Объявления

Писать просто и ясно так же трудно, как быть искренним и добрым.
(с)Сомерсет Моэм


Танцы с вампирами, НФ, рассказ, 45,7К

:) Место для самых отчаянных авторов-мазохистов, желающих испытать невероятные ощущения :)

А теперь серьезно.
В этом разделе есть два правила.
1. Будь доброжелателен.
2. Если не готов выполнять пункт 1. - ищи себе другой форум, не дожидаясь действий администрации.

Модераторы: Becoming Jane, просто мария

Танцы с вампирами, НФ, рассказ, 45,7К

Сообщение Maxfactor Март 3rd, 2017, 12:54 pm

Танцы с вампирами.

Кларенс Т. Хантер восхищался новеньким крейсером, пришвартованным к стыковочному узлу звездной верфи. Стремительные обводы, покатая боевая рубка, плазменные турели и пусковые установки фотонных торпед – все дышало совершенством смерти и разрушения. Интересно, какое имя уготовано кораблю? Об этом знал лишь один человек – заместитель председателя Совета Развития. К сожалению, он где-то задерживался, и торжественная церемония застыла в томительном ожидании. Представители верфи, приемная комиссия – не семеро, а целых пятьдесят человек ждали одного. Начальство, говорят, не опаздывает.
Наконец, загудел лифт, распахнулись двери и на закрытую смотровую площадку чинно прошествовал Дасти Мэйн - невысокий толстяк в строгом костюме. Он пригладил пышные усы и поднялся на трибуну. В пухлой белой руке блеснула традиционная бутылка шампанского.
- Прошу меня серьезно извинить за опоздание, - сказал он. – Итак, сегодня у нас торжественный день…
- Поздравляю, - перебил его Кларенс.
- Хантер, у тебя совесть есть? – сморщился Мэйн.
- А у Вас? Полсотни человек ждут битый час, пока Вы соизволите явиться.
- Но никто из них не…
- А я – да, - злобно сказал Кларенс. – Я не обременен честью и моралью, в отличие от директора верфи Гротона или полковника Манна.
- Я Вас удалю из зала! – зашипел Мэйн.
Кларенс пощупал орденскую планку, прикрепленную к тщательно отутюженной форме уорент-офицера.
- Представляю заголовки в газетах: опоздавший заместитель председателя Мэйн изгоняет пилота-ветерана с церемонии наречения. Неплохой конец политической карьеры. Я все сказал, и обещаю более не вмешиваться. Продолжайте.
Дасти сдержался и принял напыщенный вид. Ни дать, ни взять, павлин-мавлин.
- Итак, сегодня мы даем имя новой боевой единице звездного флота – модернизированному тяжелому крейсеру класса «Интрепид»! – сказал он в микрофон. - От имени Центрального Совета я нарекаю тебя «Шенандоа», что на древнем языке означает «Дочь звезд»!
Кларенс взял из рук Дасти бутылку и вложил ее в казенник пневматической пушки. Навел орудие на нос корабля и нажал спуск. Пушка глухо ухнула. На площадке воцарилась мертвая тишина – промах предрекал звездолету несчастливую судьбу. Но все обошлось: бутылка ударилась о броню и разлетелась, сверкнув мириадами разноцветных брызг. От многоголосого «Ура!» зазвенело в ушах. Кларенс не первый раз был «пушкарем»: на верфях давно ходили слухи, что у него легкая рука.
Когда всеобщее веселье улеглось, Кларенс хлопнул Мэйна по спине:
- Дасти, скажите командиру «Шенандоа», чтобы принял «Призрак» в четвертый шлюз. Я полечу на ходовые испытания.
- Тебе мало игрушки длиной в полкилометра? Зачем тебе еще один звездолет?
- Некомфортно как-то без родного дома, - ответил Кларенс. – К тому же лишний разведчик на борту не помешает.
Мэйн исподлобья поглядел на пилота:
- Хантер, ты абсолютно бестактный и бессовестный тип. Но вот смотришь ты на меня своими бесстыжими глазами, и почему-то тебе совсем не хочется отказывать. Может, ты телепат?
Кларенс растянул в усмешке тонкие губы:
- Вряд ли. И спасибо Вам, Дасти. Большое спасибо.
Хантер развернулся и пошел в док. Через пятнадцать минут «Призрак», до смерти перепугав ответственного за стыковку офицера, с разгона влетел в четвертый шлюз.

Кларенс поднялся на ходовой мостик. За главным пультом с сосредоточенными лицами сидели навигаторы и инженеры, старший помощник суетился возле вспомогательной консоли. К пилоту подошел коренастый мужчина с суровым, словно у каменного истукана, лицом. Он поправил белую фуражку, посмотрел исподлобья тяжелым взглядом и представился:
- Я – кэптен Джонатан Бэйнс Паркер, командир «Шенандоа». Хантер, я наслышан о твоих художествах. На борту своего корабля я не потерплю самодеятельности. Будешь валять дурака, запру тебя в каюте и выпущу только, когда придет время подписывать акты!
Кларенс пробежал взглядом по многочисленным орденским планкам шкипера, ухмыльнулся самой зловещей улыбкой, какую смог изобразить и сказал:
- Кэптен, Вы же видели меня в списке консультантов верфи. Я – специалист по безопасности и защите. До кучи, я еще и ревизор. Для меня не существует задраенных переборок. Вот такой жук у Вас на борту.
Паркер закусил губу и пробежал руками по многочисленным авторучкам, торчащим из его карманов.
- Хантер, не балуй. Пожалуйста, - процедил он сквозь зубы.
- Так бы сразу. Не переживайте, я тоже жить хочу.
Кларенс повернулся и пошел к лифту.
- Куда? – остановил его Паркер. - Через полчаса отчаливаем! Ты обещал!
- В носовой блистер. Репитеры там есть, вид лучше, чем с мостика. Что еще надо для счастья?
Хантер обманул командира. Разумеется, до прозрачной кабинки в самом носу звездолета он добрался не сразу. Кларенс совал любопытный нос везде - от мрачных высоких башен нейтринных генераторов до унизанной блестками сигнальных ламп главной навигационной системы. Только когда до отправления осталось несколько минут, пилот-ревизор открыл сервисным кодом люк, протопал армейскими ботинками по лестнице и едва не свалился на голову стриженой под мальчишку брюнетке.
- Надеюсь, ты не будешь ко мне приставать? – резко сказала девушка, не вставая с кресла. – Не то я дам тебе по сопатке.
- Буду, – определенно ответил Кларенс. – Можешь треснуть заранее. Кстати, как Ваше имя, о принцесса?
Девушка обернулась и сверкнула веселыми карими глазами:
- Шейла Гордон, мастер-сержант десантной группы.
- Очень приятно. Кла…
- Не трудись, первый уорент-офицер Хантер. В отличие от тебя, я умею читать.
Кларенс встал за креслом и положил Шейле руки на неожиданно горячие плечи. Девушка не произнесла ни слова. Она продолжала смотреть в усеянную точками звезд безбрежную черноту космоса. Слева маячили технические сооружения – беспорядочное нагромождение кубов и цилиндров. С них в крейсер упирались щупальца многочисленных прожекторов: свет рассеивался на силовых полях.
Хантер глянул на часы – время отправляться. Хаос построек плавно и бесшумно качнулся и уплыл за корму. Нежный багрянец залил блистер – крейсер развернулся носом к звезде – никому не нужному угасающему красному гиганту. На репитере компенсатора перегрузок защелкали цифры: звездолет ускорялся, командир спешил вывести его в точку равных энергий.
Шейла встала, подошла прямо к выпуклой прозрачной стене и раскинула руки в стороны на манер крыльев. Кларенс обнял ее сзади, пристроив ладони на маленьких соблазнительных выпуклостях, и заголосил: «I believe that the heart does go on! (Я верю, что мое сердце будет биться вечно)». Впрочем, музыкальным слухом пилот никогда не страдал, и Шейла согнулась в приступе неудержимого хохота. Целовать девушку Хантер не стал – иначе запросто можно лишиться пары зубов. Она сама прижалась к нему сильным, тренированным телом и строго сказала:
- Что стушевался-то, трусишка? Я за куда меньшие вольности солдатам в глаз бью. А раз ты еще без фонаря, продолжай.
Звезды за прозрачным куполом вытянулись в блестящие иголочки, и пропали: крейсер ушел в гиперпространство. Хантер расстегнул молнию на форменной блузе Шейлы. Под одеждой она оказалась вполне обычной девушкой. Разве что несколько более мускулистой, чем положено…
Когда стихли спазмы удовольствия, Кларенс плюхнулся в кресло. Шейла, не застегивая форменную блузу, устроилась у него на коленях.
- Муррр, - сказала она. – Удивительно, почему к тебе не выстраиваются очереди поклонниц?
- Я и сам не пойму, - ответил Кларенс, честно глядя в томные глаза. – Обычно на меня не очень-то и обращают внимание. Но тебе я чем-то приглянулся, верно?
- Мне приказал кэптен Паркер… - Шейла закусила губу.
- Нет уж, договаривай, - сказал Кларенс, сжав ее запястье.
Девушка без видимых усилий расцепила захват. Она сунула руку пилота к себе за пазуху и определенно сказала:
- Дружок, здесь для твоих шаловливых пальчиков куда более подходящее место. Так вот, кэптен Паркер приказал, чтобы я чем-нибудь тебя заняла и не спускала глаз. По-моему, я хорошо справилась с заданием.
- На отличненько, - буркнул Хантер, наслаждаясь нежным и упругим сокровищем, которое точно легло в его ладонь. – Что ж, по крайней мере, честно. Ха! А ты умеешь совмещать приятное с полезным.
- Только прошу тебя, не надо от меня убегать, - шмыгнула маленьким носом Шейла, и губы ее задрожали. – Иначе командир устроит мне выволочку.
- Чего только не сделаешь ради такой очаровашки, как ты, – ухмыльнулся Кларенс.
По крейсеру пробежала едва уловимая дрожь. Пилот тут же вскочил с кресла, едва не сбросив девушку на пол.
- Что это было? – процедил он сквозь зубы.
- По-моему, все получилось прекрасно.
- Я не про это. Что с крейсером?
- Может, сработал какой-то механизм?
Хантер уже взял себя в руки.
- Дорогуша, - сказал он, - Чтобы качнуть такую махину, как «Шенандоа», да еще в гиперпространстве, нужны силы вселенского масштаба. На мостик, живо!
Двинуться он не успел. За прозрачной стеной сверкнули разноцветные иглы и, словно испугавшись чего-то, съежились в крупинки звезд. Возле светлого перекрестья поплыла изумительной красоты голубовато-бирюзовая капля. Сердце ушло в пятки. Кларенс упал в кресло, не в силах вымолвить ни слова. Шейла схватила пилота за руку и вытащила в коридор.
Едва Хантер влетел на мостик, он бросился к Паркеру:
- Что… это? – спросил Кларенс, указывая на бирюзовый шар, на котором теперь были заметны клочья облаков.
- Планета, - спокойно сказал командир.
- Ух, ты! Спасибо, кэп, - зло пробурчал пилот. – На всей дистанции ходовых испытаний не должно быть никаких объектов. Какая это система?
- Понятия не имею. Навигационная система выдает тяжелую дрянь. Повреждений нет, непосредственной опасности тоже.
- Может, попробуем аварийный скачок? – неуверенно предложил Кларенс.
- Спасибо, кэп, - передразнил его Паркер. – Некуда. Невозможно определить координаты точки назначения.
- Да ведь аварийная система работает вообще без привязки!
- Тем не менее. Что можете еще посоветовать, господин консультант? - ехидно спросил командир.
Кларенс достал из кармана похожий на пульт боевой разрядник и почесал в затылке. Через пару минут он сказал:
- Исследовать планету. Может, найдется, у кого спросить?
- А если нет? – откликнулся один из навигаторов.
- Мы ничего не теряем, - ответил Кларенс. – Все равно мы застряли. Выходите на орбиту и запускайте процедуру широкополосного картографирования.
Навигатор повернулся к пульту.
- Стоп! – зарычал Паркер. – Хантер, пока я здесь командир, и я отдаю приказы! Вы слышали, что он сказал? За дело! Как только закончим, я соберу брифинг!
Кларенс взял под руку Шейлу, которая скромно приютилась в самом темном уголке мостика.
- Ближайшие сутки-двое нам делать нечего. Пойдем, я покажу тебе «Призрак». Мой милый дом, так сказать. Я желаю, как говорится в романах, впитать каждый миг нашего знакомства.
- Артист разговорного жанра, – Хантер скорее уловил, чем услышал реплику Паркера в свой адрес.
Он потащил Шейлу по коридору, ответив на ее милую улыбку чем-то вроде ухмылки питекантропа.
Брифинг состоялся через три дня. В кают-компании выступал первый навигатор со странной фамилией Моон. Желчный и худой, в темных очках, он усердно водил лазерной указкой по составленной компьютером карте. Мрачными серыми пятнами расползались города и промышленные районы. Желтели возделанные поля, через которые голубыми лентами вились русла многочисленных рек. Зеленели густые леса, перечеркнутые темными линиями дорог. На неизвестной планете вовсю бушевала разумная жизнь. Но самое интересное навигатор оставил на закуску.
- И так, мы просмотрели карты, составленные по данным сканера видимого диапазона, - проскрипел он, будто слова ему приходилось выцарапывать из ржавой глотки. – Типичные признаки техногенной цивилизации. Ничего необычного. Но если мы посмотрим данные тепловых сенсоров…
Моон зачем-то выдержал эффектную паузу и переключил проектор. По экрану поплыли цветные пятна и квадраты. Инженер-навигатор ткнул указкой в почти правильный красный круг.
- Это пятно говорит нам, что в данном месте наблюдается повышенное излучение в тепловом спектре, а, следовательно…
- Ну ты лошара! – протянул Кларенс. – Сразу не мог сказать, что на планете имеются невидимые сооружения?
- Это оскорбление! – завизжал Моон.
Хантер, который привстал было с кресла, плюхнулся обратно и вытаращился на командира.
- Кэптен, откуда Вы его вытащили?
- Он еще не до конца освоился – сказал Паркер. – Моон, не раздражайтесь. Хантер, перестань ёрничать!
- Я еще не начинал, - огрызнулся Кларенс. – Сколько на планете этих штуковин?
- По предварительным данным, около двадцати, - ответил командир. – Думаю, на них стоит обратить внимание в первую очередь. Надо послать на разведку десантников… Хантер, полетишь консультантом?
- Нельзя посылать большой отряд, - ответил Кларенс. – Он привлечет к себе внимание. У меня другой план: мы пойдем вдвоем с Шейлой. Я возьму челнок.
- Ты не хочешь лететь на «Призраке»? – Паркер почесал стриженый по уставу затылок. – Я думал, ты с ним никогда не расстаешься.
- Не люблю расставаться, скажем, так. Но в случае… гм… моего трагического финала Шейла не справится со звездолетом, – скривился Кларенс. – С челноком запросто. В порыве страсти она сказала мне, что учится на пилота.
- И ты так просто говоришь о собственной гибели?
- Можно подумать, Вам есть дело до потери жалкого винтика. Поверьте мне, я знаю, что я делаю!
- Что ж, Хантер… Надеюсь, что ты это знаешь. Вперед!

Несмотря на века технического прогресса, облик десантного челнока «Шайенн» не изменился со времени разработки. В самом деле, зачем менять то, что и без того функционально и достаточно устрашающе выглядит? Выступающая вперед остекленная двухместная кабина, фюзеляж с вместительным грузовым отсеком, складные аэродинамические плоскости, почти самолетный хвост – все, что нужно, чтобы доставить бронетранспортер и два взвода солдат на поверхность планеты. Кроме того, челнок вполне мог поддержать десант огнем шестиствольной автоматической пушки и залпом ракет.
«Шайенн», похожий на диковинного жука, мчался в сотне метров над серой лентой гладкого, как зеркало, шоссе. Внизу мелькали разноцветные автомобили, но Кларенса они не интересовали – вряд ли можно что-то выяснить у перепуганного аборигена. Хантер искал дорожный указатель. Наконец, перед одним из ответвлений, он увидел зеленоватый прямоугольник и рванул ручки управления, сбрасывая скорость. «Миррет – 42 км».
- Ха! – закричал Кларенс! – Ты видела? По-нашему написано! Синхронизированный мир! Ну, дела…
- По-моему нас обнаружили, – послышался в шлемофоне обеспокоенный голос Шейлы.
- Ради полезной информации можно пойти на риск! Ничего, минут через двадцать мы будем на месте.
Вдали показались серые громады небоскребов. Они стояли группой, словно большая отара овец, вокруг них раскинулась настоящая мешанина зданий поменьше. Кларенс едва подавил желание лететь через центр города. Посвистывая вихревыми двигателями, челнок прошел на малой высоте над утопающими в зелени особняками пригорода, и направился вдоль двухполосного шоссе. Еще через несколько минут пилот выпустил посадочные опоры и плюхнул машину в поросший чахлыми кустами овраг.
- Мог бы дать и мне порулить, - обиженно сказала Шейла, вынимая из пирамиды импульсную винтовку. Девушка подсоединила магазин и удовлетворенно посмотрела в окошко счетчика патронов.
Кларенс ничего не ответил. Он вытащил из укладки пистолет. Подумал, и положил в походную сумку аптечку. Вторую протянул напарнице.
- Разве ты не возьмешь оружие? – Шейла смачно клацнула подствольником.
- Не хочу таскать лишнюю тяжесть. Мы вряд ли встретим здесь монстров, откладывающих в людях личинки.
Кларенс открыл люк и вдохнул напоенный незнакомыми терпкими ароматами воздух планеты. Прогрохотал армейскими ботинками по выдвижной лестнице и, глядя в портативный компьютер, потопал к аномалии. Шейла тяжко вздохнула и зашагала за ним.
Через несколько минут что-то неуловимо изменилось. В воздухе поплыло странное марево, горизонт задрожал, и, словно из ниоткуда, изумленному взору Кларенса предстал средневековый замок. Высокая стена, мрачные каменные башни, узкие оконца – все это выглядело невероятно в мире небоскребов и автомобилей.
- Дичь какая-то, - озвучил собственные мысли Хантер.
- Ты так говоришь, как будто это что-то плохое, - передразнила его Шейла. – В конце концов, мне тоже нравится стиль ретро.
Кларенс не ответил. Он подошел к массивным деревянным воротам, несколько раз ударил в них бронированным носком ботинка и прокричал: «Кто-нибудь дома? Я спрашиваю: эй, кто-нибудь дома?» Тишина.
- Наверное, не стоит так палиться, - нахмурилась десантница.
- Они там, похоже, оглохли.
- Или наблюдают за нами. Может, им интересно, что мы собираемся делать?
Пилот пожал плечами и толкнул ворота. Бесполезно. Тогда Шейла взялась за массивное железное кольцо и потянула. Створка легко отворилась.
- Век живи, век учись, дураком помрешь, - сказал Кларенс и проскользнул во двор. Сооружения внутри выглядели довольно мрачно. Увенчанные башнями готические здания словно нависали над головой, навевая зеленую тоску. Серебристые шпили острыми копьями вонзались в безоблачное небо.
- Лучше всего нам попасть в подвал, - предложила Шейла. – Во многих замках есть подземелье.
- Откуда знаешь?
- У нас были учения в замке. Нечто подобное я уже видела.
- Хорошо, - сказал пилот. – Тогда ты иди первая.
Девушка сняла с плеча винтовку и направилась к небольшой постройке. Открыла дверь, спустилась по лестнице. Кларенс свернул в коридор, и чьи-то сильные руки схватили его за шею, сдавив сонные артерии. Он едва успел крикнуть «Беги!» и увидел мостик «Шенандоа». Пульты, экраны, люди и даже капитан Паркер – все словно в черно-белом негативе. Белизна космоса и мрачная темнота звезд пугала. И пилот вдруг понял, что видит все это не глазами.
Он не успел удивиться: что-то негромко зашумело, вспыхнул белый свет, будто кто-то направил луч прожектора на оштукатуренную стену. Пролетев длинный тоннель, Кларенс очнулся в почти пустом помещении с маленьким оконцем. На каменном полу отчетливо виднелись темные пятна. Забавное место для приема гостей. Пилот попытался пошевелить скрученными за спиной руками: какие-то доброхоты привязали его к стулу. Хорошо, что рот не заткнули – можно будет ужалить неизвестных друзей хотя бы добрым словом, если уж не получается пистолетом.
В комнату вошел изысканно одетый молодой человек. Правильные, аристократические черты лица, прямой нос – настоящий красавец. Ни одного изъяна, ни одной особой приметы. Незнакомец поправил стянутые в хвост длинные волосы и вкрадчиво произнес:
- Что ж, Кларенс Хантер, давайте познакомимся. Меня зовут Тренмар.
- Не очень приятно, учитывая обстоятельства, - буркнул пилот и замер, уставившись на острые клыки во рту собеседника. С другой стороны, мало ли, для чего они ему нужны? Может, колоть орехи? Не стоит сразу наговаривать на хорошего человека.
Тренмар очаровательно улыбнулся:
- Вы уже догадались, кто я? Да, я питаюсь кровью людей.
- Вампир, что ли? – спросил Кларенс. Он скосил глаза и увидел на столике свою походную сумку и пистолет. Попробовал пошевелить руками – кто ж так вяжет? Осторожно и незаметно пилот начал распускать неумело навороченный узел.
Тренмар кивнул.
- Точнее, дракул – особый вид. А теперь расскажите, на кого Вы работаете?
Нарочитая холодная вежливость Тренмара не произвела на Хантера никакого впечатления.
- А если не скажу? Будете пытать, как партизана?
- Зачем же? Просто убью.
- Жаль, - вздохнул Кларенс.
- Ты что, тащишься от пыток? – озадаченно спросил дракул, рассматривая свои унизанные перстнями пальцы.
- Жизни без них не мыслю. Я же мазохист. С утра встаю – и башкой об шкаф. И пока пальцы не прищемлю, к работе не приступаю. Не могу – руки трясутся.
На лице Тренмара отразилась целая гамма чувств – от крайнего изумления до отвращения. Потом он улыбнулся, видимо, не в силах сдержать смешок.
- А Вы шутник, Хантер. Неужели Вам не страшно?
Кларенс улыбнулся самой зверской улыбкой из своего арсенала, и вампир вздрогнул.
- Ты же меня не убьешь больше одного раза? Отсоси, упырь!
Тренмар прыгнул, и пилот едва сдержал стон: в шею словно воткнули раскаленный стержень. Послышалось отвратительное бульканье и причмокивание: вампир жадно хлебал. Интересно, чем он так аппетитно лакомится? Перед глазами замелькали черные точки. Вдруг Тренмар закашлялся, схватился за живот и замер. Его скрутило. Дракул повалился на бок, фонтаном извергая изо рта блестящую багровую жижу.
Кларенс сумел освободить руки. Он нащупал в кармане боевой разрядник и участливо посмотрел на жалобно стонущего вампира.
- Ты… не… человек… - прохрипел Тренмар и выхватил из наплечной кобуры пистолет.
Время остановилось. Воздух стал плотным, как патока. В полной тишине Кларенс медленно повалился на бок вместе со стулом, одновременно нажимая на кнопку разрядника. Промелькнувшая пуля блеснула в луче света. Фиолетовая молния прочертила смертоносный зигзаг, и мир оттаял. В уши ударил невыносимый грохот. Ноздри защекотал отвратительный смрад, перед глазами поплыли цветные круги. От Тренмара осталась почерневшее, бесформенное тело.
- И если ты поддашься зову тайного желания, твои мечты станут явью, но душа сгорит в огне! – продекламировал Кларенс и скривился. Шею саднило, за шиворот ручьем стекала мокрая теплая кровь. Хантер зажал две, к счастью, небольшие, но глубокие раны пальцами и окончательно распутал веревки. Достал из сумки аптечку, приложил к шее и застонал: медицинский клей – довольно болезненная штука. Зато практически мгновенно останавливает любое кровотечение.
Обугленный «труп» на полу зашевелился и захрипел. Комнату наполнило омерзительное шуршание. Обгорелая плоть начала отваливаться кусками, на ее месте постепенно нарастало новое мясо. Кларенс мстительно ткнул Тренмара бронированным носком ботинка, и вампир исторг мучительный вопль.
Внезапно дверь распахнулась и в комнату влетела Шейла с импульсной винтовкой наперевес. Она посмотрела на пилота, ее карие глаза округлились. Ствол оружия не шелохнулся.
- Что они с тобой сделали? Ты похож на мясника!
- Хорошо, что не на чудака на букву «му», - огрызнулся Кларенс. – А ты откуда явилась, не запылилась? Я думал идти тебе на выручку.
- Ха! Я и сама способна за себя постоять. Они здесь просто сосунки!
- В прямом смысле слова. Меня тяпнул вампир. Надеюсь, у меня не будет бешенства.
- Не знаю… - неуверенно сказала Шейла. – Я видела только обычных людей. Мне даже стрелять не пришлось, я просто вырубала их прикладом. Их рукопашная подготовка сосет и причмокивает.
- Забудь вообще это слово! - заорал Кларенс. – Из меня едва не выпили кровь! Ладно. Я уверен, этот шлимазл строго-настрого приказал своим миньонам не входить сюда, что бы ни случилось. Так что нам остается только ждать, пока он не очухается.
Хантер указал на вампира, который корчился на полу, покрываясь розовой молодой кожей. Наконец, абсолютно голый Тренмар, шатаясь и кряхтя, поднялся на ноги.
- Время восстановления сорок девять минут, - глянув на часы, объявил пилот. – Вы готовы к боли? Вы готовы к страданиям? Тогда мы начинаем игру «Бегущий человек»!
Кларенс поднял разрядник. Дракул заслонился рукой и отступил на шаг.
- Ты – грязный садист! – прохрипел Тренмар.
- Ух ты, Шейла! – отозвался Хантер. – Меня обозвали садистом! И кто? Вампир! Я делаю успехи! Дружок, если не хочешь участвовать в шоу, ты должен доставить меня к самому высокому начальству, которое у тебя есть.
- Я могу хотя бы одеться? – спросил вампир.
- Еще чего! Прямо так и пойдешь. Шучу, шучу.
Чуткая Шейла распахнула дверь и швырнула к ногам Тренмара золотоволосую красотку. Та широко раскрыла глаза и уставилась на десантников.
- Кто вы? – на ее кукольном личике отразился испуг.
- На нас написано. Нашивки на форме прочитать не можешь? Сочувствую, - ответил Кларенс. – А тебя как звать, клыкастое создание?
- Я – Зарина, - пролепетала вампирша. - Средняя невеста Тренмара.
- Здравствуйте, Зарина Люизитовна, - ухмыльнулся Хантер. – Приглашаю Вас на прогулку. И если хоть кто-нибудь рыпнется, обещаю, будет очень больно. Жених не даст мне соврать. Он уже ощутил мою доброту и ласку на собственной шкуре.
Хантер выстроил всех в ряд. Первой шла Зарина, прикрывая вопиющую наготу Тренмара. За ним, морщась от боли в шее, шагал Кларенс с разрядником. Замыкала странную процессию готовая в любой момент нажать на спуск Шейла. Пройдя несколькими коридорами, группа вошла в большую комнату. Огромная кровать, украшенный орнаментами мягкий ковер, резные деревянные шкафы и комоды – все просто дышало неимоверной, можно сказать, избыточной роскошью.
- С Вашего позволения, я оденусь? – Тренмар направился к гардеробу.
- Стоп! – крикнул Кларенс. – Зарина Люизитовна, пожалуйста, возьмите одежду и передайте жениху. А я пока поваляюсь.
Сопровождаемый взглядом трех пар изумленных глаз, пилот прямо в форме и ботинках плюхнулся на кровать.
- Отпадное ложе! – сказал он. - Шейла, на таком неплохо покувыркаться, да?
Десантница одарила Кларенса ледяным взглядом.
- И вид отсюда неплохой, - пояснил пилот. – Удобно держать на прицеле нашу сладкую парочку. В шкафу вполне может найтись потайной выход. А там ищи-свищи нашего зубастого друга.
Вампир надел брюки и рубашку. Он выдвинул ящик секретера и сказал:
- Мне надо подкрепиться после… восстановления, - и жадно выпил содержимое большой склянки.
- А мне так и не предложил. Вот гад, - обиженно сказал пилот, вытащил из походной сумки флягу и отхлебнул питательную смесь. Черные мушки в глазах пропали, руки и ноги снова налились силой.
Теперь Кларенс поставил дракула во главе группы. Он прошел очередными коридорами, спустился по лестнице и открыл дверь в небольшую комнату.
- Это телепорт, - сказал Тренмар. – Заходите.
- Только после Вас, - ответил пилот. – Шейла, выруби дамочку. Она нам более ни к чему. Надеюсь, у нее есть что сотрясать.
Десантница двинула прикладом, и Зарина мешком свалилась на пол. Тренмар равнодушно посмотрел на невесту и прошел в помещение. Вампир что-то пробормотал, помещение на долю секунды залил яркий свет. Стены раздвинулись, и Хантер с Шейлой очутились в мрачном круглом зале, освещенном чадящими жаровнями и факелами на стенах. Арена?
- Керзандер! Убей их! – закричал Тренмар. Кларенс нажал на кнопку разрядника, сверкнула искра, и вампир во второй раз за день превратился в обгорелый труп.
На середину арены метнулся коренастый тип – настоящий богатырь. В его руке блеснул двухметровый меч. Шейла вскинула автоматическую винтовку, прогремела очередь. Бронебойные пули выбили кровавые фонтанчики, но Керзандер, казалось, этого не заметил. Он занес над головой меч. Шейла выставила вперед винтовку и приготовилась принять удар.
- Нет! В сторону! – закричал Кларенс, и десантница прыгнула. Чудовищное лезвие со звоном высекло из каменного пола сноп искр.
Хантер вскинул разрядник – молния ударила Керзандеру в бок, оставив лишь темное пятно. Сверхвампир покатился по полу, тут же вскочил и бросился к Кларенсу, махнув мечом. Время остановилось, пилот увернулся от смертоносной стали, и снова выстрелил искрой. Эхо громом обрушилось с потолка.
Шейла, выпустив в спину Керзандера весь магазин, взвилась в воздух и ударила противника прикладом по голове. В ответ тот двинул рукояткой, девушка отлетела к стене и осталась лежать неподвижно.
- Ты убил ее! – заорал Кларенс и трижды нажал на кнопку разрядника.
Пилот бросился к двери – заперта. Сверкнула молния, полетели обгорелые щепки – путь свободен! Ничего, за Шейлой он вернется. На «Шенандоа» три воскресительных машины – достаточно маленького кусочка, чтобы вернуть десантницу к жизни.
Пилот включил встроенный в разрядник фонарь и запнулся о какой-то обломок. Керзандер размахнулся. Кларенс в отчаянии поднял руку, луч скользнул по упырю. Запахло горелой плотью. Лезвие жалобно зазвенело по полу. Дракул утробно взвыл и ринулся в сторону. Хантер рванул за ним и прижал врага к стене.
- Нет! Стой! – закричал Керзандер. – Остановись! Не надо! Что ты хочешь? Требуй – получишь!
- Это другой вопрос, – сказал Кларенс. – Ты главный среди всех этих жирновонючих дятлоупырей?
- Да… но не совсем. Есть еще выше.
- Веди меня к нему! – решительно сказал пилот и добавил: – Погоди чутка.
Он подобрал винтовку, подошел к Шейле и ощупал ее, не спуская глаз с супервампира. Вроде цела: бронеткань – штука мировая. Кларенс приложил к шее десантницы аптечку. Щелкнул анализатор, за ним инъектор. Девушка открыла глаза, села и потянулась к оружию. Лишь сменив магазин, она спросила:
- Ты… победил?
- Не то, чтобы совсем победил, но перевел вооруженную стычку в плоскость переговоров. Как ты? Хотя… глупый вопрос.
- Ничего, идти смогу.
Пилот помог девушке встать и направил на Керзандера луч. Тот закричал, и Кларенс тут же выключил орудие пытки.
- Ой, извини. Я и забыл. Шейла, включи фонарь на винтовке!
Кожа супервампира задымилась.
- Хватит, - простонал он. – Довольно экспериментов!
- А уж как меня задрали эти танцы с вампирами, кто бы только знал, - Кларенс не упустил возможности поёрничать. Он мельком глянул на Тренмара, который корчился на полу, сбросив обугленную плоть – багровое мясо понемногу нарастало на изувеченном теле. Керзандер укоризненно покачал головой, молча снял со стены факел и пошел по коридору. Кларенс и Шейла переглянулись и двинулись за ним.
Супервампир открыл дверь, и Хантер шагнул в восьмиугольное помещение. Из углов в центр сходились лучи, на стенах висели светильники – что-то вроде лампад. Керзандер зажег каждую факелом и начал бурчать что-то себе под нос. Раздался негромкий гул, вспыхнуло голубоватое сияние, похожее на черенковское излучение в ядерном реакторе.
- Похоже, нас ждет встреча с чудом, - задумчиво сказал пилот и добавил, поймав негодующий взгляд Керзандера:
- Молчу, молчу.
Через несколько минут с потолка ударил столб синего света, и в нем материализовался высокий человек в алом плаще, расшитом золотыми вензелями. Рот пришельца шевелился наверху лица, ясные синие глаза задумчиво смотрели откуда-то из-под скособоченного носа.
- У Вас что-то с физиономией, - сказал Кларенс. – С ней приключилась инверсия.
Человек взялся за голову и повернул. Она с жутким хрустом встала на место.
Керзандер прикрыл рот рукой и едва слышно прошептал:
- Кощунство!
- Я сам разберусь, кощунство или нет! – строго сказал «красный плащ». Он осмотрел Кларенса и Шейлу пронзительным взглядом и повернулся к супервампиру:
- Они из другого мира. А этот – вообще нелюдь!
- Э, стоп! Кто же тогда я? – в отчаянии закричал Кларенс.
- Придет время – узнаешь. Будем знакомы. Я – Деротар, один из создателей этого мира. Что вы здесь делаете?
Кларенс растерянно переводил взгляд то на Керзандера, то на Деротара. Руки его тряслись. Он шмыгнул носом, в глазах затуманилось и расплылось.
- Я не человек… - прошептал пилот.
Шейла с размаха ударила его по щеке и закричала:
- Потом будешь корчить из себя неженку! Соберись, боец! Думай о задании!
Хантер протер глаза пальцами и взял себя в руки.
- Что Вы сказали? – спросил он. – После истории с головой, я понимаю, почему Вас называют деротатор.
- Деротар. Я спросил, для чего вы сюда прибыли? Это не ваш мир. Вас здесь вообще не должно быть.
Кларенс тяжело вздохнул.
- Наш крейсер заблудился. Навигационные системы сошли с ума, и мы не можем проложить обратный курс. Нам нужны координаты и примерные параметры входа в гиперпространство.
- Так вы с той махины, что болтается на орбите? Почему же вы не спросили? – поинтересовался Деротар.
- Я хотел… а они – кусаться. Потом Тренмар знатно травил. Ни дать, ни взять – кит, - ухмыльнулся Хантер.
- Ему надо было укусить твою подружку, а не тебя, нелюдь, - на этот раз настал черед Деротара ехидничать. – Обещайте мне, как только я дам вам нужные данные, вы улетите обратно. Ваш крейсер у меня, как заноза!
- Разумеется. Свалить отсюда – то, что мы хотим больше всего на свете.
- Тогда к делу! Пишите!
Кларенс достал карманный компьютер. По мере того, как Деротар диктовал, настроение пилота падало ниже плинтуса: предстояла масса тяжелой работы. Но какая удача, что «Призрак» вместе с его «межмировым» блоком находится на борту «Шенандоа»! Разумеется, модуль хилый, и придется подключить его к главным двигателям крейсера через усилители, но это чисто техническая проблема. Решаемо. Когда Деротар закончил, он обратился к Керзандеру:
- Доставь гостей туда, куда они пожелают. И если хоть один волос упадет с их головы, у нас будут серьезные проблемы. Даже если мы сумеем уничтожить крейсер, он наломает немало дров в моей тщательно выстроенной и выверенной экосистеме.
Деротар окутался голубоватым сиянием, криво ухмыльнулся и недовольно пробурчал:
- Кларенс, привет тебе от Анесии. С такой-то крышей ты можешь хамить кому угодно.
- Кто такая Анесия? – прошептала Шейла.
- Богиня. Просто богиня, - ответил пилот.
С потолка обрушился уже знакомый столб синего света, и божество испарилось, словно его здесь никогда не было.
Керзандер вышел в коридор. Хантер пошел за ним. Ноги внезапно стали ватными, перед глазами поплыло. Каменный пол встал вертикально… Шейла успела подхватить пилота и спросила:
- Тебе плохо?
- Интенсивная физкультура не больно-то и полезна при инспирированной вампиром потере крови, - пробормотал Кларенс. – Мне бы сейчас в постельку, да соснуть… ой… нет… только не это…
Пилот очнулся в огромной, как космодром первой категории, постели. Рядом едва не утонула в перине Шейла. Девушка обхватила руками импульсную винтовку и сладко сопела. Кларенс потянул оружие, и голова взорвалась мириадами искр.
- Ты дурак? – закричала Шейла. – Я едва тебя не убила!
Хантер откинулся на подушку. Теперь еще и голова раскалывается.
- Наверное, я полный кретин, - сказал он. – Знатно вас там тренируют. Как ты себя чувствуешь?
- Как будто меня прожевали и выплюнули.
- Тебя не убили? Значит, ты стала сильнее. Look what you have done to me, my little star (посмотри, что ты сделала со мной, моя звездочка), – фальшиво прогундосил Кларенс и пощупал огромную шишку на лбу. Пальцы окрасились красным. Как, опять?
Шейла достала аптечку, и Кларенс зашипел. Почему нельзя добавить в медицинский клей анестетик?
Десантница полюбовалась на свою работу и сказала:
- Обезьяна и то красивее.
Кларенс не успел ничего ответить – в комнату вошел Керзандер. Из-за его спины робко выглядывал Тренмар. Некогда элегантный дракул выглядел, точно клоун: брюки висели мешком, рубашка сморщилась на груди. Наверное, здоровяк Керзандер одолжил ему свою одежду.
- Куда прикажете? – ехидно спросил супервампир. – Мне не терпится от Вас избавиться.
- Простые способы недоступны, да? – поинтересовался Кларенс. – Риторический вопрос. Доставьте нас в замок Тренмара. Мы оставили челнок в овраге.
- Знаю, - почему-то смутился дракул. – Мы пытались его вскрыть.
- И как результат? – поинтересовался пилот.
- Бесполезно. Даже магия не помогает.
- То-то, - ухмыльнулся Кларенс. – Впрочем, и ваша вампирская братия существует здесь только, пока люди не изобрели сверхъяркие светодиоды. Интересно, какой компонент излучения так губительно на вас действует?
Вампиры переглянулись между собой. Керзандер проводил Кларенса и Шейлу в телепортационную камеру. На мгновение вспыхнул белесый свет и молчаливый, похожий на гориллу волосатый здоровяк, вывел незваных гостей к челноку. Абориген остался невозмутимым, даже когда засвистели вихревые двигатели и Кларенс, подвесив «Шайенн» в метре от земли, скорчил ему рожу через плоское бронестекло.

Хантер поднялся на мостик «Шенандоа» и все, кто там был, как по команде уставились на пилота. Кларенс прочитал написанное на лицах навигаторов и инженеров изумление и жалость.
- Со мной что-то не так? – спросил пилот. – У меня по лицу размазан томатный соус?
- Что-то вроде, - сочувственно ответил кэптен Паркер. Он порылся в одном кармане, потом в другом и выудил маленькое зеркальце.
Кларенс фыркнул. Не зря говорили, что командир одержим накопительством. Пусть и в легкой форме.
Пилот внимательно рассмотрел себя. Шея покрыта коркой засохшей крови, некогда выглаженная форма в темных заскорузлых пятнах. На лбу – здоровенная лиловая шишка, рана посередине ее залита клеем. На щеках багровые разводы, словно он сам прокусил чью-то сонную артерию. Да, сегодня вахтенным будет о чем посудачить после смены.
- Ты бы помылся, - печально сказал командир. – Ужас ведь на кого похож.
- Сначала к делу.
- Именно, - Паркер нажал кнопку громкой корабельной связи. – Доктор Джонс, поднимитесь на мостик!
- Да подождите Вы со своим эскулапом! Зовите лучше инженеров! – Кларенс сунул командиру карманный компьютер. – Мы с Шейлой добыли всё, что нужно. И с помощью «Призрака» мы сможем свалить.
Двери лифта распахнулись, и Кларенс раздраженно уставился на врача – жизнерадостного коротышку. На рукаве его кителя отчетливо алел крест – древний символ милосердия. Доктор усадил пилота в кресло, ощупал, заглянул за шиворот и строго сказал:
- Уорент-офицер Хантер, надавать бы Вам по шее за то, что сразу ко мне не явились. Посмотрите на свои раны – сильное воспаление… боже мой, как Вы это терпите?
- Шизоидов мелкие неудобства не беспокоят, - ответил Кларенс. – Подумаешь, укус вампира.
- Кого? – одновременно воскликнули командир и врач.
- На планете правят упыри. Видели бы вы, как один из них кормил Ихтиандра, когда хлебнул моей кровушки. Он даже обозвал меня нелюдью.
- Так оно и есть, - ляпнул Паркер. – Ну, то есть, для нас ты, конечно, человек, но с точки зрения генетики…
Кларенс похолодел.
- Кто же я? – пролепетал он.
- Керианец*, - ухмыльнулся командир.
- Но ведь Кера…
- Да, планету сожгла звезда во время каких-то бесчеловечных экспериментов. Керианцев осталось совсем немного, к нашему всеобщему счастью. Они – первостатейные выродки. Их ведь предупреждали!
- Спасибо, сэр, - ответил уничтоженный Кларенс.
- На правду не стоит обижаться. Твой отец служил пилотом под моим началом и был, пожалуй, самым порядочным из всех керианцев. Впрочем, он так и не узнал о твоем рождении. Стелла Хантер ничего не сказала ему.
- Значит, я – только наполовину…
- Керианцем нельзя быть наполовину, - перебил Кларенса врач. – Их гены доминантны, они эффективно подавляют любые другие. К счастью, из-за частичной генетической совместимости дети у них рождаются крайне редко.
У пилота закружилась голова.
- Ну, ничего, я вам всем еще покажу, хоть я теперь и фарш, - печально сказал он.
Врач не удержался от улыбки. Он взял покорного Кларенса за руку и повел в медблок.

Через неделю инженеры закончили работу. Задраивая переборку в четвертый шлюз, Кларенс бросил взгляд на опутанный паутиной проводов и силовых кабелей «Призрак». Сердце защемило: настолько собственный звездолет напомнил ему древнюю фотографию из истории медицины – умирающего в реанимации больного. Не в силах более выносить столь пронзительное зрелище, пилот повернул задвижку и припустился бегом на мостик.
- Где тебя черти носили? – набросился на него Паркер. – Уходим в гиперпространство! Один бог знает, где мы выскочим!
- А я здесь зачем? – удивился Кларенс.
Командир не успел ответить. Моон, первый навигатор, заскрипел обратный отсчет:
- Три… два… один… Т-ноль!
По крейсеру словно прошла гигантская метла. Звезды вытянулись в иглы и пропали. Кларенс переглянулся с Мооном, тот испуганно отвел глаза. Звездолет задрожал, заскрежетал всем корпусом. Хантер застыл – он даже не пытался представить силы, которые терзали в этот момент корабль.
- Многие знания – многие печали, - прошептал пилот и сжал руки так, что побелели пальцы.
Что-то глухо хрустнуло, на панели инженера вспыхнули сигнальные лампы «недопустимая деформация». Указатели защитных полей поползли вниз. Крейсер отозвался труднопереносимой вибрацией, от которой заныли зубы. Кларенс с трудом подавил желание закрыть глаза и уставился на табло компенсатора перегрузок: цифры мелькали с ужасающей быстротой.
Внезапно наступила тишина, нарушаемая лишь шуршанием воздуха в системе вентиляции. Погасли красные лампы, дрожь прекратилась. Космос заискрился звездной рябью. На экранах навигационной системы появилась красочная картинка: ухмыляющийся череп в шляпе и скрещенные кости.
- Что это? – жалобно заскрипел Моон.
- А это мой скромный вклад в программу! Есть привязка! – радостно заорал Кларенс и хлопнул по клавиатуре. По экранам побежали ряды цифр, центральный дисплей высветил карту с текущим положением «Шенандоа».
- Ох, юморист, - улыбнулся кэптен Паркер. – А сам-то чуть в штаны не наложил. Вампиров не боялся, а тут…
- С такого можно весь мостик уделать! Я только сейчас понял, что злобный, жестокий и мстительный Деротар хотел нас погубить, - сказал Кларенс. – Честь и хвала работникам верфи!
- Он дал нам правильные данные. Мы в нашем мире. Даже в нашей галактике, - недоуменно сказал командир.
- Временная задержка составила три с половиной недели, - проскрипел Моон.
- Деротар учел все. Ему же не хотелось, чтобы мы разнесли в хлам всю его халабуду, если наш ковчег выйдет целым из мясорубки.
- А он не мог отправить нас в какой-то третий мир? – поинтересовался навигатор.
- Вы меня так спрашиваете, как будто я – Деротар. Может, ему неохота ссориться со своими коллегами?
Звезды снова вытянулись в иголочки – крейсер взял курс на точку. Несмотря ни на что, ходовые испытания продолжались.
Когда Кларенс, не глядя, подписал акты, кэптен Паркер сказал:
- Чтобы ты да к чему-то не придрался и не записал особое мнение? Где-то кто-то сдох. Кстати, Хантер, у меня строгий приказ доставить тебя и Шейлу в центр.
- Под арестом? – поинтересовался пилот.
- Тьфу на тебя! Скажешь тоже. На церемонию награждения!
- Накляузничали?
- Поставь себя на мое место, Хантер! Новый крейсер где-то месяц болтался – разумеется, с меня потребовали отчет. Короче, как выйдем на орбиту, бери «Призрак» – и в Совет.

Два дня спустя Кларенс и Шейла сидели с группой награжденных за кулисами актового зала размером с футбольный стадион. Пилот выглянул на сцену, присвистнул и сказал:
- Набито под завязку. У них тут что, других развлечений нет, кроме как слушать Дасти Мэйна? Честно говоря, я бы уснул.
Слегка подкрашенная Шейла очаровательно улыбнулась и поправила аксельбант на парадной форме:
- Я бы такими вещами не заморачивалась.
Кларенс пожал плечами. Девушку вызвали первой, через несколько минут она вернулась с новенькой медалью и нагрудным погоном сержант-майора.
Следующим получил награду какой-то капрал, и Шейла недоуменно посмотрела на пилота. Комната понемногу пустела, и по мере того, как выходили новоиспеченные кавалеры, десантница мрачнела все больше и больше. Наконец, когда в помещении никого не осталось, она вскочила на ноги. Карие глаза Шейлы сузились, она набычилась и глухо прорычала:
- А тебе?
- А мне – ампула с кокаином… увлекательные приключения, короче. Дасти такой же мстительный, как Деротар.
- Ну уж нет! Сейчас я выскажу все, что о нем думаю!
Шейла рванулась. Пилот схватил ее за руку. Десантница на рефлексах выдернула его из кресла и швырнула в сторону. Он вылетел на сцену, проехал спиной по гладко отполированному полу, и больно ударился головой о трибуну. Зал замер. Наступила гробовая тишина. Дасти, который произносил заключительную речь, умолк на полуслове и удивленно уставился на пилота.
Кларенс, отчаянно кряхтя, поднялся на ноги. Он почувствовал, что кровь прилила к лицу. Как всегда, его природная стеснительность быстро уступила место повышенному градусу язвительности и ехидства.
- Ну вот, - сказал он Шейле, которая смотрела из-за кулис, прижав ладонь ко рту, - Могла бы еще раз прикладом в лоб заехать. Для колорита. Дасти, подвинься, коли я здесь.
Пилот бесцеремонно влез на трибуну, постучал пальцем по микрофону, вздохнул и сказал:
- Взялся за грудь – говори что-нибудь.
Зал взорвался хохотом. Хантер подождал, пока установится относительная тишина и продолжил, словно завзятый чинуша:
- Я, как непосредственный участник событий на крейсере «Шенандоа», спешу заверить всех присутствующих, что есть еще один человек, который заслуживает награды, как никто другой.
- Кто он? – донеслось из зала. – Да, кто?
Кларенс выдержал эффектную паузу и принял театральную позу.
- Этот человек сейчас на трибуне. Лишь скромность не позволяет ему заявить о своем, без сомнения, достойном поступке. Встречайте заместителя председателя Совета развития Дастина Мэйна!
- Что? – завизжала Шейла и вылетела на сцену. Да, обладательница такого вопля достойна звания сержант-майора.
- Шейла, это его милостью «Призрак» оказался в четвертом шлюзе «Шенандоа». Если бы не его решение, вряд ли мы выбрались бы из передряги. Дасти, поздравляю Вас от того, что у меня когда-то называлось душой.
- Перестань издеваться, Хантер, - застонал Дасти, который немного пришел в себя от неожиданного вторжения. – Будет тебе медаль. Обещаю.
- Можно подумать, мне она нужна. У меня одна уже есть. Правда, не за храбрость, как у Шейлы, а за жестокость*. Но видели бы вы, как она налетела на вампира. Настоящая фурия!
Пилот взял десантницу под руку, вышел в коридор и направился к выходу. Когда они вышли на тенистую, усаженную идеально подстриженными кустами аллею, он взял девушку за руки и спросил:
- Я тебе понравился? Только честно?
- Еще бы, - ухмыльнулась Шейла. - Не каждый день можно врезать офицеру по кумполу прикладом, и получить за это награду и повышение. И куда ты теперь?
- Домой. На планету-полигон. Знаешь, я сейчас чувствую горечь и пустоту.
- Из-за меня? – спросила девушка.
- Просто потому, что приключение закончилось. Начинается скучная рутина.
Кларенс прижал к себе Шейлу, чмокнул ее в лоб и побрел по асфальтовой дорожке. В конце аллеи он остановился, послал девушке воздушный поцелуй и размашисто зашагал к стоянке такси.
Дасти не сдержал обещание – медаль Хантер так и не получил. Через два месяца на площадку планеты-полигона сел неказистый и угловатый легкий транспорт. Лейтенант в синей форме вытащил заспанного Кларенса из постели, козырнул двумя пальцами и вручил посылку. Внутри лежала Звезда Военного Флота и записка.
«От имени экипажа крейсера «Шенандоа» и его десантной группы исправляем несправедливость, допущенную неким высокопоставленным чиновником, и посылаем тебе звездочку. Привет от Шейлы, она нам все уши прожужжала. Жаль, что ты десантник, иначе не миновать тебе лейтенантских погон. Контр-адмирал Джонатан Б. Паркер».
- Я очень рад и все такое. Передайте от меня искреннюю благодарность, - сказал растроганный Кларенс. – Правда, в этот раз мне больше подошел бы значок «Почетный донор».


* Кларенс – Керианец. Планета – Кера, названа в честь греческой богини беды.
* На реверсе первой награды Кларенса написано «For cruelty to the enemy» - «За жестокость к врагу». На аверсе изображен звездолет, который на фоне огненного шара термоядерного взрыва производит орбитальную ковровую бомбардировку планеты.
Аватара пользователя
Maxfactor

 
Сообщения: 304
Зарегистрирован: Январь 18th, 2016, 1:32 pm
Откуда: Краснодарский край
Число изданных книг/Жанр/Издательство: Совсем начинающий литератор.
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Вернуться в Проба Пера

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4

cron