Объявления

Изображение

ЛЮСКА (часть четвёртая, последняя) повесть

:) Место для самых отчаянных авторов-мазохистов, желающих испытать невероятные ощущения :)

А теперь серьезно.
В этом разделе есть два правила.
1. Будь доброжелателен.
2. Если не готов выполнять пункт 1. - ищи себе другой форум, не дожидаясь действий администрации.

Модераторы: Becoming Jane, просто мария

ЛЮСКА (часть четвёртая, последняя) повесть

Сообщение Владимир Воронин 13 Декабрь 29th, 2016, 10:33 pm

Люська была беременна, как и все другие кобылы табуна. Для неё это было впервые. Было странно ощущать внутри себя, что то живое, иногда ворочающееся и бьющееся. Жерёбые кобылы, когда подходит срок, стремятся уйти подальше от косяка. На всякий случай. Не стала исключением и Люська. Почувствовав, что пора, она отдалилась от пасущихся на лужку лошадей и пошла к речке. Мальчик попытался было вернуть её к товаркам, но увидев её настойчивость, отстал, вернулся к косяку. И правильно сделал. Не стоит надолго покидать косяк, ради одной строптивой кобылы. Раньш он задал бы ей хорошую трёпку и всё-таки вернул бы в табун. Но сейчас почувствовал – нельзя. Люська перешла по земляной дамбе на другой берег речки, углубилась в лесопосадку. Там, в тени, простояла целый день, лениво отмахиваясь хвостом от надоедливых мух. Она ничего не ела и не пила. Ночью прилегла. Несколько раз вставала, тужилась. Но, наверное, было рано. Ранним утром, когда только-только рассвело, и от реки стелился плотный белый туман, Люська захотела пить. Она тяжело поднялась, вышла из лесопосадки в поле. Это было арбузное поле, бахча. Кобыла тихонько двигалась вниз по склону к реке, когда неожиданно наткнулась на арбуз. Она понюхала огромную ягоду, тронула её ногой. Пахло влагой. Люська легонечко ударила передним копытом, арбуз раскололся. Он был ещё не совсем зрелым, кисловатым, но очень сочным, наполненным влагой, которая так нужна была лошади, не пившей со вчерашнего дня. Покончив с первым арбузом, Люська перешла к другому. Теперь она уже смело ударила ногой и вгрызлась в сочную мякоть. На секунду она остановилась и застонала. Но отпустило. Она продолжила трапезу, громко фыркая носом. От её невольного стона и фырканья, проснулся сторож, балаган которого, сооружённый из старых досок, рубероида и полиэтиленовой плёнки, стоял неподалёку от того места, куда угораздило прийти Люську.
Сторож выбрался из балагана, прихватив с собой ружьё и полный патронташ патронов. Он очень удивился, увидев перед собой лошадь, нагло уничтожавшую плоды его многодневных трудов. Это были его арбузы! А тут какая-то чужая лошадь! Сторож даже не рассердился. Но решил проучить, как следует напугать кобылу. Чтобы неповадно было по чужим полям шастать. С вечера он набил патронташ собственноручно заряженными патронами. Это были специальные заряды для бахчи, сорок да грачей отгонять. Порох в этих зарядах используется чёрный, дымный. От него и грохоту больше, и дыму. Вместо пыжа – плотно забитая смятая газета. И совсем немного мелкой дроби. Так, для испугу. Да и дорога дробь нынче, чтоб переводить её на сорок да ворон. Сторож был охотником, знал цену припасам. Что сделает лошади «бекасин», самая мелкая дробь, страшная разве что для перепёлок? Владелец бахчи зарядил старенькое, но вполне ещё приличное ружьё, прицелился. На беду Люськи, он спросонья взял не те патроны. В патронташе было шестнадцать латунных гильз, заряженных дымным порохом и мелкой дробью. И только два фабричных синеньких пластмассовых патрона с волчьей картечью. Так, на всякий случай. Именно эти патроны нащупала рука сторожа в предрассветной мгле. Именно они легли в патронник. В тумане особенно громко прогрохотал выстрел. Пригоршня тяжёлых свинцовых шариков угодила Люське в основание шеи, разорвала сонную артерию, перебила ключицу. Лошадь упала среди арбузов, забилась пытаясь встать. Кровь из раны на шее била фонтаном. И тут начались схватки. Та жизнь, что билась внутри неё, настоятельно просилась, нет, она требовала, выпустить её наружу. Люська захрипела, со стоном напряглась изо всех сил. Показалась головка. Потом тонкая шея. Большие ресницы разлепились. Огромные глаза будущей лошади увидели светлый и странный окружающий мир. Но фонтан на шее Люськи затих. Последние капли крови покидали тело вместе с жизнью. Лошадь вытянулась, судорога пробежала по её телу. Она скребанула сухую землю несколько раз копытами, разрывая арбузную огудину, и затихла. Так и не родившийся жеребёнок мотнул несколько раз головой по пыли и закрыл глаза. Он задохнулся.
Сторож забежал на минутку в балаган, схватил старую куртку, брезентовую сумку с харчами, кинул всё это вместе с ружьём в багажник небесно-синей, с ржавыми подпалинами машины, стоявшей здесь же, на краю поля, сел за руль и был таков. Как будто его здесь и не было. Люську нашли на третий день. Было жарко. И её, и жеребёнка облепили жирные, зелёные, яркие мухи. Лошадей редко хоронят. Обычно им уготована другая участь. Говорят, в посёлке Хреновое, бывшем имении знаменитого заводчика и создателя породы рысаков, названной в его честь Орловскими, графа Российской Империи Орлова-Чесменского, есть несколько могил знаменитым лошадям. И даже памятники имеются. Не скульптуры лошадей, а именно памятники лошадям. Люське памятник ставить не стали. Но похоронили. Вместе с её не родившимся жеребёнком. Выкопали неглубокую яму, стащили распухшее тело за задние ноги в эту яму, насыпали холмик. На следующий день пришла Ленка. Она воткнула в холмик палку с именем лошади. Но Ленка плакала, когда писала на фанерке Люськино имя, подвернувшейся под руку синей краской. Она пропустила одну букву. И не букву даже, а так, мягкий знак.
На желтоватой фанерке, прибитой кое-как мелкими гвоздиками к старому, сломанному черенку от лопаты, неровными синими буквами было выведено:
ЛЮСКА.
Владимир Воронин 13

 
Сообщения: 99
Зарегистрирован: Май 28th, 2015, 12:09 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Вернуться в Проба Пера

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 5