Первый всадник (историч) глава 1

:) Место для самых отчаянных авторов-мазохистов, желающих испытать невероятные ощущения :)

А теперь серьезно.
В этом разделе есть два правила.
1. Будь доброжелателен.
2. Если не готов выполнять пункт 1. - ищи себе другой форум, не дожидаясь действий администрации.

Модераторы: Becoming Jane, просто мария

Первый всадник (историч) глава 1

Сообщение marshaMarina Декабрь 25th, 2017, 8:13 am

Первый всадник

Глава 1

Летом 1434 года два торговых когга, влекомые западным ветром, прошли вблизи мыса Вянте. Первыми их увидели сборщики янтаря на песчаном взморье.
- Дождались, - пробормотал старик в длинной рубахе, провожая взглядом полосатые паруса Ганзы.
- Эгле! – окликнул он девушку, бродившую меж сплетениями водорослей, выброшенных на берег прибоем. – Хватит, пора домой.
Та обернулась, откинув со лба влажные пряди волос, и чуть замешкалась, выжимая подол, намокший от соленой воды.
- Почему, дедушка? – хлопнула ладонью по холщовой суме у пояса, куда складывала собранные камешки. – Мы еще ничего не нашли.
- Я сказал – хватит.
Опираясь на костыль, старик зашагал прочь, уверенный, что внучка не ослушается. Они поднялись на пологий холм, где ветер избавил от смрада гниющей морской травы, и ступили на узкую тропинку, ведущую в обход серых башен замка Винденбург, оплота Тевтонского ордена.
До деревни шли молча. Эгле, удивленная странной прихотью деда, не посмела задавать новые вопросы.
Возле пустующей коновязи их остановил зять деревенского старосты.
- Рановато сегодня, Вилкас, - кивнул он на короткую тень от столба, некогда служившего опорой навеса над кормушкой. - Что-то случилось?
- Неудачный день, - буркнул старик, явно не желая вступать в разговор, и поторопил внучку. – Идем.
Эгле повиновалась, снова не понимая, что происходит. Неудачные дни случались нередко, но Вилкас никогда не разрешал уходить с берега до начала сумерек.
Он так быстро заковылял к своей хижине, что ей пришлось ускорить шаг, лишь бы не отстать, не разгневать деда.
Дома старик тяжело опустился на лавку, отложив костыль и потирая искалеченную ногу.
Эгле терпеливо ждала, пока он отдышится и, может быть, объяснит причину раннего возвращения в деревню.
- Подай воды, - наконец прохрипел Вилкас.
И когда приказание было исполнено, сделал несколько жадных глотков, исподлобья глядя на внучку.
- Пора тебе отправляться в Мемель, - проговорил, отерев губы. – Я…
Эгле ожидала чего угодно, но не этих слов.
- Зачем?!
Вопрос слетел с языка помимо воли – далеко не каждому жителю деревушки удавалось побывать в городе, а тем более женщинам, чья жизнь начиналась и заканчивалась на побережье, среди рыбацких сетей, лодок и неизбывного запаха водорослей, приносимых к суше Янтарным ветром.
Старик будто услышал ее мысли.
- Установился моряной, - закашлявшись, сделал еще глоток. – И нам долго не видать новой добычи… да и не нужно… теперь… когда пришла Ганза…
- Почему я должна уехать?
Пораженная внезапным решением деда, Эгле не замечала, что слишком часто его перебивает.
Кашель, наконец, отпустил Вилкаса.
- Потому что я не хочу, чтобы ты стала женой, а потом вдовой рыбака, - твердо произнес он, ничуть не рассердившись ее настойчивости. – Завтра в Мемель пойдет обоз с вяленой рыбой, и ты отправишься с ним.
Эгле затихла, склонив голову.
- Ну-ну, не все так страшно, - снисходительно проворчал старик. – Сначала выслушай, а уж после пугайся.
Взявшись за костыль, поднялся и отошел к стене, где вытащил из тайничка маленький сверток.
- Смотри.
В тряпице обнаружилось пять кусочков янтаря, чистых, почти без вкраплений, и от того наиболее ценных.
Эгле боязливо посмотрела сначала на камни, потом на деда.
- Я скрыл их от старосты и рыцарей - они и так забрали достаточно. Отдашь своей тетке Ядвиге, а ее муж продаст янтарь ганзейским матросам - те всегда заплатят больше, чем портовые скупщики. И ты не будешь нахлебницей в чужом доме.
Внучка покорно кивнула.
- Значит…
- Да. Я давно так решил, - прищурился Вилкас, что обычно предвещало улыбку, но та лишь мелькнула на обветренных губах, и он снова стал серьезным, строгим. – И еще одно…
Старик разжал ладонь, показав золотую серьгу. Граненый камень в обрамлении затейливого узора брызнул красными лучами, едва его коснулся свет, падавший сквозь дыру в кровле хижины.
- Она зацепилась за сеть, когда я еще не обзавелся чертовой подпоркой и выходил в море за рыбой.
- Ох…
Эгле не могла отвести взгляд от чудесной игры бликов.
- Твое приданое. Я видел перстень с таким камнем у тевтонского командора на пальце, которым он указал на моего сына и невестку… ну, ты знаешь…
Она не помнила мать и отца, и Вилкас всего однажды и неохотно рассказал ей о гибели обоих, случившейся в пору, когда рыцари-монахи еще не владели мемельским краем. Когда отряды ордена, промышляя грабительскими набегами, несли страх и смерть по всему побережью, а винденбургский замок служил им лишь местом сбора добычи и временным ночлегом.

После разговора с дедом Эгле вышла к полосе прибоя за деревней. Время дневного лова еще не закончилось, и берег оставался безлюдным. Западный моряной ветер окреп, облака бежали высоко над водой, иногда заслоняя солнце. Утонув босыми ступнями во влажном песке, она поворачивала подарок Вилкаса на ладони, вновь любуясь блеском красного камня, и размышляя о том, как серьга оказалась в пучине…
Может быть, знатная владелица случайно обронила ее за борт, а может быть, попав в шторм, погибла в крушении, и сеть Вилкаса принесла со дна последнюю «весточку» от несчастной? Стихия беспощадна не только к утлым рыбацким посудинам… но изредка она возвращает людям взятое у них силой, отдает, будто говоря – мне это не нужно, заберите обратно…
- Спрячь, - услышала за спиной голос деда. – Лодки скоро вернутся, и никто, кроме твоей тетки, не должен знать о серьге. С таким приданым она найдет тебе достойного мужа. Передашь ей мои слова, и Ядвига не посмеет ослушаться родного отца.
Младшая дочь старика покинула деревню десять лет назад, Вилкас выдал ее замуж за племянника гончара, с которым сговорился в одну из своих поездок в Мемель. И это было редкой удачей для девушки, рожденной в нищей рыбацкой семье. Повзрослев, Эгле задалась вопросом, как он смог уломать горожанина на невыгодный брак, но теперь не трудно догадаться, что и здесь не обошлось без янтаря, припрятанного от алчных тевтонов.
Они немного помолчали, прежде чем Эгле решилась поделиться мыслями о судьбе бывшей хозяйки серьги.
- Не думай о ней, теперь ты хозяйка.
Обычно немногословный Вилкас сегодня не скупился на разговоры. Может быть, скорая разлука заставляла его высказать несказанное раньше.
- Помни о другом - море нас кормит и берет плату за это. Всегда. Но я больше не хочу платить ни ему, ни рыцарям, и ты не будешь, - негромко проговорил дед, всматриваясь в водяную гладь. – Рыбаки возвращаются.
Глаза не подводили его и в старости, Эгле тоже увидела лодки.
- Ступай в дом, - велел Вилкас.

На рассвете следующего дня он проводил Эгле до окраины деревни, где стояли возы с рыбой, прикрытые соломой.
- Йонас доставит тебя в Мемель и покажет дом Ядвиги, – кивнул старик на широкоплечего возчика и ласково коснулся щеки внучки. – Прощай. И не беспокойся обо мне.
Она взобралась на последнюю повозку, и Йонас взмахнул кнутом, погоняя тощую лошадь. Вилкас долго стоял посреди дороги, глядя вслед удалявшемуся обозу. Потом повернулся и заковылял к хижине. Он вдруг сильно, как никогда раньше, сгорбился, и Эгле чуть не спрыгнула на землю и не побежала обратно – поддержать, подставить плечо. Остановил лишь страх разгневать деда, нарушить его приказ.
Вскоре дорога свернула в лес, и деревня скрылась за рыжими стволами сосен.

Вечером обоз остановился вблизи постоялого двора. Чтобы не платить за ночлег поставили возы снаружи частокола и спали под ними. На рассвете двинулись дальше, и к полудню уже добрались до Мемеля.
Первое, что почувствовала Эгле за городскими стенами – запах. Отвратительный, тошнотворный. Привыкшая к смраду гнилых водорослей, она все же не удержалась от вопроса:
- Почему так воняет?
- Дерьмо, - повернувшись к ней, усмехнулся Йонас. – Они выливают дерьмо и помои прямо на улицу, не отходя от порога.
Как бы в подтверждение его слов, распахнулись ставни второго этажа в доме напротив, и кто-то выплеснул содержимое ночного горшка, едва не угодив на голову малышу лет пяти, справлявшего нужду тут же, под окнами.
Когда проезжали мимо пекарни, запах на мгновение исчез, перебитый жаром печи и ароматами свежего хлеба, и снова вернулся, едва она осталась позади.
Эгле впервые в жизни увидела высокие дома, будто сжимавшие стенами и без того узкие улицы. Стебли худосочного плюща, ползущие по каменным фасадам, тянулись к небу и солнцу, и понуро сникали не достигнув света…
- Не пялься по сторонам, - одернул ее Йонас. – Приглядывай, чтобы товар не таскали, и бей воришек по рукам.
Он показал на длинную палку, лежавшую за его спиной.
Взрослые горожане почти не обращали внимания на обоз, занятые своими делами, иногда лишь тихо переговариваясь, когда он проезжал мимо, но пару раз Эгле пришлось взмахнуть жердиной, отгоняя детвору, норовящую поживиться рыбой. Лишь одна девочка, бледная до прозрачности, шла и шла за повозкой, не отставая. Она не пыталась подпрыгнуть и дотянуться до вожделенной еды, и только смотрела на Эгле. Неотрывно, просяще. Запустив руку под солому, та нащупала небольшую рыбешку, и незаметно для спутника скинула на землю. Девчушка подхватила ее из дорожной пыли и, как испуганный зверек, юркнула в переулок.
Йонас придержал лошадь у поворота в следующий.
- Тебе сюда, - снова обернулся к Эгле.
Она медлила слезать с повозки, словно боялась, что ступив на городскую улицу, оборвет последнюю ниточку, которая связывала с родным домом.
- Ладно, провожу до двери, как обещал Вилкасу, - буркнул Йонас, и окликнул едущего впереди возницу. – Эй, Паулис, присмотри за повозкой, я быстро.
В переулке им встретился нищий в лохмотьях, сквозь которые проглядывало изможденное тело в незаживающих язвах. Протянув вперед руку, он бренчал подобием колокольчика – сплющенной по краю оловянной кружкой с камешком внутри.
- Люди Мемеля, - возглашал оборванец. - Грядут муки земные, ибо вы есть порождения греха и похоти человеческой, и будете страдать во искупление.
Поравнявшись с Эгле, нищий схватил ее за локоть.
- Уходи, уходи отсюда, - пробормотал, уставившись на девушку красными, гноящимися глазами.
Она попыталась освободиться от цепкой хватки, но безуспешно. Йонас оттолкнул назойливого бродягу и вытер руки о рубаху.
- Не трожь божьего человека! – взвизгнула проходившая мимо старуха, и презрительно покосилась на Эгле. – А ты не разевай рот, деревенщина!
Не удостоив ответом крикливую горожанку, Йонас довел спутницу до нужной двери, и грохнул в нее кулаком. Эгле непроизвольно потирала локоть, словно еще чувствуя прикосновение нищего.
На стук открыла хмурая женщина в длинном, залатанном платье.
- Здравствуй, Ядвига, - приветствовал ее Йонас. – Принимай племянницу.
Ответом было молчание.
- Ну, тогда прощай, - осклабился он. – Может, зайду, когда закончим дела.
- И опять напьешься с моим муженьком? – наконец, чуть ли не прошипела Ядвига. – Нет уж, теперь не выйдет.
- А что так?
- Иди себе, - отрезала та, и опять замолчала.
Йонас не возражал, поспешив вернуться к повозке.
- Не стой столбом, заходи в дом, - недовольно пробормотала тетка и уже в комнате продолжила. – Значит, ты Эгле, дочь моего дурного брата? Выросла – не узнать.
- Почему дурного?
- Был бы умным, не лез рожон, и остался бы жив. Да и твоя мамаша тоже.
Эгле пристально посмотрела ей в глаза.
- Я не помню родителей, но прошу… не говорите о них плохо.
- Вот как?.. – скривила губы Ядвига, удивленная неожиданной твердостью в словах племянницы. – Тьфу!
Смутившись от своего же внезапного отпора тетке, Эгле огляделась в тесной конуре - жилище тетки показалось не лучше хижины Вилкаса. Колченогий стол, два табурета, широкий, укрытый тряпьем, топчан в одном углу и небольшая печь в другом. На единственной полке – глиняные миски и плошка с почерневшим фитилем.
- Не нравится? – язвительно спросила Ядвига, - Думала, если город, то все богатые?
- Нет, не думала… я….
- Зачем отец тебя прислал? – перебила тетка.
Эгле пересказала ей слова Вилкаса.
- Дай сюда.
Забрав у племянницы сверток, рассмотрела янтарь.
- Хм, можно выручить неплохие деньги, - проговорила едва слышно, и подняла взгляд на Эгле. – Но и не слишком хорошие! Не мечтай, что будешь здесь нежиться и прохлаждаться.
Вдруг Ядвига осела на топчан и разрыдалась, закрыв лицо руками.
Ворох тряпья за ее спиной зашевелился, из-под него показалась светловолосая голова мальчика.
- Мама…
Тетка одной рукой прижала сына к себе, другой вытирая слезы.
- Это Алджис, мой младший. Он сломал ногу, но скоро поправится… правда, милый?
Малыш молча посмотрел на гостью.
- Конечно, - кивнула та.
- Еле наскребли денег, чтобы заплатить лекарю, - вздохнула Ядвига, немного успокоившись.
- Дедушка говорил, что у вашего мужа хорошая работа, - удивилась Эгле.
- Говорил, говорил… - голос тетки стал ворчливым. – Была работа, а весной гончарня выгорела дотла. Теперь Линас пробавляется поденщиной. За гроши. Городские вести доходят до вас не скоро.

Апрельский пожар, вспыхнувший в ремесленных мастерских, принес немало бед, разорив и оставив без средств и работы многие семьи. Некоторые бывшие владельцы пытались восстановить сгоревшее, но дядя Линаса, мужа Ядвиги, был слишком стар, немощен и не располагал достаточной суммой, чтобы отстроить гончарню заново. Вскоре, указом Мемельского комтура, пустующие пепелища были отданы в откуп мастерам-оружейникам – защита города от вражеской угрозы становилась важнее глиняных горшков и плошек, и других невоенных ремесел. К такому решению привело недавнее вторжение поляков и гуситов на земли Тевтонского ордена. Еще одной причиной заботы о надежной обороне оказались жемайты – племя варваров, разорившее южные окрестности Мемеля.

Ядвига показала мальчику янтарь.
- Смотри, какие камешки привезла твоя тетя. Мы сможем купить молока и яиц.
Алджис опять промолчал, разглядывая кусочки янтаря.
- А еще ему надо давать толченую скорлупу. Так лекарь сказал, - обратилась Ядвига к племяннице. – Чтобы кость быстрее зажила.
Эгле снова кивнула и осталась стоять посреди комнаты, ощущая неловкость. Не знала, что делать, с опасением ожидая решения Ядвиги, которая либо предложит кров, либо с легкостью укажет на дверь, несмотря на дар, присланный Вилкасом.
Тетка туго завернула тряпицу с камнями и спрятала за вырез платья, будто забыв про племянницу. Укутала Алджиса в тряпки.
- Спи.
- А ты похожа на мать, - внезапно заявила она. – Такая же заметная - темненькая, кареглазая… И такая же упрямая?
- Не знаю.
Эгле смущенно пожала плечами.
- Ладно, спать будешь на полу, поищу, что подстелить. Мы и так ютимся на топчане впятером. Разве отец тебе не сказал, что у меня еще две девочки – двойняшки?
- Сказал.
- Вот и хорошо. А покормить тебя нечем, надо дождаться Линаса, принесет, что-нибудь, если не пропьет… - горько вздохнула Ядвига. – И потом нужно будет найти тебе работу. Шесть ртов… денег за янтарь надолго не хватит.
Эгле достала серьгу и объяснила тетке намерения деда. Увидела, как та изменилась в лице при виде чудесной вещицы.
- Он, что, совсем ополоумел, старый дурак?! – разозлилась Ядвига. – Кому я это покажу? Обвинят в воровстве, или того хуже. Ох… Вот, что – отдай мне, я пока припрячу, а там будет видно.
Эгле не стала спорить, и серьга отправилась вслед за янтарем, а тетка только покачала головой, бормоча под нос новые ругательства в адрес отца.
Чтобы остановить злобные излияния, девушка спросила:
- Сколько ему? - показала на Алджиса, который вовсе не собирался спать, с любопытством поглядывая на Эгле.
- Семь, а дочкам девять.
- Можно?
Получив согласие Ядвиги, присела на край топчана.
- Тебе понравились камешки?
- Красивые, - ответил мальчик. – Откуда они?
- Это урожай с подводных лугов морской богини Юраты, - принялась рассказывать Эгле древнее поверье. - Их выносит на берег вместе с водорослями, а мы…
- Замолчи! - неожиданно взвилась тетка. - И больше никогда не смей нести ересь. На костер захотела? Нет никакой богини Юраты, есть только святая Троица!
Рассказ оборвался на полуслове.
Вскоре с улицы вернулись двойняшки. И Эгле сразу поняла, что одной из них досталась сброшенная с повозки рыба. Но не могла догадаться, какой именно, из-за почти неразличимого сходства девочек, и лицом, и в одежде, которая скорее выглядела, как бесформенные лохмотья.
- Дамна и Людвика, - назвала имена дочерей Ядвига. – А это Эгле, теперь она будет жить у нас.
Чуть заметное смущение Дамны подсказало, что и она узнала ту, что кинула ей подачку, но девочка не торопилась откровенничать. Эгле тоже промолчала.
- Принеси воды, Дамна, - велела Ядвига дочери и покосилась на племянницу. – Сходи-ка и ты с ней, узнаешь, где колодец.
Подхватив деревянное ведро, девочка нехотя поплелась к двери.
- Дай его мне, - попросила Эгле.
Дамна с готовностью выполнила просьбу и сразу повеселела.
Снаружи почти не было солнечного света, лучи падали только на стены верхних этажей, не достигая земли. Переулок казался опустевшим, лишь две тощие собаки рылись в куче отбросов, изредка огрызаясь друг на друга.
- Что стало с рыбой, которую я тебе дала?
Вопрос застал Дамну врасплох.
- Съела, - насупилась девочка.
- Мы никому об этом не скажем, - улыбнувшись, пообещала Эгле.
Дамна посмотрела с благодарностью.
Скоро они свернули в короткий тупик между домами, и подошли к колодцу, сложенному из морских валунов. За ним, в нише стены, Эгле увидела статую в человеческий рост, изображавшую женщину с младенцем на руках.
- Кто это?
- Пресвятая дева Мария Тевтонская, - заученно протараторила Дамна и перекрестилась. – Мы все ей молимся. А ты поклоняешься другим святым?
- Нет. Просто… раньше я никогда ее не видела.
Эгле тоже осенила себя крестом.
- Она всегда была здесь, - непонимающе нахмурилась спутница.
- Ладно, идем назад. Скоро начнет темнеть, - позвала Эгле, набрав воды.
На полпути остановилась передохнуть. Опустив ведро, посмотрела вверх, где в просвете между крышами плыли подсвеченные красноватым облака, и невольно поежилась.
- Что с тобой? – тронула за руку Дамна.
Даже самый теплый летний закат вызывал у Эгле некий внутренний озноб… Будто последние лучи уходящего солнца таили в себе едва осязаемый холод неизбежной ночи… Ей казалось странным, что другие люди этого не понимают. А возможно, и понимают, но спрашивать она не пыталась.
- Ничего. Идем.

Когда они вошли в дом, Линас уже вернулся. Щуплый, рябой, он сидел на табурете, привалившись к стене, и насвистывал веселый мотивчик. Рядом на столе лежали добытые им за день припасы – хлеб, пара луковиц и немного свеклы.
- Ты и есть племянница моей женушки?
- Что так долго? – перебила его Ядвига, не дав Эгле ответить. - Поставь ведро у плиты.
И занялась готовкой.
- Ей надо подыскать работу, - не оборачиваясь, бросила она мужу.
Линас оценивающе взглянул на девушку.
- Может в порту? – ухмыльнулся он. – На такую будет спрос.
- Заткнись! Я не дам сделать из нее шлюху.

Утром Линас засобирался в порт, Ядвига велела Эгле идти с мужем. На удивленный вопрос, тетка отозвала ее в сторону.
- Присмотришь за ним. Если сумеет продать янтарь, не давай ему заходить в кабак.
- Как не давать?
- Как хочешь. Хоть держи его за штаны, хоть кусайся, - зашептала на ухо. – Или ты станешь просто смотреть, как он пропивает деньги?
По дороге Линас не позволял Эгле останавливаться, глазеть на товары в лавках, на диковинную одежду знати… торопил, подгонял.
В порту он приказал ждать возле коновязи, поручив ее опеке беспалого бородача по имени Рэмунас. Объяснил, что не женское дело - торговаться с матросней. А сам направился к компании подвыпивших моряков, стоящих около тюков с шерстью. Сначала Эгле не сводила с него глаз, но потом отвлеклась на другое.
Увидев, как она c любопытством рассматривает корабли, Рэмунас сказал:
- Пришли из Любека, а дня через два-три отплывут на Готланд за русскими мехами. Там у новгородцев торговая контора.
Ганзейские когги только что стали под разгрузку. За порядком следили кнехты. Этих, с крестами на серых одеяниях поверх кольчуг, Эгле доводилось видеть и раньше. Иногда они приходили в деревню – забирали и уводили должников в Винденбургский замок для наказания и работы. Или просто избивали до полусмерти, тут же на месте.

Помимо сукна и железа, Ганза привезла шелковые ткани, вина и пряности, доставленные из Мессины, Венеции и Магриба… Вместе с ними и иными товарами на берег сошли крысы.
Аватара пользователя
marshaMarina
 
Сообщения: 122
Зарегистрирован: Февраль 28th, 2014, 11:25 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Первый всадник (историч) глава 1

Сообщение Татьяна Ка. Декабрь 25th, 2017, 12:07 pm

Знатно написано.
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9342
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Первый всадник (историч) глава 1

Сообщение Oleg Декабрь 25th, 2017, 5:08 pm

Отличный текст.
Прочитал с удовольствием. Вот только жаль, что вы редкий гость у нас. То нас Влад иногда баловал этим жанром, а теперь, тоже потерялся.
В текст вкралась одна маленькая, я бы сказал - техническая ошибка(при желании легко исправимая).
marshaMarina писал(а):В тряпице обнаружилось пять кусочков янтаря, чистых, почти без вкраплений, и от того наиболее ценных.

Именно с "вкраплениями"(инклюзами) если это (соломинка, обрывок листочка, лапка, крылышко насекомого) янтарь особенно ценится. Внутренние микротрещины янтаря запоненные воздухом, создают эффект шелковистости, искры. Отсюда и название "камня" - солнечный. В камешке, найденном на песке без предварительной шлифовки, полировки, рассмотреть включения очень трудно. Как правило, он выглядит совершенно невзрачно. В вашем же случае, лучше указать на размер ("пять крупненьких"). Например.
А так - всё отлично!
Успехов.
"Всё,что было, то и будет" - царь Давид
Oleg
 
Сообщения: 1480
Зарегистрирован: Январь 29th, 2013, 7:09 pm
Откуда: Из-за бугра.
Число изданных книг/Жанр/Издательство: 2
Проза. Реал.
"Букмастер".
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Первый всадник (историч) глава 1

Сообщение Christopher Декабрь 25th, 2017, 6:30 pm

Мне тоже понравилось. Если писатель знает своё дело, то, в принципе, можно читать любой жанр.

Помимо маленькой технической, вкралась пунктуационная.

marshaMarina писал(а):- Ладно, провожу до двери, как обещал Вилкасу, - буркнул Йонас, и окликнул едущего впереди возницу. – Эй, Паулис, присмотри за повозкой, я быстро.


http://old-rozental.ru/punctuatio.php?sid=158#pp158
Открываем справочник Д.Э. Розенталя, § 50. Слова автора внутри прямой речи.

Если в словах автора, находящихся внутри прямой речи, имеются два глагола со значением высказывания, из которых один относится к первой части прямой речи, а другой — ко второй, то после слов автора ставятся двоеточие и тире, причем первое слово второй части пишется с прописной буквы:
Например:
«Я тебя не спрашиваю, — строго сказал офицер и снова спросил: — Старуха, отвечай?»;
«Покорно благодарю, — отозвался Мешков, смиренно снял картузик, но сразу опять надел и поклонился, добавив торопливо: — Спасибо вам большое, товарищи».
Аватара пользователя
Christopher
 
Сообщения: 293
Зарегистрирован: Февраль 4th, 2017, 6:40 pm
Откуда: Москва
Число изданных книг/Жанр/Издательство: Начинающий
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Первый всадник (историч) глава 1

Сообщение Christopher Декабрь 25th, 2017, 7:15 pm

И вот здесь два глагола высказывания.
- Не стой столбом, заходи в дом, - недовольно пробормотала тетка и уже в комнате продолжила. – Значит, ты Эгле, дочь моего дурного брата? Выросла – не узнать.

А тут, получается всё верно, так как второй глагол - не глагол высказывания:
- Принеси воды, Дамна, - велела Ядвига дочери и покосилась на племянницу. – Сходи-ка и ты с ней, узнаешь, где колодец.
Аватара пользователя
Christopher
 
Сообщения: 293
Зарегистрирован: Февраль 4th, 2017, 6:40 pm
Откуда: Москва
Число изданных книг/Жанр/Издательство: Начинающий
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Первый всадник (историч) глава 1

Сообщение marshaMarina Декабрь 25th, 2017, 9:03 pm

Татьяна Ка. писал(а):Знатно написано.

Большое спасибо.
Oleg писал(а):Отличный текст. Прочитал с удовольствием.

Очень благодарна вам за мнение.
Oleg писал(а):В текст вкралась одна маленькая, я бы сказал - техническая ошибка(при желании легко исправимая).

Спасибо за замечание, мне говорили про ценность вкраплений, но видимо вы еще правы и в другом, более важном: если янтарь необработанный, то лучше вообще убрать про вкрапления, то есть, оставить только про крупные размеры камней.
Christopher писал(а):Мне тоже понравилось.

Спасибо.
Christopher писал(а):Помимо маленькой технической, вкралась пунктуационная.

Christopher писал(а):И вот здесь два глагола высказывания.

Стараюсь избавиться от проблем с пунктуацией, но пока не всегда получается. Обязательно учту/исправлю свои ошибки.
Аватара пользователя
marshaMarina
 
Сообщения: 122
Зарегистрирован: Февраль 28th, 2014, 11:25 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Первый всадник (историч) глава 1

Сообщение Oleg Декабрь 25th, 2017, 9:17 pm

marshaMarina писал(а):если янтарь необработанный, то лучше вообще убрать про вкрапления, то есть, оставить только про крупные размеры камней

Да, именно к этому я и хотел вас подвести.
"Всё,что было, то и будет" - царь Давид
Oleg
 
Сообщения: 1480
Зарегистрирован: Январь 29th, 2013, 7:09 pm
Откуда: Из-за бугра.
Число изданных книг/Жанр/Издательство: 2
Проза. Реал.
"Букмастер".
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Первый всадник (историч) глава 1

Сообщение marshaMarina Декабрь 25th, 2017, 11:26 pm

Oleg писал(а):Да, именно к этому я и хотел вас подвести.

Это у вас получилось) Спасибо.
Аватара пользователя
marshaMarina
 
Сообщения: 122
Зарегистрирован: Февраль 28th, 2014, 11:25 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Первый всадник (историч) глава 1

Сообщение vlad-nikolaev Декабрь 26th, 2017, 8:50 pm

Олег, я не потерялся, и заглядываю сюда регулярно. И к вам в тему, и в сказочное фентези Татьяны. Что отвечаю редко - это да. И за свою историю почти не садился в последние полгода, но тому есть объективные, безрадостные причины. Очень хочу после Нового года вплотную заняться своими историями. По крайней мере, постараюсь.
Ну а если по теме, Автор очень хорошо пишет, замечено это давно, и я с удовольствием прочёл этот отрывок. Вот только вопрос - Вы уже выкладывали начало другой вещи. И она тоже была интересна. Вы её закончили? Или любую другую большую форму? Мне кажется, у неё был бы хороший шанс издаться.
vlad-nikolaev
 
Сообщения: 386
Зарегистрирован: Январь 31st, 2013, 5:42 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Первый всадник (историч) глава 1

Сообщение Oleg Декабрь 26th, 2017, 9:28 pm

vlad-nikolaev писал(а):Олег, я не потерялся, и заглядываю сюда регулярно.

Вот видишь, как хорошо! Теперь знаем, что ты не потерялся.
Прошу прощения у автора за флуд.
"Всё,что было, то и будет" - царь Давид
Oleg
 
Сообщения: 1480
Зарегистрирован: Январь 29th, 2013, 7:09 pm
Откуда: Из-за бугра.
Число изданных книг/Жанр/Издательство: 2
Проза. Реал.
"Букмастер".
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Первый всадник (историч) глава 1

Сообщение marshaMarina Декабрь 26th, 2017, 10:24 pm

vlad-nikolaev писал(а):Ну а если по теме, Автор очень хорошо пишет, замечено это давно, и я с удовольствием прочёл этот отрывок.

Спасибо за ваше мнение.
vlad-nikolaev писал(а):Вот только вопрос - Вы уже выкладывали начало другой вещи. И она тоже была интересна. Вы её закончили? Или любую другую большую форму?

Это вы, наверное, про приключения на Карибах. Ее я отложила, потому что мне не очень нравится, что в тексте мало описаний и многовато диалогов.имхо. То есть, сейчас я бы написала начало совсем по другому. И еще есть причины такие, как например морские термины, специфика. Может быть, вернусь к ней позже.
И у меня почти закончен роман в жанре стимпанка, там осталось чуть дописать финал, но больше напрягает другая проблема: пробел/нестыковка примерно в середине романа. Те варианты, которые придумались, пока мне кажутся притянутыми за уши, ну или не очень мотивированными, не знаю, как поточнее сказать.
Oleg писал(а):Прошу прощения у автора за флуд.

Не за что, все ок)
Аватара пользователя
marshaMarina
 
Сообщения: 122
Зарегистрирован: Февраль 28th, 2014, 11:25 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Первый всадник (историч) глава 1

Сообщение marshaMarina Июнь 19th, 2018, 3:41 pm

Глава 2

Время шло к полудню, а Линас не возвращался. У беспалого прибавилось работы – лошади, повозки заполонили огороженную площадку у коновязи, и Рэмунас перестал обращать внимание на Эгле. Показывал вновь прибывшим возчикам, где ставить телеги, ругался на особенно неповоротливых.
- Куда прешь, олух?! Бери к краю, там привязывай!
И тут же успокаивался, получив плату.
Эгле, привыкшая к безлюдью побережья и тихому плеску прибоя, уже почти с ненавистью взирала на портовую суету. Людской гомон, крики начинали раздражать, как и долгое ожидание.
Две телеги сцепились колесами, угрожающе заскрежетало дерево, и Рэмунас грубо оттолкнул ее в сторону, будто незнакомую:
- Не стой здесь, задавят.
Едва он разобрался со случившимся, как на одном из пришвартованных судов с грохотом упала рея, раздался истошный вопль, и беспалый словно очнулся:
- Где его черти носят? – обратился к Эгле. – Зачем вы вообще сюда приперлись?
- А… - запнулась она. - Линас вам не сказал?
- На кой черт мне знать? Попросил присмотреть за тобой, я и согласился. Но не могу же я весь день нянчиться с чужой девкой. И без тебя дел хватает, - кивнул на коновязь, где почти не осталось места. – Моя работа – приглядывать за имуществом почтенных людей.
Эгле виновато понурилась, и Рэмунас вдруг подобрел.
- Держи, - протянул ей горбушку серого хлеба. – И не зевай, не ровен час – покалечат.
Прислонившись к невысокой изгороди, Эгле медленно сжевала хлеб до крошки, но беспутный муж Ядвиги, словно бесследно пропал. Может быть, как и предупреждала тетка, завернул в портовый кабак и не спеша пропивает вырученные за янтарь деньги?
- Надо его найти, - заявила она. - Я должна, я обещала.
- Сдурела, да? – удивился Рэмунас. – Одной шляться в порту?
И рассмеялся, будто Эгле придумала несусветную глупость.
- Погоди-ка, - придержал ее за плечо. – Видишь?
Невдалеке молодой человек в темной длинной одежде бурно жестикулировал, что-то доказывая крючконосому старику и двум кнехтам. Собеседник смотрел на оратора презрительно, а потом развернулся и ушел, ничего не сказав. Тот было рванулся вслед, но кнехты преградили дорогу, и «длиннополый» отступил, безнадежно махнув рукой.
- Это лекарь, который врачует сынишку Линаса, - сказал Рэмунас. – Я сейчас.
И поспешил к нему. Поклонился, указал на Эгле одним из двух пальцев, сохранившихся на правой руке.
Они вместе подошли к коновязи.
- Твердолобые дураки! – продолжал возмущаться молодой человек. – Похоже им неизвестно, что такое карантин! Да и вообще на все наплевать. Слышали крик? Человека придавило реей, а мне не дали его осмотреть! Даже близко не подпустили.
Рэмунас почтительно кивнул, соглашаясь.
- Господин лекарь проводит тебя домой, ему по пути, - сказал он Эгле и негромко добавил:
- Помни, что мы ему не ровня. Будь почтительна.
- А как же…
- Живо!
Беспалый сердито подтолкнул Эгле в спину.

Ей впервые довелось стоять так близко к человеку выше сословием – Эгле не знала, куда деть руки, что говорить… Молчала, глядя в землю, непослушные пальцы теребили юбку, сжимались в кулаки.
- Ну, ну… не смущайся, - услышала голос лекаря. – Идем. Я как раз собирался навестить Алджиса.
Они поднялись по ступеням каменной лестницы, вышли на площадь. Эгле шла за лекарем, как за поводырем – дорогу от дома к порту не запомнила, все время отвлекаясь на невиданные раньше диковины. Вот и сейчас невольно засмотрелась на мозаичные окна церкви, играющие бликами солнца. Подняла взгляд на уходящий в небо шпиль.
Провожатый заметил, остановился.
- Храм Иоганна… так себе церквушка…
В отличие от Линаса он не торопил, был словоохотлив.
- Я видел и повыше, когда учился в Гейдельберге, - пояснил ей, как несмышленышу. – Знаешь, где это?
- Нет, господин…

Ханс Рисбиттер получил степень магистра медицины в одном из лучших университетов северной Европы. Принеся клятву, он устроил прощальный пир, на котором декан шепнул, что Мемель, восточный форпост Ганзы, это кладезь успеха и богатства для начинающего врача, и Ханс уехал, последовав совету. Однако вскоре радужные надежды сменились разочарованием – для него не нашлось пациентов, способных платить за услуги звонкой монетой. В мемельской корпорации медиков к новичку отнеслись с презрением, как к паршивой дворняге, разве что не награждали пинками. Ханс подозревал, что от такого унижения его избавила только лень ученых мужей, а декан, давая совет, просто поиздевался над мечтами наивного выпускника. Ему приходилось лечить бедноту - вот уж у кого не было недостатка в различных недугах, как, увы, не было и денег…

- Рисбиттер, Ханс Рисбиттер. Недавний студент, а ныне медик, непризнанный местной корпорацией… старых ослов! – досадливо произнес он, и тут же улыбнулся, видимо забыв о неприятных мыслях. - А тебя как зовут? Откуда ты? Вижу, что не городская.
Эта улыбка и мягкая доброжелательность, словно растворили ее стеснительность.
- Эгле, господин. Я из деревни Прейта, что на мысе Вянте.
Рисбиттер рассеянно кивнул и зашагал дальше. Свернули в узкую, скрытую от солнца улочку, где опять, как и вчера, пахнуло свежеиспеченным хлебом, к аромату которого на этот раз примешивались другие аппетитные запахи. Эгле остановилась у открытой двери в пекарню, вдыхая непривычное благоухание, и вдруг ощутила, как сильно голодна. Черствой горбушки Рэмунаса будто и не было.
Из дверного проема выглянул испачканный в муке подросток, и усмехнулся, показав ей кукиш. Это разозлило – неужели она похожа на побирушку, ждущую подачки?! Ее ответный, презрительный плевок на землю еще больше развеселил парнишку.
- Чертов лентяй! Выгоню!
Донеслось из-за двери. Кто-то, невидимый с улицы, влепил ему подзатыльник, и замарашка скрылся, ругнувшись себе под нос.
«Отмщенная» Эгле еще разок победно плюнула вслед насмешнику и ругательствам, не замечая, что лекарь наблюдает за ней.
- Простите, господин. Ну, он же еще мальчишка, как он смеет!? – спохватилась, встретив его удивленный взгляд.
- Ничего, ничего. Ты и сама забавна, как дитя, - отмахнулся от извинений Рисбиттер и неожиданно вернулся к прерванному раньше разговору. – Значит, ты рыбачка?
- Нет, я и мой дедушка сборщики янтаря.
- Потому и глаза у тебя как темный янтарь? Да? – весело подмигнул лекарь.
Несмотря на шутливый тон, Эгле почувствовала, что щекам стало горячо, и обескураженно замолчала. Никогда еще мужчина не говорил с ней так… такими словами… и вновь нахлынуло отступившее было смущение.
- Здесь очень вкусно пахнет, - ответила она невпопад. – Вот и…
- Ваниль, корица… - охотно отозвался Рисбиттер. – Кондитерские ухищрения.
Миновали еще один поворот, прошли возле небольшой скотобойни - в ноздри ударила вонь гниющих внутренностей, сваленных у стены приземистого здания. Десятки жирных зеленых мух кружились над «пиршеством», садились, взлетали…
Эгле не переставала поражаться обилию, будто выставленной напоказ грязи, чахлости редкой зелени и разнообразию городских запахов. Смрад отбросов и нечистот соседствовал с притягательным ароматом чеснока и специй, доносившимся из колбасной лавки… И уступал место фимиаму незнакомых благовоний источаемых одеждой богатых горожанок.
Эгле замерла, как вкопанная, разглядывая невиданный головной убор идущей навстречу женщины – двурогий чепец, увенчанный легким, полупрозрачным покрывалом. И невольно коснулась своего простенького холщового чепчика, что снова вызвало улыбку Рисбиттера. Он принюхался к благоуханной волне, несомой мимо и оставшейся позади.
- И за всем этим прячется немытое тело, грязь, пот… - промолвил лекарь с долей брезгливого сожаления. – А ты еще пахнешь свежестью моря. Но скоро все изменится, только у тебя не будет денег, чтобы скрыть все то, что скрывает она… все они…

Прохожие иногда здоровались Рисбиттером, кто-то кланялся, благодарил.
- Мой пациенты, - пробормотал он, увидев вопрос в глазах Эгле. – Да проку от них… нищета… А упрямые приверженцы учения Галена не допускают меня к состоятельным больным.
Эгле не посмела просить объяснения непонятных слов.
- Остается терпеть, ждать, - постучал себя лекарь по горбинке носа, встряхнулся. – Мы почти пришли.
Она увидела знакомый колодец и статую девы Марии. Тщательно отгоняемые мысли о том, что сказать Ядвиге в оправдание своего возвращения без Линаса, теперь вернулись и не уходили. Эгле не чувствовала себя виноватой, но все же перекрестилась, попросив защиты и помощи у богородицы.

Тетка ждала у порога, и только присутствие Рисбиттера спасло Эгле от неминуемых расспросов. Лекарь ответил на уважительный поклон, вошел в дом и присел на край постели, занявшись осмотром мальчика.
Ядвига принялась за чистку остатков вчерашней свеклы, исподлобья посматривая на племянницу, и взгляд не предвещал ничего хорошего. Молчание угнетало обеих, но Эгле понимала, что предстоящее объяснение не для чужих ушей.
Как гостеприимная хозяйка и благодарная мать, тетка, наконец, нарушила тишину.
- Как он, господин лекарь?
- Все хорошо, - успокоил Рисбиттер.
- Сегодня мне нечем вам заплатить, - повинилась Ядвига, бросая очистки в плетеную корзинку.
- Ничего страшного, заплатишь позже.
- Что нового слышно в порту? Муж ушел туда утром, и уже должен был вернуться. Вам он не встретился?
- Нет, зато встретился Рэмунас, который попросил проводить домой твою племянницу.
- Беспалый Рэмунас? А почему?..
- Спросишь у мужа, когда вернется. А нового… Новые цены на товары, сутолока, как и всегда в дни прихода Ганзы. И, конечно, обычные сплетни. Болтают, что возле дальнего склада нашли мертвое тело, говорят еще теплое. Много крови.
Ядвига выронила нож, красные от свеклы руки опустились.
- А вы сами не видели, кого убили?
- Нет, - ответил Рисбиттер. – Порт вотчина Ордена и кнехтов. Мне не разрешили, да и чем бы я помог мертвецу? Впрочем, меня не пустили и к раненому, пострадавшему от падения реи.
Тетка вытерла пальцы о засаленный передник, перекрестила грудь, неслышно прошептав молитву.
Лекарь прикрыл Алджиса тряпьем, поднялся с топчана.
- Ну, вот! Скоро твой сын будет бегать, как раньше. Мальчик быстро идет на поправку.
Едва Рисбиттер вышел за порог, как тетка повернулась к Эгле.
- Где Линас? – уперла руки в бока. – Ну!?
- Я не знаю. Он ушел к матросам, а мне велел ждать...
Гнев Ядвиги не испугал, уступать и каяться Эгле не собиралась.
- А я, что тебе велела? – сделала тетка шаг к племяннице.
- Я хотела, но он запретил.
- Это Линаса убили, - убежденно сказала Ядвига и вдруг безвольно опустилась на табурет. – Я, как чувствовала, что янтарь принесет несчастье.
Она согнулась, обхватила голову руками. Эгле услышала тонкий тоскливый вой, который внезапно прервался бранью:
- А все ты, и твой полоумный дед! Вы наслали проклятье на мой дом! Убирайся вон!
Сорвавшись с табурета, тетка бросилась к двери, распахнула створ, едва не сбив с ног, вернувшихся с улицы двойняшек. Девочки юркнули внутрь, испуганно прижались к стене.
- А если ваш муж жив?
- Я сказала, вон!
Палец тетки указал на дверной проем.
Эгле кольнуло чувством незаслуженной обиды, которое вдруг сменилось ощущением свободы. Будто она избавилась от некой тяжкой повинности, от вынужденного долга благодарности к приютившей ее тетке. Лучше покинуть неприветливый кров и попробовать вернуться в родной дом, чем терпеть оскорбления и сумасшедшие выходки Ядвиги. Вновь увидеть Вилкаса, море, утонуть ногами в прибрежном песке… Но она не хотела делать подарки взбалмошной женщине, и потребовала:
- Я уйду, только верните мое приданое. Оно принадлежит мне и дедушке.
- Ты ничего не получишь, дрянь! Серьга будет твоей платой за смерть Линаса.
Несколько мгновений Эгле была на грани выплеска вновь вспыхнувшей обиды, вызванной еще одной несправедливостью. И промолчала, заставила себя смириться, посмотрев на испуганных двойняшек, на Алджиса … Что если гибель Линаса не выдумка больного ума тетки? Тогда осиротевшие дети обречены на полную нищету, голод…
Она ласково коснулась светлых косичек Дамны, кивнула на прощание Людвике и вышла в переулок, не удостоив Ядвигу ни словом, ни взглядом.
Эгле не успела отойти далеко, когда ей встретилась печальная процессия – двое мужчин тащили по земле труп на дырявой холстине. Впереди шел Рэмунас.
Увидев девушку, он мрачно скривился:
- Неужто опять в порт? Ты не найдешь там ничего, кроме того, что нашел Линас.
Она узнала мертвеца – рябое лицо бывшего гончара, искаженное гримасой, не то боли, не то крика о пощаде. Бросилась в глаза рубаха, потемневшая от крови, неестественно выгнутые пальцы правой руки, волочившейся в пыли. Эгле поразилась тому, что предчувствия не обманули тетку, хотя она и сама почему-то ожидала беды.
- На кого же вы бросили коновязь?
Под впечатлением увиденного у нее не нашлось других слов, но Рэмунас не удивился странному, неуместному вопросу.
- Кнехты заставили показать дорогу, - недовольно буркнул он. – Я не мог ослушаться. А ты ступай обратно, больше искать некого.
Первой мыслью было вернуться в дом тетки, пожалеть, успокоить сестер, брата и саму Ядвигу. Но, сделав шаг вспять, Эгле остановилась. Вряд ли тетка нуждается в утешении от той, которую считает виновницей смерти мужа, чуть ли не ведьмой, проклявшей ее семью.
Вслед за драным подобием катафалка тащился красноглазый нищий, тот самый, что накануне больно вцепился ей в локоть. Сейчас он не обратил на нее внимания, лишь тряс перед собой кружкой, в которой постукивал камешек, и громко возглашал:
- Жители Мемеля, вот и первая жертва нечестивцев, отвергнутых Господом! Теперь беды не оставят вас, пока не покаетесь и не очистите души от скверны!
Эгле отвернулась – «надо уходить».
Сейчас она не думала о том, как Вилкас воспримет неожиданное возвращение внучки, главное быстрее убраться из этого грязного вонючего города. Скорее всего, обоз из Прейты еще в Мемеле, только вряд ли она отыщет его в сплетениях незнакомых улиц, но, может быть, стоит подождать земляков у крепостных ворот. Если же не повезет, то дня за три можно добраться до мыса Вянте пешком - стороной от дороги, но, не теряя ее из вида, чтобы не заблудиться. А лесные орехи и ягоды не дадут ослабнуть от голода, избавят от жажды. Другого выбора не было.
Аватара пользователя
marshaMarina
 
Сообщения: 122
Зарегистрирован: Февраль 28th, 2014, 11:25 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Первый всадник (историч) глава 1

Сообщение Татьяна Ка. Июнь 20th, 2018, 11:59 am

marshaMarina писал(а): оратора


я бы заменила

А так все супер!
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9342
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Первый всадник (историч) глава 1

Сообщение Oleg Июнь 22nd, 2018, 7:22 pm

Как-то упустил я эту главу,

marshaMarina писал(а): угрожающе заскрежетало дерево,

Скрежещет металл, а дерево в таких случаях, потрескивает, трещит,
marshaMarina писал(а):Собеседник смотрел на оратора презрительно

Согласен, надо бы заменить на "спорщика", или что-то в этом духе.
marshaMarina писал(а):Прохожие иногда здоровались Рисбиттером,

Пропуск "с",

Всё, как всегда - отлично. Читается легко и с удовольствием.
"Всё,что было, то и будет" - царь Давид
Oleg
 
Сообщения: 1480
Зарегистрирован: Январь 29th, 2013, 7:09 pm
Откуда: Из-за бугра.
Число изданных книг/Жанр/Издательство: 2
Проза. Реал.
"Букмастер".
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Первый всадник (историч) глава 1

Сообщение marshaMarina Июнь 24th, 2018, 12:48 am

Татьяна Ка. писал(а):я бы заменила

да тоже была мысль, что оратор не совсем то, спасибо.
Татьяна Ка. писал(а):А так все супер!

Еще раз спасибо.
Oleg писал(а):Скрежещет металл, а дерево в таких случаях, потрескивает, трещит,

Понятно, благодарю вас.
Oleg писал(а):Всё, как всегда - отлично. Читается легко и с удовольствием.

Большое спасибо за мнение и замечания.
Аватара пользователя
marshaMarina
 
Сообщения: 122
Зарегистрирован: Февраль 28th, 2014, 11:25 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13


Вернуться в Проба Пера

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 25

cron