Миссия за бездной, НФ, рассказ, 40К

:) Место для самых отчаянных авторов-мазохистов, желающих испытать невероятные ощущения :)

А теперь серьезно.
В этом разделе есть два правила.
1. Будь доброжелателен.
2. Если не готов выполнять пункт 1. - ищи себе другой форум, не дожидаясь действий администрации.

Модераторы: Becoming Jane, просто мария

Миссия за бездной, НФ, рассказ, 40К

Сообщение Maxfactor Март 23rd, 2017, 5:32 pm

Mission beyond the void. Миссия за бездной.

Кларенс Т. Хантер запихал конспекты, учебник и портативный компьютер в пухлый армейский ранец, взвалил его на спину и, шаркая тяжелыми ботинками по светлому пластику пола, вышел из аудитории. Спустился по мраморной центральной лестнице и сразу забыл об экономии сил: однокурсники, собравшись в кружок, что-то оживленно обсуждали. Разве такое можно пропустить?
- По-моему, герой фильма – полный кретин. Отправиться вдвоем с напарницей на планету, полную кровососов! – ухмыльнулся толстяк по прозвищу Рыжий.
- А я вообще не понимаю, почему действие вампирских сериалов всегда происходит возле экватора или в средних широтах? Я бы перенес сеттинг куда-нибудь ближе к Северному полюсу, где одна доооолгая ночь! – Кларенс, для которого существовало только его собственное «личное пространство», схватил Рыжего за пиджак.
- Полегче, дружище! – отличник и гордость университета буквально отодвинул наглеца. - И чем бы они там питались? Сосали кровь у пингвинов?
- Нет, у эскимосов, приятель, у эскимосов!
- Ша! – вдруг сказал рыжий. – Кровосос!
К студенческой компании подошел Лев Эрнестович – заместитель декана.
- Кто еще не сдал тест на тренажере? – резко спросил он, пригладив черную бородку.
Кларенс сделал вид, что не услышал вопроса.
- Хантер, ты? Кто не пройдет испытание, к экзаменам допущен не будет!
- Но я не смогу! У меня нет времени! – возопил несчастный студент.
- Ничего не знаю. На меня тоже давят. Мне пришла разнарядка, чтобы тест прошли все. Не знаю, для чего это нужно Совету. Так что будь добр, найди время.
Кларенс вздохнул и поплелся на второй этаж. В конце концов, тренажер ни к чему не обязывает.
В большой комнате белые металлические шары в два человеческих роста ждали новую жертву. «Выберите романтику вместо скучной рутины? Пройдите тест!» - гласил криво прилепленный к стене плакат.
Кларенс пригладил отклеившийся уголок, приложил руку к считывателю ДНК, и на выпуклой глади открылся черный проем. Еще одно подтверждение личности – дверь автоматически захлопнулась. Все, назад дороги нет, только в пыточное кресло. Перед изумленным студентом вспыхнула голубоватая надпись:
«Проба номер один: найдите на картинке цифры от 1 до 89».
После прохождения четырех проверок на внимательность, Хантер пришел в восторг. Он с легкостью нашел отличия в картинках, в момент решил задачу на сортировку, и за несколько секунд вернул двадцать предметов на место, не допустив ни единой ошибки. Пятое испытание Кларенс едва не провалил. Удержать шарик в центре движущегося лабиринта оказалось почти непосильной задачей. Наконец, мелодичная трель звонка возвестила о главной части теста. Панорамный экран заискрился звездной пылью, и голубоватые буквы, падая с разных сторон, сложились в слова:
«Тренировочное задание: пролетите через ворота и поразите мишени…»
Через два часа экраны погасли, щелкнул автоматический замок. Дверь бесшумно открылась. Кларенс взвалил на плечи рюкзак, спустился по парадной лестнице и понуро побрел по дорожке, закрыв глаза. Он открывал их каждые пятнадцать секунд, запоминая и анализируя обстановку, выстраивая в голове маршрут. Группа студентов чуть слева, девушка прямо по курсу… боже, что за сооружение у нее на голове? Кларенс взял чуть в сторону и разминулся с неизвестной студенткой. А это еще кто? Ба, Рыжий! Однокурсник обнимал за талию стройную накрашенную девицу.
- Жених и невеста, тили-тили-тесто! – заорал Кларенс.
Дама недовольно поморщилась.
- Слушай, а я прошел тест! – заорал Хантер и едва не задохнулся. От Рыжего отвратительно разило духами.
- Отпад! – сказал Кларенс, едва перевел дух. - Такие классные головоломки. Потом, правда, все выродилось в стрелялку. С кораблем-маткой пришлось повозиться. Еле угрохал.
Толстяк широко улыбнулся:
- Да ведь ее совсем просто валить! Ракетами!
Хантер схватил приятеля за плечо:
- В самом деле, я никак не могу понять логику. Почему тест закончился так неожиданно? Я бы кое-что переделал.
Рыжий выхватил у него рюкзак и выудил оттуда толстый том с изображением звездного крейсера на обложке.
- Ха! Лучше найди себе живую Джейн!
- Не знаю. – Кларенс почесал затылок. - Как-то не очень получается. Наверное, не судьба.
- Может, для начала хотя бы рубашку выгладишь? И посмотри, что у тебя на башке!
- Фи, сероглазик, - ухмыльнулась девица.
Рыжий брезгливо прикоснулся к светлой шевелюре приятеля. Кларенс шмыгнул носом, забрал у однокурсника ранец и побрел в свой коттедж.

Люди в серой форме пришли прямо на экзамен и, к вящей радости почти уснувшей экзаменационной комиссии, оборвали монотонно-заунывную речь Кларенса на полуслове:
- Служба вербовки, Десантный Корпус! Вы нам нужны! Прямо сейчас!
Лев Эрнестович поднял руку и открыл было рот.
- Профессор, не протестуйте, - оборвал его, видимо, старший, - Это не обсуждается. Наш визит связан с результатами теста. Время не ждет.
Офицеры буквально выволокли Кларенса на станцию и втолкнули в пригородный поезд. Утопающие в зелени белые трехэтажные коттеджи студенческого городка качнулись и уплыли назад. Результаты испытания? Почему такая спешка? Нехорошие мысли роились в голове. Но когда железная дорога начала огибать посадочную площадку космодрома, и в окне показались звездолеты, все страдания вылетели у Кларенса из головы. Он прилип к стеклу, бормоча про себя классификацию. Офицеры вытолкнули его из поезда и потащили к десантному челноку. «Шайенн», - прошептал студент.
Похожая на жука машина рванулась вверх, как пробка из бутылки, и через несколько минут вплыла в шлюз тяжелого крейсера. Интересно, почему никто не закрыл шторками иллюминаторы?
- А неплохо у вас автоматика работает. Эй, вы, носопырки! Чего молчите-то? – распинался Кларенс. Офицеры не повели даже бровью.
Хантера грубо втолкнули в каюту. Когда через несколько часов дверь открылась, узник запротестовал – плюхнулся на койку и демонстративно отвернулся. Тогда два уже знакомых офицера схватили его под руки, проволокли ярко освещенными коридорами, втащили в какой-то кабинет и швырнули под ноги коренастому мужчине с мрачным лицом. Пленник сложил руки на груди и уставился на зазывные плакаты на стенах.
- Поднимите его, - прозвучал приказ.
Кларенс моментально оказался на ногах. Только сейчас он разглядел нашивки и многочисленные орденские планки*. Военный покусал губу и продолжил:
- Не время шутки шутить. Нам пришлось пойти на крайние меры. От лица Десантного Корпуса приношу свои извинения за нарушение принципа добровольности.
- Надеюсь, мне дадут чего-нибудь погрызть, - пожал плечами Кларенс.- Только причем здесь моя скромная персона?
- Притом, молодой человек, что из миллионов кандидатов система выбрала тебя. С большим отрывом.
- А я думал, мои достижения далеки от идеала.
- Результаты теста не обсуждаются.
Офицер указал на портативный считыватель ДНК:
- Если ты согласен, поставь подпись. Врать не буду: Миссия трудная и опасная. Возвращение сомнительно. Но мы рассчитываем на твою преданность долгу: времени осталось очень мало.
- Так бы и сказали, что у меня нет выбора, - Кларенс, бросаясь в бездну неизвестности, прижал руку к регистратору.
- Отлично! – оживился офицер и нажал кнопку коммуникатора. – Сержант Уильям Логан, зайдите ко мне!
В кабинет вошел высокий статный мужчина. Он что, родился в форме?
- Сержант Логан явился по Вашему приказанию, сэр!
- Определите новобранца Хантера в казарму, сгенерируйте обмундирование и поставьте на довольствие. С завтрашнего утра займетесь строевой и физподготовкой. Да, побрейте его наголо – и в душ! А то он превратит крейсер в рассадник вшей!
- Постойте! – возопил Кларенс. – Строевая… что?
- Разговорчики! Курс молодого бойца и армейскую подготовку пилота я за тебя проходить буду? Теперь ты – курсант! Отныне сержант Логан и первый уорент-офицер Спанкмайер - твои профессоры и деканы!
- А Вы-то кто?
- Виноват. Я – полковник Джеральд Манн, командир десантной группы тяжелого крейсера «Тикондерога», на котором ты имеешь честь находиться.
Полтора месяца подготовки показались Кларенсу адом. Постоянная строевая муштра и физподготовка сменялись зубрежкой уставов. И, как будущий пилот, Хантер изучал и готовил к вылету учебный «Шайенн». К вечеру бывший студент валился, на койку, как убитый. Утром все начиналось сначала.
Единственным светлым моментом в уставном кошмаре была стандартная импульсная винтовка M41. За стрельбу курсант удостоился скупой похвалы сержанта. Но за форму бывшему студенту влетало вдвойне.
- Почему брюки висят, курсант Хантер? – под издевательские смешки строя закричал сержант прямо в лицо подопечному. – Затянуть ремень! Ты солдат или мешок с тряпьем? Два круга с полной выкладкой бегом марш!
- Так точно, сэр, - пролепетал Кларенс, вызвав еще большее раздражение Логана.
- Не «так точно, сэр», а «есть, сэр»! В свободное время вместо отдыха будешь повторять устав!
Наставник побагровел и заорал, раздувая ноздри, словно разъяренный бык:
- Заруби себе на носу: «так точно» и «есть» - разные ответы! В бою путаница может дорого обойтись твоим товарищам, если тебе наплевать на собственную задницу! Три круга бегом, марш!
- Есть, сэр, - под смешки и улюлюканье строя Кларенс, едва не обливаясь слезами, бросился выполнять приказание.
Через две недели муштры и унижений, на утреннем построении Логан гаркнул:
- Курсант Хантер, на сегодня строевая подготовка отменяется! Поступаете в распоряжение пилота - уорент-офицера Спанкмайера!
- Есть, сэр! – ответил Кларенс.
Пилот – невзрачный мужчина с печальными синими глазами, открыл переходной люк учебного челнока с номером «2». Хантера он пропустил в застекленный, выступающий вперед нос, сам же занял место инструктора сзади.
- Вообще-то, сначала положена тренажерная подготовка, - как бы извиняясь, сказал Спанкмайер. – Но я предпочитаю не тратить время даром. Может, тебе летать в принципе не дано?
Катапульта швырнула челнок в космос. Звезды засверкали веселыми искорками. Прямо над головой, укутанная рваными космами облаков, раскинулась поверхность учебного планетоида. Кларенс осмотрел приборы – не считая панели вооружения, управление не сложнее туристического звездолета. Даже проще – нет межзвездных режимов!
- Попробуй порулить немного, – раздался в наушниках тихий голос Спанкмайера.
Кларенс покачал челнок, добавил и прибрал ход. Попробовал отойти подальше от крейсера. Машина чуть инертная, немного неуклюжая, но все же… Курсант резко развернул и сориентировал челнок носом по орбите. Хотел потянуть ручку ускорителя, она не двинулась с места. Инструктор держал ее мертвой хваткой.
- Стоп! – сказал он. – Неплохо! Университет, факультет, специализация, курс?
- Звездоплавания, строительство звездолетов, безопасность и защита, четвертый, - четко ответил Кларенс.
- Класс гражданской лицензии?
- Второй, сэр!
- Так… - инструктор на секунду задумался. – Рискнешь в атмосферу? На руках?
- А куда, сэр? Карта, ориентир?
- К черту карту! Почти на экваторе – пик! Его только слепой не заметит! Плотность атмосферы – ноль, девяносто четыре!
Далеко впереди облачную пелену прорвала маленькая черная заноза.
Кларенс пробежал глазами по приборам, прикинул орбитальную скорость, траекторию снижения, тормозной импульс. Дыхание перехватило. Ну, сейчас он покажет, что умеет…
Курсант выжидал. Планетоид поворачивался, черная иголочка постепенно росла, она резала рваную белую вату, словно торчащий вертикально нож. Максимальный угол входа в атмосферу для челнока «Шайенн» составляет… Кларенс потянул рычаг ускорителя, и через несколько секунд кабину осветило бушующее за бронестеклом пламя. Положив ладони на ручки управления, курсант едва заметными, ленивыми движениями, удерживал машину на траектории. На секунду Хантер глянул на инструктора – руки пилота покоились на коленях.
Наконец, стихия за бортом унялась, и челнок пронизал белесую пелену. Внизу поплыли мрачные серые скалы. Если здесь навернуться – пиши пропало.
- Аэродинамические плоскости! – крикнул Спанкмайер.
- Пока не нужно, сэр, - ответил курсант. – Корпус создает достаточную подъемную силу. Если ее не хватит, вихревые двигатели изменят вектор!
- Ха! Ну, как знаешь!
Впереди выросла гигантская стена – тот самый пик-ориентир.
- Справа уступ! Садись туда! – крикнул инструктор.
Кларенс выпустил опоры и опустил машину на плоский выступ скалы. Слева темнела бездонная пропасть. Справа, прямо за бронестеклом, уходила ввысь аспидно-черная гладь.
- Передохни, пока крейсер не сделает виток. Надеюсь, с взлетом и стыковкой у тебя проблем не будет, - сказал Спанкмайер и вдруг добавил: - Мы только что едва не гробанулись.
- Как? – похолодел Хантер.
- Я дурак, - ответил инструктор. – Это учебный челнок, у него другие ограничения. Кто ж знал, что перворазник устроит мне скоростной спуск в ад?
- Я так девчонок катаю, - наивно сказал Кларенс. – Должен же я показать им, на что способен.
- И как результат? – поинтересовался Спанкмайер.
- Больше одного раза никто не выдержал. Некоторых… выворачивает. Не понимают они ничего.
- Лошара ты, курсант Хантер. Девушки – это цветы, понимаешь? Нежные, хрупкие. А ты их – сапогами! Грубо и с особым цинизмом! Не у всех же за спиной сотни посадок!
Через полчаса Кларенс вывел челнок на орбиту, нашел локатором крейсер и загнал «Шайенн» во второй шлюз. Когда Спанкмайер снял шлем, его глаза улыбались.
- Считай, что сегодня ты сдал экзамен по пилотированию, - сказал он. – Я доложу командиру. Остались тактическая и огневая подготовки. Скучный ты человек, курсант Хантер. А я-то надеялся на развлечения.
Но все – и хорошее, и плохое, имеет свойство заканчиваться. Наконец, настал день принятия присяги. И Кларенс Т. Хантер, стоя с винтовкой возле звездно-синего полотнища, торжественно поклялся до последнего вздоха защищать человечество. Какой пафос. Но теперь придется, ничего не попишешь.
После церемонии командующий скептически оглядел Кларенса и сделал ему выговор:
- Твою форму корова жевала? Или ты весь день лазил по джунглям? Еще месяц-другой, и мы бы сделали из тебя заправского служаку. Не хочешь - заставим, не можешь – научим. На твое счастье, столько времени у нас нет.
Полковник вручил курсанту «крылышки» пилота и нагрудный погон:
- Твоя подготовка окончена. Специальным приказом тебе присвоено звание второго уорент-офицера. Это не все: твои предложения по доработке импульсной винтовки приняты Комитетом по вооружению. Так что поздравляю тебя дважды.
Больше над Кларенсом не смеялся ни один солдат.

Планета-полигон неприветливо встретила «Шайенн» пыльной бурей. Серая круговерть непроницаемым одеялом укрыла бетонную площадку космодрома. Кларенсу пришлось попотеть с посадкой по радиолучу. Ничего, и не такое видали.
Сержант Логан, которого Хантер сам назначил себе в помощники, открыл дверь, и едва не задохнулся. К челноку подбежал человек в маске и протянул два дыхательных аппарата и очки:
- Держите! В этой распроклятой пыли невозможно дышать! Профессор уже заждался! За мной!
По кабинету вышагивал великан в твидовом пиджаке и брюках. Волевое, решительное лицо и квадратный подбородок говорили сами за себя. Начальник. Нет, большой начальник. Увидев Кларенса, он остановился и недоверчиво посмотрел на него ленивыми, как у трубкозуба, зелеными глазами.
- Вы – пилот? – наконец спросил он на удивление приятным баритоном.
- Второй уорент-офицер Кларенс Хантер прибыл в Ваше распоряжение!
- Будем знакомы. Я – директор центра разработки вооружений профессор Невтриносов Трофим Федосеевич. За мной!
Ученый схватил Кларенса за руку и потащил его по бетонным коридорам. Тренированный Логан еле поспевал за ними. Буквально швырнув обалдевшего от неожиданности пилота в крытый ангар, Невтриносов нетерпеливо крикнул:
- Да посмотрите же сюда! Это я его создал!
На металлической площадке под прозрачной крышей стоял маленький, не более десяти метров длиной, истребитель. Кларенс внимательно рассмотрел машину – ничего подобного он не видел ни в одном справочнике. Треугольное крыло с выдающимися вперед длинными законцовками, резко скошенные кили. Странные наплывы с шестью отверстиями по бокам кабины пилота. Любопытная машина.
- Понимаете, если послать туда обычную боевую единицу, она израсходует боезапас и останется беззащитной! «Луч» – совсем другое дело. Он способен утилизировать их боеприпасы! – выкрикнул профессор.
- Я чего-то ничего не пойму. Чьи – их? Мне так ничего никто и не объяснил! – закричал Кларенс. – Что за секреты от граждан? Это нарушает Конституцию!
- Тебе ничего не сказали? Серьезное дело, – профессор почесал квадратный подбородок. - Нет времени объяснять – просто выполняй свой долг. А пока добро пожаловать в кабину.
Сержант откинул фонарь и помог Кларенсу забраться в кокпит. Радар, панель управления вооружением, часы, пара многофункциональных дисплеев, да указатели уровней энергии, брони и защитных полей – вот и вся арматура. С такой справится даже ребенок. Конечно, есть и обязательный индикатор на лобовом стекле - куда уж без него.
Динамики по обеим сторонам приборной панели завыли, и Кларенс едва не выпрыгнул из кабины.
- Кхм… Проверка, проверка… Ла-ди-даааа… Страшно…- игриво пропел голос Невтриносова. - Кабина кажется великоватой, не переживай, ты будешь в легком бронекостюме.
- Сиденье слишком жесткое. Так и должно быть?
- Это потому что ты сел на руководство по эксплуатации.
Кларенс вытащил из-под пятой точки формуляр.
- Теперь нормально? – спросил ученый. - Изучай, приспосабливайся, можешь щелкать чем угодно. Активны только вспомогательные источники энергии.
Кларенс открыл инструкцию и с головой ушел в изучение машины.
Утром от пыльной бури не осталось и следа – ослепительное белое солнце било сквозь световые люки, веселые зайчики играли на металлических стенах. Подъемник вытолкнул посадочную платформу на крышу ангара. Кларенс поднял истребитель в воздух и повел его над желтыми барханами планеты-полигона.
На экране радара появились белые точки. Кларенс выбрал единственный доступный в меню пункт – нейтронные пушки.
- Цели видишь? – спросил профессор. – Fire at will! (Огонь по готовности.)
- Guns! Guns! Guns! (Веду огонь из пушки), - закричал Кларенс и нажал на гашетку.
Залп – металлические обломки падают на землю, вздымая клубы пыли. Пилот разнес еще несколько мишеней, и в шлемофоне раздался довольный голос ученого:
- Пока хватит. Можешь полетать, освоиться с управлением. Сегодня испытаний не будет. Не забудь – завтра тебя ждут на «Тикондероге».
- А почему пушек всего две? И ракет нет.
- Видишь ли, дружище. Чтобы получить хотя бы это, нам пришлось пожертвовать жизнью не одного хорошего человека. Ракеты, увы, израсходованы при испытаниях. Так что не обессудь.
Кларенс помчался почти над самой землей - истребитель превратился в пыльную хвостатую комету, он подчинялся малейшему движению ручек управления. Внезапно пилот почувствовал полное слияние с машиной: он стал с ней единым целым. Прилив радости и энергии захлестнул его. Да, ради такого стоило пройти ад строевой муштры. Видел бы его сейчас Рыжий!
- Ихххааа! – закричал Хантер, и перевернул истребитель вверх брюхом. Над головой замелькали волны барханов. Внезапно страшный удар сотряс кокпит. Индикатор компенсатора перегрузки сверкнул зловещим красным глазом. Взметнулся песок, полоска уровня защитного поля сильно просела.
- Надо бы поосторожнее, - пробормотал Кларенс. Как только энергетические щиты восстановились, он разогнал машину до трансзвуковой скорости и помчался… кто бы еще знал, куда.
Через час прямо по курсу показался океан. Под крылом поплыли песчаные пляжи. Искупаться бы… А почему нет, собственно? Пилот плюхнул истребитель на берег, скинул бронекостюм и скептически посмотрел на свою мертвенно-бледную, как у покойника, тонкую руку. Согнул ее в локте, напряг – ух ты, после армейской физподготовки под кожей выступили зачатки бицепсов.
«Ладно, не сгорю, вечер уже» - подумал Кларенс и решительно бултыхнулся в теплую, как парное молоко, соленую воду и довольно зажмурился.
Солнце клонилось к закату. Пора было лететь обратно, но выбираться в печную духоту пустыни совсем не хотелось. На лицо упала тень, и перепуганный пилот пулей вылетел на берег: большой бескрылый транспорт, негромко свистя вихревыми двигателями, коснулся пляжа широко расставленными посадочными опорами.
- Купаешься? А если бы ты утонул? Или утопил машину в зыбучих песках? – сержант Логан распекал уорент-офицера, как новобранца.
- Да я все равно плаваю, как топор. Повалялся возле бережка. Вы меня по радиомаяку нашли?
- Нет! Он выключен! Хорошо, что я подумал о море.
- Так! – Кларенс схватил Логана за плечо. – Надо поставить неотключаемый передатчик с независимым питанием…
Сержант захохотал:
- Салага. Ты еще в ночную разведку с фонариком сходи.
Утром Кларенс вывел «Луч» на орбиту и загнал истребитель в шлюз крейсера «Тикондерога». Полковник Манн ждал в кают-компании:
- Крылышки пилота носят слева, - пробурчал он вместо приветствия. - Погонять бы тебя еще по уставам, разгильдяй!
Хантер моментально исправил ошибку.

Перед крейсером клубилась бездна, абсолютная чернота внутри нее, казалось, глотала тусклый свет далеких звезд. Неяркие серебристые космы, словно пряди седых волос, обрамляли зияющий провал. Беззубая старуха? К счастью, пожилых людей Кларенс видел только на картинках в учебнике истории.
- Ну, будь! Удачи! – сержант Логан хлопнул ладонью по перчатке бронекостюма и закрыл фонарь кабины. Кларенс повернул фиксатор и почувствовал себя отверженным, отрезанным от мира непреодолимой преградой.
Так бывает всегда – пока кокпит открыт, ты говоришь с друзьями, дышишь воздухом планеты или большого корабля. Но стоит закрыть фонарь, ты становишься чужим. Только радио или транссветовая связь доносят до тебя знакомые голоса.
- «Шершень-1», я «Гнездо». Готов? – раздалось в наушниках бронекостюма.
Последняя проверка по контрольной карте…
- «Шершень-1» готов!
- Launch! (Пуск).
Катапульта выплюнула маленький истребитель. Кларенс поразился – огромный на первый взгляд портал оказался всего в несколько раз больше «Луча». Вот так обман зрения. Чернота, в которой не было едва заметного света, всегда сопровождающего космос, заслонила собой все. Жуткая пустота ударила по глазам. Пилот испуганно посмотрел на сошедшие с ума приборы. Зрение в порядке – уже кое-что. А в наушниках чей-то голос безразлично произнес:
- «Шершень-1» вошел в портал. Больше я его не вижу! Все…
Вспыхнул тусклый свет. Истребитель вывалился в трехмерное пространство, и Кларенс едва успел уклониться от темно-синей скалы. Пилот поднял «Луч» на пару сотен метров и вытаращил глаза. В обрамленной горами долине раскинулся город: хаотическое нагромождение разноцветных конусов, пирамид и куполов. Толстые опаловые иглы вонзались в светло-багровое небо. Время от времени внутри них проскакивала сапфировая молния, и розовые цветы разрядов распускались где-то внизу. Насколько хватало глаз, везде висело что-то вроде колючей проволоки. Ее фиолетовые кольца оплетали постройки, создавая неповторимую игру контрастов.
Неужели эту красоту придется разрушить? Может, «они» ждут посланника, чтобы предложить мир и сотрудничество? Перед Кларенсом встало суровое лицо полковника:
- Тебе придется убивать. Безжалостно и беспощадно, – говорил он на брифинге. - Не задумываясь - никаких угрызений совести, никаких колебаний. Или ты, или они. Действуй решительно, смело и быстро. Как с подружкой, с которой ты в постели первый и последний раз – wham, bam, thank you ma’am! (Бам, бам, спасибо мадам). Убей врага! Это – приказ! Выполнить его – твой долг!
Наваждение рассеял писк радара. Устрашающего вида бочонки с уродливым подобием вытянутых рук плыли в воздухе, лениво покачиваясь из стороны в сторону. Они приближались к истребителю, образовав что-то вроде кольца. Самому тупому стало бы ясно, что встреча с ними не сулит ничего хорошего. Что ж, дорога вверх заказана, остается…
Пилот швырнул машину вправо и вниз, проскочив между скал. Впереди – закрытые гермоворота. Во всяком случае, очень похоже. Створки распахнулись, пропуская машину в призрачный сумрак. Кларенс огляделся. Серые стены с отверстиями, покрытые черными пятнами пол и потолок. Забавного мало…
На радаре появились отметки. Небольшой плоский прямоугольник выстрелил - зеленоватые импульсы прорезали полутьму. Заскрежетали защитные поля. Кларенс развернулся, поймал врага в прицел и нажал на гашетку. Сверкнула неяркая вспышка и противник развалился на куски. Из стен выскочили еще несколько прямоугольников. Наверное, боевые дроны. Какие они тупые! Но как же их много! Истребитель завертелся волчком – пилот не без труда превратил вражеские машины в груду лома.
В дальнем углу открылась зияющая пасть проема. Кларенс подивился рационализму неизвестных хозяев. Наверное, они не хотели, чтобы пришелец ломал им двери! Истребитель вылетел в большой зал. Голубоватое сияние лилось откуда-то сверху. На полу валялся непонятный предмет, и пилот прошел прямо над ним, пытаясь разглядеть подробности неизвестного механизма. Раздался металлический звук, сменившийся приятным жужжанием. Когда же прямо под залп выскочил знакомый прямоугольник, Кларенс расплылся в улыбке: нейтронных пушек стало четыре! Разработанная Невтриносовым система работала великолепно. Противник, не желая того, сам снабжал своего убийцу.
Уже через несколько минут все слилось в сплошную мешанину стрельбы, вспышек и разлетающихся обломков. Враг давил числом. Кларенсу пришлось с боем пробиваться сквозь коридоры, залы и склады. Куда? Да кто его знает.
Машина проскочила над длинным черным цилиндром. Что-то жалобно звякнуло, на дисплее вспыхнула надпись «ядерные ракеты готовы, установите мощность боеголовки». Кларенс выставил минимум, и помчался дальше.
Дверь распахнулась, радушно приглашая пилота на смертный бой. «Впереди – множественные цели», - сообщил приятный женский голос, и Хантер нажал на «пикл» - кнопку пуска. Помещение залил ослепительный свет, ударная волна снесла полупрозрачную крышу. Казалось, сейчас рухнет весь город. Истребитель швырнуло в сторону. Полоски защитных полей поползли вниз, и Кларенс облегченно вздохнул: какое счастье, что он на всякий случай нырнул в укрытие, за резервуар с ярко-голубой жидкостью. Ядерный взрыв даже минимальной мощности, как известно, не жует, а давит.
Оставляя за собой десятки разбитых дронов, кромсая оборудование, подбирая ракеты и снаряды к найденной на каком-то складе автоматической пушке, «Луч» углубился в недра чужого города. Двери открывались одна за другой, схватка сменялась схваткой.
Внезапно гостеприимство закончилось: большие ворота остались замкнутыми. Кларенс разочарованно вздохнул: неужели у хозяев есть что скрывать? Наверное, там какое-то сверхмощное оружие. Он нажал на гашетку, и залп нейтронных пушек разнес створки.
Истребитель влетел в зал, заставленный продолговатыми контейнерами с прозрачным верхом. Кларенс подвесил машину в воздухе, пригляделся и онемел. Люди. Мужчины, женщины. Они замерли в пугающей неподвижности, залитые прозрачной, чуть желтоватой массой. Живые? Скорее всего, да. Какой смысл в мертвецах? Пилот сделал что-то вроде круга почета - здесь сотни, нет, тысячи пленников!
Пилот повел «Луч» к разбитой двери, и мир перестал существовать. Сердце бешено застучало, словно он сдал силовой норматив. Красавица… Пленница лежала неподвижно, сложив на груди маленькие руки. От кокетливых ярко-красных ногтей было невозможно отвести взгляд. Кларенс встряхнул головой, и вновь прилип к бронестеклу. Воплощенная мечта. Светлая, чуть розоватая кожа. Длинные золотые волосы разметались, на тонком лице застыла безмятежная улыбка и неподдельное счастье. Прижаться бы к ее чувственным, чуть пухлым губам, почувствовать тепло и аромат девичьего тела, ощутить радость объятий… Кларенс понял, что любит девушку, любит всей душой, всем сердцем, несмотря на то, что даже не представляет себе, кто она и откуда. Какие у нее глаза? Синие, зеленые или карие? Какая разница.
Прицельная марка скользнула по контейнеру, и пилот в ужасе убрал палец с гашетки: так можно только погубить людей. «Луч» не умеет изучать или спасать. Он построен для грязной, негуманной работы.
Значит, придется вернуться позже, когда миссия будет окончена, и ученые доберутся в это проклятое хранилище. С помощью всемогущей науки они освободят узников и вдохнут в них жизнь. И спящая красавица бросится на шею принцу в мятой форме уорент-офицера. Будущее казалось радужным, только никто не знал, что означают слова «миссия будет окончена».
Кларенс бросил взгляд на часы – оказывается, он не спал больше полутора суток. Пилот глотнул питательную смесь и помчался дальше, отстреливая всех, кто попадался ему на пути. Почему-то усталости почти не чувствовалось – наверное в сладковатую жижу добавили стимулятор.
Дверь в стене открылась, и зеленые вспышки замелькали в глазах. Подвешенная под потолком автоматическая турель одним выстрелом снесла половину защитных полей. «Луч» едва успел зависнуть маленькой нише за неправильными четырехгранными пирамидами.
Когда защита восстановилась, пилот поднял истребитель. Отвратительный скрежет наполнил кабину. Кроме большой орудийной установки, по рельсам на стене катались еще четыре турели. Совместный огонь полностью уничтожил энергетические щиты, на крыльях остались несколько оплавленных отверстий. Хантер плюхнул «Луч» обратно: ловушка. Шансов нет. Попробовать ракеты? Самонаводящиеся, неядерные, разумеется. Не сидеть же здесь, в конце концов! И когда пилот приподнял истребитель над ненадежной защитой, случилось чудо из чудес.
Время остановилось. Медленно и в полной тишине в прицел вплыли рельсы с автоматическими пушками. Ожидание захвата, казалось, длилось целую вечность. Наконец, из-под крыльев выскользнули две ракеты. Нос истребителя, словно завязнув в патоке, повернулся и, прежде чем вражеские заряды ударили по броне, еще два самонаводящихся снаряда уплыли к автоматическим часовым. Безропотно повинуясь движению ручки управления, «Луч» медленно опустился в безопасную нишу. В уши ворвалась приглушенная какофония звуков – гром разрывов боеголовок и удары вражеских залпов в стену.
Кларенс выпустил еще две ракеты и бросил истребитель к стене, осыпая большую турель залпами нейтронных пушек. Сверкнула вспышка, посыпались обломки – с орудийной установкой покончено навсегда. Несколько металлических листов ударили по «Лучу», оплавленные пробоины затянулись. «Броневая защита восстановлена» - сообщил информатор. Эх, Невтриносов. В руководстве об этом – ни слова.
Пилот осмотрел залитые резким фиолетовым светом ряды странных пирамид. Может быть это… яйца? Инкубатор? Палец лег на гашетку с написанной на ней страшной надписью «залп»… стоп! Нельзя же убивать детей! Надежда на будущее, продолжение рода и – «бам, бам, спасибо мадам»? Кларенс вновь увидел красавицу в контейнере… Золотистые локоны, сложенные на груди маленькие руки с кокетливо накрашенными ногтями... Никаких колебаний! Пилот нажал на гашетку, и бордовые пирамиды лопнули, разбрызгивая омерзительную на вид жижу.
Истребитель вихрем пронесся по инкубатору, сея смерть. Яиц не осталось. Внизу что-то блеснуло, и Кларенс едва не влетел в стену. Посадив машину рядом с разбитым близнецом «Луча», пилот откинул фонарь и выбрался наружу.
Разбитый истребитель бессильно лежал возле стены, разбросав изувеченные, с оплавленными дырами крылья. В закрытом кокпите, задрав вверх похожую на черный череп защитную маску, сидел мертвец. Человек словно пытался пробить взглядом потолок, чтобы в последний миг уходящей жизни увидеть недосягаемые звезды.
Кларенс протянул руку. Бронекостюм покойника аварийно раскрылся, и Хантер сорвал с каменной шеи идентификационные жетоны и забрал пистолет. По уставу личное оружие нельзя оставлять врагу. Засвистел воздух, выдувая из кабины «Луча» ядовитую атмосферу. «Нортон Гриффин» - прочитал Хантер, и увел машину прочь от инкубатора, ставшего могилой для известного отныне солдата.
Дальнейшие события Кларенс воспринимал сквозь пелену нечеловеческой ярости и злобы. «Луч» опустошительным ураганом пронесся сквозь длинные тоннели и наполненные дронами залы, превращая в обломки все на своем смертном пути.
Пилот научился бороться с огромными человекоподобными роботами, летающими бочонками и смертоносными треугольниками. Он уходил от управляемых ракет, уклонялся от залпов, прятался за колоннами и странными механизмами, встречая врага внезапным огнем. Скрежетали защитные поля, критически падал уровень энергии, и смерть была так близка, что, казалось, еще немного – и лезвие гигантской косы вспорет фонарь кабины. Но погибнуть – значит предать. Её.
Кларенс не спал почти четверо суток, усталость могильным холодом сковала тело. Лишь мысль о спящей красавице не давала чудовищному напряжению сломить человеческую волю. Один зал сменялся другим, и Кларенс говорил себе, что в следующем он обязательно отдохнет. Увы. Очередная дверь гостеприимно приглашала его на новую битву.
Внезапно «Луч» вылетел в ярко освещенный коридор. Гермоворота, каждая створка которых была размером с футбольное поле, остались закрытыми. Пилот ухмыльнулся и нажал на гашетку. Влетев в дыру с оплавленными краями, Кларенс на секунду замер: размеры всего, что он видел в этом странном мире, меркли перед чертогом с прозрачным куполом и немыслимым орнаментом на стенах.
У дальней стены, окруженное разноцветным сияющим туманом, клубилось нечто, похожее на воздушного змея. В человеческом лексиконе не нашлось слов, чтобы описать существо. К счастью, замешательство пилота длилось всего секунду. Он двинул ручку управления, и алый сноп огня промелькнул рядом с «Лучом». Ответный выстрел ракетой – она взрывается, не успев набрать скорость.
Воздух колыхнулся – десятки смертоносных снарядов помчались прямо в лицо. Кларенс едва не раскрошил собственные зубы и направил машину в пробитое им же отверстие. Дыра в металле стала центром вселенной. Надо успеть. Ставка – жизнь его девушки! «Луч» проскочил ворота. За спиной загрохотало, истребитель подбросило и качнуло ударной волной. Створки распахнулись, одну сорвало с петель, и она грохотом рухнула на пол.
Что же делать? Чудовище сбивает ракеты. А если выпустить все, что удалось накопить? Потом сигануть в маленькое окошко возле пола - и вон из атмосферы! Ядерных боеголовок двенадцать штук, на максимальной мощности должно нехило рвануть. Кларенс щелкнул тумблером «полный залп» и выставил замедление.
Истребитель влетел в чертог и развернулся носом к чудовищу. И снова случилось чудо. В полной тишине, медленно и плавно, ракеты скользнули в сторону монстра. Кларенс положил истребитель на крыло, и «Луч», неспешно набирая скорость, поплыл к узкому прямоугольному проему. Краем глаза пилот увидел, как ощетинившееся кровавыми иглами существо пытается сбить смертоносные снаряды.
Справа и слева проплыли шершавые стены. Машина выскочила из чертога. Кларенс поставил истребитель вертикально. Напрягая все силы, завывая вихревыми двигателями, «Луч» за считанные секунды выскочил в космос. Прямо перед носом открылась черная бездна портала. Пилот повернул голову и в ужасе заслонился рукой: ярчайшая вспышка поглотила город. А через долю секунды вся планета забилась в ослепительной агонии. «Луч» провалился в бездну, по глазам ударил немыслимый мрак…
Портал выплюнул истребитель и схлопнулся навсегда, изрыгнув язык белого пламени. Внизу, словно огромная карта, раскинулась поверхность неизвестной планеты. Зеленые материки пятнали чистую голубизну океанов, облака рваными клочьями ползли над серыми пятнами городов.
На дисплее вспыхнула надпись RETROFIRE (тормозной импульс). Истребитель провалился, за бортом вспыхнуло пламя. Космическая скорость погасла, и «Луч» помчался над центром крупного города. Солнце желтыми сполохами блеснуло в многочисленных окнах небоскребов. Пилот выпустил опоры и плюхнул истребитель прямо посередине большой площади. Со всех сторон бежали люди. Настоящие люди! Хантер открыл фонарь, спрыгнул на землю, сделал шаг и рухнул ничком.

Кларенс никак не мог вспомнить безмятежное лицо сгоревшей в термоядерном пламени красавицы. Какие-то голоса мешали сосредоточиться на тонких чертах, маленьком, чуть вздернутом носике, глазах… какого цвета у нее были глаза?
- …взгляд на две тысячи ярдов, полковник. Попробуйте достучаться.
- Хантер, ты меня слышишь? – в мир боли ворвался чей-то отвратительно жизнерадостный голос, - Тебя наградили почетной медалью Генри Зае!*
- Посмертно, - медленно и безучастно произнес пилот.
- Это война, и потери неизбежны, - пробормотал сбитый с толку полковник и положил на тумбочку небольшую коробку и новый нагрудный погон. – Таких наград всего две в Галактике!
- Хотел бы я знать, кто и за что получил первую.
Манн состроил кислую мину:
- Об этом лучше не говорить. Давай о хорошем. Мы изучили запись бортовых камер. И знаешь, что?
- Понятия не имею.
- Неизвестно, сколько там было существ! Какая удача, что ты их того… всех в хлам! Термоядерная детонация атмосферы – нам такое и не снилось!
Полковник откинул одеяло, сел на койку и продолжил:
- Угадай, почему система выбрала тебя? Ты единственный, кто экономил боеприпасы! Никому не пришло в голову валить на тренажере корабль-матку пушкой!
Кларенс оживился. Он сцепил пальцы в замок и сказал:
- Ваша хитроумная система полна глюков! Ее надо дорабатывать!
Полковник вздохнул.
- Наверное, надо. Но теперь нам некуда торопиться. Миссия завершена. Надеюсь, ты останешься в Десантном Корпусе пилотом. Вы нам нужны, первый уорент-офицер Хантер!*
- Я хочу закончить универ и поехать на практику. Мне остался последний курс.
- Не смею препятствовать. Но сначала – лечиться! Как ни говори, а полные психи в Десантном Корпусе ни к чему.
- Можно подумать, вам подойдут слегка сдвинутые по фазе, - вырвалось у Кларенса.
Полковник не сдержал улыбку.
- Сегодня «Тикондерога» стыкуется с базой. Через пару дней прилетит врач – Лилианна Андреевна Тимофеева. Медицинское светило галактического масштаба. Вдвоем вы сядете на транспорт и полетите на курорт – в санаторий.
Кларенс почесал в затылке и сказал:
- Не хочу. Можно мне лечиться на планете-полигоне?
Полковник, в свою очередь, почесал затылок.
- Хм… - сказал он. – Странное пожелание. Если Лилианна Андреевна сочтет возможным, пожалуйста. Прошу простить, но мне пора. Завтра из экспедиции возвращается крейсер «Бодега-бэй»*. Меня переводят на него командиром десантной группы.
- Поздравляю, - пилот выдавил что-то вроде жуткой улыбки.
- Тринадцать лет кораблик где-то болтался, - сказал полковник и вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь.
Кларенс достал из коробочки медаль. Тяжелая. Интересно, что это за сплав? «For cruelty to the enemy (за жестокость к врагу)», гласила надпись на обороте. На лицевой стороне звездолет на фоне огненного шара термоядерного взрыва бомбил планету с орбиты.
- Да уж, - сказал сам себе пилот.- Пожалуй, такой наградой можно гордиться.
Он откинулся на подушку, закрыл глаза, и что-то забормотал про себя. Снова «Луч» мчался по мрачным коридорам, и в который раз мир за бездной сверкнул ослепительным пламенем.

* Может показаться, что Галактическая Конфедерация только и делает, что воюет. На самом деле Звездный Флот и Десантный Корпус многофункциональны. Они выполняют функции МЧС, обеспечивают безопасность при исследовании планет, проводят дальнюю разведку. В общем, выполняют самую грязную работу. Не зря желающих сменить «рутину на романтику» находится не очень много.
* Генри Зае – древний император, который прославился тем, что завоевывал планеты, разрушая их ковровой термоядерной бомбардировкой с орбиты. Медаль его имени выдается человеку, уничтожившему враждебную цивилизацию. Впрочем, существование императора не подтверждено. (На самом деле это пасхалка).
* Пилоты в десантном корпусе на вес золота. К сожалению, их работа считается одной из самых тяжелых и непрестижных. Разумеется, и полковник, и профессор Невтриносов начали рвать бедного Кларенса на части. Тем более что профессор давно мечтал получить на планету-полигон постоянного пилота.
* На нем вернулся Теодор Эллисон, который 13 лет назад инициировал на Земле операцию «Живодер».
Аватара пользователя
Maxfactor
 
Сообщения: 305
Зарегистрирован: Январь 18th, 2016, 1:32 pm
Откуда: Краснодарский край
Число изданных книг/Жанр/Издательство: Совсем начинающий литератор.
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Вернуться в Проба Пера

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 6

cron