мыслями старый Торир и взялся обучить меня владению мечом и щитом. Подрезать жилы могут и через много-много лет, говорил он, а до старости еще дожить надо, потому умение убивать и не дать убить себя в любом случае пригодится.
Я старался, схватывал новую науку на лету и готовился к тому, что моя судьба, если верить ведуну, зависит только от меня.
Как оказалось, боги молчали лишь в день встречи с Кнутом, но вовсе не забыли о маленьком сыне ярла. Потому что пророчество сбылось намного раньше, чем поседели мои иссиня-черные волосы.
vlad-nikolaev
 
Сообщения: 386
Зарегистрирован: Январь 31st, 2013, 5:42 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Варяг (историко-приключенческий роман)

Сообщение Upolex Декабрь 18th, 2013, 11:14 pm

vlad-nikolaev писал(а):
Upolex писал(а):Какое время, век вы описываете?

Это не секрет, XI век.
Upolex писал(а):Действия в прологе в какой стране происходят?

Польша.

Не уверен, что в Польше, да и на Руси тоже, земледельцев в те времена называли "крестьянами". Они от "христиане", если не ошибаюсь. В Польше - католики, в России - двоеверие.
Еще, вы уверены, что конунг Даг жил в ХI веке? Это придирка - возможно, мало кто Дага знает, но, пока ждал ответа, решил найти век по этому самому Дагу. Получился III.
Еще: Русичи - очень спорное слово. ;) Были русы или росы. Слово "русичи", насколько помню, имеет не историческую, а художественную окраску. По аналогии то же, если через тысячу лет историки всю нашу нацию обзовут единоросами. :)
Русы, или им подобное, к тому же более мужественно звучит. Русичи затаскано и отдает какой-то певучестью, несерьезным славянским фентези отдает. У-у :evil:
Глаза скользят, картинки двигаются(С)
Вас не понял, или мы друг друга поняли, но сделали вид,что не поняли(С)
Upolex
 
Сообщения: 1551
Зарегистрирован: Июль 9th, 2011, 4:03 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Варяг (историко-приключенческий роман)

Сообщение Татьяна Ка. Декабрь 18th, 2013, 11:17 pm

Про скандинавов мало что знаю, поэтому все интересно. Обряды - исторические или придуманные? Искала слово "тиборн", но застряла между тибором и тибуроном.
Читается очень интересно!
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9339
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Варяг (историко-приключенческий роман)

Сообщение vlad-nikolaev Декабрь 18th, 2013, 11:25 pm

Upolex писал(а):Не уверен, что в Польше, да и на Руси тоже, земледельцев в те времена называли "крестьянами"

Я тоже не уверен, но и сказать просто "бедняк" как-то не очень удобно.
Upolex писал(а):Еще, вы уверены, что конунг Даг жил в ХI веке? Это придирка - возможно, мало кто Дага знает, но, пока ждал ответа, решил найти век по этому самому Дагу. Получился III.

:D :D Не того Дага вы нашли.
"Хринг звался конунг, который правил в Упланде в Нореге. Хрингарики называлась та область, над которой он был конунгом. Был он мудр и любим, добр и богат. Он был сыном Дага, сына Хринга, сына Харальда Прекрасноволосого; вести свой род от него считалось в Нореге самым лучшим и почетным. У Хринга было три сына..."
Собственно, один из этих сыновей - один из моих героев. А цитату я привел из одной саги, названия говорить не буду, чтобы не раскрылось заранее, о чем сам текст. Вы без труда это и так узнаете))
Upolex писал(а):Русичи - очень спорное слово

Кстати, вы правы. Возможно, русы будет звучать даже получше. Но я подумаю.
vlad-nikolaev
 
Сообщения: 386
Зарегистрирован: Январь 31st, 2013, 5:42 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Варяг (историко-приключенческий роман)

Сообщение vlad-nikolaev Декабрь 18th, 2013, 11:30 pm

Татьяна Ка. писал(а):Про скандинавов мало что знаю, поэтому все интересно. Обряды - исторические или придуманные? Искала слово "тиборн", но застряла между тибором и тибуроном.
Читается очень интересно!

Обряды самые что ни на есть исторические, от годков бычка, сваренного пива и до речи отца. По поводу этого обряда я даже как-то немного поспорил. Меня убеждали, что принимать в свой род могли только новорожденных детей. Дошло до того, что я приостановил работу, пока не нашел статью, описывающую поведение ребенка, а именно сопротивление отцу, что, согласитесь, трудно сделать грудному младенцу.
Слово "тиборн" взято из тех же описаний обрядов, так что оно тоже достоверное.
Татьяна, огромное спасибо за интерес!
vlad-nikolaev
 
Сообщения: 386
Зарегистрирован: Январь 31st, 2013, 5:42 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Варяг (историко-приключенческий роман)

Сообщение Oleg Декабрь 19th, 2013, 2:50 am

vlad-nikolaev писал(а):а я, в кои-то веки, ошибался!


Здесь идёт рассказ о ребёнке, как я понимаю? И "в кои-то веки" явно не вяжутся к данному возрасту. Какие его веки? Подумай.
vlad-nikolaev писал(а):такие сроки не могли не огорчать


Да, сейчас он стар и мудр рассказывая это, но думаю, лучше было бы если он высказал всё словами ребёнка(от себя того - мальчишки). А так - уж больно протокольно звучит.
Я эту главу помню. В сам обряд не влезаю(уверен, что ты его изучил). Бросились в глаза только эти места.
"Всё,что было, то и будет" - царь Давид
Oleg
 
Сообщения: 1479
Зарегистрирован: Январь 29th, 2013, 7:09 pm
Откуда: Из-за бугра.
Число изданных книг/Жанр/Издательство: 2
Проза. Реал.
"Букмастер".
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Варяг (историко-приключенческий роман)

Сообщение просто мария Декабрь 19th, 2013, 3:09 am

vlad-nikolaev писал(а):отец, едва я появился на свет, вложил в мои неокрепшие ручонки меч.

vlad-nikolaev писал(а):Меня убеждали, что принимать в свой род могли только новорожденных детей.


А разве не это равносильно признанию отцом ребенка, принятию его в род еще новорожденным?
Нужен ли в таком случае еще и эттлейдинг?

(я к тому, что, может, эту фразу стоит убрать?)
Аватара пользователя
просто мария
Автор Экслибриса - 10 книг/Почетный гражданин форума / Модератор
 
Сообщения: 6324
Зарегистрирован: Апрель 12th, 2005, 5:56 pm

Re: Варяг (историко-приключенческий роман)

Сообщение Kalt Декабрь 19th, 2013, 11:55 am

Влад, читал с удовольствием. Относительно правдоподобности, глаз ничто не зацепило. Сюжет интересен. радует, что нет акцента на тупом мочилове.
Но сразу встает вопрос - все произведение будет выдержано в тоне "повествования о себе"? Подобные вещи куда интереснее читаются от 3го лица, на мой взгляд, в "только что прошедшем" времени. Пока идет рассказ о детских годах - все нормально, понятно, человек вспоминает. Но если так будет продолжаться долго, боюсь, градус интереса упадет.
Хотя,это только мое мнение.
РS Не пропадай, здесь куда лучше, чем на ФБ. Полезнее.
Kalt
 
Сообщения: 143
Зарегистрирован: Октябрь 27th, 2013, 11:02 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Варяг (историко-приключенческий роман)

Сообщение просто мария Декабрь 19th, 2013, 3:30 pm

Kalt писал(а):Подобные вещи куда интереснее читаются от 3го лица, на мой взгляд, в "только что прошедшем" времени.


"Валькирия" Марии Семеновой (специально беру "близкий по времени" роман) написана от первого лица - и читается очень даже неплохо. ;)

Другое дело - что если напишешь произведение целиком "от первого лица", то потом очень трудно бывает вернуться к какому-то другому фокалу.
Аватара пользователя
просто мария
Автор Экслибриса - 10 книг/Почетный гражданин форума / Модератор
 
Сообщения: 6324
Зарегистрирован: Апрель 12th, 2005, 5:56 pm

Re: Варяг (историко-приключенческий роман)

Сообщение vlad-nikolaev Декабрь 19th, 2013, 10:27 pm

Kalt писал(а):Пока идет рассказ о детских годах - все нормально, понятно, человек вспоминает. Но если так будет продолжаться долго, боюсь, градус интереса упадет.

Kalt, приветствую! детских лет тут будет немного - пара глав, так что устать не успеете))
Kalt писал(а):Подобные вещи куда интереснее читаются от 3го лица

Возможно, но соглашусь с просто марией:
просто мария писал(а):Другое дело - что если напишешь произведение целиком "от первого лица", то потом очень трудно бывает вернуться к какому-то другому фокалу.

Это как раз про меня. Рассказы пишу от 3-го лица, а вот в большой форме, почему-то, удобней от 1-го.
Kalt писал(а):Влад, читал с удовольствием. Относительно правдоподобности, глаз ничто не зацепило.

Это радует)))
просто мария писал(а):А разве не это равносильно признанию отцом ребенка, принятию его в род еще новорожденным?

Признать ребенка своим и ввести в род, дать наследство и т.д. и .тп., мне кажется, немного разные вещи. Хотя отчасти соглашусь, возможно, это предложение и лишнее.
vlad-nikolaev
 
Сообщения: 386
Зарегистрирован: Январь 31st, 2013, 5:42 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Варяг (историко-приключенческий роман)

Сообщение Upolex Декабрь 19th, 2013, 11:26 pm

А мне вот совсем не нравится. :? Даже более того. Но уточнять не буду, так как всем нравится - значит чего-то не понимаю. :roll:
Влад, но вы имейте в виду, что нравится не всем. ;)
Глаза скользят, картинки двигаются(С)
Вас не понял, или мы друг друга поняли, но сделали вид,что не поняли(С)
Upolex
 
Сообщения: 1551
Зарегистрирован: Июль 9th, 2011, 4:03 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Варяг (историко-приключенческий роман)

Сообщение vlad-nikolaev Декабрь 19th, 2013, 11:30 pm

Upolex писал(а):Влад, но вы имейте в виду, что нравится не всем.

:D :D :D Мне нравится, что вам не нравится и что всем нравится!
Upolex, а вы напишите мне в ЛС суть ваших претензий. Знать-то надо, от чего может коробить. ;)
vlad-nikolaev
 
Сообщения: 386
Зарегистрирован: Январь 31st, 2013, 5:42 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Варяг (историко-приключенческий роман)

Сообщение Upolex Декабрь 19th, 2013, 11:38 pm

vlad-nikolaev писал(а):Upolex, а вы напишите мне в ЛС суть ваших претензий. Знать-то надо, от чего может коробить. ;)

О, правильное предложение. В выходные время будет - скину. ;)
Глаза скользят, картинки двигаются(С)
Вас не понял, или мы друг друга поняли, но сделали вид,что не поняли(С)
Upolex
 
Сообщения: 1551
Зарегистрирован: Июль 9th, 2011, 4:03 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Варяг (историко-приключенческий роман)

Сообщение vlad-nikolaev Декабрь 19th, 2013, 11:46 pm

Upolex, буду ждать))
vlad-nikolaev
 
Сообщения: 386
Зарегистрирован: Январь 31st, 2013, 5:42 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Варяг (историко-приключенческий роман)

Сообщение vlad-nikolaev Декабрь 24th, 2013, 11:53 pm

Никто не будет против, если я выложу начало 2-ой главы?))
______________


ГЛАВА 2

Все началось с появления в Хрингарики Зигфрида. Священника. В свое время он, как пиявка, присосался к королю Олаву Воронье Крыло. Благо, тот был ярым христианином и с усердием насаждал новую веру в Нореге, в чем ему помогала армия епископов, священников и монахов. Зигфрид - один из крестителей, - лил святую воду направо и налево, пел псалмы и размахивал распятием, как кузнец молотом. Сеял зерна истины на благодатную почву невежества, окропляя ее кровью непокорных. Таких слуг Господа было великое множество, и они с радостью исполняли волю короля, не считаясь с жертвами. И если раньше христиане молились Иисусу, озираясь по сторонам и не поднимая головы, то после поддержки Олава уже к старым богам приходилось обращаться с осторожностью.
Такое отношение к вере предков не могло остаться безнаказанным. Рукой датского воина, отправившего в битве у Свольде короля Воронье Крыло на тот свет, не иначе управлял сам Один. Так думали многие, и отец в том числе.
- Туда ему и дорога, - говаривал он и неизменно дотрагивался до оберега в виде молота Тора.
Из двух зол - датчан и христиан, - отец выбрал то, с которым можно бороться. А скрестить меч получится только с захватчиками. Скользкие, как угри, святоши выкарабкаются из любой передряги. И восшествие на престол новых правителей лишь подтвердило это.
Смерть Олава не стала глотком свежего воздуха. Датчане не сдерживали священников, и святая вода продолжала литься по норвежской земле вперемешку с кровью.
Мать-христианка, не в пример настырным церковникам, никогда не пыталась склонить меня к своей вере, справедливо полагая, что взрослый человек, коим я, несомненно, являлся в пятнадцать лет, сам разберется, какому богу молиться. И конечно же, мне больше по душе были воинственные Один и Тор, но никак не позволивший мучить и убить себя Христос. Я был тверд в своих убеждениях, всем сердцем ненавидел священников и представить не мог, что спустя годы стану одним из них.
Тогда-то - в пятнадцать лет, - впервые я и увидел Зигфрида. Человек, сыгравший важную роль в моей жизни, в тот момент был всего лишь странствующим монахом и с проповедями следовал по Хрингарики в сопровождении десятка таких же святош. Среди них он выделялся только тем, что, высоко задрав длинный нос, восседал на худой лошади, в то время как его спутники шли пешком.
Внушительный отряд датчан охранял христиан. Щиты на спинах, копья в руках. При желании эта дюжина воинов могла бы с легкостью ограбить нашу деревню, разбив в пух и прах любое сопротивление. И оставалось только гадать, для чего проповедникам понадобилась такая защита.
Я, как и многие другие, вышел на улицу, чтобы хмурым взглядом окинуть непрошеных гостей. Недовольный шепот слышался повсеместно, и, если бы слова могли убивать, отряд, ступивший в деревню, лежал бы уже мертвым. Но подобный прием мало смущал монахов. Еще меньше это волновало датчан.
Они двигались, молча, презрительно оглядывая низкие дома, пока носатый священник не натянул поводья. Худая лошадь возблагодарила Господа, тихо заржав, остановилась подле меня и устало опустила голову.
- Чье это жилище, юноша? - всадник прижал к груди толстую книгу и кивнул в сторону длинного дома, принадлежащего моему отцу.
Я не сразу сообразил, что вопрос относился ко мне, так как был очень занят тем, что, скрестив на груди руки, как можно более вызывающе смотрел на святошу. Он не понравился мне сразу. Колючий взгляд, тонкие, сжатые губы, узкое лицо, на котором утесом торчал гигантский нос. Монаху было лет тридцать, но, судя по толстой серебряной цепи с крестом, золотому перстню на пальце и тому подобострастию, с которым глазели на него спутники, он обладал большой властью.
Толчок в спину заставил меня опомниться, и я ответил:
- Ярла Сигурда, господин.
- Ярла Сигурда, - повторил святоша, кривя рот в улыбке. - Очень хорошо! Здесь мы и остановимся!
Худое создание, на котором он сидел, перестало щипать скудную траву на пыльной дороге и, словно вспомнив, что оно - лошадь, радостно заржало, предчувствуя кров, пищу и отдых.
- Хвала Господу! - продолжал ликовать всадник. - Хоть какое-то пристанище в этом диком крае! - и протянул длань с перстнем мне. - Благодарю, юноша.
Бледная, тощая рука, поданная, явно для поцелуя, ничего, кроме отвращения, вызвать не могла. Но ответить как-то надо было, и я, еще ребенок в душе, быстро поймал тонкие пальцы священника и потряс их в крепком рукопожатии.
Тут же несколько копий уткнулось мне в грудь, монах отдернул руку с гримасой неприязни на лице, а проповедники за его спиной заохали, торопливо осеняя себя крестами. Один из датчан обнажил меч и вплотную подошел ко мне. Шепот вокруг затих, и только отчаянный лай дворовых собак нарушал тишину.
- Оставь его! - оскорбленный столь бесцеремонным поступком священник побледнел, уколол меня пронизывающим, холодным взглядом и еще выше задрал нос. - Мы накажем наглеца после.
Меч спрятался в ножны так же быстро, как и выпрыгнул из них. Копья вновь устремились в небо. Пятки святоши поддали изможденной лошади под ребра, и отряд, минуя примолкнувшую толпу, направился к дому отца, ярла Сигурда.
Тому ничего не оставалось, как принять гостей. Работа на кухне закипела, и, едва солнце прикоснулось к верхушкам деревьев, длинный стол, за которым уместилось более двух десятков человек, уже был накрыт.
Зигфрид обратился с нескончаемой речью к отцу, благодаря его за теплый прием и пищу, которую гостям предстоит вкусить. При этом датчане с плохо скрываемым раздражением смотрели на священника, потому как тот своим красноречием мешал им приступить к трапезе. Наконец, прозвучали слова молитвы, из коих я с удивлением узнал, что богатство на столе - это заслуга мертвого Христа, а не доброго хозяина.
Отцу было плевать на длинную, как река, речь Зигфрида, но и он терпеливо ждал, когда тот умолкнет.
Я сел на скамью в дальнем углу освещаемой десятком факелов зале, рядом со Снорри. Прошедшие годы не добавили жира на боках скальда. Казалось, наоборот, кожа его еще больше побледнела, что видны были вены на бритых висках и щеках, а глаза едва не проваливались внутрь черепа.
Когда я взглянул на него, скальд, не мигая, уставился на дощатый, почерневший от чада, потолок и теребил пальцами куцую бороденку. Никак придумывал очередную драпу из хвалебной песни, в надежде поразить гостей.
Гомон, поднятый предполагаемыми слушателями, явно мешал созданию оды, и Снорри со злости покусывал ус.
Я не стал испытывать его терпение и, молча, устремил взор на епископа.
Зигфрид после долгой дороги не удосужился стряхнуть пыль с рясы, и черная некогда ткань приобрела серый оттенок. Засохшие комья грязи на подоле походили на рыбью чешую. Сбоку, под рукой, словно дупло, зияла прореха. Книга со священным писанием мирно покоилась на коленях епископа.
Во время трапезы Зигфрид больше говорил, чем ел. Для придания своим словам веса он размахивал свиной костью, разбрызгивая во все стороны капли жира. Я с трудом понимал, о чем толкует незваный гость, но отцу его речи явно были не по душе, потому как таких насупленных бровей у родителя я давно не видывал.
- Священник проповедует, - бросил Снорри, будто прочитав мои мысли.
- С таким же успехом он мог бы вещать на кладбище, - усмехнулся я. - Отец никогда не примет христианство.
- Возможно, ты и прав, - пожал плечами скальд, - но священников в Нореге стало едва ли не больше, чем воинов.
С ним нельзя было не согласиться. В Хрингарики христиане встречались довольно редко, но эта область одной из последних во всем Упланде держалась под натиском новой веры. Священники, получив когда-то одобрение покойного ныне короля Олава, с радостью обращали в христианство всех, до кого добирались их длинные руки. И новые короли, Свейн и Эйрик, никак этому не препятствовали. От них вообще мало что зависело. Я мало разбирался в том, кто, чем и почему должен править, однако даже мне не надо было объяснять, что за спинами братьев-правителей стояли датчане, и только они решали, какой будет судьба чужой им страны. Поэтому, скорее всего, настал черед встретиться со святошами и моей родной деревне.
Зигфрид обещал тем, кто решит креститься, вечное счастье в месте со странным названием "рай". Если я правильно понял, в "раю" их ожидало спокойствие, умиротворение и неземное блаженство. Вряд ли это место похоже на Валгаллу, с ее постоянными пирами, схватками и оргиями с женщинами. Но себе после смерти я пожелал бы оказаться именно в шумном зале с богами, воинами и шлюхами, а не в белоснежных покоях, наполненных ангелами - маленькими существами с крыльями, - убаюкивающей музыкой и тихими беседами с подобными епископу.
По пути в Хрингарики, продолжал Зигфрид, он посетил Гренланд и Вестфольд, побывал во многих церквях и встретил большое количество последователей Христа.
- Глаза у людей открываются, - нараспев говорил он, - в моих словах видят истину, ко мне тянутся. Благодарю Господа, - Зигфрид прикоснулся к книге на коленях, - я могу привести к нему много новых заблудших душ!
Лицо священника сияло не меньше креста на его груди, то и дело бросающего блики в свете огня.
Толпа монахов подобострастно поддакивала ему и кивала выбритыми головами.
- Слава Господу нашему Иисусу Христу! - повысил голос Зигфрид.
- Слава Господу нашему, - вторили его спутники.
За ними, блеявшими, словно стадо ягнят в стойле, противно было наблюдать, и отец еле сдерживался, чтобы не положить хвалам конец. Он со злостью грыз хрящи, залпом осушал кубки. Датчане старались не усердствовать с вином и с опаской поглядывали на ярла, готовые в любой момент броситься к углу, в котором кучей лежало их оружие, снятое перед трапезой.
- В Вестфольде ярл Орм, дожив до преклонных лет, познал истину! - продолжал священник. - Хвала Господу, он принял христианство. За ним последовала вся его семья и челядь. Это был великий день! - Руки Зигфрида взметнулись к потолку, едва не опрокинув тарелку. - Но в Хрингарики, - колючий взгляд гостя, вмиг посмурневшего, остановился на отце, - меня встретили настороженно.
Сердце подпрыгнуло к горлу. Похоже, Зигфрид приблизился, наконец, к тому, ради чего появился здесь.
- Я не запрещаю людям верить в того бога, в какого хотят, - медленно проговорил отец. - Если они предпочитают Одина и Тора Христу, так тому и быть.
- Глупо чинить препятствия на пути Господа...
- Что привело тебя ко мне в дом, священник? - не выдержал отец нравоучений.
На мгновение Зигфрид замолчал, ошеломленный резким тоном хозяина.
- Я посещаю все церкви в округе, ярл Сигурд, - ответил, наконец, он. - Везу христианам на поклон мощи - мизинец Одо Доброго. Сей святой так же, как и ты, был сыном языческих родителей из Дании.
- Я не датчанин, - отец кинул кость на пол, где ее тут же подобрал громадный пес, - и я остаюсь сыном языческих родителей. Не надо меня сравнивать с этим монахом.
- Одо был архиепископом! - возмутился Зигфрид.
- Хоть самим папой. - Вино полилось по подбородку отца на грудь, когда тот осушил очередной кубок. - Если найдешь, где показать свой засушенный палец, делай это. После я дам тебе человека, который проводит тебя до границы Хрингарики.
Священник, молча, проглотил грубые слова. В зале повисла тишина, прерываемая довольным рычанием пса, обгладывающего мосол.
- Хорошо, - выдавил из себя Зигфрид, опустив голову. Губы его побелели от напряжения, а нос, казалось, стал еще больше. - Я слышал, здесь все же есть монастырь.
- Да, на Фроссен Йорде, - отец кивнул в сторону, где находился остров с турсами.
- Я бы хотел попасть туда.
- Завтра утром мы переправим вас на лодках.
- Сегодня же, - властным тоном сказал священник. И уже мягче добавил, - мне необходимо прочитать молитвы.
Отец удивленно уставился на Зигфрида, но, довольный, что избавляется от неприятного гостя, пожал плечами:
- Как хочешь.
Снорри разочарованно вздохнул. Не суждено ему было исполнить хвалебную песнь этим вечером.
Зигфрид поднялся. Монахи, встав из-за стола, послушным косяком рыб проследовали к двери. Датчане, нехотя, отодвинули тарелки.
- Мне нужен человек, провожатый, - прижав книгу к груди, остановился в пороге священник.
- Рыбаки покажут путь, - отец даже не обернулся.
- Я бы хотел, чтобы со мной пошел этот молодой человек, - палец святоши указал на меня, заставив вжаться в стену. Дневная выходка с рукопожатием, все-таки, вышла боком.
Отец удивленно взглянул на гостя. Я молил Одина, чтобы Зигфрид получил отказ. Но ничего необычного или плохого родитель в просьбе не увидел.
- Кеттиль, проводи священника к острову.
vlad-nikolaev
 
Сообщения: 386
Зарегистрирован: Январь 31st, 2013, 5:42 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Варяг (историко-приключенческий роман)

Сообщение Romaliys Декабрь 25th, 2013, 12:23 am

vlad-nikolaev писал(а):
Upolex писал(а):Не уверен, что в Польше, да и на Руси тоже, земледельцев в те времена называли "крестьянами"

Я тоже не уверен, но и сказать просто "бедняк" как-то не очень удобно.
.

Может быть - смерд?
Romaliys
 
Сообщения: 54
Зарегистрирован: Июль 3rd, 2013, 11:31 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

След.

Вернуться в Проба Пера

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2