Объявления

Изображение

НЕВЕСТА В КАПУСТЕ

:) Место для самых отчаянных авторов-мазохистов, желающих испытать невероятные ощущения :)

А теперь серьезно.
В этом разделе есть два правила.
1. Будь доброжелателен.
2. Если не готов выполнять пункт 1. - ищи себе другой форум, не дожидаясь действий администрации.

Модераторы: Becoming Jane, просто мария

НЕВЕСТА В КАПУСТЕ

Сообщение Владимир Воронин 13 Декабрь 16th, 2015, 11:16 am

Приметы бывают разные. Встречаются и полезные. Одной такой полезной приметой, или скорее сказать суеверием, удалось, с большой выгодой для себя, воспользоваться старшему сержанту аэродромной службы Виктору Лацкову.

Лётчики транспортной авиации очень не любят прыгать с парашютом. Примета плохая. Или суеверие. Привыкнешь приземляться с помощью парашюта, придётся им пользоваться чаще, чем хотелось бы. А когда лётчик вынужден прыгать с парашютом? То-то и оно!

Но существуют регламенты обслуживания оборудования. По этим самым регламентам есть волне определённые сроки, когда нужно проверять работоспособность парашютов. В том числе тех самых, которые входят в спасательный комплект каждого лётчика. Парашют нужно время от времени переукладывать. А чтобы уложить, нужно с ним предварительно прыгнуть, раскрыв и проверив работоспособность.

Витёк любил прыгать с парашютом. Кроме обязательных для аэродромной обслуги срочной службы трёх прыжков, он прыгал часто и охотно. Вызвано было это тремя причинами. Во-первых, ему это просто нравилось. Во-вторых, лётчики, особенно не очень молодые, напрыгавшиеся, часто просили его об этом одолжении.

Так как лётчики, все без исключения, были офицерами, а Витёк сержантом, отказываться не было смысла. Офицеры редко просят о чём-либо солдата, чаще приказывают. Поэтому просьба офицера, как бы приподнимает, почти уравнивает с ним солдата. Во всяком случае, в самоощущении солдата.

Третья причина была банальной – офицеры платили. Платили за каждый совершённый прыжок. Пусть немного – червонец, редко – два, но при официальном жаловании солдата три рубля в месяц, червонец - это приличные деньги.

Витёк был богатым и уважаемым в своей части сержантом-дембелем. Он уже дни считал до того момента, как демобилизуется и отправится домой. От дома Виктор служил далеко. Аэродром военной транспортной авиации, где он отдавал долг Родине, находился на пересечении трёх границ.

Три Советских Социалистических Республики, будущие самостоятельные и независимые государства, сходились здесь в одной точке. Вернее в точку сходились их границы, достаточно условные в то время. Самолёты свободно пересекали эти границы, не испрашивая специального разрешения. У десантников и аэродромной обслуги, прыгавших с парашютом, считалось особым шиком приземлиться в эту самую точку, возле полосатого столба, на котором было не две, как обычно таблички, а три.

Россия, Белоруссия и Украина были в то время социалистическими республиками, входили в одно государство под названием Советский Союз. Армия была одна, советская, а не три, как сейчас. В трёх нынешних странах, можно было побывать три раза на день и не заметить. Ну, было так.

В один из дней, сержант Лацкой решил побольше, чем обычно, «срубить капусты». То есть, говоря по-простому, заработать денег. Сразу три лётчика пообещали ему по червонцу, если он прыгнет с их парашютами. Почему не прыгнуть? Договорились с десантниками, которые совершали прыжки в этот день. Они грузились в самолёты как раз с аэродрома, где служил сержант.

Витёк сидел на лавочке возле учебного центра, смотрел на бравых салаг, которым предстояло совершить в этот день свой первый прыжок. Они храбрились, но были явно не в себе. Тренажёры, это конечно хорошо, но трудно в первый раз шагнуть в небо, в неизвестность. Когда-то Витёк так же волновался. Сегодня он был спокоен. За три с лишним десятка прыжков, он до автоматизма запомнил простую и неизменную последовательность действий при парашютном прыжке.

Сейчас они гуськом пройдут и усядутся двумя рядами друг против друга в самолёте. Машина наберёт необходимую высоту. Ещё на земле инструктор распределит, кто за кем прыгает. Впереди пойдут самые тяжёлые. Потому, что они быстрее летят в свободном полёте. Затем те, кто полегче. Витёк будет где-то в середине группы. Когда самолёт наберёт необходимую высоту, первым выпрыгнет в небо один из двух инструкторов. Это делается для того, чтобы определить направление и силу ветра. Потому как на высоте и ветер может быть совсем в другую сторону, чем на земле, и сила его может сильно отличаться от наземной.

Второй инструктор будет внимательно следить за первым, пока тот не приземлится. Потом вместе с лётчиками определят точку сброса так, чтобы десант высадился в нужном квадрате. Ну, и: «Первый пошёл»! Если первый замешкается у открытой двери самолёта, инструктор слегка его подтолкнёт. Или не слегка. Обычно достаточно хлопка по плечу.

Все уже настроились на прыжок, инцидентов практически не бывает. То, что нежелающих прыгать силой выбрасывают из самолёта, это сказки бывалых для новичков. В любой момент парашютист может отказаться от прыжка. И с позором вернуться на землю в самолёте. Это можно сделать по любой причине и даже без неё. Опасно это, прыгать с парашютом. Всякое может произойти в небе. Поэтому парашютисты так же суеверны, как и лётчики. Витёк суеверным не был. Ему прыгать нравилось.

После хлопка инструктора по плечу нужно на полусогнутых сделать шаг в пустоту. И всё – полёт. На полусогнутых, вовсе не из страха, а чтобы лямки подвески правильно лежали. Правая рука прижата к левому плечу и сжимает «кольцо», левая сверху. Ноги нужно развести как можно шире. «Кольцо» вообще-то не совсем кольцо. Скорее это трапеция из толстой проволоки красного цвета по форме ладони. Красного - это чтобы легче найти на земле, если случайно выронишь.

Если вдруг начнёт вращать, можно руками остановить вращение. Если крутит вправо, нужно немного отставить в сторону правую руку. И наоборот. Как только выпрыгнул, считай до пяти. Считать нужно медленно и размеренно, на каждый счёт должна уйти секунда. Всего пять секунд.

Начинающие обычно торопятся. Им страшно. Поэтому норовят побыстрей раскрыть парашют. Инструктора советуют считать: одиннадцать, двенадцать, тринадцать, четырнадцать, пятнадцать. Пока выговариваешь эти двузначные цифры, как раз проходит пять положенных секунд. Потом резко выдёргиваешь кольцо и ждёшь. Обязательно резко. Примерно через секунду последует хлопок раскрывшегося парашюта, сопровождаемый резким рывком.

Теперь нужно посмотреть вверх и убедиться, что парашют действительно раскрылся, и раскрылся правильно. Затем следует посмотреть вниз и убедиться, что ты не догнал в полёте ранее выпрыгнувшего товарища и не «приземлишься» на его купол. Потом необходимо посмотреть по сторонам. Если кто-то из твоей группы слишком близко от твоего парашюта, можно отодвинуться, так как столкновение в воздухе крайне нежелательно.

При этом, если ты хочешь отдрейфовать вправо, нужно изо всех сил потянуть правый строп парашюта, и наоборот. Если нужно вперёд, достаточно подтянуться на передних стропах, назад – на задних. Всё, можно любоваться жёлтыми осенними полями, зелёными дубравами, синей лентой реки, окаймлённой ярким зелёным поясом луговых трав.

Если ты забыл про запасной парашют, он о себе напомнит. Через время запоёт датчик высоты. Нужно быстро, но без суеты, открыть небольшой клапан запасного парашюта, вынуть из проволочной петли короткий шкертик-верёвочку. Всё, запаска не раскроется.

Витёк пару раз намеренно не делал этого. Хотел посмотреть, что произойдёт. Происходило то, что должно было произойти: раскрывался запасной парашют.
Он предназначен для того, чтобы если, по какой-то причине, не раскрылся основной парашют, даже если парашютист потерял сознание, автоматически раскроется и спасёт запасной. Купол его намного меньше, чем у основного, но смертельную скорость он погасит.

Витёк быстро уяснил, что приземляться на двух куполах неудобно. К тому же, стропы парашютов могут перепутаться и тогда уже ничто не спасёт. Эксперименты он прекратил. При приближении земли, а, кажется, что не ты падаешь на землю-матушку, а она с огромной скоростью несётся тебе под ноги, нужно смотреть не на эти самые ноги и ни в коем случае не на землю.

Смотреть нужно на горизонт. Но о ногах забывать не следует. Их нужно свести вместе, слегка согнуть в коленях и ждать удара. Удар о землю всегда неожиданный и ошеломляющий. Такое впечатление, что тебя ударили тяжёлой деревянной кувалдой по пяткам, по голове, по всему телу одновременно. Всё. Теперь нужно сгруппироваться, перевернуться на бок, встать, погасить парашют. И опять хочется в небо. Восторг неописуемый!

В этот день первые два прыжка прошли благополучно. Он один раз даже сумел приземлиться у заветного столбика. Это было не просто, так как парашют ПД – 6, с которым Витёк прыгал, вовсе не предназначен для каких-то пируэтов в воздухе. Его круглый, почти неуправляемый купол, предназначен только для одной цели. Для доставки на землю человека живым. Всё равно, десантник это, потерпевший аварию лётчик, или прыгающий в своё удовольствие сержант.

Перед тем как в третий раз войти в самолёт, Витёк на секунду задержался. Дело в том, что это был, вернее, должен был им стать, его сороковой прыжок. Перед цифрой сорок все мужчины чуть робеют. Суеверие это пошло от сибирских охотников, считающих, что сороковой по счёту медведь может стать роковым для охотника.

Витёк охотником не был. До сорока лет, перед которыми мужчины так же имеют определённое почтение, ему предстояло прожить ещё столько же, сколько он уже прожил. Ну а сороковой прыжок… Ну что ж, надо и этот рубеж перешагнуть. Он решительно шагнул внутрь самолёта. То, что ветер на земле немного усилился, стал порывистым и изменил направление, как-то ускользнуло от внимания сержанта.

Аэродром располагался на территории Белоруссии. Прыгали, в основном, на Россию. А на территории Украины стояли локаторы наблюдения и всякая другая техника. Иногда десантники прыгали на Белоруссию или Украину. Или вообще далеко в центральной России. Или в Прибалтике. Это когда большие учения. Сейчас учений не было, были обычные учебные прыжки.

Выпускающий инструктор попросил сержанта, как опытного парашютиста, прыгнуть первым, чтобы посмотреть, куда понесёт его изменившийнаправление ветер. Витёк прыгнул.

Сначала всё было нормально. Наверху вообще ветра не было. Сержант покинул борт самолёта на положенной высоте, выполнил все необходимые манипуляции и, как будто завис в небе. Самолёт пошёл на следующий круг, а Витька вдруг понесло. Примерно в середине спуска, парашютиста подхватил сильный шквалистый ветер и унёс далеко от района прыжков. Попытки управлять неуправляемым парашютом, ни к чему не привели. Витёк потерял из виду известные ему ориентиры, перестал дёргать за стропы и летел, как летелось.

Земля была уже близко. Он поднял глаза на горизонт, как учили, согнул слегка ноги в коленях. Не хотелось, конечно, приземлиться на какое-нибудь дерево или в воду, но особого выбора не было. После ощутимого удара о землю, он спружинил ногами, перекатился на бок, встал на ноги лицом к парашюту. Несмотря на довольно сильный резкий ветер, быстро погасил купол, стал сматывать стропы на руку.

С удивлением обнаружил, что стоит посреди огорода, засаженного капустой.
Была уже осень, кочаны были довольно крупными, большие зелёные листья, словно розеткой, окружали каждый кочан. Заметив, что несколько кочанов капусты были вырваны с корнем его падением, он успел подумать, что с огорода надо побыстрее убираться, пока не нагрянул хозяин. Или хозяйка.

Только он так подумал, как услышал за спиной негромкий мелодичный смех. Виктор оглянулся. Между рядами капусты стояла симпатичная курносая девушка с тяпкой в руках и заливисто смеялась. Витёк сначала нахмурился, потом тоже улыбнулся. Познакомились.

Оказалось что Нина, именно так звали девушку, полола капусту, когда на неё неожиданно с чистого неба свалился солдат. Он попросил воды напиться. Она пригласила в хату. Отстегнув и собрав в специальную сумку-чехол парашют, Витёк согласился. В хате была мама, с которой Витёк вежливо поздоровался. Дочка весело рассказала матери, как на неё с неба свалился солдат. Мать неожиданно смутилась.

Через много лет она призналась, что как раз в это время молилась о том, чтобы Бог послал её Нине достойного жениха. Жених оказался достойным, симпатичным и не робким. Через неделю пришёл свататься. В роли свата выступал ротный старшина. Бой был скоротечным, через неделю сыграли скромную, но весёлую свадьбу.

Дослуживал сержант Лацкой уже в статусе женатого человека. Совершил до дембеля ещё более десятка прыжков. После демобилизации повёз молодую жену домой, на Дон. Знакомить с родителями и многочисленными родственниками. Прожили они счастливо долгие годы, живут и теперь. Внукам говорят, что дедушка нашёл бабушку в капусте. То же самое говорили и детям.

Возможно, и правнуки узнают эту историю.
Владимир Воронин 13

 
Сообщения: 99
Зарегистрирован: Май 28th, 2015, 12:09 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Вернуться в Проба Пера

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Google [Bot] и гости: 5