Чужая война

:) Место для самых отчаянных авторов-мазохистов, желающих испытать невероятные ощущения :)

А теперь серьезно.
В этом разделе есть два правила.
1. Будь доброжелателен.
2. Если не готов выполнять пункт 1. - ищи себе другой форум, не дожидаясь действий администрации.

Модераторы: Becoming Jane, просто мария

Чужая война

Сообщение vlad-nikolaev Февраль 2nd, 2018, 7:48 pm

Ну что же, назвался груздем...
Выложу одну штуку, которая далеко не закончена, но скуку то надо разгонять.
Итак, этот текст - есть суть очередные приключения моего драгуна Тимирязева. Сразу скажу, выложенный ранее текст (первая кампания Тимирязева, а именно оборона Кинбурна) мною не заброшен. Просто я пытаюсь создать хоть фрагментами всю его военную карьеру, а она следует от суворовских походов (если быть точным, от 1787 г.) и до Отечественной войны 1812 г. Не хочу, чтобы в ней были пробелы и ляпы. Так же за Тимирязевым следуют друзья: сперва - Байковский (до гибели под Измаилом), затем - Карпов (он уже встречался под Эйлау). Поэтому я беру интересные мне эпизоды из жизни Тимирязева, и понемногу их заполняю. Данный эпизод карьеры Тимирязева важен для меня не только его боевыми заслугами, но и личной жизнью драгуна.
Время и место действия - Речь Посполитая, восстание Косцюшко, 1794 год.

ЧУЖАЯ ВОЙНА
Тимирязев и сражение при Крупчицах

Противник отступал.
Густой туман хлопьями спускался к деревне от реки Влодавки, плотным покрывалом ложился на землю, чем только помогал бегущей армии.
Тишину раннего августовского утра нарушали распоряжения, отдаваемые офицерами. Ржание коней перебивало частый топот многочисленных сапог - кавалерия торопилась не меньше пехоты. Щелкали хлысты, подгоняя тягловых лошадей. Скрипели колеса обозных телег и пушек.
Противник отступал, и делал это очень быстро.
- Разрешите подойти ближе, ваше благородие?
Карпов, драгун Санкт-Петербургского полка, с надеждой взглянул на стоящего рядом молодого офицера, но ответа не дождался. Тот, положив для устойчивости подзорную трубу на ветку клена, не отрываясь, следил за передвижениями солдат в деревне. Карпов не принял молчание за грубость или невнимательность. С Иваном Тимирязевым он прошел победоносную турецкую кампанию, сражался бок о бок, и не удивился, когда за ратные подвиги юного тогда еще капрала произвели в обер-офицеры. Нечастый случай, но награду вручили тому, кто ее заслужил потом и кровью на полях сражений, а не лестью и покорностью во дворцах и кабинетах. Среди драгун поговаривали, что этому поспособствовал сам Суворов. Поручик Тимирязев ни единым словом не подтверждал слухи, на что предприимчивый Карпов всегда находил ответ - Иван Ильич так же их и не отрицал. И с ним охотно соглашались. Ничто так не греет душу, как вера в то, что отец всех солдат, граф Суворов-Рымникский, заботится и помнит о каждом.
- Так что скажете, ваше благородие? - повторил вопрос Карпов. Они стояли в лесочке, что подступал к самым домам. Листва хорошо скрывала зеленые мундиры драгун, и беспокоиться было не о чем. Тем более, когда солдаты в деревне более заботились о том, чтобы как можно быстрее ретироваться, а не следить за окрестностями.
Тимирязев сложил подзорную трубу.
- Нет, не стоит.
- Да разве что можно рассмотреть? Туман такой, что носа своего не вижу. Молоко, не иначе! Да и нас с деревни не разглядят, ваше благородие.
- Влодавка.
- Что? - не понял Карпов.
- Эта деревня, - пояснил Тимирязев, - Влодавка. Как и река.
Карпов понятия не имел, для чего ему знать название деревни, но кивнул, как послушный ученик.
- И недели не прошло, как здесь располагалась часть корпуса Сераковского. Нам бы разбить его, а он уходит, - в голосе поручика сквозило разочарование.
Немудрено.
Вся эта польская кампания превращалась в какой-то фарс. Части русской, австрийской и прусской армий сновали по Речи Посполитой в попытках поймать войско противника, а то неизменно ускользало. К тому же покоя не давали отряды партизан, составленных из солдат и крестьян. Они изнуряли больше, чем переходы, причиняли урон несоизмеримый с тем, что случался во время редких стычек с постоянно ускользающим регулярным коронным польским войском. В конце концов, пруссаки заняли несколько воеводств на своей границе, австрийцы - расположились поблизости от своей. И в ожидании сложили руки. А командование в Петербурге никак не могло решиться на штурм Варшавы, где весной восставшие поляки во главе с Косцюшко вырезали русских солдат, а теперь скапливали силы.
Такое поведение высших чинов было не по нутру Тимирязеву. Он полагал, что раз дал клятву служить Отечеству, защищать знамя полка и интересы Её Императорского Величества, то и надобно идти туда, куда бы царственный перст ни указал, пусть даже в последние годы этот перст и перемещался с завидным постоянством по карте Европы с места на место. Тимирязев никогда не увиливал от драки, как нынче генералы, и к своим двадцати шести годам отлично усвоил одно - он чертовски хорошо сражается. Собственно, с младых лет он только и делал, что боролся за свою жизнь. В трехлетнем возрасте Иван остался сиротой. Отец, Илья Иваныч, не устоял перед хворью во время первой турецкой кампании и, так и не обнажив саблю и не выпустив ни одной пули, отправился на тот свет. Мать, Ольга Федоровна, в отчаянных попытках вымолить прощение себе и малолетнему сыну подхватила заразу, как раз у божьих образов. В столице тогда буйствовала язва, и люди умирали сотнями. Казалось, только Господь может защитить от ужасной болезни, и к храмам потянулись тысячи. Иконы целовали все - и здоровые, и больные. Ольга Федоровна заразилась быстро. Так же быстро она и умерла, не дойдя от храма до собственного имения совсем немного. Маленький Иван до ночи сидел подле мертвой матери на дороге, пока ее не кинули на телегу с десятками таких же несчастных и не повезли за город, где бросили в огромную яму, коей надлежало стать общей могилой. Иван шел следом за телегой, не обращая внимания на окрики, когда его пытались отогнать. Потом он спустился в яму, полную трупов и ядовитых газов, и там провел всю ночь, не отпуская руки матери. Подле нее малыша и нашли утром. Никодим, крепостной Тимирязевых, завернул мальчонку в одеяло и повез в далекий Петербург, где жил дядя Ивана. "Если уж его не убила язва за ночь в чумной яме, то его вообще ничего не убьет!" - сказал своенравный родственник, и на этом его заинтересованность в племяннике закончилась. Воспитанием Ивана занимался Никодим, а единственное, что сделал для маленького страдальца дядя, это записал в Санкт-Петербургский драгунский полк. Только сделал он это лишь по достижении Иваном подросткового возраста, отчего Тимирязев начал действительную военную службу простым солдатом, тогда как его ровесники имели уже офицерские чины. Ивана это мало заботило, и в первую же войну, коей стала турецкая кампания, сумел зарекомендовать себя с самой лучшей стороны. Кинбурнская баталия, первая в его жизни, обернулась для него триумфом. Иван помог одержать победу над басурманским десантом и спас жизнь самому Суворову. Далее были Фокшаны и Рымник, где он на пару с драгуном Карповым под видом дезертиров отправился в ставку турецкой армии, принеся им ложные сведения о передвижениях русских полков, чем выручил союзные австро-русские войска, а гениальный Суворов смог разгромить врага. Измаил так же не прошел мимо отчаянного драгуна, и Тимирязев был одним из первых, поднявшихся на стену неприступной крепости. Эти подвиги не остались незамеченными, и Тимирязева произвели в офицеры. Драгуны уважали его. Солдаты суеверны по своей сути, и Иван стал для них талисманом. Как уж до полка дошли история с чумной ямой и сказанные родственником пророческие слова, никто уже не мог сказать, но Дитя Смерти - как уважительно называли за глаза Тимирязева, - был неуязвим, и с ним не боялись идти в бой.
Бой, который в этой польской кампании никак не мог начаться из-за бесконечных побегов войск бунтовщиков с мест, казалось бы, предназначенных для сражений.
- Может, и не лях это вовсе, ваше благородие? - прервал Карпов размышления поручика.
- А кто?
- Здесь же поблизости австриец ходит. Может, союзничек наш? Глядишь, чайком угостит.
Сомнения драгуна были разумны. Деревня Влодавка, как и почти всё Холмское воеводство, находилось под присмотром союзной армии, и выйди к ним навстречу австриец, никто бы не удивился. Но Тимирязев покачал головой. Каким плотным ни был туман, но цвета формы солдат он смог рассмотреть. И среди них не оказалось знакомых белых мундиров или желтых штандартов.
- Нет, это был Сераковский. И мы опять его упустили.
Основные силы генерала Буксгевдена, в числе которых состоял и Санкт-Петербургский драгунский полк, шли в двадцати пяти верстах позади отряда Тимирязева, и, как бы этого поручику не хотелось, успеть догнать бегущих поляков им никак не удалось бы. Менее чем через час от Сераковского не останется и следа, а русская дивизия прибудет только к вечеру. Придется заниматься тем, для чего, собственно, он и был послан. А именно, поиском фуража и места для генеральского ночлега.
Деревня утонула в тумане, который, казалось, проглотил все звуки. Поляки ушли, и даже конское ржание не прорывалось сквозь белую завесу. Тишина воцарилась во Влодарке, замерли лопасти ветряной мельницы. Тимирязев не шевелился.
- Может, оно и к лучшему? - пробормотал Карпов.
- Почему? - удивился Тимирязев, никогда ранее не замечавший за ним подобной осторожности.
- Слишком тихо, - закусил ус драгун. - И еще этот проклятый туман. Не к добру.
Мучающее Карпова чувство тревоги не беспокоило Тимирязева. Интуиция никогда не подводила его, часто предупреждала о возможных неприятностях, и поручик доверял ей. Но в этот раз она молчала. Промолчал и он, а драгун неторопливо спросил:
- Вы верите в приметы, ваше благородие?
Неожиданный вопрос вызвал улыбку на лице Тимирязева.
- Нет, - сказал он и поплевал через плечо три раза.
Карпов так же усмехнулся, но взгляд его по-прежнему оставался хмурым.
- Был у нашего барина конюх, Трофимом звали, - драгун сощурился, вспоминая, и устремил взор на окутанную туманом деревню. - Ленив, как баба, да и выпить любил. Но за конем приглядывал лучше любого кавалериста, чтоб мне под землю провалиться. Вздохнет животина не так, а он уж знает, что с ней стряслось. Я за девками так не бегал, как он за лошадьми, - легкий смешок Карпов сопроводил почесыванием заросшего щетиной подбородка. - А уж сколько примет знал, что жеребцов касались - и не счесть! Так вот и говорит Трофим как-то, не начинай никакого дела и не седлай коня в туман. Быть беде!
- Никогда не слышал подобного, - Тимирязев недоверчиво взглянул на Карпова.
- Как есть говорю, ваше благородие! Помню, как сейчас, срочно барину понадобилось письмо в столицу отправить. Он конюха и снаряжает. А на дворе туман, точь в точь, как этот, - драгун пальцем указал в белую пелену. - Трофим и с уговорами к барину, и со слезьми. Тот не унимается. Пришлось ехать, десять раз перекрестившись.
Карпов замолчал, заметив в деревне движение. Вскинул карабин, не забыв стянуть с замка тряпицу, намотанную для защиты от влаги. Тимирязев прислонился к стволу орешника и по привычке положил ладонь на рукоять палаша. Из тумана вынырнула собака и потрусила к одному из домов, за углом которого и скрылась. Поручик выдохнул и спросил:
- И что конюх-то? Поди шею свернул?
- Кто? Трофим? - искренне изумился Карпов и опустил ружье. - Черти в преисподней вздрогнут, когда он помрет, - драгун бережно прикрыл замок карабина тряпкой. - Жив-живёхонек, как и мы с вами, ваше благородие. Но страху он тогда натерпелся!
Тимирязев невольно засмеялся. Конюх Трофим был действующим лицом многих воспоминаний Карпова. Над его похождениями драгуны часто потешались во время бесконечных переходов и привалов, и каждый раз Карпов рассказывал что-то новое.
- Дай Бог ему здоровья, твоему Трофиму! - пожелал Тимирязев и осекся, потому что из тумана показались всадники.
Их было двое. Один - на высоком, вороном жеребце, - в треуголке и синем мундире полковника, в руке держал хлыст, которым размахивал, объясняя что-то своему собеседнику. Тот, восседая на белом, как снег, скакуне, молча кивал в ответ.
Тимирязев вновь достал подзорную трубу и навел на незнакомцев. Его удивила странная форма второго всадника. Высокие черные сапоги, красные бриджи и такой же ярко-красный мундир без каких-либо опознавательных знаков. Цвета обшлагов, лацканов камзола, как и вальтрап под седлом - все горело алым цветом, и хоть убей, но Тимирязев не мог припомнить ни одно польское подразделение, имевшее подобные полковые цвета. Ни треуголки, ни полюбившейся бунтовщикам конфедератки всадник на голове не носил, и его длинные черные волосы конским хвостом лежали на спине.
- Это еще кто такие? - удивился Карпов.
Резонный вопрос. Поляки ушли из деревни, причем, учитывая, что они бежали не на восток, где лежал городок Влодава, а на север, вглубь страны, намерения задерживаться здесь, в глухой деревне, ввиду близости русских войск, у них не было.
- Я бы тоже хотел это знать.
Между тем, полковник, как окрестил его Тимирязев, закончил наставления упорным указыванием на мельницу. После очередного кивка всадника в красном, он взмахнул хлыстом, развернулся и, пришпорив жеребца, скрылся в тумане.
- Быстро он своих нагонит, - улыбнулся Карпов, кивнув в сторону дороги, по которой прежде ушли войска, а теперь умчал и офицер.
- Да, нам за ними не угнаться, - поддержал драгуна Тимирязев.
- Убегать - не наступать. Строй держать не надо.
Очередная шутка готова была слететь с языка поручика, когда всадник в красном громко, так, что его легко услышали прячущиеся драгуны, свистнул. Тимирязев прислонился плечом к стволу дерева и с интересом стал наблюдать, как из тумана на зов выбежали несколько человек. У каждого за плечом висел мушкет, по ногам били сабли в ножнах. На поясе одного из незнакомцев поручик рассмотрел небольшой топор.
- Партизаны? - спросил Карпов.
- Похоже.
Между тем всадник так же, как и мгновением ранее полковник, указал на мельницу, но в отличии от того, ограничился одним жестом. Его оказалось достаточно. Четверо партизан едва ли не быстрее исчезнувшего в тумане офицера рванули к мельнице. Всадник дождался, пока они прикладами мушкетов сломают замок и скроются за дверью, и, так же высокомерно и неторопливо, направил белоснежного скакуна к дороге.
Тимирязев не удержался и направил на едва видимого в белой пелене незнакомца подзорную трубу.
- Кто же ты? - ни к кому не обращаясь, проговорил он.
- А мне, ваше благородие, интересно, что делают они, - делая упор на последнее слово, Карпов указал на партизан, и Тимирязев обратил на них все свое внимание.
Четверка бандитов - а Тимирязев не называл людей подобного рода иначе, - ничуть не смутившись грохота от ударов прикладов по замку, суетились внутри мельницы. Сквозь мутные стекла узких окон их почти не было видно, и приходилось только догадываться, что там происходит. Наконец, показался один из них. Партизан, сгорбившись под весом мешка на плечах, направился к реке. Зашел по колено в воду и махнул одной рукой у полотнища.
- Какого?.. - удивленно воскликнул драгун, но тут же замолчал, потому что мгновением позже стало понятно, чем были так заняты поляки.
- Мука, - выдавил из себя Тимирязев.
Оказалось, что партизан вспорол мешок, и помимо тумана в воздухе полетела белая мучная пыль. Он высыпал муку в воду, и Тимирязев не мог глазам поверить. Уничтожалась самая ценная вещь на войне! Поручик уже давно ходил в боевых походах и отлично знал, что, как бы ни кичились солдаты и офицеры, что могут многие версты осилить, лишь бы лежали в котомке сыр, мясо и вино, но на самом деле в первую очередь на привалах все думали о воде и хлебе. И потому он, офицер, посланный для добычи фуража, не мог безучастно смотреть на это!
- Пятерых оставь с лошадьми и пушкой, - скомандовал он. - Остальные за мной.
- Так точно, ваше благородие!
Карпов кинулся в гущу деревьев, и не прошло минуты, как за спиной поручика стояла дюжина готовых к любому поручению драгун. За своим офицером пошел бы каждый из его небольшого, около двадцати человек, отряда, но помимо лошадей надобно было приглядывать и за единорогом - маленькой двухфунтовой пушкой, - и людей пришлось разделить.
Между тем в воду уже отправился второй мешок муки. Терпеть такое надругательство на драгоценным продуктом Тимирязев более не имел сил и в свою очередь указал в сторону мельницы.

продолжение следует
vlad-nikolaev
 
Сообщения: 386
Зарегистрирован: Январь 31st, 2013, 5:42 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Чужая война

Сообщение Oleg Февраль 3rd, 2018, 1:07 am

Привет!
Написано хорошо и гладенько во всех отношениях, но пару предложений, всё же можно(и нужно) перестроить.
vlad-nikolaev писал(а):Густой туман хлопьями спускался к деревне от реки Влодавки, плотным покрывалом ложился на землю, чем только помогал бегущей армии.

Я не знаю картографию тех мест, но слова "туман спускался" могут означать, что уровень реки, был выше деревенских построек.
Нормальные люди у реки никогда так не строились. Уверен, что поймёшь, что я имею ввиду. Зачем задавать читателю лишние загадки?
"туман хлопьями" и, там же - "плотным покрывалом".
Попробую переделать предложение, а уж дальше, ты сам решай , что с этим делать.
"Клубясь, густой туман наплывал на деревню от реки Влодавки. Орошал мелким бисером капель высокие травы, плотным покрывалом ложился на землю, чем только ...".
Есть и ещё одна строчка, где можно подправить. Сейчас потерял её. Завтра перечитаю и найду.
"Всё,что было, то и будет" - царь Давид
Oleg
 
Сообщения: 1480
Зарегистрирован: Январь 29th, 2013, 7:09 pm
Откуда: Из-за бугра.
Число изданных книг/Жанр/Издательство: 2
Проза. Реал.
"Букмастер".
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Чужая война

Сообщение Татьяна Ка. Февраль 3rd, 2018, 2:01 am

vlad-nikolaev писал(а):Время и место действия - Речь Посполитая, восстание Косцюшко, 1794 год.


Ой, вы хотите нас пристыдить, что мы обо всем этом давно забыли?.. :D
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9342
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Чужая война

Сообщение Татьяна Ка. Февраль 3rd, 2018, 2:32 am

Теперь и мне интересно, кто же тот говнюк в красном? :mrgreen:
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9342
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Чужая война

Сообщение vlad-nikolaev Февраль 3rd, 2018, 12:05 pm

Здравствуйте! Не могу цитировать, пишу с телефона.
Олег, про уровень реки понял, моя ошибка, исправлю, конечно.
Татьяна, говнюк в красном скоро появится, постарается оправдать ваш интерес))
Спасибо большое!
vlad-nikolaev
 
Сообщения: 386
Зарегистрирован: Январь 31st, 2013, 5:42 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Чужая война

Сообщение Oleg Февраль 3rd, 2018, 7:55 pm

vlad-nikolaev писал(а):закончил наставления упорным указыванием на мельницу.

Как и обещал, нашёл это место в тексте.
Корявенько звучит. Не правда ли? Упрости предложение.
" ... упорно указывая на мельницу".
Успехов.
"Всё,что было, то и будет" - царь Давид
Oleg
 
Сообщения: 1480
Зарегистрирован: Январь 29th, 2013, 7:09 pm
Откуда: Из-за бугра.
Число изданных книг/Жанр/Издательство: 2
Проза. Реал.
"Букмастер".
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Чужая война

Сообщение vlad-nikolaev Февраль 3rd, 2018, 8:50 pm

Олег, не поверите, сперва это предложение выглядело именно так, как вы сказали. Я крутил, вертел его, хотелось избавиться от лишних запятых и причастных оборотов. Видимо, перекрутил.
vlad-nikolaev
 
Сообщения: 386
Зарегистрирован: Январь 31st, 2013, 5:42 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Чужая война

Сообщение Татьяна Ка. Февраль 4th, 2018, 10:27 pm

А ради интереса, где вы берете нужную историческую часть? В каких источниках?
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9342
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Чужая война

Сообщение vlad-nikolaev Февраль 5th, 2018, 11:51 am

Сложно, сидя на работе, по памяти сказать точно, но попробую.
Если говорить непосредственно об этом тексте, то это Керсонский "История русской армии", работа полковника Н.А.Орлова "Штурм Праги Суворовым" от 1894 года, и
Биография Суворова, написанная Осиповым К.
В рассказе "Эйлау" опирался на работу Данилевского "Война второй коалиции" (по моему так называется), воспоминания генерала Бенигсена и Дениса Давыдова.
Описывая Измаил и Кинбурн, читал того же полковника Орлова с Осиповым, а так же Данилевского (могу ошибаться в авторстве) "Вторая русско-турецкая война".
Помимо этого есть много литературы, описывающей униформу, состав полков, порядок на марше и так далее, всего не упомнишь. Так же есть замечательный сайт, посвящённый войнам XVIII века. Там много воспоминаний участников событий, карт, схем - очень полезный и познавательный.
Как то так, если быть кратким))
vlad-nikolaev
 
Сообщения: 386
Зарегистрирован: Январь 31st, 2013, 5:42 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Чужая война

Сообщение Татьяна Ка. Февраль 5th, 2018, 1:33 pm

Уважуха! :!:
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9342
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Чужая война

Сообщение vlad-nikolaev Февраль 5th, 2018, 2:42 pm

Спасибо)))
Чем мне импонирует большинство этих источников, так это тем, что они написаны в девятнадцатом веке (какие во второй половине, а какие и в начале, сразу после событий). Напечатаные старым шрифтом, они даже читаются с чувством, словно держишь эти книги, в старых потертых переплетах в руках.
Очень интересно!
vlad-nikolaev
 
Сообщения: 386
Зарегистрирован: Январь 31st, 2013, 5:42 pm
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Чужая война

Сообщение Татьяна Ка. Февраль 5th, 2018, 3:33 pm

vlad-nikolaev писал(а):Напечатаные старым шрифтом, они даже читаются с чувством

Аналогично. Люблю старые книги.
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9342
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва


Вернуться в Проба Пера

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 25

cron