"ЛЮДИ И ТЕНИ" - рассказ, 20 000 зн.

:) Место для самых отчаянных авторов-мазохистов, желающих испытать невероятные ощущения :)

А теперь серьезно.
В этом разделе есть два правила.
1. Будь доброжелателен.
2. Если не готов выполнять пункт 1. - ищи себе другой форум, не дожидаясь действий администрации.

Модераторы: Becoming Jane, просто мария

"ЛЮДИ И ТЕНИ" - рассказ, 20 000 зн.

Сообщение Руслан Сентябрь 14th, 2018, 1:24 pm

Тихим августовским вечером скользили вдоль кирпичной стены две тени – мужская и женская. Стена увита была сверху колючей проволокой, и разговор ей подстать – колючий.
- Перед фактом поставила! Всё для себя уже решила! А я?!
Женская тень предпочла промолчать. Просто скользила рядом.
- Жили же…нормально было! Тебе чего не хватало?!
Молчанье в ответ. Скользит рядом тень.
- Всем устраивал, а ей разнообразия захотелось! Вот для чего он тебе нужен?!

Пусть тени скользят. Мы отвлечёмся. Может стена быть бесконечной? Нет – через несколько метров железные ворота с проржавевшей звездой и табличкой «ВОЕННЫЙ ГОСПИТАЛЬ №…» номер, нас, впрочем, совершенно не интересует. Вот вооружённый часовой впечатление производит, но всё равно проследуем дальше…
…вдоль той же стены, что тянется и за входом в госпиталь. И обнаружим у стены инвалидную коляску, а в ней вполне себе крепкого мужчину в тельняшке и берете. У безвольно лежащих на подставке коляски ног мятая картонная коробка, куда случайные прохожие кидают обременяющую карман мелочь. Мужчина в коляске изучает монеты и спины людей пронизывающим взглядом – хочется поёжиться. Но никто из прохожих не обернётся, что, наверное, к лучшему.

Но возвратимся к теням, что миновали ворота госпиталя и продолжают свой путь по стене. У мужской снова вопросы и опять без ответа.
- Что он дать тебе может?! Ты скажи!
Мужская тень возбуждённо жестикулирует, вот-вот коснётся коляски инвалида.
- Что? Скажи!
Тень забежала вперёд. Остановилась, преградив, очевидно, дорогу. Тогда отозвался спокойный девичий голос:
- С ним мне будет лучше. Ты просто должен это понять, - помолчала, - и принять.
- Понять?!
- Да.
- Принять?!
- Именно.
Фразы долетали уже до колясочника, а он сидел, разглядывая мелочь на дне коробки.
- Во! – мужская ладонь продемонстрировала кукиш, растянувшийся по стене, словно нос Буратино.- Это прими.
- Знаешь, что?
- Что?!
- Теперь точно решила. Всё, милый, назад дороги нет.
- Почему?! – тень так и застыла с фигой, забыв, видимо, про неё от потрясения.
- Потому что Серёжа так делать точно не будет, - женская тень указала на кукиш, гордо вскинула носик, так что коснулся колючей проволоки, и продефилировала дальше, на секунду закрыв колясочнику солнце.
- Знаешь что? – без кукиша мужская тень выглядела поникшей и жалкой.
- Что? – даже не обернулась.
- А…удачи тебе. Тебе и, особенно, Серёже. Ему я где-то даже сочувствую.
Тень её, казалось, дрогнула. Словно споткнулась и замерла…Замерли обе тени, словно ожидая чего друг от друга.
Не дождались. Он просто молчал, а она снова вздёрнула носик. Секунда – и скрылась за углом. Его тень дёрнулась было следом…замерла – чтобы шагнуть в противоположную сторону.
…колясочник-инвалид гипнотизировал взглядом коробку и головы не поднял, когда накрыла его тень и…
…тысячная бумажка порхнула зелёной бабочкой вниз, в компанию к мелочи на дне.
- Держи, брат! Пусть хоть тебе хорошо будет…
Тень мужчины скользила к железным воротам, а колясочник, вскинув, наконец, голову смотрел идущему вслед, щурясь в лучах уходящего солнца…

Свет. Ударил, ослепил. Всё залито теперь жёлтым электричеством.
Блеснуло обручальное кольцо - мужские кисти яростно дёргались, сжимая-разжимая пальцы. Всё зря – липкая чёрная лента туго стянула запястья. Ещё попытка, ещё! И ладони бессильно повисли.
- Тужься-тужься. Что-то да родишь, - прокомментировал эти титанические усилия хрипловатый мужской голос.
Парень испуганно вскинул голову. Свет бил прямо в лицо, парень щурился, а нам знакома уже отбрасываемая им тень. Только ложилась она сейчас не на кирпич госпитальной стены, а на ветхое чердачное помещение с каким-то тряпками, сломанной мебелью и прочей ерундой. Один стул цел – к нему и привязан парень той самой лентой. Особенно чёрной на фоне бледного потрясённого лица.
- Ты?!

Солнце жгло немилосердно, зависнув в зените – знакомая нам женская тень тоже была особенно чёрной. Принадлежала она ладненькой симпатичной девушке – носик не задран теперь вверх, зато глаза метали молнии. Пальчики c обручальным кольцом на безымянном сжимали «Айфон» - приятный голос из динамика сообщал о нахождении абонента вне зоны доступа. Снова и снова.
- Козёл! Винторогий! – проинформировала недосягаемого абонента девушка. Тень её раздражённо металась туда и обратно – от зоомагазина, через цветочный, минуя модный бутик, к ЗАГСу.
- Без него справлюсь, - сообщила она в сторону последнего заведения. Оттуда вывалили не в меру счастливые молодожёны, и девушка отвернулась.

А ему сейчас явно не до неё. Тень нависла – угрожающая, чёрная.
- Ты?!
- Узнаёшь?
- Да, - и головой помотал. – Но это не ты. Сплю.
- Просыпайся.
Тень отодвинулась, палец щёлкнул по кончику носа. Не больно, но обидно.
- Проснулся?
- Нет…
- Ладно, – тень занесла над ним кулак. – Ещё попробуем.
- Не надо! – стул трясся, парень дёргался.
- Выходит, проснулся?
Парень закивал столь убедительно, что вместе со стулом едва не свалился. Стоящий перед ним шагнул, наконец, в круг света и вовремя подхватить успел. Человек этот нам тоже знаком, тень его мы узнали бы сразу, если бы не одно «но» - колясочник-инвалид уверенно стоял сейчас на ногах и никакого средства передвижения на чердаке не наблюдалось.
- Ты на ногах почему? – парень успел перевести дух и в себя немного пришёл. В голосе зазвучали не только удивлённые, но и где-то даже и возмущённые нотки.
- Потому, - коротко обрубил «инвалид», - мы не об этом.
Но парень будто бы окончательно осознал случившееся и испуганным теперь почти не выглядел.
- Да нет…как раз об этом…что получается-то? Бабки дал кому? Мошеннику! – парень снова безрезультатно подёргался. – Маньяку…Помогите!!
Заорал так, что, казалось, ветхий чердак сейчас обвалится и рухнет. «Инвалид» отпрянул, затем торопливо зажал парню рот. Парень попытался укусить. И тогда в руке «инвалида» сверкнуло широкое и до крайности убедительное лезвие.
- Маньяк? Вот с маньяком и не шути, - лезвие коснулось горла парня, - а то рука дернется и уснёшь. Навечно.

-…абонента вне зоны досягаемости или выключен…телефон абонента…
Девушка опустила руку – грустно и одновременно зло.
- Не дура ли? – поинтересовалась у собственной тени. – Дай человеку шанс и потеряешь всё.
И вдруг воспряла и повеселела.
- Зато у меня будет Серёжа!
И солнцу яркому улыбнулась.

Вот мужу её улыбаться сейчас не хотелось. Лезвие отражало перепуганный взгляд. Маньяк с ножом, лезвие подпирает кадык – страшно ощущать себя настолько беспомощным. Надо говорить. Говорить, говорить, заболтать тянуть время, чтобы…чтоб что?
- Что значит «для моего блага»? Слушай, чего тебе? – голос подрагивал. – Отпусти, а? У меня жена…
- Дети.
- Детей нет.
- Во-от! – маньяк поднял оружие, словно учитель указку. – Этим и займёмся!
- Хочешь детей?
- А ты?
- Ну я да, я не против, но…
- Вот и отлично, - лезвие сверкнуло, освободив ноги. – Дети у нас будут.
Радости по этому поводу парень особой не выказал.
- Прошу понять и внимательно выслушать, - заговорил размеренно и проникновенно, - дети…это прекрасно. И вам ничто не помешает их иметь. Просто поймите – глубоко уважаю ваше желание стать отцом, но я вам ничем помочь не могу. Лучше найдите для этих целей себе хорошую девушку…
- Нет же, - маньяк покачал головой с видом учителя, слушающего у доски несусветную чушь.- Отцом будешь ты.
Парень нервно икнул.
- Откосить не получится, - строго проинформировал маньяк, поигрывая ножом.
- Ну что вы…я…э-э-э…польщён, - парень снова икнул. – Но…
- Смущает что-то?
- Ну…э-э-э…просто не в курсе…наука, наверное, уже шагнула вперёд… - парень собрался с духом, - и вы готовы стать матерью.
Повисла плотная давящая тишина. Воздух, казалось, можно резать ножом.
- Слушай, - тихо произнёс бывший колясочник, - так это ты, оказывается, инвалид…
- Я?!
- Самый что ни на есть. Инвалид умственного развития. Какая мать?!
- Вот и я подумал…
- Идиот, - обречённо констатировал маньяк, заходя парню за спину. Взметнулось, блеснув, лезвие…
(…сидящий успел лишь тоненько пискнуть…)
…освободив парню руки – чтобы сунуть в них плоский прямоугольник «Айфона», точно такого же, как у девушки.
- Звони, - скомандовал маньяк, приставляя нож парню к горлу.
- Кому?.. – утробно пискнул тот.
- Идиот…Жене своей звони!
- Я…я не буду.
- А придётся, - «инвалид» шевельнул рукой, его тень, казалось, перерезала парню горло.

А ничего не подозревающая жена инспектировала, меж тем, содержимое своего кошелька. На свет явилось несколько тысячных купюр, мятые сотенные и надорванный полтинник. Торопливо пересчитала. Ещё раз, словно не веря.
- Тысяча…тысячу куда дел?! Козёл винторогий! – Торопливо запихнула купюры обратно. – Ничего, Серёженька, ничего. Без него обойдёмся, милый.

- Чего?! – парень таращил глаза и действительно напоминал сейчас идиота.
- Да, - подтвердил «инвалид», - именно так. Решил тебя спасти.
- Мама, роди меня обратно, - прошептал парень.
- От собственной тупости спасти. Что, учитывая её масштаб, трудно, но всё-таки возможно, - и слегка ножом шевельнул. – Звони! Говорить будешь, что скажу.
- А что вы скажете? – проблеял парень, стараясь не двигать под лезвием кадыком.
- О том, какой я…то есть, ты!..тупой баран.
- Она меня козликом называет. Иногда. Винторогим.
- Козёл ты и есть, - маньяк одобрительно кивнул, – девка твоя умная. Хорошо тебя дополняет.
- Да?
- Да. Потому что ты идиот, - и снова ножом шевельнул. – Значит, звони ей и говори, что разводиться передумал.
- Я?!
- Ещё раз переспросишь – и развестись не успеешь! – взорвался «инвалид», - а жена твоя станет вдовой. В течение ближайшей минуты. Этого хочешь?!
- Нет, - быстро отозвался парень, - согласен. Согласен на всё. Только не делайте её вдовой. Я этого не переживу. Но можно я только ещё разок спрошу?
- Ну?!
- Вам-то для чего это нужно? – парень снова икнул. – Или…она вас послала? Станется с неё!
- Идиот, как есть, - маньяк скорбно погладил парня по голове, - ладно не жадный. Добрый. Это главное. – И добавил без перехода, - голова от мелочи болит.
- Чего?..
- Мелочь. Мелочь звенит, - терпеливо объяснил «инвалид». – Мелочь бросают одну. Звенит, а голова от неё пухнет. Легко, думаешь, днями слушать?!
Маньяк сунул руку в карман и позвенел монетами.
- Уж подозреваю непросто, - странным голосом отозвался парень. Кажется, он снова успокоился и бояться перестал. Наоборот, собранность какая-то появилась.
- Звенят и звенят, - повторял «инвалид», не глядя на парня и не видя, что тот готов к решающему прыжку – путь к двери свободен. А «инвалида» уже несло, - звенит…звенит…и тут ты.
Маньяк вынул из кармана тысячную купюру, разгладил ножом.
- Она не звенит, - улыбался счастливо, - ты добрый. Вы не разойдётесь. Я не дам. О вас позабочусь. У вас хорошо всё будет.
Он говорил радостно, улыбался, словно говорил о себе и радовался за себя. Смотрел поверх головы парня (тот приготовился уже рвануться к двери)…и как бы лениво, но твёрдой рукой удержал его за плечо, опустив на стул.
Парень сел покорно и как-то обмяк. Только взгляд его в сторону инвалида – короткий, искоса – от него тоже вдруг захотелось поёжиться. Колясочник, к счастью, не заметил.
- Ты тоже добрый, - тихо сказал парень. – Ещё разок спрошу? Последний.
При слове «добрый», колясочник благосклонно кивнул, так что, второй раз, по инерции, пришлось кивнуть тоже.
- Ты никакой не десантник ведь, да? – поинтересовался парень, - ни настоящий, ни бывший. Такой же военный, как и инвалид.
Короткое движение – лезвие вновь зафиксировало парню кадык. Плотно. Не издать ни звука.
- Это ты отчего так решил? – вовсе не благосклонно поинтересовался теперь «инвалид».
Парень что-то промычал, и инвалид нож отодвинул – чуть-чуть.
- Потому, - прохрипел парень, - будь ты инвалидом, лечился бы в том госпитале. А будь десантником, под инвалида бы не косил.
Локтевой захват сдавил парню шею – тень «инвалида» хочет, казалось, его теперь съесть.
- Ну, давай, режь меня, - парень мог ещё говорить, - десантник…
Локоть отпустил шею, давая путь живительному кислороду.
- Зачем? – потирая горло, тихо спросил парень. – Побираться зачем? И этот весь камуфляж…
Договорить не успел – раскатистый хохот «инвалида» заполнил помещение. Будь чердак пустым, оглохнуть было бы можно. Но груды хлама быстро впитали звук и оглушительного эха не вышло. Зато снова щёлкнул парня по носу.
- Дурик, - смех исчез так же внезапно, как возник, - в камуфляже все. Все вокруг. Ты. Я. И лучшая твоя половина. Начальник твой. Родные. Все. Дети родятся – тоже камуфляж оденут, даже не сомневайся.
Провёл рукой по маскировочным штанам.
- Не этот. Это так…художника каприз. Каждый свою жизнь рисует. Себя настоящего замалёвывают. Никому настоящие мы не нужны. Даже себе самим. Вот и малюем! – изобразил ножом, стараясь, впрочем, не порезаться. – Рисуем на душе то, чего там нет. Добродетели, заслуги. Даже пороки. Пороки, кстати, получаются ярче всего. Врём себе, врём другим. Мы не люди – мы тени. И все это делают, все. Ты. Я.
- Моя лучшая половина…
- Она тоже. А я честный. Знаешь почему? Себе не вру. Главное это! Я честно себе вру. И рисую себя для других – вояку с парализованными ногами. Я таким себя нарисовал, потому что таким себя вижу.
«Инвалид» жестикулировал – громадная тень его с ножом смотрелась даже величественно. А парень таращился, заворожено впитывал.
- Сижу, на людей смотрю. Проверяю. Кто равнодушен, кто внимание мельком обратит. На человека воевавшего, на человека искалеченного. И монету кинет.
- От звона потом голова болит.
- Временные трудности.
- Понимаю.
- Жизнь, как жизнь. Ничьей не хуже. В людях разбираться научился. Многое может о человеке сказать профессиональный нищий.
- Слушай, - тихо проговорил парень, - я же деньги кинул тебе только потому, что со своей посрался…
- Потому решил не дать вам развестись, - довольно кивнул «инвалид». – Звони и зови её сюда вместе с этим Серёжей. Всё уладим.
И снова блеснул нож. Секунду-две было очень тихо. Казалось, даже замерли тени.
- Бля… - очень-очень тихо сказал парень.
- А? – наклонился «инвалид». Тень парня дёрнулась. Казалось, что-то сейчас точно случится. Но парень опять замер.
- Знаешь, я десантником мечтал стать…- вновь едва слышно.
- Чё бормочешь?!
- По здоровью не прошёл, - сказал парень громче. И руку протянул. – Телефон мой давай. Звонить буду.
Поднёс «Айфон» к уху, сказал тепло и уверенно:
- Люблю, милая. Как твой Серёжа? Нет, очень за вас рад. Да, тысячу взял. Для дела. Милая, приезжай сюда, пожалуйста. Да, обязательно вместе с Серёжей. Буду очень ему рад. Ты им довольна? Вот и отлично. Куда? Сейчас скажу.
И поднял вопросительный взгляд на «инвалида».

…по ветхой деревянной лестнице стучали её каблучки. Вверх! Нетерпеливо оглянулась.
- Шевелись! Быстрей!

- Нож убери пока,- посоветовал парень, - вынуть всегда успеешь. А Вера испугаться может. Нам это надо?
«Инвалид» упрятал нож в груду тряпок на полу.
- С Серёжей её я сам начну говорить, ладно? – парень убрал с пола куски. – Слова найду. Ты меня убедил.
Парень как-то болезненно оживился, предвкушая приход жены с Серёжей, но старался держать себя в руках. «Инвалид» смотрел одобрительно.
- Мужиком будь. Настоящего себя покажи. Она не устоит. О Серёже, если что, позаботимся… - инвалид покосился на груду тряпок, скрывающую нож.
- Я покажу, - пообещал парень. - Всё покажу.
И в этот момент робко скрипнула дверь.
- Открыто! – зычно крикнул «инвалид» и…
…первыми явились тени. Так уж в этой истории повелось. Или тень наша и вправду всегда должна быть впереди?
Первая тень была Веры – родная, знакомая ему тень. Вторая принадлежала Серёже – его-то парень видел впервые. И очень ему обрадовался.
А вот «инвалид» Серёже не обрадовался вовсе.
- Серёжа, взять! – каким-то новым голосом рявкнул парень.
И Серёжа взял – мелькнула в воздухе лобастая голова, мощные лапы, широкая грудь. Мощная овчарка налетела, жарко дыша оскаленной пастью. Повалила «инвалида» на пол. Отлетел в сторону лихо заломленный берет. «Инвалид» ударил собаку ногой, потянулся к тряпкам, к ножу. И дико взвыл – зубы собаки сомкнулись на его лодыжке. Но всё-таки выхватил нож…
…по комнате ошалело метались тени.
…каблук Веры на руку, схватившую нож, на голову же опустился, сломавшийся при ударе на части, стул – его держал парень.
«Инвалид» успел ещё заметить, как девушка оттаскивает от него Серёжу, а потом всё стало чёрным…

Вечер прекрасен, вечер тих. Август уходить не торопится, обнимает город лучами закатного солнца. Даже колючая проволока на стене поблёскивает приветливо. А тени густо-чёрные, и скользят торопливо, и разговор снова серьёзный. Теней теперь три, вернее четыре, и им есть о чём поговорить.
Впрочем, первая тень – крепкого мужчины в инвалидной коляске – ничего особо не говорит. Но шуму от неё больше всех – держится за свою ногу и орёт благим матом, так, что бегущая рядом овчарка задирает лобастую голову и жалобно поскуливает.
В общем, эти двое немногословны – в отличие от парочки, что катит вдоль стены коляску с раненым «инвалидом».
- Прости. Был не прав, - парень налегает на ручки коляски и мчит, не разбирая пути, из-за того, что постоянно пытается глянуть в лицо девушке. – Не прав, прости.
Коляску трясёт на неровностях асфальта, пассажир орёт благим матом, Серёжа воет.
- Маньяки! Изверги! – надрывается пассажир. – Больного собакой травили!
- От маньяка и слышу, - отзывается парень. – А больной ты точно – на всю голову! Вот уж кто идиот! Жаль, голову там не лечат!
Кивает в сторону железных ворот с красной звездой, в направлении которых и мчит коляска с беспокойным пассажиром под аккомпанемент завывания овчарки.
- Не поеду! – вопит «инвалид». – В поликлинику вези!
Парень протягивает руку – и кукиш скользит по стене впереди «инвалида», словно указывая ему дорогу – а после щёлкает его по носу. Не больно, но обидно.
- Поедешь! – налегает на ручки парень, - спасибо скажи, что твой чердак ещё рядом!
- Он мне ногу отгрыз! Почти…
- Будь мужчиной. Ты же десантник…почти. Он и неординарный философ ещё, милая.
Милая комментариев не даёт. Умудряется бежать рядом, гордо задрав носик. Но коляску толкать помогает.
- Сами…интересные! – надрывается «инвалид». – Из-за собаки они посрались! А сказать не мог, что разводиться не собирались?!
Коляска вдруг резко затормозила – пассажир едва с кресла не вылетел. Серёжа возмущёно гавкнул. Парень внимания не обратил. Коляску обошёл, стал перед «инвалидом». Теперь уже тень парня нависла над ним. Даже Вера из образа вышла.
- Не мог, - веско и тихо обронил парень. – Я десантником мечтал быть. Не смог. Но хотя бы пытался. А ты даже не пытаешься. Нет у тебя своей жизни. А у нас – есть.
Парень кивнул на Веру.
- Да, разводится и не думали. Да, ссоримся. Миримся. На помощь друг другу приходим. Мы есть. Мы живём. Мы не тени. А ты – тень. И тебя надо учить. Поехали.
Взялся за ручку коляски, Вера за другую. Второй рукой обняла мужа за талию, а он обнял её. И покатили. Их сопровождали тени.
А «инвалид» сидел теперь молча, потерянный и поникший. Серёжа обеспокоенно задирал к нему морду.

Часовой вскинул голову. Болтался в кресле человек в камуфляже, переводили дыхание парень с девушкой, поскуливала овчарка.
- Ранен…боец, - отдышавшись, кивнул сторону «инвалида» парень. – Кровь бы остановить.
Часовой поправил автомат, изучая раненого взглядом. «Инвалид» потеряно молчал.
- Ща, - изрёк, наконец, часовой и скрылся за дверью.
- Увезите отсюда, - выдавил «инвалид».
…ворота отворились. Часовой закинул автомат на спину, перехватил у парня ручки коляски и завёз «десантника» на территорию госпиталя, не успели все и глазом моргнуть.
- Поправляйтесь! – успела крикнуть Вера вслед, и ворота захлопнулись. Девушка молча смотрела на мужа.
- Ну, пошли уже, - и обняла снова, а он обнял её. Тени их слились теперь в одну. И двинулись вдоль стены.
А позади негромко заскулил Серёжа.
- Чего это он? – спросила Вера
- Кажется, я знаю…

Снова был вечер и опять солнце – август не отступал. Ворота отворились, и первой, как водится, явилась тень – прихрамывающего крепкого мужчины в порванных на лодыжке камуфляжных штанах, сквозь которые белела свежая перевязка. Толкал перед собой пустую инвалидную коляску, пытался кивнуть на прощание часовому, однако тот лишь молча закрыл за ним железные ворота с красной звездой.
Бывший инвалид хмуро глядел на коляску и вдруг с силой пнул её здоровой ногой. Коляска отлетела далеко в сторону, перевернулась, бешено крутились колёсики. И, кажется, какие-то колёсики крутились у мужчины сейчас в голове. По-крайней мере, так казалось.
Отвернулся от коляски и зашагал в противоположном направлении. Нога уже не хромала. И вдруг вздрогнул.
Тихое знакомое рычание.
Мощные лапы, широкая грудь, клыки знакомые.
«Инвалид», или как там его теперь звать, смотрел как приближаемся к нему собачья тень. Снова отвернулся и зашагал прочь.
- Пошли уже, что ли? – обронил через плечо. И глаз рукавом вытер. Пыль, наверное, попала.
По кирпичной стене скользили тени – собаки и человека, а по тротуару вышагивал крепкий мужчина с овчаркой у ног.
- Пошли. Денег надо нам с тобой заработать. За тебя чтобы отдать. Ты же со мной теперь жить будешь. Верно?
Серёжа высунул язык и гавкнул негромко. Согласился, наверное.

КОНЕЦ.
"Справедливости ищешь? Наплюй и забудь!
Богатей или нищий? Наплюй и забудь!
Захотелось весы привести в равновесье?
В одну чашку наплюй, про вторую забудь!"
Г.Л. Олди.
Руслан
 
Сообщения: 4236
Зарегистрирован: Апрель 24th, 2006, 3:57 pm
Откуда: г. Ейск, Краснодарский край

Re: "ЛЮДИ И ТЕНИ" - рассказ, 20 000 зн.

Сообщение Oleg Сентябрь 14th, 2018, 3:40 pm

Рассказ? Хорошо, пусть будет так, но скорее, это сценарий под короткометражку. Писать ты умеешь, но колбасит тебя знатно, от "Варяга" до этого. У меня только два главных вопроса - в чём суть, что ты хотел сказать этим текстом (особенно, в привязке к собаке)? Если это из темы - "не для всех", тогда другое дело.
Мелочей для правки в тексте много, но, как я понимаю, редактура на новом ресурсе так и не упрощена. Так что, извини, ворошить текст не буду.
"Всё,что было, то и будет" - царь Давид
Oleg
 
Сообщения: 1499
Зарегистрирован: Январь 29th, 2013, 7:09 pm
Откуда: Из-за бугра.
Число изданных книг/Жанр/Издательство: 2
Проза. Реал.
"Букмастер".
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: "ЛЮДИ И ТЕНИ" - рассказ, 20 000 зн.

Сообщение Руслан Сентябрь 14th, 2018, 4:42 pm

Обычная визуальная проза, с событийным рядом через внешние действия персонажей. Конечно, я привнёс структуру киноновеллы - два сюжетных поворота. Можно читать, как литературу, можно ставить. В СССР так писали - и для чтения, и для кино.

Идея, по-моему, очевидна - будешь снобом и лицемером, как этот герой- "инвалид" - получишь по голове. Или ногу покусают :) . Но после искупления может ожидать и бонус - в нашем случае собака - друг-человека.Что касается линии парня-девушки, то тут скорее герои, оставшиеся самими собой и тем счастливые.
"Справедливости ищешь? Наплюй и забудь!
Богатей или нищий? Наплюй и забудь!
Захотелось весы привести в равновесье?
В одну чашку наплюй, про вторую забудь!"
Г.Л. Олди.
Руслан
 
Сообщения: 4236
Зарегистрирован: Апрель 24th, 2006, 3:57 pm
Откуда: г. Ейск, Краснодарский край

Re: "ЛЮДИ И ТЕНИ" - рассказ, 20 000 зн.

Сообщение Татьяна Ка. Сентябрь 14th, 2018, 6:10 pm

Вот для меня такое нагромождение всего и сразу тяжеловато воспринимать. Но образы яркие, конечно.
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9398
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва


Вернуться в Проба Пера

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: Google [Bot] и гости: 6

cron