Объявления

Писать просто и ясно так же трудно, как быть искренним и добрым.
(с)Сомерсет Моэм


Нефритовый саркофаг

:) Место для самых отчаянных авторов-мазохистов, желающих испытать невероятные ощущения :)

А теперь серьезно.
В этом разделе есть два правила.
1. Будь доброжелателен.
2. Если не готов выполнять пункт 1. - ищи себе другой форум, не дожидаясь действий администрации.

Модераторы: Becoming Jane, просто мария

Нефритовый саркофаг

Сообщение Creator Сентябрь 30th, 2017, 11:27 pm

Не стану подробно рассказывать о себе, не буду вдаваться в подробности по поводу своего бедственного положения, которое привело меня в злосчастный кабак на Закопченной улице в этот унылый, дождливый вечер.
Моя шляпа и поношенное пальто покоились на перекошенной временем деревянной вешалке у входа в кабак, на которые я то и дело бросал беспокойный взгляд. Кабак этот под названием « Ветхий покой» имел славу весьма беспокойную, и постоянно испытывал души бедных жен и матерей, ибо сыновья их и супруги имели обыкновение прожигать здесь многие вечера. Сам я никогда бы не явился сюда, но нужда как обычно не оставляет выбора. Я ждал встречи с одним человек, не очень порядочным, можно сказать совсем не порядочным, более того человек этот разыскивался по закону за дела весьма темные, и будь я замечен в его компании каким-то добрым господином поспешившим в полицию, меня тут же посадили бы в тюрьму, без разбирательств и суда.
Выпив крепкого я поставил стакан и осторожно огляделся. Позади меня бушевал скандал, крупный мужчина в морской треуголке тряс за грудки какого-то беднягу в достойном костюме, обвиняя его в невежестве, касательно чего я так и не разобрал, ибо они были изрядно пьяны. Их пытались разнять человек пять, но все напрасно, в конце концов, им это надоело и все расселись по свои местам. А бушевавшая парочка вылетела на улицу и больше не появлялась. Позже разнимавшие с гневными криками начали замечать, что их обчистили. Хозяин записал всем пострадавшим в долг, он был уверен, что его щедрость окупится со временем. Зал был не большим, узкие окна занавешены темной тканью, грубые массивные столы со скамейками располагались по центру в два ряда по шесть штук. Слева от бара была лестница, уходившая на второй этаж здания. На первой ступеньке сидела довольно старая женщина в откровенном наряде, она курила и манила взглядом каждого, кто имел неосторожность посмотреть на нее. В воздухе витал пьяный угар, клубы дыма поднимались до потолка и ласкали каждого будто бы нежная, невесомая рука.
– Решился-таки отчаянный.
Я резко повернул голову на испугавший меня голос. За всей этой суматохой я упустил самое главное, тот, кого я дожидался, сидел рядом со мной за стойкой и успел пропустить уже пару стаканчиков. Его лицо скрывала тень от надвинутой на глаза шляпы, и высокий воротник его плаща, вдобавок к этой маскировке он имел густую черную бороду.
– Да, но прежде чем мы приступим к делу, я бы хотел возвестить о некоторых условиях. – Ответил я отвернувшись.
– Условиях? Это немного не уместно вы не находите? – Ответил тот, кого искали, подавляя скрипучий смех.
– Я знаю, что имею некий приоритет в этом походе, и уверяю, что условия мои не доставят вам лишних хлопот, я бы сказал даже наоборот.
Он заерзал на стуле явно не ожидавший встретить такую дерзость, махнув тут же нашедшемуся бармену рукой, он ответил, принимая очередную стопку.
– Выкладывай.
– Я не желаю брать сверх необходимой мне суммы, после дела прошу более меня не разыскивать, имя мое знаете только вы, но больше о нем никто не должен слышать, после дела я иду своей дорогой и долю мне принадлежащую уношу с собой, то есть ждать продажи я не намерен.
По тому, как приподнялась его шляпа, я понял, что он удивлен. Некоторое время мы молчали, он явно обдумывал мои резоны.
– Только разок да парень?
Он повернулся ко мне, и я впервые встретил его глаза, глаза темнее ночи, с каким-то жутким блеском, за этими глазами казалось, ничего нет, только бездна.
– Хорошо, будет, по-твоему. – С улыбкой заключил он. – А теперь пошли, остальные ждут.
Дождь кончился, и уже опустились сумерки, по улице лениво бродил туман, размывая нам путь. Я обдумывал дело, ибо был посвящен в подробности и точно знал свое место в этой авантюре. Мы пересекли улицу, пройдя еще двадцать метров по холодной, сырой брусчатке свернули за угол каменного дома, где нас дожидались знакомые мне фигуры.
– Вы что там устроили недоумки? – прорычал тот, кого искали.
Я узнал в них тех пьянчуг в баре, устроившись потасовку с целью наживиться.
– Не волнуйтесь, – ответил тот, что в треуголке, поправляя ворот плаща, – мы аккуратненько.
– Да, мы знаем что делать. – Подтвердил тощий, в костюме выпуская дым сигареты.
– С ними нам придется работать.– Бросил мне тот, кого искали. – Теперь к делу, объясню еще раз. Кладбище находиться в паре кварталах отсюда, сторож один, но думаю, проблем не возникнет в такую погоду он навряд ли отойдет от огня. Нас интересует склеп в самом центре кладбища, мимо него вы не пройдете. Вы, – он указал на меня, – разберетесь с замком, он там какой-то особенный сорвать не получится. После заходим внутрь и берем все, что плохо лежит и ярко отсвечивает. Сумки с собой? – двое кивнули, – а фонари? – еще кивок. – Отлично, встречаемся все возле этого склепа через двадцать минут, и надеюсь, у вас не хватит ума пройти через главные ворота.
За этим все разошлись в разные стороны. По пути мне не встретилось ни одной живой души, фонари тускло мерцали, как бы моргая, бросая на дорогу прерывистые тени. Ветер раздувал полы моего пальто и заставлял дрожать. Но ветер ли это был? Я шел на преступление, и такое низкое, ограбить склеп, забрать у мертвых, это, наверное, ниже, чем обчистить калеку или женщину. Я боялся, все из-за суеверий, из-за всех этих баек на ночь в детстве. Когда мне было девять, дедушка рассказал мне одну историю, о кладбище в котором могилы появлялись сами по себе. Он говорил, что там покоились те, кто из-за своей алчности расхищали древние гробницы. Могилы эти были сделаны по всем правилам, но вместо имени и даты смерти на надгробье выписывались грехи покойного. Люди часто замечали эти надгробья, но раскопать их так никому и не удалось, ибо увидеть их случалось только краем глаза, и только тем, кто знал покойного. Сейчас я вспоминаю эти слова с таким же трепетом как в детстве.
Я добрался до ограды кладбища. Кирпичная кладка, увитая плюшем крошилась и уходила из под рук пока я переходил границу, эту грань между живым и мертвым. Смутные очертания надгробий и крестов вырисовывались сквозь мрак, тишина этого места околдовывала мое сознание, я услышал прилив волны, будто море было прямо за этой стеной, но в итоге я понял, что это всего лишь кровь шумит в мох ушах. Я двинулся в путь, мысленно напевая веселую песенку, дабы прогнать подступивший к моей спине холод.
Наконец передо мной возник тот самый склеп. Высокие пики, искусно высеченные ангелы, перед входом два огромных обелиска неизвестных мне существ, в длинных мантиях, и змеиными головами смотрящих в небо. Из темноты вышел силуэт, а за ним и еще два. Тот, кого искали, кивнул мне на вход склепа, а двое из кабака встали по его краям, нервно оглядываясь. Подойдя к входу склепа, я обнаружил, что вместо дверей там огромная каменная стена с небольшим круглым отверстием в середине. Тот, кого искали, стоял позади моей спины и внимательно наблюдал за тем, что я делаю. Нащупав в кармане своего пальто заготовленные отмычки, я неуверенно начал свою работу. Через десять минут тщетных попыток терпение моих коллег начало изменять им и они то и дело одергивали меня от работы. Но вот черное небо начало слабеть и из него вырвался синий луч возродившейся луны, осветив наши возмогшие от напряжения лица. И в то же мгновение я услышал заветный щелчок, и будь я проклят, если не видел, как каменная стена на короткий миг вспыхнула алыми иероглифами неизвестного мне происхождения. Мы замерли в предвкушении, из глубины склепа доносились тяжелые, приглушенные щелчки, будто шестерни гигантского механизма, просыпались от векового сна.
Каменная стена на наших глазах ушла в глубину склепа, открывая нам темный путь в темное царство.
Первым вошел тот, кого искали, чуть позже мы услышали его зов и двинулись следом.
– Эй, – крикнул тот, что в треуголке, – тут и фонари не нужны!
Через мгновение мы услышали чирканье спичек, и факел в его руке ослепил нас как кротов.
– Где ты это взял? – Спросил тот, кого искали.
– Да они тут повсюду, этот на стене висел.
И правда, мы спускались вниз по широким ступеням и по бокам на сырых стенах примерно через каждые пять метров висели факелы, обильно смоченные керосином. Мы взяли по одному, согласившись на том, что фонари стоит поберечь и двинулись дальше, не задумываясь о том, как это было странно. Лестница не жалея уводила нас все глубже под землю и вот миновав последнюю ступень мы очутились в большой круглой зале, которая ярко освещалась сотнями свечей расставленных повсюду. Никто не стал обращать на это внимания, так как под нашими ногами зазвенело золото. Пока все с жадностью и алчным блеском в глазах ползали на четвереньках, набивая свои мешки, я с тревожным любопытством оглядывал это странное место. Стены были выложены из крупного серого камня и уходили далеко вглубь. Пол был тоже из камня, но неизвестной мне породы, от него отдавало красноватым свечением, будто он подсвечивался изнутри. Потолок я и вовсе не смог разглядеть из-за наплывшей на него тьмы. Золото лежало повсюду, небольшими насыпями то тут, то там, далеко возле стен, теперь оно ссыпалось со ступеней лестницы будто бы лавина в северных горах. Тот, кого искали и остальные буквально купались в этом золоте, они совсем обезумели и смеялись и плакали. Я ужаснулся этому сумасшествию, я захотел немедленно покинуть этот злосчастный могильник и вновь увидеть лунный свет, а не этот приторно желтый. Но вот чудо, как же я не заметил этого раньше, в центре залы был бассейн. Его вода была черна и находилась на одном уровне с полом, она плескалась и мочила мои ботинки. В центре этого бассейна, возвышался массивный, нефритовый саркофаг. Его свечение было прекрасно, зеленые переливы бегали по воде, игриво растворяясь у моих ног. Не смотря на всю красоту этого большого, нефритового саркофага я испытывал страх перед ним, а точнее перед тем, что могло быть там захоронено.
Но вот затихли крики и рыдания, золото перестало звенеть и превратилось в черную золу, и наступила тревожная тишина, за которой последовал звук сопровождающий трение камня о камень. Плита, лежащая на верху саркофага начала смещаться.
Мои спутники, словно околдованные подошли к краю бассейна и выстроились в ряд, завороженно смотря на зеленый камень. Тщетно я пытался увести их, напрасны были мои уговоры, я бросил свои старания и спрятался за большой кучей золы возле лестницы не в силах совладать с собой. Крышка полностью сместилась и упала в воду, из которой тут же высунулось множество уродливых рук с кривыми длинными пальцами. Они подхватили крышку и бережно опустили ее под воду. Свечи задрожали, отбрасывая чудовищные теневые образы на стены и резко затухли, как и брошенные нами факелы, погружая нас в кромешную тьму. Тишина была невыносима, я жадно вслушивался, но не смог ничего уловить, я чувствовал, что что-то происходит, но не видел и не слышал, это были тяжелые минуты, я осознавал опасность, но не мог ее осязать. Мой страх сменился ужасом. Огонь вновь занялся на обгоревших фитильках свечей, и я увидел то, что хранил саркофаг. Он бесшумно шел по воде, наступая на вытянутые из воды ладони. Это было высокое существо примерно двух метров, оно грациозно вышагивало по воде, высоко подняв голову с острым длинным подбородком. На нем была надета красивая мантия темно-зеленого цвета с золотыми узорами в виде ползущих вверх змей. Он остановился напротив троих и громко рассмеялся скрипучим ледяным голосом. Я не мог отвести глаз, разум твердил бежать, но мои ноги оцепенели. Я смотрел на существо и ждал своей участи. Пламя свечей заиграло и вытянувшись сделалось ярче, и впервые я смог увидеть его лицо. Длинные седые волосы были убраны под ворот мантии, большие бледные глаза на белой коже лихорадочно блестели и жадно оглядывали троих, тонкий острый нос вздрагивал и втягивал в себя их запахи, его рот с тонкими бескровными губами был приоткрыт и из него то и дело показывался черный змеиный язык.
Он смотрел в их лица, вдыхал их страх, касался змеиным языком бегущих по щекам слез и смеялся раз за разом.
– Как же много в вас зла.
Вдруг произнес ледяной голос.
– Как же вы жалки, сколько боли вы отдали и как мало приняли.
Он задумался и, склонив голову, подошел к тому, кого искали.
– Ты, ты убивал, грабил, насиловал, и истязал. В тебе не было страха, а сейчас есть?
Существо склонило голову к его лицу, и я услышал плач, и увидел как тело того кого искали, содрогается.
– Ты пришел за моим золотом, но пришел с грязной душой, так очистить, умри!
Тот, кого искали, шагнул в воду, которая скрыла его тело до груди, он сделал еще пару шагов и повернулся к нам лицом, сняв шляпу. Его глаза блестели от слез, но улыбка не спадала до конца. Из воды показалось множество уродливых рук, из их пальцев торчали длинные звериные когти. Они медленно ощупывали его лицо, плечи голову и вот словно по команде начали рвать его плоть с невероятной силой. Тоже самое произошло с остальными, но в отличии от первой жертвы они издавали ужасные предсмертные крики. Я сидел в своем убежище, зажмурившись и прикрыв руками уши. Но тут меня словно схватили изнутри, и с силой поставили на ноги. Я удивленно раскрыл глаза и увидел, что существо стоит прямо предо мной. Мое тело было не в моей власти, я чувствовал, как что-то роется в моей голове, сердце, груди, я буквально ощущал, как невидимая рука исследует меня. Существо склонило свою голову и заглянуло в мои глаза, потом шумно потянуло носом и резко отвернулось.
– Ты, ты чистый…
Я хотел умереть, потерять сознание лишь бы не слышать и не чувствовать этого, лишь бы закончилось.
– Прочь, прочь из моего дома!
Он снова повернулся и с силой ударил меня в грудь рукой, так что я пролетел несколько метров и упал прямо на ступени лестницы. Вновь ощутив силу в ногах, контроль над телом, надежду. Я бросился вверх по лестнице, спотыкаясь и падая, я бежал от ужаса и смерти, бежал в кромешной темноте и бег мой казался нескончаемой предсмертной пыткой.
Но вот я ощутил свежий воздух, и легкое прикосновение ветра, я сделал последний рывок и оказался на мягкой, влажной от росы траве. Поспешно встав, я окинул склеп безумным взглядом, обелиски, стоявшие по бокам, повернули на меня свои змеиные головы и презрительно зашипели. Я отвернулся и медленно побрел, вперед борясь с вновь нахлынувшим оцепенеем, страхом.
Таким образом, в не себя после пережитого я добрел до ворот кладбища, которые к счастью были не заперты. Я благодарил бога и всех кого мог, за то, что свою жизнь жил по совести, и не совершил ни одного преступления, иначе то существо не дало бы мне такого шанса. Стоит ли говорить о том, что на своем пути я повстречал три надгробия, которые заметил лишь краем глаза, но сумел прочесть горящие красным светом слова. Вор, Убийца, Вор.
"Все, что в мире зримо мне или мнится, - сон во сне".
Creator

 
Сообщения: 151
Зарегистрирован: Декабрь 22nd, 2016, 12:10 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Нефритовый саркофаг

Сообщение Christopher Октябрь 1st, 2017, 9:05 pm

Здравствуйте.
Не знал сразу, что написать. Честно говоря, в последние несколько месяцев я даже читать стал мало, какая-то наступила пауза. Откроешь, казалось бы, интересную на первый взгляд книгу, осилишь страницу и отложишь в сторону.

Но да ладно. По делу: про запятые не буду. Напишу о том, что таки обнаружил за 2 прочтения. Уж не знаю, насколько я, сам неопытный, буду объективен...

1. Почему вы назвали злодея "Тот, кого искали"? Какая тут задумка? Его настолько долго ищет полиция, что у него такое прозвище в криминальном мире? Вы не объяснили, а мне вот непонятно, чем это лучше какого-нибудь имени? Взять хотя бы имя от балды. Какой-нибудь Лукинфорхт может? :)))))
2. Думаю, можно было бы добавить какую-то изюминку в речь персонажа/персонажей, разнообразить её. Уж очень заметно - говорят герои как-то одинаково.
3.
Creator писал(а):Нащупав в кармане своего пальто заготовленные отмычки, я неуверенно начал свою работу.
вряд ли можно в чужом пальто нащупать заготовленные инструменты.
4.
Creator писал(а):не буду вдаваться в подробности по поводу своего бедственного положения
а наверно стоило бы. Ведь Ваш герой, расскажи он про себя больше, должен был бы вызвать у читателя так необходимое в самом начале сопереживание.
Creator писал(а): И правда, мы спускались вниз по широким ступеням и по бокам на сырых стенах примерно через каждые пять метров висели факелы, обильно смоченные керосином. Мы взяли по одному, согласившись на том, что фонари стоит поберечь и двинулись дальше, не задумываясь о том, как это было странно. Лестница не жалея уводила нас все глубже под землю и вот миновав последнюю ступень мы очутились в большой круглой зале, которая ярко освещалась сотнями свечей расставленных повсюду. Никто не стал обращать на это внимания, так как под нашими ногами зазвенело золото. Пока все с жадностью и алчным блеском в глазах ползали на четвереньках, набивая свои мешки, я с тревожным любопытством оглядывал это странное место. Стены были выложены из крупного серого камня и уходили далеко вглубь. Пол был тоже из камня, но неизвестной мне породы, от него отдавало красноватым свечением, будто он подсвечивался изнутри. Потолок я и вовсе не смог разглядеть из-за наплывшей на него тьмы. Золото лежало повсюду, небольшими насыпями то тут, то там, далеко возле стен, теперь оно ссыпалось со ступеней лестницы будто бы лавина в северных горах. Тот, кого искали и остальные буквально купались в этом золоте, они совсем обезумели и смеялись и плакали. Я ужаснулся этому сумасшествию, я захотел немедленно покинуть этот злосчастный могильник и вновь увидеть лунный свет, а не этот приторно желтый. Но вот чудо, как же я не заметил этого раньше, в центре залы был бассейн. Его вода была черна и находилась на одном уровне с полом, она плескалась и мочила мои ботинки. В центре этого бассейна, возвышался массивный, нефритовый саркофаг. Его свечение было прекрасно, зеленые переливы бегали по воде, игриво растворяясь у моих ног. Не смотря на всю красоту этого большого, нефритового саркофага я испытывал страх перед ним, а точнее перед тем, что могло быть там захоронено.
тут я как читатель запутался в конце, где бассейн, где пол, где золото. Под ногами ГГ плещется одновременно и черная вода, и лежит золото. См. выделенное жирным.
Creator писал(а): Стены были выложены из крупного серого камня и уходили далеко вглубь. Пол был тоже из камня, но неизвестной мне породы, от него отдавало красноватым свечением, будто он подсвечивался изнутри.
тут так написано, будто крупный серый камень - это порода (так ли это важно для сюжета?).
Может просто убрать нагромождение, заменить 4, образно, слова самой сутью из 2-х, и сделать так? (Извините, если это выглядит как изменение Вашего текста, помню, Вам это не нравится) - Стены были выложены из крупного серого камня и уходили далеко вглубь. Словно подсвечивался красным изнутри каменный пол.
Аватара пользователя
Christopher

 
Сообщения: 293
Зарегистрирован: Февраль 4th, 2017, 6:40 pm
Откуда: Москва
Число изданных книг/Жанр/Издательство: Начинающий
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Нефритовый саркофаг

Сообщение Creator Октябрь 2nd, 2017, 11:28 am

Спасибо Кристофер, замечания действительно по делу. Но вот с именем не соглашусь. Тот кого искали... мне кажется это то что надо.
"Все, что в мире зримо мне или мнится, - сон во сне".
Creator

 
Сообщения: 151
Зарегистрирован: Декабрь 22nd, 2016, 12:10 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13


Вернуться в Проба Пера

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 4

cron