Лечение Айзека. Мистика. 16 т.з.

:) Место для самых отчаянных авторов-мазохистов, желающих испытать невероятные ощущения :)

А теперь серьезно.
В этом разделе есть два правила.
1. Будь доброжелателен.
2. Если не готов выполнять пункт 1. - ищи себе другой форум, не дожидаясь действий администрации.

Модераторы: Becoming Jane, просто мария

Лечение Айзека. Мистика. 16 т.з.

Сообщение Creator Февраль 19th, 2018, 10:35 pm

«Очень жуткое место». – Подумала миссис Бэтта и опасливо огляделась. Грязненные переулки, ржавые переполненные мусорные баки, в одном из которых убогого вида человек что-то усердно искал. Она содрогнулась, и крепче сжав руку Ома, двинулась дальше. Ее глаза жадно впивались в номера домов, она хотела как можно скорее добрать до нужного ей места. Нога снова разболелась и теперь она начала прихрамывать. Боль усилилась, когда миссис Бэтта ускорила шаг, тянув за собой безразличного ко всему Ома, проходя мимо скверного заведения, из раскрытых дверей которого доносились отборная брань и запахи алкоголя. Повсюду шатались опасного вида типы, косо смотрящие в ее сторону. «Нужно было одеться попроще»… Она заметила, что детей в этом районе не встретишь, ровно, как и женщин, за исключением тех, что медленно бродили вдоль замызганных и исписанных нецензурными словечками стен. Но она сомневалась в достоинстве этих дам.
Наконец она воскликнула и тут же огляделась, не заметил ли кто. Бэтта достала из кармана пальто салфетку и сверила адрес, который накануне этого дня одна ее старая подруга начеркала на этой салфетке за неимением другой бумаги. «Это отличный специалист, он вам поможет». – Вспомнила она ее слова и вошла в темный подъезд двухэтажного здания, которое могло называться жилим разве что для крыс.
Оказавшись в тускло освещенном коридоре второго этажа, Бэтта отыскала нужную ей дверь и постучала, сначала робко, но потом тверже.
– Войдите уже! – Послышался голос за дверью.
Миссис Бэтту смутило такое приглашение, но выбора у нее не было, она дернула ручку и дверь скрипнула.
Они очутились в очень маленькой комнате, в которой с трудом помешались небольшой деревянный стол, шкаф заполненный книгами, и окно, выходящее на кирпичную стену соседнего дома. В целом комната казалось уютной, если бы не крики под окном. Возле шкафа была полуоткрытая дверь, ведущая в другую комнату. Бэтта заметила, что она еще меньше этой и там, похоже, располагалась только кровать, часть которой была ей видна.
Вскоре из комнаты вышел мужчина, поспешно застегивая верхнюю пуговицу черной рубашки. Он заметил любопытный взгляд Бэтты и захлопнул дверь, обратив ее внимание на себя. Мужчина сразу понял, что предстоит выгодное дельце, к нему редко захаживали дамы в шляпах и со здоровым цветом лица.
– Очень рад вас видеть! – Он протянул ей руку и улыбнулся как можно шире.
Бэтта пожала протянутую руку, что делала крайне редко и слегка покраснела. Этот тип по ее мнению очень смахивал на человека не обязательного, одним словом - мошенника. Он был смуглым, худым и очень высоким, черные волосы напомажены и уложены назад. Одет во все черное, брюки, туфли, и рубашка.
– Айзек. – Представился он.
– Эм, я… – Бэтта задумалась, стоит ли называть ему свое настоящее имя, но так как лгать она не умела и считала это слабостью, решила представиться, как есть. – Меня зовут миссис Бэтта, а это мой внук Ом. – Она все еще держала его за руку, и слегка сжала его ладонь, намекая Ому, что нужно проявить внимание.
Ом поднял сонные глаза сначала на нее, а потом на Айзека.
– Здравствуй Ом! – Весело произнес Айзек, протягивая ему руку.
Ом не стал жать руки и лишь безразлично на нее посмотрел и повернул голову в окно, задумавшись о своем.
Айзек явно обиделся:
– Не очень то культурно. – Сказал он Ому. – Что вас привело ко мне миссис Бэтта? О, прощу вас, присядьте.
Он указал два шатких стула перед столом, и, дождавшись пока они усядутся, вынул из-за шкафа небольшой складной стульчик, раскрыл его перед столом и уселся сам, сложив ногу на ногу.
Бэтта сняла свою шляпку и посмотрела в лицо своего визави. Оно было удивительно красиво, и в то же время отталкивало. В больших, нереальных, зеленых глазах сквозил холод, говорят глаза отражают душу, эти глаза ничего не отражали. На губах играла легкая, профессиональная улыбка как бывает у врачей или политиков, но в ней так же присутствовала насмешка. Бэтта посмотрела на Ома, который не отрывался от окна. «Это только для него». Она тяжело выдохнула и снова взглянула на Айзека.
– Я пришла к вам по совету одной моей знакомой. Потому что идти больше не к кому. Мы побывали у каждого способного специалиста, летали в различные клиники, но все одно. Нам никто не помог. Ну конечно результат есть. Ом начал есть, хоть и без аппетита, начал выходить на улицу, правда только со мной и его нужно вести за руку. Но главная проблема так и осталась проблемой.
– Он не говорит? – Спросил Айзек.
– Да! – Удивилась Бэтта, – как вы узнали? – Спросила она и тут же побранила себя мысленно. « Он мог просто сложить один к одному, мальчик не произнес, ни слова с момента пребывания в этой комнате».
– Угадал. – Ответил Айзек с улыбкой, словно прочитав ее мысль. – Продолжайте.
– Он молчит уже год. С момента похорон своей матери. Случилась ужасная трагедия, унесшая ее жизнь, моей единственной дочери… – Бэтта достала платок из внутреннего кармана пальто и быстро смахнула слезы.
– Продолжаете. – Настаивал Айзек.
Бэтта удивилась, с каким хладнокровием и даже нетерпением он это произнес. «Ни капли сочувствия!»
– Это собственно все. Я прошу вас излечить моего внука, он последнее, что у меня осталось.
– Излечить? О, мадам, это вовсе не болезнь. Это же благодать! – Айзек откинулся на спинку своего стула и громко рассмеялся, вызвав недоумение Бэтты.
– Что вы имеете в виду?
– А то, – продолжил он, – что нет ничего красивее собственной тишины. Но это не для всех. – Он поднялся и, заложив руку за спину, отвесил ей театральный поклон, не сводя с нее пристального взгляда. – Все же, я вас понимаю, и помогу. – Он выпрямился. – Но это обойдется вам не дешево…
– Если мальчик заговорит, я дам вам все что вы потребуете.
– О, как это опрометчиво. Но я не возьму с вас больше, чем вы можете дать, я всегда прошу столько, сколько могу взять сам. Приступим!
Он пересадил Бэтту на свое место, а сам занял ее, ловким движением Айзек повернул стул вместе с мальчиком к себе лицом и начал разглядывать Ома, который смотрел на него без интереса.
Айзек щупал его пульс, двумя пальцами раздвигал веки, и одновременно задавал вопросы Бэтте.
– Сколько ему лет, Тринадцать?
– Двенадцать с половиной.
Айзек запрокинул его голову и осмотрел горло.
– Он живет с вами?
– Конечно, у нас больше никого нет.
Повернул его голову боком и стал заглядывать в уши.
– Вы его любите, или делаете это чисто для себя, для удовлетворения своего эгоизма, или может чувство долго вас обязывает?
– Конечно, люблю! – Возмутила Бэтта, чуть не вскакивая со стула.
Айзек повернул мальчика обратно к себе лицом и опустил руки.
– А сколько вам лет?
– Пятьдесят девять. – Не удивилась Бэтта очередному странному вопросу и утвердилась во мнении, что он шарлатан. «Осматривает его уши, неужели он думает, что мальчик глухой!».
– Ну что же, зоны Вернике и Брока в порядке. Значит, будем рисковать…
Айзек задумался и, улыбнувшись Бэтте, резко ударил Ома по лицу, так что по комнате разлетелся громкий хлопок.
– Что вы делаете?! – Воскликнула Бэтта, подбежав к Айзеку.
Он ничего ей не ответил и лишь встал и принял задумчивую позу. Ом так же сидел, не выказывая никакого участия, его щека горела, но он словно спал с открытыми глазами.
– Как вы смеете трогать его? – Не унималась Бэтта. – Я приду сюда с полицией!
– Ладно, – выдохнул он, – придется иначе. Сядьте и успокойтесь. Он заговорит.
Бэтта была в не себя от злости, но этот Айзек обладал какой-то магической убедительностью. И поэтому сама себе, удивляясь, Бэтта села на место и крепко сжав губы, решила посмотреть, что будет дальше. «Он очень странный специалист, но обязательно досиди до конца». – Снова всплыли слова ее подруги, в чьей доброжелательности она уже засомневалась.
Айзек занял то же место напротив Ома и, приподняв двумя указательными пальцами его подбородок, начал неотрывно смотреть в его глаза, так продолжалось минут десять, а потом из горла Айзека раздался голос, тяжелый и властный:
– Открой эту дверь, войди в нее.
Мурашки разбежались по рукам Бэтты, и в комнате стало явно холоднее.
– Открой эту дверь, войди.
Бэтта могла поклясться, что ее губы приобрели черничный цвет. А лицо приобрело оттенок тени ангела.
Айзек снова повторил эти слова и опустил руки, которыми держал мальчика за подбородок. Ом не опустил головы. Его глаза ожили, веки расширились, он неотрывно смотрел в огромные изумруды Айзека. А потом вдруг дернулся всем телом, будто его кто-то неожиданно уколол, и снова обмяк и опустил голову.
– Ну что же, терапия не удалась. Этот парень безнадежен. – Радостно воскликнул Айзек. Он ловко подхватил шляпку Бэтты со стола, и вручил ее ей.
– Всего хорошего, надеюсь, вам кто-нибудь поможет! – Чуть ли не кричал он.
Бэтта подталкиваемая Айзеком вышла из комнаты вместе с Омом, и удивленно уставилась на захлопнувшуюся за ее спиной дверь.
– Жулик! – Крикнула она в закрытую дверь, и в конец, раздосадовавшись даже пнула по ней.
Ом посмотрел на бабушку и крепче ухватился за нее. Эму почему-то стало страшно.
Вернувшись, домой Ом, сразу пошел в свою комнату и забылся глубоким сном. Его расстраивало поведение бабушки все дорогу до дому. Она нещадно бранила водителя за мелкие пустяки, которые не стоили даже того чтобы их заметили, и постоянно терла свою больную ногу. Ее спокойное, сдержанное лицо было искажено, обезображено яростью. Когда они входили в дом, их радостно и беззаботно встретил верный пес Ома, который еще со щенячьих лет завел для себя такую привычку. Бэтта никак не могла прийти в себя и намеренно с силой и злобой, оскалившись не хуже дикой собаки, пнула пса так, что он отлетел далеко в угол, откуда прихрамывая и жалобно скуля, кинулся в бега.
Ому снилось, что мама снова с ним. Что они вместе, ему снилось счастье, детская, неподдельная радость, которая куда-то девается с возрастом. Его лицо, слегка тронутое печалью, но не миром, не беспощадным одиночеством сияло, и на губах цвела улыбка. Но вдруг что-то произошло, веки сжались, улыбка завяла, дыхание участилось, на лбу выступили крупные капли пота. Ом проснулся, жадно хватая воздух ртом.
Отрывки сна мелькали в памяти, и он старался быстрее его забыть.
Ом спустил в гостиную. Бабушка сидела за большим столом на двенадцать персон перед фарфоровой чашкой горячего чая. Она была бледна и беспокойна, а увидев Ома презрительно фыркнула. Он приблизился к ней, его лицо явно говорило о пережитых муках коими его мучал Морфей. Бэтта отвернулась от него и громко отхлебнула из чашки. Чай был очень горячим, но она не выразила боли, и ее губы соприкоснувшись с обжигающей водой тут же покраснели.
Ом тронул ее за руку, безмолвно и сочувственно вперев в нее взгляд.
– Убери свои грязные руки! – Прокричала Бэтта швырнув на стол чашку. Ом отскочил и удивленно раскрыл рот.
– Ну что ты молчишь, не видишь как твоей бабушке плохо? Ты эгоистичный паршивец, считаешь, что можешь молчать сутки напролет, безнаказанно! – С ее рта летела слюна, а лицо раскраснелось, превратившись в одно красное месиво.
Ом никогда не слышал таких слов от своей бабушки, которая с самого его детства выказывала ему неподдельную любовь. Сейчас он смотрел на ее страшно изменившееся лицо и не знал, в чем провинился, не понимал, что с ней происходит. Ом безмолвно заплакал.
– Хватит, всю жизнь я вижу твои жалкие слезы. На, посмотри! Посмотри, что со мной стало из-за бесконечных походов по врачам, которые не знают, что делать с таким бестолковым ребенком. – На Бэтте был накинут шелковый халат, она вытянула вперед ногу и задрала его по самое колено. – Смотри!
Ом уставился на ногу и его слезы тут же высохли. Нога была покрыта огромными язвами, из которых сочилась кроваво-синяя жидкость, вены вздулись и пульсировали. До него долетел скверный запах разлагающейся плоти, и Ом не выдержав убежал от этого зрелища, его сопровождал хриплый смех Бэтты, который по мере его удаления все нарастал.
Ом вбежал на кухню и закрыл за собою дверь. Он уперся в нее спиной и его умоляющий взгляд устремился на кухарку, которая казала, не была удивлена его приходу. Это сухая и рослая женщина много лет служила их семье и пользовалась самыми лучшими отзывами по всей округе. Она всегда относилась к Ому с добротой и баловала его всякими вкусностями, тайком от родных. Кухарка лишь на мгновение остановила взгляд на мальчике и продолжила свою работу. Она нарезала мясо на ужин. В чугунке на плите уже тушилась его часть, одаряя кухню приятным запахом.
– Присядь Ом. Может, я угощу тебя малыш.
Он решительно повиновался, ибо здесь всегда чувствовал себя в безопасности. Ом взобрался на высокий стул и, опершись локтями на стол, положил голову на ладони, наблюдая за размеренными движениями женщины.
– Как ты поживаешь? – Спросила она, мягко улыбнувшись но, не отвлекаясь от дела.
Ом молчал.
– Все еще не разговариваешь… Не беда это заставит тебя заговорить.
Ом поднял на нее голову и увидел на ее лице два огромных изумрудных глаза, и безжалостную улыбку. Потом он посмотрел на кипящий чугунок на плите, а после снова на мясо, красневшее на разделочной доске. Его поразила одна мгновенно пришедшая мысль. Он сполз со стула и на ватных ногах подошел к ведру, что стояло возле стола. В нем лежала заляпанная кровью шкура его пса. Ом зажал род руками и посмотрел на кухарку ненавидящим взглядом, от которого человека со здоровой психикой взяла бы дрожь. Она медленно приблизилась к нему, держа в одной руке мясной нож а в другой кусок сырого мяса.
– Ты заговоришь, ты будешь кричать Ом…
Ом потерял сознание, но все же успел ощутить вкус.
Очнувшись в своей пастели он решил что это был всего лишь сон, потому что прошедшие события таяли в его памяти словно заурядное сновидение. Он уже было обрадовался от того что ничего этого не происходило на самом деле. Но подойдя к окну, которое выходило в сад, понял, что это была явь, и что еще ничего не кончено. Их садовник, медленно поливал из канистры зеленые фигуры животных. Когда-то Ом помогал этому джентльмену ухаживать за растениями. Они удобряли почву, подрезали лишние ветви, засыпали их снегом на зиму, если крепчали морозы. А сейчас, этот человек, закончил, и, отбросив канистру в строну, чиркнул спичкой о сапог и щелчком оправил его прямо в куст в форме львенка. Пламя тут же занялось, сопровождаемое известным треском, оно мгновенно убило льва. Садовник повернулся к Ому, который колотил в окно и беззвучно открывал рот, отвесил ему поклон, причем сделал это с таким видом, будто преподнес мальчику самый лучший подарок. И отвернувшись, уверенно зашагал дальше, где его ждали остальные фигуры.
Дверь в комнату медленно открылась, и Ом услышал звуки веселья. Да, они доносились из гостиной, похоже, там вовсю шел ужин. И явно бабушка была не одна. Странно… У них уже год как не было гостей.
Ом выскользнул из комнаты, бесшумно пересек коридор второго этажа и оказался на лестничном пролете. Его тельце дрожало, губы повело судорогой отчаяния, сознание твердило о побеге, но он осторожно вытянулся через перила лестницы и посмотрел вниз. За столом сидел Бэтта и еще какая-то женщина с мужчиной. Кухарка подносила блюда, а садовник уже оказавшийся в доме подливал гостям вино.
Голос женщины был очень знаком, но что-то было не так, что-то говорило Ому, что это невозможно. Он отбросил мысли о бегстве и, собравшись с духом, спустился по лестнице и подошел прямо к столу. Веселье тут же прекратилось. Гости отвернулись от него, пряча свои лица, Бэтта смотрела на него сердито, но потом смягчилась и указала на стул в конце стола. Ом послушно сел, не переставая вглядываться в незнакомцев. Тишина стала нагнетать, и сквозь нее пробивался какой-то шум. Лицо женщины оставалось скрыто, Бэтта перестала смотреть на него и тупо уставилась в тарелку с тушеным мясом, ее лицо потеряло всякое выражение и теперь казалось искусственным. Ом смотрел на женщину и не мог поверить, ему хотелось окликнуть ее, но язык никак не слушался, ему хотелось позвать, произнести ее имя, но челюсть Ома упорно не хотела разжиматься. Раздался трескающий звук, и запахло поленым. Ом на мгновение оторвался от женщины и взглянул на садовника что стоял поодаль незнакомки. Его кожа краснела и набухала пузырями, которые вскоре лопались и черными. Казалось, что садовник горит заживо без огня, не замечает этого, он стоял и смотрел на медленно вытекающее вино из бутылки, которую он наклонил над бокалом женщины. Ом воскликнул, призывая на помощь Бэтту. Но та его не услышала. Ее голова уже на половину растаяла. Казалось что Бэтта всего лишь восковая фигура, ее рыжие волосы сползли по плоскому лицу прямо в тарелку, в которой уже находилась изрядная ее часть.
Ом решил, что это снова жуткий сон, конечно! Как же иначе, ведь это просто невозможно. Он снова стал смотреть на женщину, которая никак ни хотела показать своего лица. Ом боролся, его челюсть приоткрылась, напряглись связки, и он смог вызвать слабый шепот. Он попробовал еще раз, и еще, но больше не смог. Отчаявшись, он решил подбежать к женщине и насильно заставить показать свое лицо. Но оказалось что сделать этого он не в силах, он вообще не чувствовал своего тела.
Комнату наполнил звучный, властный смех. Это был мужчина, сидевший по правую руку от Ома, о котором тот совсем забыл. Ом не мог повернуть голову в его сторону, не мог заставить его замолчать. Он видел перед собой только женщину, чье лицо было сокрыто от его глаз. Смех становился невыносимым, он ударял по перепонкам и болью разливался по всему телу. Ом, терзаемый страхом и ненавистью, так долго в нем томившейся набрал в грудь воздуха, сжал полные слез глаза и крикнул:
– Мама!
Женщина вскочила со стула, схватилась руками за голову и с громким хрустом повернула ее в сторону мальчика. Ом повторил снова, настойчиво повторил:
– Мама.
Женщина закричала и бросилась к нему. Подбежав вплотную, она согнулась пополам, так что ее лицо оказалось в паре дюймов от его.
Бледно-синяя кожа покрыта мелкими венами, глаза походят на яичный белок, черные волосы взбиты и в них что-то шевелится.
– Мама…
– Мертва! Мертва! Мертва!

Ом закричал так, что Бэтте пришлось закрыть уши. Она жутко перепугалась за мальчика и, соскочив со своего стульчика, подбежала к Айзеку, одернув его за плечо.
– Секунду. – Устало произнес он и вновь повернулся к Ому. – Закрой эту дверь, закрой эту дверь, выйди.
Ом дернулся и открыл глаза. Увидев перед собой два огромных изумруда, он снова закричал и, отстранившись от Айзека, подбежал к бабушке и крепко обнял ее.
– Мертва, она мертва. – Доносился его приглушенный голос.
Бэтта не могла поверить, что вновь его слышит, на ее глазах заблестели слезы.
– Сколько я вам должна. – Спросила она Айзека, который облокотившись на стол, тер виски указательными пальцами.
– Вы ничего не должны. Уходите.
– Но как же, я вам так благодарна, мой мальчик, он снова говорит. Я непременно должна вас отблагодарить.
– Поверьте, не стоит меня благодарить, убирайтесь!
Миссис Бэтта в полном недоумении выбежала из комнаты. Ом держал ее за руку, не переставая плакать.
"Все, что в мире зримо мне или мнится, - сон во сне".
Creator
 
Сообщения: 152
Зарегистрирован: Декабрь 22nd, 2016, 12:10 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Лечение Айзека. Мистика. 16 т.з.

Сообщение просто мария Февраль 21st, 2018, 7:39 pm

Неприятный рассказ. В смысле, оставляет неприятное чувство. Впрочем, очевидно, так и было задумано.
Аватара пользователя
просто мария
Автор Экслибриса - 10 книг/Почетный гражданин форума / Модератор
 
Сообщения: 6328
Зарегистрирован: Апрель 12th, 2005, 5:56 pm

Re: Лечение Айзека. Мистика. 16 т.з.

Сообщение Creator Февраль 21st, 2018, 9:15 pm

просто мария писал(а):Неприятный рассказ. В смысле, оставляет неприятное чувство. Впрочем, очевидно, так и было задумано.

Да, вы правильно его почувствовали. А что скажете по тексту. Есть рост? Есть улучшения? Интересно? Переживали, были моменты вызывающие страх или сочувствие, или вообще что-нибудь...
"Все, что в мире зримо мне или мнится, - сон во сне".
Creator
 
Сообщения: 152
Зарегистрирован: Декабрь 22nd, 2016, 12:10 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Лечение Айзека. Мистика. 16 т.з.

Сообщение просто мария Февраль 21st, 2018, 10:49 pm

Сочувствие - нет. Страх - меня напугать трудно, но ощущение было неприятно-жутковатое.
Что касается роста - не знаю, я просто читала, ни с чем не сравнивала (это комплимент)
Аватара пользователя
просто мария
Автор Экслибриса - 10 книг/Почетный гражданин форума / Модератор
 
Сообщения: 6328
Зарегистрирован: Апрель 12th, 2005, 5:56 pm

Re: Лечение Айзека. Мистика. 16 т.з.

Сообщение Creator Февраль 21st, 2018, 11:25 pm

просто мария писал(а): но ощущение было неприятно-жутковатое.

И это комплимент. Спасибо.
"Все, что в мире зримо мне или мнится, - сон во сне".
Creator
 
Сообщения: 152
Зарегистрирован: Декабрь 22nd, 2016, 12:10 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13


Вернуться в Проба Пера

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 11