Час Тигра

:) Место для самых отчаянных авторов-мазохистов, желающих испытать невероятные ощущения :)

А теперь серьезно.
В этом разделе есть два правила.
1. Будь доброжелателен.
2. Если не готов выполнять пункт 1. - ищи себе другой форум, не дожидаясь действий администрации.

Модераторы: Becoming Jane, просто мария

Час Тигра

Сообщение Виктор Кобеев Сентябрь 12th, 2017, 9:42 pm

Час тигра
Тоже писалось на конкурс. Не пропадать же добру...

– Миша, а Миша! – снизу раздался голос жены. – Миша! Ну, оторви свой зад, наконец, от компьютера. Сколько можно! Ничего уже не видишь вокруг!
– Чего не вижу? – отозвался Михаил.
– Я что кричать должна, спускайся.
Через минуту Мишка стоял в прихожей пред очами «государыни императрицы».
– Катя, в чём дело? – поинтересовался он.
– Всё в том же, – взгляд супруги в этот раз не сулил ничего хорошего.
– А конкретно?
– Ну почему всё я, да я?! Я за всем должна здесь смотреть, а ты кто квартирант, что ли? Как прилипнешь к своему компьютеру, так не оторвать. Хоть, трава не расти. Ничем заниматься не желаешь. Почему я всегда тебя просить должна? Заберёшься в свой скворечник и всё, пропал наш Миша. Знала бы, что так будет, ни за что бы не согласилась на эту дачу. Мне и родительской хватало. А то ведь – «своё надо иметь». Кто говорил? Ну, хоть бы деньги тебе за это платили! Только время тратишь попусту. Гения всё из себя строишь, непризнанного. Может, Нобелевскую премию хочешь получить? Так никто из электромонтёров в лауреатах никогда не ходил.
– Катя, ты чего? – Мишка даже немного растерялся от такого наезда.
Вообще-то в их семье никогда не было никаких недоразумений из-за Мишкиного хобби, то есть – писательства. И Катя – добрейшей души женщина, ни разу не позволяла себе разговаривать с ним в таком тоне. Все родственники тоже смотрели на это снисходительно и не осуждали его занятие. В конце концов, ничего такого, из-за чего бы страдал бюджет или чьё либо здоровье.
Вдобавок это увлечение проявилось совершенно неожиданно и для Мишки, и для его родни. А дело было так. Однажды на работе отмечали юбилей очень уважаемого человека. Кто-то из ветеранов догадался поздравить именинника стенгазетой, как в старые добрые времена. Получилось очень даже неплохо, но в левом нижнем углу осталось пустое место, и нужно было его чем-то заполнить. Мишкин бригадир принялся сочинять поздравление, но получилось до безобразия коряво. Редакторы уже собирались нарисовать букет цветов, приличествующих случаю, но Мишка тут же, как бы, между прочим, выдал два четверостишия, которые всем почему-то понравились. Юбиляр остался доволен таким поздравлением и долго благодарил «пресс группу». Потом народ очень удивился, узнав, чьих рук это дело. Но более всех изумился своим талантам сам автор.
По литературе в школе у него редко было больше трояка, хотя его фамилия – Райтер весьма располагала к подобному занятию. А после пошло поехало… поздравления по поводу и без, это всё к нему, к Мишке. Набив руку на дифирамбах наш стенгазетный писатель, сам того не заметив, перешёл на сочинения прозы. Однажды он написал коротенький рассказ, и разместил его на литературном сайте, которых в интернете превеликое множество. Что тут началось! От «Браво автор» до «Автор, да вы вообще каким местом думали…», ну и так далее. Мишка даже растерялся от подобного разнообразия. Но бросить уже не смог это безнадёжное дело, а может и не захотел. Ему чертовски нравилось придумывать жизнь, которой нет. Он «создавал» людей, заставлял их любить и ненавидеть. Они страдали и радовались, бились за справедливость, погибали, воскресали и побеждали. И каждый раз он проживал их жизнь. Всё это доставляло ему истинное удовольствие, ибо всё это был он. Но сегодня…
Сегодня день не задался с самого утра. Всё почему-то валилось из рук. Сначала сломалась газонокосилка. Под её ножи попал камень, который Мишка не увидел в траве. Щёлкнуло так, что лезвие из инструментальной стали загнулось штопором и от этого заклинило мотор. Половину лужайки пришлось чиркать обычной косой, но получилось не то чтобы не очень, а совсем никак. Будто пьяный парикмахер побрил клиенту голову кусками. Потом, как назло, лопнул шланг в скважине, которая питала водой всю его дачу. Пока достал, пока заменил, уже и обед. Но не тут-то было. Почему-то именно сейчас потёк сифон под раковиной на кухне. И опять…. Полдня Мишка крутился как заводной, и сделанного нет и устал, как собака. Наконец можно немного отдохнуть после обеда и между делом дописать свой рассказ на конкурс. Но не видать, не судьба.
– Миша, банку открой, Миша, достань с верхней полки кастрюлю, Миша нарви лука, я не могу отойти от плиты, Миша, Миша, Миша… после пятого раза Мишка потерял терпение и сказал:
– Катя! Не трогай меня хотя бы полчаса! Всё сделаю, но сейчас не трогай! – и удалился в свои апартаменты – на чердак. Там располагался его творческая мастерская – маленькая, низенькая комнатушка в пять квадратных метров, в которой Мишка, даже при невысоком своём росте, доставал макушкой потолок.
Но там было всё необходимое для комфортной работы. Обеденный раскладной стол, когда-то стоявший у них на кухне в городской квартире. Возле окна старое офисное кресло. Его отдал сосед, потому что отвалились колёса и рядом небольшой диван раскладушка. Там можно даже лежать в полный рост. Интерьер дополняли дореволюционный книжный шкаф в углу, и настольная керамическая лампа с абажуром, оставшиеся от прежних хозяев. Всю эту мебель второй свежести, кроме лампы, пришлось сначала разобрать на части и поднять через окно, потому что протащить это через небольшой люк в потолке, по узкой лестнице смог бы, разве что Дэвид Коперфилд, но никак не он – Михаил Райтер. Когда же, наконец, всё встало на место, он был почти на вершине счастья. Теперь можно хоть всю ночь сидеть за компьютером и писать, писать, писать…. Перед Мишкой во всей красе открывались и те миры, которые он сам придумал, и весь этот мир, благо, что интернет оказался вполне скорострельным благодаря специальной антенне, которую он соорудил на крыше.
Но полчаса счастья прошло, и когда Мишка спустился из своего крошечного поднебесного царства на твёрдый пол прихожей, то по суровому взгляду супруги понял, что опять где-то прокололся, и разбор пролётов не закончился. Жена продолжала, укоризненно глядя ему в глаза:
– Ну, сколько раз мне говорить об одном и том же! Тебя ничем не прошибёшь. Ты в окно-то посмотри, уж не поленись, – язвительно добавила она.
– В какое? – Поинтересовался Мишка.
– Издеваешься, да? В то, что в огород выходит.
Мишка подошёл к распахнутому окну и его сердце почти остановилось. Там, где располагалась его гордость – грядка с автоматическим поливом огурцов красовалось небольшое болотце.
– Это что же такое?
– Вот и я спрашиваю – что? – Катерина вытерла руки кухонным полотенцем. – Ты понимаешь, что мы без огурцов остались, а? Кто мне обещал, что всё будет хорошо, и всё у нас получится? Или у нас, это не у вас? Послушай граф Толстой, или как там тебя, если руки растут не из того места, что у обычных мужиков, и головой не можешь заработать, как умные, то бери лейки и таскай, и нечего изобретать всякую хрень, которая не может даже грядку полить. Это сколько же рассады ты погубил! Она денег стоит, между прочим. Зарабатывай прилично, тогда занимайся, чем хочешь и как хочешь. А то ведь твоей зарплаты хватает разве что на коммуналку и еду, да и то…. И всё туда же – в графья.
А вот это был удар ниже пояса, и даже Мишка, которого многие считали законченным подкаблучником, встал на дыбы.
– Ты сама-то поняла, что сказала? – он повернулся к супруге всем корпусом. – Я тебя спрашиваю?
– А что не правда? – «императрица» попятилась назад, но сдаваться не собиралась. – Вон соседи новую «Короллу» купили, а мы на своей шушлайке сколько ещё ездить будем? И вообще мне пора в город, завтра не отпуск, как у некоторых, – она смерила Мишку взглядом. – Надо ещё и дома прибраться, и к маме заехать. Везёт же людям, как на курорте живут.
– Ну, и езжай к …. маме. – Мишка развернулся и вышел на улицу, хлопнув дверью.
Однако хлопай не хлопай, а где-то прохлопал. Мишка натянул резиновые сапоги, потому что грязи было по колено в прямом смысле, и, чавкая жижей, полез к своей «водонапорной башне» сваренной из трёх бочек, поставленных одна на одну. Провозившись полчаса с блоком автоматики, он так и не нашёл причины по которой все его труды на огурцовом фронте накрылись медным тазом. В конец разозлённый и уставший от бестолковой работы он вернулся домой, где на столе его ждала записка.
«Михаил! Я уехала, буду через два дня. Поставь суп в холодильник, когда остынет, чтобы не прокис. Завтра прополи малину, обработай клубнику, подвяжи помидоры в парнике….» И ещё двенадцать пунктов. В конце стояла приписка, которая ввела Мишку в ступор: – «Желаю творческих успехов в конкурсе, лауреат…». Катя так никогда не говорила, и тем более не оставляла никаких записок с планами работы.
«Ага, щас, аж два раза, Золушку нашла» – подумал Мишка. Он заварил себе кофе в медной турке. Залил его в термос, чтоб не остыл, и полез к себе на чердак. Конкурс, так конкурс, как скажете мадам. Никто за язык не тянул. В его голове всплыла фраза, видимо сгоряча сказанная кем-то из великих мира сего, – «Лучшее достоинство любимой женщины, это то, что её нет рядом, когда надо». Вот уж точно.
В своих занятиях писательством Мишка придерживался всего нескольких правил, и одним из них было то, что он всегда читал вслух написанное. Если язык заплетался, значит надо сделать так, чтобы проговаривалось легко. Поэтому оказавшись в своём поднебесном царстве, он включил компьютер, сделал глоток кофе и…. из книжного шкафа раздалось потрескивание.
Вообще-то для Михаила это не новость. Сначала он не мог понять, что это такое, но знающие люди разъяснили что к чему. По всей видимости, шкаф был сделан из «живого» дерева. В смысле, не выдержанного. По всем правилам, после того как срубили лесину и распилили её на доски, должно пройти не менее шести месяцев, чтобы снять внутренние напряжения в материале, и только потом из него можно что-то делать. А иначе…. иначе готовое изделие поведёт, то есть оно может деформироваться и от перепада температуры и даже от изменения атмосферного давления. То есть получается брак. Утром у шифоньера, например, дверки открываются нормально, вечером заедают. И кому такая вещь нужна? Вот и со шкафом, наверное, так.
Но самое интересное в этой истории было то, что если шкаф начинал скрипеть, и это мешало Мишке, он обычно поворачивался и говорил: – Феропонт, ну хватит уже, а? А то ведь уйду, скучать будешь. Шумы и трески прекращались тут же. Мишка обычно говорил в таких случаях – «Благодарствуйте, уважаемый». Постепенно Мишка начал ощущать некое постороннее присутствие в своём кабинете, но как ни странно никакого дискомфорта это не вызывало, напротив появилось общение, которого ему не доставало. Мишка прекрасно понимал, что это он сам всё придумал, но всё же…. Однажды он решил проверить, что там, или кто в этом шкафу, и открыл дверцу, как только раздались скрипы и щелчки. Конечно ничего там не нашёл кроме газет и книг, которые сам туда же и положил и от этого даже испытал некое разочарование улетучившееся почти мгновенно. А потому сделав глоток кофе, Михаил посмотрел на шкаф и сказал:
– Слушай Ферапоша и оценивай.
….. Много лет назад в окрестностях нашего города была построена экспериментальная установка одного из НИИ по изучению резонансных явлений электромагнитных полей. Кажется тогда, ставили эксперименты по передаче энергии без проводов. Прямо как Никола Тесла 100 лет назад. Установка так и называлась «Тесла-55». Руководил экспериментом молодой и очень перспективный доктор наук. Человек умный и энергичный, но как бы это сказать, сказать, уж больно упёртый в своей работе. Ради своих высоких целей не брезговал никакими средствами. Но ведь талант, и за это многое прощалось. Ко всему ещё, и имел близких родственников среди больших городских чиновников. Человек, которого ничто не могло остановить в достижении поставленных целей.
Так все и думали, пока не произошёл инцидент с его установкой. Первыми засекли аномалию технические службы контроля. Уровень излучений в закрытом диапазоне был превышен в десятки раз. Источник установили достаточно быстро. Это была та самая экспериментальная установка. Технари сразу доложили своему начальству по инстанции о происшествии, а дальше началось…. в колхозе утро. Патрульный кукурузник из лесного ведомства сделал фотоснимки, на которых на фоне ярко зелёного соснового леса виден купол сооружения с отходящими четырьмя чёрными лучами в несколько сот метров каждый.
Складывалось впечатление, что кто-то распылил с воздуха сильнейшие дефолианты, от которых облетела за одну ночь вся листва. Зрелище немного жуткое – посреди зелёной тайги какой-то чёрный крест, который видно, наверное, из космоса. Лесники в наших краях люди уважаемые и не пугливые. В огонь прыгали с парашютом не раз и не два, но вот разбираться с кабинетной мафией, тут нужны другие качества. Дело получило нежелательную огласку ещё и потому, что недалеко от места испытаний находилась спецкомендатура, то есть общежитие закрытого типа для жуликов, твёрдо вставших на путь исправления и доказавших на деле свои светлые намерения. Днём эти граждане успешно трудились на окрестных стройках народного хозяйства, а после мирного дня трудового возвращались под бдительное око своего начальства. Проходили адаптацию к нормальной жизни.
В эту самую летнюю ночь, когда всё общежитие видело десятый сон, ни с того ни с сего, кадровый комендатурский кот кинулся к дверям. Он потребовал от дневального в категорической форме срочно выпустить его на улицу. Чтобы не будить постояльцев скрипом дверей, дежурный сделал внушение коту ногой и выбросил скандалиста за шиворот в окно. Когда же на выход строем пошла вся живность, исконно обитающая в домах барачного типа, дневальный опешил. Видавший виды, перековавшийся жулик, сразу вспомнил, что крысы бегут с корабля только в одном случае, и, повинуясь инстинкту самосохранения, локтём разбил стекло на тревожной кнопке и включил сирену.
Вся общага, кто, в чём был, вылетела на улицу. Хорошо, что погода стояла тёплая. Минут через десять прикатила первая пожарная машина. Бойцы подключились к гидранту и провели разведку. Оказалось, что тушить нечего и спасать тоже некого. Приехало начальство, но дознание тоже ничего не выявило. Руководство решило, что дневальный объелся каких-то таблеток, наверное, от кашля, и потому неправильно оценил обстановку, но чтобы долго не разбираться, всё оформили как заранее запланированное учение с эвакуацией. Этот факт стал известен уже утром. Самым серьёзным последствием испытаний для всех окрестных деревенских жителей стало то, в одну ночь вся картошка в районе разом почернела, да так и не выросла больше.
Директора сельхозпредприятий кинулись искать виноватых, но к общему мнению не пришли. Попытки прояснить ситуацию с испытаниями компетентными службами встретили крайне отрицательную реакцию со стороны руководителя проекта. А поскольку их статус тогда не позволял напрямую предпринимать какие-либо административные или иные меры воздействия, пришлось включить в дело тяжёлую бюрократическую артиллерию. По каждой надзорной службе нашлась не одна причина, позволяющая вынести официальное предписание на приостановку работы объекта. Молодой учёный оказался тоже парень ещё тот, быстро понял, откуда ветер дует и побежал жаловаться лично своему «высокому» родственнику.
Но последствия такого эксперимента, как оказывалось, вышли далеко за рамки нашего города и не только. Одной из сопредельных сторон на самом высшем уровне было высказано недоумение по поводу непродуманных действий. У них возникли серьёзные сбои в системах связи, передачи энергии и устройствах навигации. Были и другие, не менее значимые обращения высокопоставленных лиц. К тому же в эту же ночь произошла авария на нашей пилотируемой космической станции. Экипаж готовился к плановому выходу в космос для замены какого-то исследовательского модуля. Уже были подготовлены и проверены скафандры, но при проверке системы управления шлюзом выяснилось, что не штатно работает привод крышки люка. Хорошо, что это поняли до выхода. А так могло получиться, что дверь открыли, а закрыть полностью не можем. Под угрозой могла оказаться вся программа полётов. И в эту же злополучную ночь упали сразу три спутника. Один китайский, по причине отказа системы управления. С этим всё понятно, сгорел при входе в плотные слои атмосферы. Один американский, у него взорвался топливный элемент, и жители восточной Австралии видели в ночном небе великолепный фейерверк. Информационные агентства сообщили хором, что наша планета столкнулась с каким-то хвостом какой-то кометы. Отечественное всевидящее «ОКО» на Памире тоже, как бы, зафиксировало этот факт. А вот ещё один аппарат упал где-то на севере Канады. И ведь не просто упал и развалился от удара, а практически целый и невредимый, шлёпнулся какую-то торфяную лужу. Местные аборигены выловили его оттуда, и уже хотели было по многолетнему местному обычаю сдать изделие на цветмет, но не успели. Прилетели ребята на вертушках и забрали объект как собственность правительства. А чтобы не было возмущения, и судов там всяких пообещали всем участникам поисковых работ пожизненную пенсию от «Фонда развития северных территорий», однако не забыли предупредить, что в случае длинного языка, пожизненная пенсия может превратиться в пожизненный срок.
Правительство страны сначала хотело заявить протест по поводу случившегося, только вот кому? Авторов изделия так и не нашли. Каждый объект такого класса можно идентифицировать без особого труда. Это – тоже самое, что папуаса одеть Дедом Морозом. Всё равно это будет папуас. Особенности технологий, комплектующие, да и многое другое чётко укажет на авторство. Правительственная комиссия долго ломала голову, да так ни к чему и не пришла. Аппарат поместили в контейнер и отправили на спецхранение в глубокую шахту от греха подальше.
Разведслужбы наших вероятных друзей, видимо предупредили своё руководство об истинной причине проблем, только доказательства представить не смогли, потому что не только они не зря деньги получали. Наши тоже оказались не промах. Про снимок из космоса, – так это у нас мы цирк новый строить собирались, благо недалеко от города. Если кто имеет желание, то может посетить недостроенный объект. Наша страна всегда открыта для конструктивного сотрудничества. Колючка вокруг, потому, что стройку вели осуждённые, и это никакими международными соглашениями не запрещается.
Примерно таково было официальное разъяснение высших инстанций. Получив столько геморройных проблем сразу, на самом верху было принято мудрое решение. Опыты прекратить, установку разобрать на части и вывезти с объекта, документацию изъять и опечатать, авторов вместе с бумагами в сопровождении, чтоб не разбежались, в специальном вагоне направить в центр. На месте провести мероприятия, исключающие какую либо утечку информации, найти виновных и наказать, об исполнении доложить немедленно. И тем самым компетентным органам была поставлена задача на маскировку. Конечно, пришлось потрудиться. Хорошо, что вовремя успели. Лесники оказались людьми понятливыми, они как-то сразу забыли про фотографию. Попросили только кукурузник починить. Санэпидстанция быстро вспомнила, что три недели назад обрабатывала спецкомендатуру препаратами нового поколения, с замедленным, но очень эффективным действием из-за чего тараканы иже с ними и капитулировали с опозданием, но полностью.
По поводу картошки пришлось немного подумать, но тут помог случай. На местном химкомбинате отказала установка по обезвреживанию газообразных отходов производства, попросту факел. Что-то там сломалось, и был выброс в атмосферу. Совсем небольшой, такое иногда бывает. Но директора пригласили в прокуратуру и объяснили, что он не прав и должен компенсировать…. После этого он ещё долго имел бледный вид и макаронную походку. Метеорологи подтвердили, что ветер в течение суток четыре раза менял направление в результате ядовитое облако за ночь накрыло всю картошку в радиусе сорока километров. Крестьянам вернули деньгами в счёт компенсации потери урожая, правда как всегда не всем, и не сразу, но и на том спасибо.
Дело как обычно спустили на тормозах. К нам даже приезжал какой-то высокопоставленный англичанин, вроде как разбираться по поводу общечеловеческих прав. Кажется, писатель, хотя больше тридцати лет этот человек проработал в МИДе, и, похоже, не только там. Его три раза возили на этот самый злополучный объект. Так он и уехал ни с чем. Его интервью в нашей местной газете потом напечатали. Там он много говорил о правах и свободах вообще, и ещё сказал, что Достоевский для его понимания сложен. Странные они какие-то, англичане, а у нас Фёдора Михайловича в десятом классе проходят. Хотя может быть и мимо.
Виноватым в этой ситуации назначили того самого «высокого» родственника, который обещал всех уволить и разогнать. Как говорится – за что боролись на то и напоролись….
– Ну как Ферапоша? – Мишка посмотрел на шкаф и, как обычно, оттуда раздалось потрескивание.
А вот дальше произошло то, чего он никак не ожидал. Из шкафа раздался голос. От этого Михаил едва не выронил термос от удивления, который держал в руках.
– Чего как? Дверь открыл бы что ли. Если трудно, то я и сам могу.
Тут же створки отворились, и на нижней полке наш писатель увидел нечто похожее на большого ёжика из мультфильма, но почему-то в круглых очках и шапке.
– Позвольте представиться, ваше благородие, – «ёжик» поклонился. – Ферапонт Телегин личный камердинер их превосходительства вашего почившего пра прадеда Матвея Арнольдовича Райтера, дворянина и действительного статского советника.
– Кого, кого?
–Ну и праправнук нынче пошёл. Миша, родственник у тебя был из дворян! А я ему всю жизнь служил верой и правдой.
– А как тут оказался? – Мишка кивнул на шкаф.
– А-а-а. – Ферапонт только махнул рукой. – Служил, служил, а на старости лет без куска хлеба остался, да так и помер на улице. Даже по-человечески не похоронили. Некому было. Прихвостнем дворянским обзывали. Выкопали яму на кладбище, да и засыпали как собаку, даже креста не поставили, не то чтобы в церкви отпеть. Всё эти братья Кошкины. Они потом и церковь на кирпичи разобрали, чтоб им…. Ты ведь, Михаил человек городской и много чего не знаешь.
– Чего не знаю?
– А то, что твоя родовая усадьба была тут за забором, там, где сейчас бурьян. Потом эти … разграбили её и спалили. А после захотели отстроиться, на старом фундаменте, да тоже погорели. Потом конюшня была, а затем склад.
– А этот дом?
– Так он мой и был. Я тут жил с семьёй, вот видишь, и до сих пор живу. Только завсегда меня никто не мог увидеть, а сейчас, пожалуйста. Я, конечно, могу выглядеть, как хочу, но это мне больше нравится, – он погладил себя по голове. Тут же учителя деревенские жили ещё с тридцатых годов. А шкапчик-то мой, вот я здесь и прописался. И крестик мой нательный тут, снял, чтоб эти безбожники не отобрали. Рядом с ним потом телевизор стоял, потому я и грамотный, всего насмотрелся. А теперь скажи, как ты писал свой рассказ? Очень даже интересно, после скажу почему.
– Что-то где-то слышал, что-то читал, о чём-то люди говорили, я всё в одну кучу….
– Вот, вот говорили, и всё в кучу, – Ферапонт погладил живот. – А не говорили, почему этот англичанин смотался раньше на неделю отсюда? То-то, так это я его наладил. Пусть к себе едет и там права качает, а здесь не ему разбираться. После того как этот твой шибко грамотный учёный натворил что попало, я смог стать видимым, конечно не для всех. Ну, я и стал, кхе-кхе, – «ёжик» закашлялся. А мне надо?
– Не знаю.
– Мне бы сейчас одно, – он посмотрел на Мишку умоляюще, – ты в церковь сходи, барин. Прошу слёзно, уж не взыщи, свечку поставь за упокой, больше некому, может и отпустит. А сейчас тебе отдыхать надо, светать скоро будет. Час тигра называется, видишь, какой я грамотный стал тут с вами. Ты же на ногах почти сутки. И не забудь посмотреть свою поливалку, там труба вот-вот лопнет.
– А рассказ?
– Миша, какая разница, одним больше, одним меньше. Тебе что за него медаль дадут? Огурцы важнее. Спи уже, Миша, спи.
Мишка закрыл глаза, и всё закрутилось в каком-то калейдоскопе. Катя, кукурузник над лесом, Ферапоша, бочка с водой и знаменитый англичанин, который почему-то Катиным голосом стал звать Миша, Миша, Миша….
Он с трудом открыл глаза. В окно светили яркие лучи летнего солнца, и рядом стояла его Катя.
– Миша, вставай. Обед скоро, а ты ещё не завтракал. Ты сидел за компьютером почти до утра, потому я не стала тебя будить, – она улыбнулась. – Я оладьи постряпала, поешь пока горячие.
– Ты что уже приехала от мамы?
– Какой мамы? Что ты, я к ней собиралась только в воскресенье.
– А сегодня, какой день?
– Мишенька, ты меня беспокоишь, сегодня среда. Не сидел бы ты столько за компьютером. А то приснится что-нибудь вроде того как «Иван Васильевич меняет профессию». Пойдём, вместе чаю попьём, – и она спустилась вниз по лестнице, оставив Мишку в раздумье, хотя он уже знал, чем сегодня займётся в первую очередь. Обязательно надо посмотреть бочку для полива огурцов, не нравится, как вода бежит. В субботу непременно съездить в соседнее село и поставить свечку в церкви за упокой души раба Божия Ферапонта Телегина.
– Ферапоша, спасибо, сделаем, – он посмотрел на книжный шкаф в углу, и тут же раздался едва слышный щелчок, а может, ему так показалось.
Виктор Кобеев
 
Сообщения: 219
Зарегистрирован: Январь 30th, 2013, 7:05 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Час Тигра

Сообщение Татьяна Ка. Сентябрь 13th, 2017, 2:30 am

Добрый рассказ. Получается так, что в последнее время "огурцы" на самом деле важнее.
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9342
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Час Тигра

Сообщение Виктор Кобеев Сентябрь 13th, 2017, 10:26 am

Татьяна Ка, спасибо, рад что понравилось. Однако Вы правы. Вчера был на пляже в Анапе. Из 40 человек, отдыхавших под навесом, читала только одна тётенька, причём - Дэна Брауна. Как-то грустно. Интервью одного из издателей Первому каналу выглядит как-то несерьёзно. Мол, лет через пять обязательно появятся новые писатели, которыми заинтересуется читатель.... и всё такое. Вот и подумаешь, а оно надо?
Виктор Кобеев
 
Сообщения: 219
Зарегистрирован: Январь 30th, 2013, 7:05 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Час Тигра

Сообщение Татьяна Ка. Сентябрь 13th, 2017, 11:36 am

Виктор Кобеев писал(а):читала только одна тётенька, причём - Дэна Брауна. Как-то грустно.


Грустно, что только одна или что Брауна? У меня как-то с ним не сложилось, но все равно даже из его книг можно почерпнуть что-то интересное, важное. Например, кто-то заинтересуется историей, Ватиканом и так далее.
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9342
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Час Тигра

Сообщение Виктор Кобеев Сентябрь 13th, 2017, 1:34 pm

Грустно, что одна, и что Брауна. И у меня с ним не очень. То ли перевод корявый, то ли я капризный. "Ангелы и демоны" не пошли. Герои какие-то "плоские", что ли. Хотя фактология очень интересная.
Виктор Кобеев
 
Сообщения: 219
Зарегистрирован: Январь 30th, 2013, 7:05 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13


Вернуться в Проба Пера

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 3