Объявления

Писать просто и ясно так же трудно, как быть искренним и добрым.
(с)Сомерсет Моэм


АМРА

:) Место для самых отчаянных авторов-мазохистов, желающих испытать невероятные ощущения :)

А теперь серьезно.
В этом разделе есть два правила.
1. Будь доброжелателен.
2. Если не готов выполнять пункт 1. - ищи себе другой форум, не дожидаясь действий администрации.

Модераторы: Becoming Jane, просто мария

АМРА

Сообщение Владимир Воронин 13 Июль 18th, 2016, 7:48 am

АМРА
Во времена далёкие, незапамятные, горы и долины Абхазии были покрыты густым зелёным лесом. Тёплое солнышко согревало землю и людей, прекрасных и сильных. Народ абхазский жил дружно и весело. Не было причин печалиться. Горные реки несли прохладные чистые воды. В них водилось такое количество рыбы, что её можно было ловить руками. Диких зверей было великое множество, не составляло никакого труда добыть косулю, серну, оленя или даже горного тура.
Звериные шкуры украшали жилища абхазов, мясо не переводилось на их столах. Фруктовые деревья и виноград не надо было сажать и возделывать. Они росли сами по себе, рви и ешь, сколько хочешь. Даже просо и ячмень не требовали никакого ухода. Весной бросали семена в землю, осенью убирали урожай. Краем изобилия была тогда Абхазия.
Даже дом не составляло особого труда построить. По весне резали прутья рододендрона, плели из них стены. Обмазав плетёнку глиной, сооружали крышу, устраивали из камней очаг, разводили в нём огонь - и жилище для молодой семьи готово! Абхазы «плодились и размножались» по слову Божьему, хотя истинного Бога ещё не знали. Жили, в основном, в одном большом селении, постепенно осваивая новые земли.
Пуще глаза берегли священный огонь, пылавший в сложенном из диких камней очаге большой общественной пацхи, стоявшей в центре селения. Огонь горел на этом месте сотни лет, его принесли предки Абхазов с далёкой прародины. Существовало поверье, что будут Абхазы счастливы, пока горит священный огонь. Не будет огня – не будет счастливой жизни.
Сложилась освящённая временем традиция, по которой старший мужчина в доме каждый вечер приходил в главную пацху, чтобы взять уголёк для своего семейного очага. Каждый глава семейства приносил небольшое сухое полено. Как бы малую жертву священному огню племени. Дрова складывали в уголок, обсуждали текущие проблемы, решали общие дела.
Для того чтобы священное пламя неугасимо горело, к главному очагу были приставлены молодые жрецы. Они постоянно, день и ночь, подбрасывали в огонь, пылавший в очаге, дрова. Они же наделяли каждого пришедшего порцией священного неугасимого огня. Мужчины относили огонь в своё жилище, разжигали семейный очаг. Приготовив пищу и обогрев дом, пламени давали угаснуть.
Огонь обязательно должен был умереть сам. Нельзя было пламя заливать водой, забрасывать землёй, тушить иным способом. Следующим вечером глава дома опять направлялся в общинную пацху. Опять получал порцию общего огня. Этот обычай поддерживал единство народа, давал возможность всем знать всё, обсуждать то, что требовало обсуждения, принимать правильные решения, необходимые для жизни народа.
Но однажды произошло несчастье. Случилось так, что поздней ночью молодые жрецы, приставленные к священному очагу, придремали. В это время ударил сильный ливень, разразилась гроза. Потоки воды, хлынувшие в пацху, залили очаг, погасили огонь. Гром разбудил нерадивых жрецов, но было поздно, вместо жаркого пламени в священном очаге курился слабый дымок.
Объятые ужасом служители очага пытались раздуть, оживить огонь, но у них ничего не получилось. Исчез и дымок. Вечером, как обычно, пришли люди. Жрецы, и молодые и старые, стояли на коленях перед очагом, надеясь на чудо. Чуда не произошло, огонь не вспыхнул. И начался среди людей великий плач. Все понимали, что нет огня – нет больше счастливой жизни. Ибо что за жизнь без огня?
Самый старый и мудрый из старейшин, утерев слёзы, спросил присутствующих, не ведом ли кому из них секрет добычи огня? Ответом ему было молчание. Молчали мужчины, молчали жрецы. – Значит, суждено нам погибнуть, - молвил старик. – Если не найдётся среди народа смельчак, который сможет достать с неба кусочек солнца, – грустно сказал он и сел на своё место.
- Где же найти такого? - В недоумении говорили друг другу люди. – Такой герой ещё не родился! – шептались они. Вдруг на середину вышел стройный красивый юноша. Он совсем недавно женился, с помощью братьев и соседей построил дом, соорудил очаг. Всего третий раз приходил он за священным огнём.
- Это Амра! Его зовут Амра… - зашептались вокруг. Люди хорошо знали удачливого и смелого охотника Амру, знали его отца и старших братьев, находившихся здесь же, в толпе. – Мы, однажды потерявшие огонь, вновь обретём его! Я добуду кусочек солнца! Но не слишком ли это много для маленького народа – кусочек солнца?
Нет, нет! Не много! Без огня мы все погибнем! – закричали люди. Если ты и в самом деле можешь добыть огонь, добудь его! Если тебе в этом деле нужна помощь, возьми наши руки в помощь себе. Мы сделаем всё, что ты скажешь! Только скорее добудь для нас огонь! - Хорошо, - сказал Амра, - я попробую.
Люди разошлись с надеждой.
Амра, хотя и был молод, слыл великим охотником. Из своего лука он точно разил любого зверя и птицу. На любом расстоянии. Но дострелить до солнца? Здесь нужен был особый лук. Три дня и три ночи думал Амра. Утром четвёртого дня, отправился в горы. Долго плутал он по ущельям, но нашёл то, что ему было нужно. Два нетолстых, длинных и ровных дубовых стволика принёс охотник в свой дом.
На другой день приволок два таких же ровных тонких стволика ясеня. На третий день принёс две липовые и две ореховые жерди. Когда на четвёртый день он явился домой с двумя длинными ёлками, соседи начали шептаться: «Зачем ему дрова, если ни у кого в селении нет огня? «Здоров ли этот парень? Не помутился ли он рассудком»?
Амра был невозмутим. Очистив принесённые стволы от веток, аккуратно обрезал торцы, густо обмазал их смолой. Повесив жерди под крышу сушиться, взял свой охотничий лук, стрелы, обул охотничью плетёную обувь, простился с молодой женой и отправился в горы, на охоту. Вернулся через три дня, добыв трёх круторогих туров.
Амра освежевал и разделал каждую тушу на шестьдесят четыре пригодные к употреблению части ещё в горах. Сложил мясо в сшитый из шкуры одного из туров мешок, принёс в селение. Притащил с собой и огромные турьи рога. Вечером жена Амры разнесла по селению мясо. Досталось понемногу, но всем. Соседи недоумевали: «Зачем нам мясо, если нет огня? Как же его приготовить»?
Амра тем временем расщепил рога туров на тонкие пластинки, положил под гнёт выпрямляться. Взял сеть и отравился на рыбалку. Рыболовом он был умелым. Вернулся к вечеру с тремя мешками рыбы. Дома рыбу почистил, выпотрошил. Жена Амры снова пошла по дворам. На этот раз она раздавала соседям рыбу. Причём уже чищенную.
Соседи начали посмеиваться. Они решили, что смельчак, неосмотрительно пообещавший добыть кусок солнца, таким образом пытается хоть как-то оправдаться перед земляками, загладить впечатление от своих хвастливых и невыполнимых обещаний. Амра был невозмутим. Три следующих дня он варил рыбий клей.
Так как огня не было, Амра, собрав в небольшой бочонок рыбью чешую и плавательные пузыри, нагревал их камнями, раскалёнными на полуденном солнце. Дело медленно, но продвигалось. Когда клей был готов, пришла очередь жердей, которые соседи приняли за дрова. Достав их из-под стрехи, Амра распустил каждую жердь вдоль. Неснятая кора и торцы, обмазанные смолой, позволили жердям равномерно просохнуть, не растрескаться. Охотник принялся выстругивать из них длинные, плоские и тонкие дощечки.
Когда всё было готово, обильно смазал дощечки из разных пород дерева густым рыбьим клеем. Дал чуть подсохнуть. Смазал ещё раз и, переложив дощечки тонкими, ровными пластинками турьего рога, крепко стянул их влажным сыромятным ремнём, изготовленным из шкуры тура. На солнце сыромятный ремень быстро высох, ещё крепче стянул деревянные планки и роговые пластинки в единое целое.
Когда заготовка как следует высохла, Амра срезал ремни своим традиционным абхазским ножом апсуа хузба. Охотник начал её строгать и скоблить апсуа хузба, постепенно придавая форму огромного лука. Когда лук был готов, охотник покрыл его тонким слоем клея и положил на солнышко просохнуть. Клей проник во все мельчайшие щели и поры дерева. Соскоблив ножом излишки клея, Амра отполировал дерево куском войлока. Лук был готов. Оставалось дело за тетивой.
Вздохнув, Амра взял в руку апсуа хузба. Он отправился на лужок, где пасся его любимый конь. Увидев хозяина, конь заржал и подбежал к нему. Огладив его, Амра похлопал коня по шее, шагнул к крупу. Крепко зажав левой рукой хвост коня, правой, полоснул по нему ножом. Отрезал хвост по самую репицу. Конь обиженно всхрапнул, отошёл от хозяина.
Придя в дом, Амра разложил конские волосы вдоль лука и опечалился. На хорошую, крепкую тетиву, явно не хватало. Увидев печаль мужа, поняв, в чём дело, его красавица-жена взяла в руки большие ножницы. Она обрезала свои роскошные длинные косы. Добавив к конскому волосу волосы своей жены, Амра сплёл прочную тетиву для своего лука. А его жена с тех самых пор перестала выходить на улицу днём. Она стеснялась показаться людям стриженой.
Несколько дней заняло изготовление стрелы. Длинное тонкое древко Амра скоблил апсуа хузба три дня. Три дня полировал войлоком до зеркального блеска. На оперение стрелы пошли перья орла. Тяжёлый и острый наконечник склепали по просьбе Амры сельские кузнецы из трёх железных плугов. Уперев один конец лука в угол дома, Амра надел на него тетиву. Примерил стрелу. Его сил не хватило хотя бы немного натянуть лук. Но он знал, что делает.
Когда приготовления были закончены, охотник собрался в дорогу. Вышел из дому затемно. На плече нёс огромный лук и длинную тонкую стрелу с железным острым наконечником. Направлялся он к самой высокой вершине Абхазии - горе Эрцаху. На самый верх забрался, когда солнце близилось к зениту. Расстелил на камнях чёрную мохнатую бурку, улёгся на неё, немного отдохнул. Когда солнце оказалось в зените, упёрся обеими ногами в лук, наложил стрелу. Вцепившись обеими руками в тетиву, ногами, напрягая спину, натянул тетиву. Прицелился в солнце. Выстрелил.
Когда выстрелил, лук полетел вниз с горы. Стрела устремилась вверх, к солнцу. Некоторое время Амра пытался наблюдать за стрелой. Но она быстро стала невидимой в лучах солнца. Охотник решил, что попал. Осталось только дождаться, когда стрела достигнет светила. Он поднял с земли бурку, отправился домой. Амра ошибался. Он промахнулся. Промахнулся совсем немного, но достаточно, чтобы стрела никогда не достигла цели.
Уже в сумерках, когда Амра подходил к дому, его стрела, миновав луну, вонзилась в самую середину хвоста созвездия Большой Медведицы. В тот же миг в горах и лесах поднялся страшный рёв и вой. У всех медведей на Земле отпали их длинные до того хвосты. Хвостатыми остались только две небесные медведицы. Большая и Малая.
Если хорошо приглядеться, то и сегодня можно разглядеть маленькую звёздочку, мерцающую рядом с большой звездой в середине хвоста Большой Медведицы. Это и есть стрела Амры. Он очень огорчился тем, что не сумел помочь своему народу. Амра понял, что в одиночку нельзя творить великие дела. Только вместе, только общими усилиями, люди могут достичь недостижимого. Вспомнил Амра, что соплеменники предлагали в помощь ему свои руки.
Обратившись к старейшинам, Амра попросил помощи у своего народа. По призыву старейшин собрались все абхазские мужчины. Следующий лук, неизмеримо более гигантский, чем первый, строили все вместе. Вместе отыскали в горах три ровных ствола дуба, три ясеня, три ели. Вместе расщепили их на доски. Вместе охотились на туров и ловили рыбу. Когда всё необходимое приготовили в нужных количествах, приступили к изготовлению лука.
Исполинский лук этот получился длинною в триста локтей и толщиной с бедро взрослого мужчины. Тысячу быков зарезали, чтобы свить для него тетиву. На оперение стрелы пошло тридцать три крыла горных орлов, добытых для этой цели охотниками. Склепав вместе тридцать три плуга, изготовили кузнецы наконечник для длиннющей, тяжеленной стрелы. Когда лук и стрела к нему были готовы, мужчины взвалили их на плечи, направились в горы. Путь их лежал к самой высокой вершине Абхазии - горе Эрцаху.
Три дня и три ночи взбирались люди с непомерно тяжёлой ношей на вершину горы. Поднявшись, с помощью верёвок и сыромятных ремней как следует закрепили лук в скалах. Наложив стрелу на тетиву, толстыми канатами и блоками натянули лук. Солнце к тому времени поднялось в зенит. Амра, тщательно прицелившись, перерубил топориком верёвку, удерживающую тетиву в натянутом положении.
Лук выстрелил. Тяжёлая стрела со свистом и воем унеслась в небо. Люди начали спуск с горы в долину. Они очень устали, и почти не надеялись на чудо. Но чудо произошло! На третий день, когда все уже были дома, стрела достигла солнца. Тяжёлый её наконечник впился в самую середину солнечного диска. Солнце вздрогнуло и затрепетало от боли. Оно уронило слезинку.
Слезинка упала на Землю. Упала точнёхонько на вершину горы Эрцаху. Как раз в то место, где лежал оставленный людьми исполинский лук. Он мгновенно вспыхнул. От удара тяжёлой слезы солнца в небо полетели камни, поднялись тучи пыли и дыма. Гора раскололась. По её склонам потекли огненные реки лавы, уничтожая всё на своём пути. Пылал тысячелетний лес, плавились камни, в мгновение ока испарялись горные реки и озёра.
Люди, в ужасе от содеянного, бросились к морю. Зайдя по шею в воду, они искали в море спасения от страшного жара. Но и в воде было жарко. На головах многих дымились волосы. Чтобы хоть как охладиться, люди ныряли как можно глубже, показываясь на поверхность лишь затем, чтобы глотнуть немного раскалённого воздуха, перемешанного с дымом.
Три дня и три ночи длилось это светопреставление. Затем огонь стал отступать. Но ещё три месяца были устланы дымом долины Абхазии. На земле не осталось ничего живого. Исчезли в пламени леса, живьём сгорела дичь, до тонких ручейков обмелели реки. Вышедшие из моря люди пришли на место, где некогда стояло их селение. Голое, покрытое толстым слоем пепла поле лежало перед ними.
Кое-где поднимались к небу тоненькие струйки дыма. Это догорали под землёй пеньки деревьев. Люди, каждый для себя, взяли немного огня. Они берегли огонь, поддерживая его плавником, выловленным в море. Теперь у абхазов был огонь. Но больше ничего не было. Нечего было приготовить на этом огне. В тщетной попытке найти что ни будь съестное бродили люди по пожарищу.
Вечером народ собрался на берегу моря. Растерянный, стоял среди людей Амра. Он сумел. Он добыл для людей огонь. Люди сами просили его об этом. Кто знал, какой катастрофой обернётся выстрел по солнцу? Одна слезинка грозного светила испепелила всё вокруг. Не стало ни зелёных лесов, ни диких зверей в них. Не стало ни бурных рек, ни серебристой рыбы в них. Погибли многие из людей.
Молча стояли люди, с укором смотрели на Амру. Вперёд вышел самый старый из старейшин. Он с упрёком сказал: «Ты вернул нам огонь, но лишил нас пищи. Не жить нам теперь в достатке. Уходи от нас, юноша, принесший несчастье». Толпа одобрительно загудела.
- Хорошо, - сказал Амра, - я уйду. И пусть печаль и горе, поселившиеся в ваших сердцах, исчезнут вместе со мной.
Заходящее солнце, словно раскалённый докрасна в кузнечном горне железный диск, опускалось в море. Последний его луч протянулся к берегу, к самым ногам Амры. Юноша ступил на него. Он мгновенно превратился в пучок света и сияющей искоркой устремился к солнцу. Солнце село.
В полночь, когда на берегу уже никого не было, к морю вышла жена охотника. Она по-прежнему стеснялась своих стриженых волос, не показывалась среди людей при свете дня. Издали она видела, что произошло с её мужем. Закутавшись в тёмный платок, она молча плакала. Ярко светила полная луна. По притихшему морю протянулась лунная дорожка. Женщина ступила на неё ногой и тут же исчезла. Луна приняла её в свои объятья.
С тех пор луна всегда стремится за солнцем, пытается его догнать. Иногда можно видеть их вместе на небосклоне. Яркое, сияющее солнце и бледную в его лучах луну. Луна всегда обращена к Земле, к людям, одной стороной. Она по прежнему стесняется своих отрезанных кос, принесённых в жертву мужу и людям.
Иногда луна кутается в свой чёрный платок. Тогда её совсем не видно. Иногда приоткрывает лицо. Тогда люди видят только её половинку, или вообще узенькую полоску месяца. Луна, даже самая полная, никогда не бывает ярче солнца. Потому что светит отражённым светом своего господина.
Иногда, раз в десятки лет, ей удаётся нагнать солнце, встретиться со своим любимым мужем. Тогда она заслоняет солнце от людей, наступает солнечное затмение. Но сумерки быстро рассеиваются, луна и солнце снова расстаются, продолжая каждый свой путь по небосклону. Люди снова радуются солнцу, радуются свету, радуются теплу. Но они помнят, каким яростным и безжалостным бывает солнце, если его обидеть.
Старики рассказывают молодым, как тяжело пришлось абхазам после того, как они осмелились пустить в солнце стрелу. Пуще жизни берегут в каждом абхазском роду частичку огня, подаренного Амрой. А тогда, после грандиозного пожара, вызванного слезой солнца, упавшей на землю, народ абхазский мог навсегда исчезнуть с лица Земли.
В каждой семье был огонь, но нечего было на этом огне приготовить. Негде было жить, негде укрыться от непогоды. Землю покрывал толстый слой пепла. Не было вокруг ничего живого. Но люди не сидели, сложа руки. Смелые охотники отыскали в береговых скалах пещеры, в которых можно было жить. Научились ловить морскую рыбу, которую можно было есть. На несколько лет рыба, выловленная в море, стала пищей абхазов, а каменные пещеры их жилищем.
Шло время. Прошли дожди. Наполнились водой реки, в них завелась рыба. Сквозь слой пепла, пробились ростки трав и деревьев, горы и долины снова стали зелёными. Прилетели птицы. Из-за гор пришли и размножились дикие звери. Люди распахали поля, насадили сады, построили жилища. Вновь стала изобильной и щедрой земля Абхазии.
С тех пор прошло много лет и столетий, сменилось множество поколений. Земля Абхазии расцвела. Богата она плодами земными, птицей, зверем и рыбой. Тучнеют стада домашних животных, им вдоволь хватает зелени. Люди живут счастливо под ласковым солнцем, которое по-абхазски называется «амра». Луну абхазы зовут «амза». Это распространённое женское имя.
Владимир Воронин 13

 
Сообщения: 100
Зарегистрирован: Май 28th, 2015, 12:09 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Вернуться в Проба Пера

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4

cron