Объявления

Писать просто и ясно так же трудно, как быть искренним и добрым.
(с)Сомерсет Моэм


Есть в России две беды…

Ежегодный конкурс на лучшего писателя форума "ЭКСМО"

Есть в России две беды…

Сообщение Venetzia! Февраль 24th, 2005, 1:17 am

Есть в России две беды…


-И какого черта нас сюда принесло? – риторически вопросил Сандро, в пятнадцатый раз разглядывая криво нацарапанную надпись на двери. – В двадцать первом веке все люди должны уметь читать!
«И писать, - мысленно добавил он. – Не так коряво»
В самом деле, косая, наспех сделанная на старинный манер надпись мелом на железной двери – «Адъ. Не беспокоить» - больше всего напоминала старания молодого носорога удивить юную подругу возможностями своих рогов - наверняка по железу бы они царапали великолепно, а девушки, как известно, любят странные звуки. Сколько рогов (у носорогов) – два или один - Сандро не знал точно, носороги в умеренной полосе не водились. Они, как и Аля, являлись ужасно теплолюбивыми животными. А уж здесь, в Арктике, не водились тем более – что они тут забыли? Никакое нормальное живое существо сюда не сунется, если только ему не выпала на долю классическая задача из русских сказок «сходить туда, не знаю, куда, и принести то, неведомо что». То есть привести.
Неведомо что.
Непонятно зачем.
Аля почесала нос длинным облезлым ногтем и заметила:
-Должны, думаешь? Не-а, не все. Вот какому-нибудь там мавру-африканцу ну зачем уметь читать? Протянул руку, сорвал банан – и доволен!
Сандро неохотно процедил сквозь зубы:
-Протяни руку, сорви банан – и я тоже буду доволен.
Аля запрыгала на одной ноге – вторая уже насмерть застудилась от мокрого снега, да и ледяной, промозглый, океанский (предположительно) ветер тепла не добавлял.

…Во всем ей виделись странные грани. Когда Элеанор ушел (это случалось часто) в Арктику (это случалось редко) и исчез (что стало приятным сюрпризом), Сандро, в отличие от нее, вздохнул с нескрываемым облегчением. Достал из кухонного шкафа тщательно запрятанные шпаргалки. Навел тщательный беспорядок. Выпнул ненавистную раскладушку на лоджию и радостно решил, что сегодня, наконец, отоспится как нормальный человек, а не в кухне, где ноги на пороге, по соседству с электрической плитой «Bosch» и «улыбающимся» чайником благонадежной немецкой фирмы «Siemens». Впрочем, соседи были ничего, молчаливые такие, в отличие от Элеанора, который был весьма странным типом и ностальгически вздыхал, глядя на спальную рухлядь, грустно поминая не то шестидесятый год, не то шестьдесят первый. Сей факт приобретал некую странноватую окраску, когда выяснялось, что будущее светило науки родилось в восьмидесятом и не скрывало этого ни от кого, даже от собственных студентов. И когда мокрый и грязный Сандро, заваливший вступительные экзамены, впервые появился на пороге роскошной преподавательской квартиры (мама дорогая, - в ужасе подумал он, зацепившись ногой за древнекитайскую вазу династии Цинь, - куда я попал?!) и проведя ночь за чаевничаньем с Экзекутором, не при нем будь сказано, - он решил остаться жить в квартире молодого преподавателя. Больше было просто негде.
Они быстро подружились. Экзекутор одной левой устроил Сандро на престижный медико-биологический факультет, где сам же и преподавал. Оставалось загадкой, как едва двадцатипятилетний преподаватель с чисто символическим званием «старший» мог воздействовать на шестидесятилетнего господина ректора, и самый главный вопрос – зачем, собственно, ему это понадобилось. Особым альтруизмом благодетель, как впоследствии выяснилось, не отличался. Но Сандро прекрасно помнил, как к нему, скучающему у подоконника в тот достопамятный день, подошел чуть бледноватый ректор и тихо сообщил, что тот может учиться, где хочет и делать, что хочет, «только, Христом-Богом заклинаю тебя, уведи это чудови… чудо из моего кабинета…»
На том и порешили.
…Экзекутор, знатный потомок княжеского рода (по его словам), звался таким неблагозвучным именем по собственному желанию. Полностью его звали Элеанор Рустам Ульфганг в честь неизвестно кого и неизвестно зачем, а находчивые и начитанные студенты в былые времена вместо того, чтобы ломать язык смесью непонятных языков, ловко соединяли инициалы, заставляя несчастного преподавателя с царской фамилией Романов поочередно то бледнеть, то зеленеть.
В один прекрасный день, заслышав тихий шепоток и громкое хихиканье внутри родной alma-mater, будущий Экзекутор не выдержал и, схватив за шиворот самого языкастого студента, оттащил его к распахнутому окну и вежливо предоставил альтернативу - придумать прямо здесь и прямо сейчас ему нормальное человеческое прозвище или научиться левитировать с учетом земной гравитации. С третьего этажа. Вся группа давно и прочно знала, что новый преподаватель, несмотря на рост, едва дотянувший до метра семидесяти, и хрупкое телосложение, десять лет занимался не то каратэ, не то у-шу. Потому бледно-синий студентик, пораскинув мозгами, предпочел второе, трясущимися губами выдавил «и-и-инквизитор», вырвался и убежал к своим, а обретший второе имя преподаватель долго щурился на весеннее солнышко, едва пробивавшееся сквозь едва зеленые кроны тополей, и считал, что ему еще повезло.
Вскоре прозвище «Инквизитор» вдруг стало немодным и как-то сразу отпало, заменившись на более короткое и менее понятное обывателю «Экзекутор» с легкой подачи господина ректора, имевшего неосторожность так выразиться после того, как вся группа молодых биологов герра Романова в третий раз получила «незачеты» и общей кучей ввалилась в деканат, горя желанием видеть ректора. Потому что Романов, удовлетворенно расписываясь в последней зачетке, бросил: «Скажите спасибо господину Штейхманну, уважаемый, насчет пересдачи разбирайтесь тоже с ним… да, и передайте, пожалуйста, если Вас это не затруднит, пламенный привет от Романова… о да, не сомневайтесь, он меня прекрасно знает…» Очевидно, в прошлом у них были какие-то свои счеты, хотя никому опять же не было понятно – откуда. Этим вопросом, впрочем, предприимчивые студенты никогда не задавались и раз и навсегда привыкли к тому, что каменных стенах цитадели знаний существует два непререкаемых авторитета – ректор и Экзекутор.
Сандро же звал Экзекутора по имени - Элеанором и потому пользовался почетом и уважением всей студенческой братии. На самом же деле в шестикомнатной квартире старшего преподавателя ему жилось не очень-то сладко.
Первую неделю после «новоселья» он с ужасом шарахался от мышей и ужей, то и дело выползающих из клеток и аквариумов, стоящих повсюду - Элеанор порой мнил себя Базаровым, а лягушек завести не пока удалось. Милые животные ужасно любили находиться на руках, и им по большому счету, было совершенно наплевать, чьи это были руки. Потом оказалось, что и спать они любят в тепле, с человеком. Мышки устраивались под боком, а любопытные ужи, как оказалось, предпочитали находить ночное пристанище, обвиваясь вокруг шеи наподобие шарфа - новоиспеченный студент это выяснил на собственном опыте в первую же ночь. Элеанор же, отпаивая заикавшегося Сандро валокордином, успокаивающе заявил, что змея на шее – это еще далеко не самое страшное… Как впоследствии выяснилось, это было дружеское предостережение.
Вторую неделю Сандро шарахался от любого звука, ибо ужасно боялся привидений, а Элеанор, как выяснилось, их прикармливал, жалел, считая духами-хранителями дома. На чистоплотных и хозяйственных домовых, впрочем, эти бледные твари с горящими зелеными глазами и своеобразным чувством юмора никак не походили, и Сандро небезосновательно считал, что домовые, если тут когда-либо и были, то сбежали в первый же день после знакомства с новым хозяином жилплощади. А этим бесплотным террористам было абсолютно безразлично, кому устраивать пакости. Элеанора за угощение, впрочем, они не трогали…хотя, быть может, здесь играл роль простейший инстинкт самосохранения. А вот полить нервно спящего на раскладушке студента компотом или там изобразить танец маленьких лебедей в исполнении четырех скелетов ночью посреди кухни – это вам пожалуйста.
Несмотря на все это, с полтергейстами юноша потом подружился на почве того, что те так же ненавидели ночной скрип древней раскладушки, как и он сам. Однажды они даже подбили его на опасную авантюру, и он тайком решил вынести несчастную «меблю» на помойку, а Экзекутору рассказать душещипательную историю о ворах, которые крадут древнюю мебель и потом продают в музеи. Но возле подъезда угораздился встретить самолично владельца-антиквара… Последующие события Сандро старался вспоминать как можно реже. Раскладушка осталась дома.
На третью неделю, после показательного поджаривания яичницы силой преподавательского ума, Сандро стал шарахаться от самого преподавателя. Найдя в хозшкафе метлу с беленькой биркой «ездовая», он впал в полуистерическое состояние и не выпадал из него, пока Элеанор, выйдя из себя, не подтащил его к шкафу и не ткнул носом в бирку, на которой значилось - «гнездовая». Сандро моментально успокоился и собрался тихо упасть в обморок, но Элеанор таки убедил его, что это не его метла, а подарок. Для хозяйства («Господи, а ты-то что подумал?..») От тетушки, которая упорно пыталась женить племянника и здраво полагала, что если в его типично-холостяцкую квартиру и войдет существо женского рода, то сдохнет на пороге от одного взгляда, как таракан от Комета. Так что гнездовая метла являлась шутливым подарком на двадцатипятилетие и одновременно тонким намеком, который, впрочем, был абсолютно излишним, ибо юный преподаватель-аккуратист отличался маниакальным стремлением к порядку, и единственным местом, напоминавшим Содом и Гоморру одновременно, являлась прихожая. Экзекутор отдал эту часть квартиры в распоряжение полтергейстов, убив двух зайцев одним пальцем – дав возможность порезвиться милым человеконенавистникам и, как он выражался, «во избежание ненужных гостей». Сандро про себя дополнил: «во избежание тяжелых душевных травм ненужных гостей, которые, вполне возможно, ни в чем вообще не виноваты, а сюда заявились по чистой случайности». Как ни считай, второе работало великолепно и дало осечку один-единственный раз. Которого, впрочем, оказалось достаточно.
На семьдесят восьмой день пребывания Сандро в элеаноровской квартире (он каждый день фиолетовой ручкой отмечал в календарике) дверь распахнулась. Элеанор, оторвавшись от чтения увлекательной книги «Психология ужей: все, о чем вы знали и о чем боялись спросить», удивленно чихнул, выполз из кресла, а ля Обломов моментально попав ногами в тапки, и тихо пошлепал в направлении гостиной. Полтергейсты оживились и, прекратив привязывать шнурки сандровских кроссовок к проводам сигнализации, полевитировали в ту же сторону. Сандро, зубривший конспекты в первой гостевой комнате, заслышав стук двери, не выдержал и перекрестился, моментально забыв о том, что на веки вечные является убежденным атеистом. В элеаноровской квартире немудрено было забыть о чем угодно, и он теперь жил под девизом «И можно свободно ожидать чего угодно». Минуту он боролся с собой, соображая, что лучше – остаться целым, невредимым и в счастливом неведении - или воочию увидеть храброго человека, без приглашения решившего навестить квартиру. Любопытство победило. И он, выглянув из комнаты, на всякий случай перебежками двинулся к гостиной.
К собственному ужасу, там он увидел юную светловолосую девушку лет семнадцати в джинсах и топике с букетом в руках. На дворе стоял классически-знойный декабрь… Элеанор, изображая джентльмена, вешал легкую шубку из искусственного меха на вешалку. Заметив, что неустрашимый преподаватель покраснел, Сандро понял, что дело совсем плохо.
Оказалось – даже хуже, чем он думал. При виде ужей Алина (так звали девушку) счастливо заулыбалась, а узнав про полтергейстов, чуть не завизжала от восторга и с чисто женской логикой заявила, что всегда мечтала иметь мужа-ученого. Сандро деликатно промолчал, глядя на залившегося краской Элеанора.
Он так и не понял, откуда юное создание свалилось на их головы и, тем паче, откуда оно знает Экзекутора. Тем не менее, в шестикомнатных апартаментах и в медико-биологической группе «имени герра Романова» место нашлось и ей. Ректора Штейхманна тогда чуть удар не хватил, однако что о нем говорить…
Жизнь налаживалась. Сандро наконец узнал, что супы бывают не из пачек, а даже вкусные, хоть и сваренные силой мысли; полы бывают мытые не раз в неделю, а чаще; денег бывает не много, а мало. Он и понятия не имел, откуда у Элеанора берутся бешеные деньги, но зато теперь понял, куда они деваются. На «магию» и небольшие фейерверки каждое воскресенье теперь ему было совершенно плевать. Чем бы дите не тешилось… Потом, есть хорошая поговорка из области математики. Про два минуса.
Дело бодро двигалось к свадьбе двух биологов, по совместительству магов. Однако накануне этого события, в памятный день шестого февраля, жених, что называется, ушел и не вернулся. Это, конечно, с Элеанором как с пламенной натурой бывало довольно часто. Но в этот раз, кажется, он и в самом деле не собирался возвращаться. По-научному это называлось «экспедиция на дальние льды», а Сандро поначалу решил, что тот просто-напросто сбег от невесты. Он не мог уразуметь, какого черта в геологическую экспедицию счастливым тринадцатым номером взяли биолога-генетика и зачем вообще он нужен во льдах Крайнего Севера, но вот поди ж ты, оказалось – нужен, и без него экспедиция не состоится, бешеные деньги превратятся в пух, наука понесет огромные потери, и т.п., и т.п. Очевидно, подходящую кандидатуру геологам подсказал Штейхманн, радуясь нежданной перспективе отдохнуть от авторитета номер два хотя бы пару месяцев. Что бы там ни было, в один прекрасный день экспедиция вернулась, радостная и счастливая, с бесценными для науки записями о пищеварении стеллеровых коров (читай: давно вымерших) и подобными невероятного (читай: непонятного) для науки значения документами в потрепанных рюкзаках. На вопрос о том, где тринадцатый номер, геологи вздохнули и заявили, что вначале того загрыз белый медведь, а потом он сорвался с льдины и утонул в море Лаптевых. Кто утонул, Элеанор или медведь, и откуда море Лаптевых взялось у берегов Антарктиды, осталось невыясненным. Однако Сандро окончательно уверился в том, что в планировании экспедиции без ректора не обошлось. Заплаканная Аля в свою очередь уловила в объяснении небольшое несоответствие и решила отправиться искать жениха самостоятельно.
Сандро отговаривал ее как мог, считая дорогу на Крайний Север несколько проблематичной. Переговоры окончились легким пшиком, когда выяснилось, что у Элеанора имеется машина прокола пространства или чего-то в этом роде, тщательно запрятанная на лоджии и ни разу не использованная ни самим Элеанором, ни создателем-дедушкой, во времена Сталина благополучно умершим где-то в тюрьме. Будущий ученый как-то раз в шутку рассказал об этом невесте, а она, зная, что у Элеанора шутки с делом никогда не расходятся, поверила сразу и навсегда.
Правда, заранее решила выяснить, как этот агрегат работает. Откопав машину, сильно напоминающую пылесос, в груде хлама, она с любопытством дотронулась до причудливо изогнутой серебристой ручки. Сандро, заметив зеленоватые искры, окружившие не в меру решительную невесту, бросился к ней и попытался ее оттащить под восторженные возгласы «Смотри-смотри, а она работает!»
Элеаноровский дедушка был гениальным специалистом. Машина в самом деле прекрасно сработала – с первого раза, и кто бы мог подумать!.. И Сандро в джинсах, свитере и тапочках вместе с находчивой Алькой в синем платьице и босиком неожиданно оказались прямо посреди льдов. Где-то в Арктике. Или в Антарктике. Или в Сибири. Во всяком случае - там, где предположительно обитал злобный и непуганый белый медведь-якобы людоед. И неожиданно выяснилось, что чудо-машина осталась совершенно в другом полушарии относительно того, где они сейчас находились…

…-Банан? – девушка задумчиво сощурила зеленые глаза, словно припоминая что-то, потом лицо ее просияло и она ослепительно улыбнулась:
– На!
И протянула Сандро большой, спелый, круглый и красный фрукт.
Сандро поперхнулся и воззрился на нее. И на «банан».
- На, бери, - Аля, кажется, была очень удивлена. – Ты ж просил...
- Что я просил? – ошеломленно спросил Сандро.
Он еле удерживался, чтобы не попрыгать тоже, - ноги онемели, руки не гнулись. Все-таки удержался – по многим причинам. Во-первых, вряд ли прыжки по мокрому снегу с мелкими вкраплениями льда – чертов циклон!- к чему-либо хорошему приведут, что бы там ни говорили об экзотических возможностях согреться в походе. Во-вторых, он таки мужчина, должен казаться девушке авторитетом. Это, конечно, спорный вопрос, но авторитет, прыгающий на одной ноге, выглядит по меньшей мере странно... И, наконец, в-третьих, Элеанор говорил, что экспедиция будет опасной. «А там, на скалах, сидят во-от такие орлы, которые жутко нервно реагируют на все, что движется», - так он сказал, показывая руками шар диаметром чуть более полуметра. Аля хмыкнула. Сандро ехидно осведомился, с каких это пор у всемогущего Элеанора орлобоязнь. А «всемогущий» невинно ответствовал, что это был размер орлиного глаза. И хихикнул впридачу, вот ведь идиот. Любитель бородатых анекдотов, черт бы его побрал! Реагируют, значит, орлы...
Вот и среагировали, видимо. Орлы, а никак не медведи, которые в Антарктиде не водятся….
Сандро прогнал эту мысль прочь.
Понемногу он сообразил, что нечто тонкое, бледное и слабо махающееся перед его глазами есть ни что иное, как рука Альки, сжимающая фрукт. Он поймал ее, отобрал «банан» и принялся задумчиво осматривать со всех сторон, пытаясь определить как класс.
-О! – с неподдельным восторгом воскликнула девушка, хлопнув в ладошки. – Ты тут, да? А я уж засомневалась…
-Куда ж я денусь, как бы ни хотелось… - мрачно буркнул Сандро. И понял, наконец, что лежит в его ладони.
-Алька, в тебе погиб гениальный генетик! Зря ты бросилась в микробиологию – с твоим воображением надо было в генетики идти, вот была бы па… - Глядя за хлюпнувшую носом и готовую зареветь Алю, он обозвал себя толстокожим носорогом и моментально сменил тему. - Я впервые, чесслово, впервые в жизни вижу плод скрещивания граната и апельсина! Притом твердый, как камень. Вот ведь пакость какая… Держу пари, что если я швырну его в эту дурацкую дверь, она зазвенит, как колокол!..
Он бросил нервный взгляд на черное матовое железо двери в десяти шагах от себя и в который уже раз подумал, что железная дверь в ледяной глыбе посреди ослепительно сияющих снегов – это, пожалуй, самое странное зрелище, которое он видел в жизни. Не считая, впрочем, взбешенного Элеанора (Сандро мысленно перекрестился).
-Хочешь угадаю, о че… о ком ты сейчас думаешь? – спросила Аля, растирая замерзшие ладони и пританцовывая на льдине. Изо рта шел пар и легким белым облачком поднимался к тускло-морозному высокому небу.

…Подходил к закату второй день, а вокруг были все одни льды, льды… Искрились на солнце, блестели, слепили глаза – и никакой перемены. Алька хохотала вначале, глядя, как Сандро с проклятиями выпутывается из мохнатой длиннополой шубы, в очередной раз оступившись на льду.
История появления шубы была особой. Они нашли ее прямо на льдине. Как по заказу – когда у Сандро уже зуб на зуб не попадал от холода. Несмотря на то, что меньше всего шуба напоминала длинные изысканные пальто пропавшего генетика, Алина с чего-то сделала вывод, что брошенная шуба – именно его. Прижала к сердцу и заревела. Сандро невежливо вырвал шубу из ее рук и накинул на плечи, заметив, что реветь как дурында еще рано, а вот шуба может пригодиться. Альке она была нужна, как Элеанору швабра, потому как некоторые фокусы с магией из репертуара ученого она знала. Сандро только махнул рукой, когда она, озабоченно сморщив нос, наколдовала вокруг себя сначала оймяконский мороз, потом, поняв, что чуть-чуть ошиблась - африканскую жару. По ее словам. Сандро этого не воспринимал вообще, и тут было два варианта: либо, как говорится, магия – дело чисто индивидуальное, на других она не распространяется… Либо Аля была врединой.
Уверенно шлепая босыми ногами по льдинам, девушка восклицала малопонятные фразы, оглядывалась по сторонам, из чего Сандро сделал вывод, что она явственно припоминает какую-то старую сказку, где было много льдов, много героев и не очень хороший конец. Все бы ничего, но третье обстоятельство Сандро не очень-то устраивало.
Потом девушка примолкла. Ей было не лучше, чем ему, хоть и не было у нее шубы. Маги - они такие, все бы им наука, да высокие материи. Поначалу. В высокие материи Алька смело включала шелк, бархат, и натуральный мех (особенно шиншиллу), а вот медвежьи, изрядно потраченные молью шубы к ним явно не причислялись. Однажды она прищурилась на солнце и с широкой улыбкой уведомила Сандро, что замерзает. С явным подтекстом: «А вот теперь делай, что хочешь, хоть прыгай, хоть бегай, но чтоб здесь прямо сейчас, прямо в эту же секунду была жара!» Типично элеаноровский тип - полный пофигизм на всех остальных. Сандро возвел глаза к небу и громко проклял всех медведей, женщин, геологов, ботаников, генетиков и магов. Результат был единственно верным - они вместе шли под одной шубой, этаким мохнатым клубком, спотыкаясь и чертыхаясь на каждом шагу уже вдвоем, хором. Но все-таки было хоть немного теплей.
И все ради этого Элеанора, которого Сандро какими только словами еще не поминал…
Чертов дедушка-изобретатель!
…Дверь возникла перед ними неожиданно. Со странной надписью – «Адъ. Не беспокоить». Аля заревела опять и заявила, что ее суженый-ряженый-как-там-дальше именно там и находится. Сандро не выдержал и заметил, что там ему самое место. Так стоит ли трогать человека, если он нашел свое место в жизни?.. Может, надо за него просто порадоваться?.. Несчастный приключенец за пять с половиной месяцев научился не удивляться совершенно ничему.
В известных пределах, конечно.

…-Я думаю, и какого же черта нас сюда понесло! – заорал, не сдерживаясь, Сандро, вскинул руку, чтобы бросить Алькин гибрид в дверь - и замер.
Дверь пошатнулась. Хриплый голос по-ту-сторону откашлялся и деловито произнес:
-Чаво орешь? Написано. Не влезать. Убьет… - и говоривший закашлялся опять.
Аля твердым шагом подошла к двери, ударила ее кулачком – как раз по хвостику твердого знака - и заорала, срывая голос:
-Откройте дверь! Откройте, или я ее выломаю!!! И вы все там замерзнете, сволочи!..
Сандро хмыкнул, оценив размеры угрозы. Но не двинулся с места – дело принимало интересный оборот.
Глаза девушки лихорадочно блестели, она молчала и ждала. Потом спокойно отошла в сторону – когда дверь вновь скрипнула и открылась. После такого крика разве что мертвый не поднимется…
На пороге стоял худой человек, темноволосый, коротко стриженый, местами лохматый, с тонкой сигарой в ослепительно белых зубах. На горбатом носу красовались зеркальные очки в изящной серебристой оправе. Алька порой заглядывала в модные бутики и прочие «фирменные» точки – главным образом, чтобы удивить Элеанора способностями тратить бешеные деньги за пару минут – и была прекрасно осведомлена о стоимости такой «игрушечки». Потому она слегка закашлялась, чувствуя, как комок встает в горле. Лохматый был в джинсах, цветастой «гавайской» рубашке навыпуск и с золотой цепью чуть не до пояса – классический образ «нового русского» начала девяностых годов, который, однако, не гнушается снять малиновый пиджак, когда температура превышает двадцать восемь градусов по Цельсию. Легкой одежде приключенцев он не удивился ни капельки, наоборот, весьма неодобрительно покосился на медвежью шубу Сандро.
Видимо, за надписью «Адъ» и впрямь было жарковато…
-Тебе чего, дева? – хмыкнул стриженый, и сигара в его рту чуть сдвинулась влево. – За кем пришла? Али Орфея своего ищешь? Али Цербера по твою душу нет?..
Сандро хотел было вставить замечание по поводу извращения любимого мифа, но благоразумно промолчал. Время было выбрано явно не то.
Однако Альку так просто не сбить. Пару секунд она ошалело моргала, приходя в себя, потом резко сказала:
-Отдавайте Элеанора!
-Ка-аво? – расхохотался страж Ада, облокотившись о косяк и пыхнул ароматным дымом, по запаху сильно напоминающим аромат горелой герани. – А гидру тебе не надо? Двадцатисемиголовую?..
Вот тут уж Сандро не выдержал.
-Сколькосемиголовую? – ошеломленно вопросил он. Когда-то в глубокой молодости, около года тому назад, он плотно занимался изучением греческой мифологии. Надо сказать, что гордое прозвище «грек» продержалось несколько дольше, чем его тяга к знаниям.
-Ты чего? Читать не умеешь? Аль по-нашему не розумишь?.. – удивился лохматый. –Табличку видал?
-Ну видал, - с вызовом заявил приключенец, независимо складывая руки на груди. – Потому я и тут.
Лохматый сморщился, как будто проглотил лимон:
-Крыша, что ль? И сюда добрались?..
Алька возмущенно замотала головой. В голову лохматого стража закрадывались поочередно самые худшие подозрения, каждое из которых находило отражение на его лице. Наконец, округлив глаза и наклонившись к уху Сандро, он прошипел явно самое страшное слово:
-Инссспекция?..
Сандро осенило, и он закивал головой, сделав соответствующий новому имиджу непрошибаемый вид. С лицом лохматого творилось что-то страшное. Он трясущейся рукой полез в карман джинсов, вытаскивая толстенную пачку, потом передумал.
-Были уж на неделе, никак? – подозрительно спросил он. –Крохоборы чертовы…
Пока Сандро лихорадочно соображал, что бы ему ответить, Алька выступила вперед и строго заметила:
-У вас наблюдается вопиющее несоответствие международным стандартам по чистоте!
Что это такое, все, включая Альку, представляли слабо. Однако лохматый на всякий случай снова потянулся в направлении кармана. Остановился.
-Где это у нас несоответствие? – осведомился он, прищурив глаза за дымчатыми стеклами очков.
-Котлы сто лет не чищены! – не растерявшись, заявила девушка.
-Чего?! – лохматый отшатнулся в дверной проем.
Алька явно не поняла причины такой реакции.
-Как вы грешников варите? В таких антисанитарных условиях?!...
Сандро охнул и мысленно схватился за голову. Глаза лохматого по форме больше всего напоминали донышки бутылок.
-Кого варим?!.
-У вас там ад? – начиная что-то подозревать, спросила девушка.
-Ад! – любитель сигарет, подбоченившись, неожиданно широко улыбнулся. – Самый настоящий!
-А что касается грешников…
-Грешников мы не варим, - строго сказал лохматый, деловито погрозив Альке пальцем. – Мы им показываем двадцатисемиголовую гидру по дельному совету нашего дьявола! И они сразу переквалифицируются в праведников. Кто еще может, конечно…
-У вас и дьявол е-е-есть? – уважительно протянула девушка.
-Мы ведь государственное учреждение, - отрезал лохматый. – У нас все по закону, девушка! Без обмана!
-А как к вам народ попадает? – осведомился Сандро из-за спины Альки. Лохматый удивленно уставился на него, очевидно, благополучно забыв о его существовании.
-По-разному, - уклончиво ответил тот. Он все еще не терял надежду отвадить слишком рьяных служителей чистоты. – Кто как. Кто в море утонул, кто на льдине замерз…
Это уточнение он вставил явно зря. Алька разом встряхнулась, умоляюще оглянулась на товарища по несчастьям…
-Мы должны проверить! – заявил Сандро.
-Проверить нетрудно, - ехидно сказал лохматый. – Брось шубу, иди на льдину и представь, что у тебя солнечный удар. Повезет – подберем.
-А если не повезет? – осторожно спросила девушка.
-Не подберем, - безжалостно подытожил лохматый. – Может, раевцы-спецназовцы подберут. На вертолете. А может, и не подберут, - он выдохнул дым и философски заметил: - Всякое бывает в жизни этой…
Сандро не к месту подумал, что эту надпись золотыми буквами следует выбить над дверью в достопамятный корпус медико-биологического факультета. Альке, видимо, та же мысль в голову пришла, потому как она неприлично захихикала, зажав рот ладошкой.
-Никакие вы не здравоохранцы, - задумчиво сказал лохматый. – Так какого черта вам здесь надо?
-Это прямой вопрос? – уточнил Сандро.
-Косвенный, - хмыкнул «новый русский». – Наши черти все наперечет. Если вы не инспекция, так чего тут забыли? Это секретный объект, между прочим! Шляются тут всякие… - он приготовился захлопнуть дверь, но Алька схватила его за руку и, как принято сейчас выражаться, оросила ее прозрачными каплями слез. Говоря исконно русским языком - заревела, как белуга. Лохматый попытался стряхнуть ее со своей конечности, но Алька держалась крепко, как бульдог. Слава Богу, не зубами.
-Чего это она? – в ужасе прошептал страж, с надеждой глядя на Сандро.
Сандро, впрочем, выручать его не собирался – себе дороже. Совсем наоборот - вместо этого он поправил выбившуюся из-за уха прядку и нудным менторским голосом начал рассказывать историю окрыляющей любви. В собственной интерпретации, разумеется.
Глаза лохматого все расширялись и расширялись, и через пять минут стали правильной квадратной формы – любо-дорого взглянуть. Сигара изо рта вывалилась в снег и сразу же потухла, зашипев.
-…и не вернулся, - закончил Сандро. – Мы имеем основания полагать, что он у вас. - Алька, не прекращая реветь, закивала головой. Лохматый тоже закивал головой, потом, спохватившись, замотал головой, потом, совершенно запутавшись, жалобно протянул:
-Таких у нас нет…
-Вообще нет? – деловито осведомился Сандро.
-Как класса нет, - подтвердил лохматый. – Такие в природе не водятся!
Алька возмущенно подняла голову, из состояния истерики мгновенно перейдя в состояние крайнего гнева.
-Извини, - испугался лохматый. – Водятся-водятся… Но не тут!
-А где? – Сандро решил ковать железо, пока горячо. – Где такие водятся? В раю?
-Упаси господи, - серьезно сказал «новый русский». – Там их только не хватало… А хотя вообще-то… - он явно задумался, оставив все бесплодные попытки стряхнуть Альку, - может, и водятся, кто их знает. А мы потом удивляемся и голову ломаем, отчего так в России бере… тьфу!.. кому на Руси жить хорошо… Но это не к нам, это к раевцам! – торжествующе закончил он.
-А они где? – спросил Сандро.
Лохматый неопределенно ткнул пальцем в серовато-морозное северное небо и застенчиво улыбнулся.
-А можно поконкретнее?.. – с надеждой спросила Алька, не выпуская руку несчастного стража. Она справедливо полагала, что стоит ей это сделать, как он захлопнет дверь и начисто забудет о замерзающих путешественниках.
-За созвездием Бараний Рог, - ответил «новый русский» и с выражением глубокой грусти на лице нашел взглядом потухшую в снегах сигару. Похлопал по карманам. Оглянулся куда-то за дверь. Потом с горечью уставился на Алю и Сандро.
-А такое есть? – вытаращив глаза, изумилась Алька.
-Есть-есть, - процедил лохматый. – Между тельцом и козерогом.
-Но они же не рядом! – продолжала изумляться девушка.
Лохматый раздраженно пожал плечами и скорчил кислую мину, явно желая сказать «мое какое дело».
Ситуация прочно зашла в тупик. С одной стороны, даже предприимчивой Альке не очень хотелось разыскивать на небе несуществующее созвездие и уповать на помощь давно мертвого дедушки. С другой стороны, и лохматый напряженно искал выход из положения – и не мог найти.
И вдруг его осенило.
Бешеным прыжком он заскочил в дверной проем и захлопнул дверь прямо перед носом Сандро. Алька, не успевшая опомниться, живо оказалась внутри. Послышался звон ключей, потом их шорох в замочной скважине, потом ругань сквозь зубы. Алька прекрасно умела кусаться…
Сандро уселся на обледеневший валун и мечтательно скрестил ноги.
Пусть лохматый сам выкручивается. Сам виноват.

…Ждать пришлось всего семнадцать минут – Сандро от скуки следил за минутной стрелкой. Дверь, сверкнув надписью, опять распахнулась. На пороге, слегка покачиваясь, стоял лохматый. Впрочем, лохматым его называть уже было ошибочно – треть волос была выдрана, остальные стояли дыбом. Сандро посмотрел ему в глаза и чуть не заплакал от жалости, что бывало с ним редко.
-Заходите, - сказал тот деревянным голосом, глядя куда-то поверх головы Сандро. –У вас срочная аудиенция с… с… -Глаза его вдруг обрели осмысленное выражение. - Забери ее отсюда! Чего тебе стоит! – воскликнул он, рванул «гавайку» на груди и залился слезами. – За что, Господи, за что?!. – повторял он, не прекращая рыдать. – За что, Господи?..
Сандро вошел…

Элеанор сидел в черном кожаном кресле, по обыкновенной своей манере закинув ногу на ногу, и ржал. Не смеялся, а именно ржал - закрывая ладонями лицо, вытирая набегающие слезы, запрокидывая голову в неожиданных приступах хохота. Это продолжалось уже десять минут. Алька, уже успешно снятая с его шеи, преданно сидела рядом, на полу, и цепко держала его за руку – мало ли что, просто на всякий случай. Лохматый, прислонившись к стене, неуверенно протирал снятые очки подолом рубашки. Сандро озирал непривычную обстановку и упорно ждал объяснений. За дверью толпились люди в белых халатах – не те, о ком можно было подумать, а студенты и студентки в лаборантской форме. Их нагло выставили за дверь, но им тоже ужасно хотелось послушать историю Дальнего Похода, посему дверь стонала и скрипела под ударами, но еще держалась. Она не зря была крепкая. Дубовая.
Элеанор с размаху хлопнул руками по коленям и абсолютно счастливыми глазами уставился на Сандро.
-Повтори! – всхлипывая от смеха, потребовал он. – Я сбежал?.. Исчез?.. Я… меня в море утопили?.. По приказу Штейхманна?! О Господи…
Лохматый прервал свое увлекательное занятие, поднял голову и мрачно сказал:
- Не смешно.
Алька вскинула голову:
-А еще нам сказали, что тебя белый медведь съел…
Элеанор поднес ладони к лицу, уже просто рыдая от смеха.
-Он бы подавился, - еще более мрачно заметил Сандро. – Или отравился. И вообще, какого черта, Элеанор? Что ты тут делаешь? Здесь, в аду?..
Элеанор вздрогнул, подскочил в кресле, сел, выпрямив спину, и уставился на Сандро совершенно круглыми зелеными глазами, моментально прекратив смеяться.
-Где я что делаю?.. – ошеломленно спросил он. – Где-где? Повтори еще разок, пожалуйста... Мне чего-то не то послышалось…
-В аду!.. – всхлипнула Аля и за неимением лучшего крепко прижалась к подлокотнику кресла.
Элеанор потрясенно вымолвил:
-Вот где меня еще не носило, так это там…
-Удивительно, - процедили Сандро и лохматый одновременно.
В дверь колотились лаборанты. Судя по звукам, в качестве тарана они использовали подручное средство. Предположительно стул.
-Нет, я не понимаю! – обиженно сказал Элеанор. – Я решил заняться научной деятель…
За дверью послышался треск ломающихся ножек и горестные возгласы.
-Угу, - согласился Сандро. – Это очень заметно.
-Так я решил заняться науч… плевать! При чем тут ад?!
Лохматый держась за стенку, стал осторожно перебираться к двери.
-Стоять! – медленно сказал Элеанор. –Руки за голову!
Лохматый вздрогнул всем телом, но движения не прекратил.
-У тебя на двери написано – «Ад»! – сказал Сандро.
-Что, правда? – удивился ученый. – А раньше там было совсем не то написано…
Лохматый наконец достиг вожделенной цели, распахнул ее, и его просто смела раскрасневшаяся толпа. Сначала они все разом посмотрели на преподавателя. А он на них. Зрелище было еще то. Потом темненькая маленькая девушка взглянула под ноги и запищала:
-Нет, стойте! Стойте, стойте, человеки! Тут Воронцов лежит!
Половина толпы деловито осведомилась:
-Где?..
А другая половина заорала:
-Дави его, дави!!!
Элеанор схватился руками за волосы.
-Скажешь, на двери ошибка? – печально спросила Алина.
-Не скажу, - пробормотал ученый и вслед за Сандро бросился оттаскивать не в меру разошедшихся студентов.

…Надпись на двери – «Адъ. Не беспокоить» была косая и явно сделанная наспех. Элеанор почесал голову и повернулся к Воронцову. Тот, изрядно потрепанный, прижимал носовой платок к синякам на лице.
-Ну что?.. – плаксиво сказал он. – Пошутить нельзя, да?
-Я на тебя сейчас студентов спущу, - пригрозило будущее светило науки. – Табличка! Я тебе что говорил?
-Да вот она, вот! – дрожащим голосом прошептал Воронцов, опять похлопал по карманам, потом сообразил, что табличка в них не поместится, присел на корточки и стал разрывать ближайший сугроб. Вскоре на свет явилась красивая, оформленная под дерево табличка. Элеанор взял ее в руки и внимательно осмотрел. Сандро с Алькой, пытаясь одновременно заглянуть ему через плечо, стукнулись лбами.
-Генетика… - деловито читал вслух неудавшийся беглец. – Профессор Романов…
-С каких это… - начал было Сандро, но Алька заставила его замолчать, легонько пнув ногой.
-Астрономия… профессор Воронцов…
-Специалист по звездам, ага, - покосившись в его сторону, проворчала Алька.
-Анатомия и ядреная физика… Профессор Савч…- Он вздрогнул, почесал голову. - Чего?.. Анатомия, - растерянно начал читать строчку вновь «профессор». – Анатомия…
Табличка упала в снег. Элеанор закрыл глаза и чуть было не последовал ее примеру, но его вовремя поддержал Сандро.
-А в чем, собственно говоря, проблема? – хлопая накрашенными ресницами, осведомилась Алька.
Воронцов поднял палец к стынущему небу, в котором угасал розовый морозный закат, и заявил:
-Штейхманн всегда был чрезвычайно предприимчивым человеком. Он всегда считал, что науку надо продвигать повсевместно. Я согласен, господин ректор порой являл миру весьма странные идеи… в общем, мы оказались тут, - смущенно сказал он. – Чукчей обучать. По разным причинам. Я – за путаницу в астрономическом атласе… (подумаешь, какие-то названия, - отвернувшись, прибавил он, - отродясь никого не волновало…) Романов – по собственному желанию. Савченкова (его передернуло) – по назначению от господина ректора, дабы мы напару с… с профессором не… не… Как там, профессор?..
Элеанор наконец приоткрыл глаза, возмущенно отбился от Сандро и сказал, нехорошо улыбаясь:
-Он сказал, что материков по окончании наших исследований и обучений должно остаться ровно шесть, а не как в прошлый раз.
-Во-во! – обрадовался Воронцов. – Точно! Так о чем бишь я, - снова начал он, - Савченкова физик. Мы с профессором великолепно уживаемся, и даже открыли новое направление в науке…
-Это как, надзвездная генетика, что ли? – ехидно осведомился Сандро.
Элеанор только махнул рукой, а Воронцов почему-то покраснел и не стал ничего пояснять.
-Это никак, это Савченкова ду..., -начал он.
-…душевная, очень душевная личность! – перебил «профессор генетики» и с угрозой поглядел на сотоварища. – Физик-термоядерщик! С кафедры атомной и ядерной физики. Ах, если бы она меня тогда послушала... – мечтательно протянул он, возведя глаза к небу. - Впрочем, ладно, – поспешно поправился Элеанор, опасливо скосив глаза на принявшую воинственный вид Альку. - Ненавидит опечатки и анатомию.
-И нас, - хохотнул Воронцов.
-… и нас. Нам сказали табличку на дверь повесить, чтобы никто не любопытничал. А наборщик оказался хромой…
-Ну и что? – удивилась Алька.
-На все пальцы хромой, - пояснил Воронцов. – И юморист, пусть земля ему будет пухом… Написать ядреная физика, оно, конечно, правильно, но, конечно, небезопасно… Профессор, я предан науке, но не настолько! – воскликнул он, обращаясь к генетику. - -Я не мог это повесить на дверь! Она бы нам устроила анатомию в буквальном смысле этого слова…
-Дверь? – ошарашенно выдавила Аля.
-Савченкова, - улыбнулся Элеанор и потрепал свою боевую невесту по голове.
-Это всё студенты, - сказал Воронцов. – Без графолога ясно. Шуточки, блин…
-Ладно, - проворчал Сандро. – Хватит лирики. Я домой хочу.
-Кстати, а как вы сюда… - опомнился Элеанор.
-Знаешь, есть в России две беды, - протянул Сандро, – дураки и дороги.
Так закрылась первая в мире ледовая лаборатория.

…Свадьба была шумная. «Гнездовая» тетя помахивала метлой и всхлипывала от умиления. Студенты – русские и чукчи – чокались чем попало. В качестве почетного гостя приглашали даже ректора. Самое удивительное, что тот явился. Грустный «профессор» Воронцов и вдвойне грустный «профессор» Романов стоически его не замечали, пока Штейхманн не подошел к ним и на радостях не сказал, что оборудует им великолепную лабораторию. Не в Антарктиде и не в Африке. И не в тропических лесах Западного Самоа. А гораздо ближе – на границе с Китаем. Поговаривали, что там становилось неспокойно…
Аватара пользователя
Venetzia!
All the psychos in the world can't bring me down!
 
Сообщения: 3254
Зарегистрирован: Апрель 11th, 2004, 12:57 am
Число изданных книг/Жанр/Издательство: 5 книг
Мистика
Эксмо/Рипол Классик

Сообщение Наташа Февраль 24th, 2005, 1:44 pm

Можно и мне покритиковать? :lol:
Ваш рассказ был первым, который я прочитала на этом конкурсе. Сначала о хорошем: рассказ безобидный, весёлый, много удачных моментов. Чувствуется, что Автор дружит с музой. Фантазия у вас тоже очень развита, что очень важно для писательства. У меня было впечатление, что вы выплеснули свои эмоции, а не тянули из себя каждую строчку. Это побуждало читать дальше. :lol:
Теперь о плохом: я никак не могла отследить сюжетной линии. И картинки я тоже не видела. Картинка расплывалась. Нагромождение информации, смысловых оборотов, сложных грамматических конструкций.
Почему главных героев зовут Сандро и Элеанор? Почему бы не назвать их русскими именами? К чему эта вычурность?
Говоря о начале - вы просто путаете читателя. Квартира преподавателя (шестикомнатная! У преподавателя в России?) напоминает сумбур. Вы говорите сразу обо всём, слишком нервно описываете хаос, считая это смешным. Лично меня раздражало всё в этом отрывке. Я с большим трудом дочитала эти описания животных и каких-то полтергейстов.
Все эти магические элементы слишком запутанны, неинтересны, натянуты.
Ад описывался уже миллион раз в литературе. Может не стоило рисковать браться за эту тему, даже, если ваш ад потом превращается в "не ад".
Много стилистических ошибок, опечаток. Фразы громоздкие, неловкие.
Вскоре прозвище «Инквизитор» вдруг стало немодным и как-то сразу отпало, заменившись на более короткое и менее понятное обывателю «Экзекутор» с легкой подачи господина ректора, имевшего неосторожность так выразиться после того, как вся группа молодых биологов герра Романова в третий раз получила «незачеты» и общей кучей ввалилась в деканат, горя желанием видеть ректора.
Вы же попросту "грузите" читателя. :|
К тому же зачем уделять прозвищу столько времени, если вы им впоследствии совсем не пользуетесь?
Перебор с прилагательными:
И протянула Сандро большой, спелый, круглый и красный фрукт.
Зачем столько?
Иногда вы пишите, используя слишком пафосные или штампованные слова, что портит общее впечатление:
Сандро неохотно процедил сквозь зубы
Сандро поперхнулся и воззрился на нее
Можно найти ещё массу.
Непонятно также, почему "Лохматый" говорит у вас с украинским или каким-то там акцентом:
Ты чего? Читать не умеешь? Аль по-нашему не розумишь?..
Это юмор? Или вы просто хотели подчеркнуть что-то?
В общем, текст читается сложно. Написано мудрёно. Такое впечатление, что вы его не вычистили, не отредактировали.
И название текста я никак не могу увязать с рассказом, хоть в конце и стоит эта избитая фраза.
Дорогой Автор, прошу не обижаться. Нужно работать и работать :|
Успехов вам! :)
Наташа

 
Сообщения: 332
Зарегистрирован: Декабрь 9th, 2004, 10:44 pm

Сообщение Kloun_ono Февраль 24th, 2005, 9:28 pm

Очень-очень сумбурно. Напоминает захламленный балкон - где в старом ржавом холодильнике, среди немытых банок, сковородок и неперемотанных видеокассет гордо стоят стоптанные тапочки. По духу слегка напоминает "Понедельник..." Стругацких, только ей богу, хаос у них был куда организованнее и приятнее. Особенно позабавила фраза "общей кучей ввалились в деканат, горя желанием видеть ректора" - что ж это бедный ректор там ошивается в деканате-то? ))))) Или чайку попить зашел? Скорее уж декана, а не ректора хотели видеть бедняги-студенты. До конца, если честно недочитал - тяжко!
Успехов, впрочем!
Kloun_ono

 

Сообщение Конрад Февраль 27th, 2005, 10:41 pm

Уважаемый автор! Писать у Вас, безусловно получается. Над фразами, видно, старались много, так, как слова расставлены в большинстве своем удачно. Даже длинные предложения читаются с сохранением смысла. Витиеватость некоторое время интересна, но потом, когда за ней начинает растворяться смысл, увы… Вам доступен юмор и ироничность (плюс). Что касается сюжета, то такое ощущение, что Вы сами зашли в метель и читателя туда затащили, и все бродят там, бродят… А потом- бац! Вот вам и две беды под занавес!
Хочу указать на предложения, в которых на мой взгляд, есть диссонанс.
"«И писать, - мысленно добавил он. – Не так коряво»" В данной редакции смысл предложения ускользает, гораздо доходчивей : "И писать не так коряво" - мысленно добавил он. "если только ему не выпала на долю классическая задача" можно заменить слово "классическая" , например, на древняя. "Выпнул ненавистную раскладушку на лоджию и радостно решил, что сегодня, наконец, отоспится как нормальный человек, а не в кухне," Так где же все-таки сегодня выспится Сандро? Не понятно. Ясно только, что не на кухне. На лоджии что ли? Так квартира ого-го-го – шесть комнат. "Элеанор же, отпаивая заикавшегося ((например) от страха) Сандро валокордином",- показать связь заикания с событием, а то можно подумать что Сандро всю жизнь благополучно заикался. "потраченные молью шубы", может быть попорченные?

___________________ Конрад Карлович Михельсон.
нет повода огорчаться
Конрад

 

Сообщение Фрези Февраль 28th, 2005, 11:21 pm

Ох, Господи. Давно так не смеялась. Кто ж автор-то, не пойму? Кто у нас тут спец по магическому реализьму?

В общем-то, kloun_ono точно подметил -- у Стругацких хаос организованней. Это моя единственная претензия к рассказу. Надо, надо еще повычитать, слегка сюжетную линию подровнять. Это как, например: одно дело лохматость естественная, своя, потому что волосы отросли, а другое дело, когда вам первоклассный парикмахер эту самую "лохматость" навел. Надо еще по этому рассказу ножницами пощелкать, надо.

Но и в таком виде я получила полное удовольствие за свои деньги. :-) Я вообще люблю магический реализм, а у автора он сочетается с очень приятным, мягким юмором. Так какое первое-то прозвище было у Элеанора, что-то я не смогла его инициалы ни во что неприличное сложить? :-)

Вообще мой совет: отложите это дело, а недельки через три начните щелкать ножницами. По-моему, тут есть куда расширить: пока что, по-моему, очень много информации на кв. см произведения -- события и факты очень плотно следуют друг за другом. Хочется (но это я уже придираюсь) больше "воздуха" между ними.

Ну и вот... кажется, я "откритиковала" последний рассказ. Неужели конкурс на этом фактически кончился?... :cry: :cry: "До свиданья, наш ласковый Миша..." Очень грустно как-то...
Фрези

 

Сообщение Птица Март 3rd, 2005, 9:28 pm

…Сандро не знал точно, носороги в умеренной полосе не водились. Они, как и Аля, являлись ужасно теплолюбивыми животными. А уж здесь, в Арктике, не водились тем более – что они тут забыли?

Вместо "водились" можно сказать "жили" во втором случае.

Достал из кухонного шкафа тщательно запрятанные шпаргалки. Навел тщательный беспорядок.

Тщательный беспорядок? Думаю, не звучит.

НО все вышеизложенное я написала вначале, а потом увлеклась и забыла про свою дотошность.
СОВА под старым ником.
Аватара пользователя
Птица

 
Сообщения: 517
Зарегистрирован: Ноябрь 23rd, 2004, 4:26 pm

Сообщение Автор Март 4th, 2005, 9:25 pm

Ну что же, спасибо всем за рецензии 8)
Все-таки нельзя авторам нарушать нерушимые законы: НЕ отправлять на конкурсы вещи, которые вам самим не кажутся удачными; первый опыт в новом для вас жанре следует проводить "тихо сам с собою". Так что, Фрези, я совсем не спец по магическому реализму, а так, первый и последний опыт ради спортивного интереса. Я уж молчу про первый блин :wink: А вообще-то, нежно люблю ваши рецензии и рецензии Наташи, причем безразлично, на какое произведение и для какого автора. Честно говоря, рассказ послала на конкурс исключительно для того, чтобы послушать жесткую критику. Теперь прекрасно знаю, над чем работать. Впрочем, рассказ как был у меня единственным в таком жанре, так, думается, и останется.
А насчет прозвища Элеанора, Фрези, так его сокращенно так и звали, по инициалам, Эру. Простенько и со вкусом. Ничего неприличного здесь нет :lol: Как это сейчас называется, шутка узкой специализации.
Автор

 

Сообщение Синет Н. Март 8th, 2005, 12:59 pm

Что я могу сказать? Рассказ еще слишком сырой. Здесь, под словом "сырой" я имею ввиду: огромное
количество ошибок всевозможных родов, практически не просматривается сюжетная линия, нет
портретов героев и т.д. и т.п. Короче, рассказ и вправду напоминает "Понедельник...", но лишь
поверхностно. Слабо, слабо.
Вотс.
Синет Н.

 

Сообщение Иманка Март 10th, 2005, 12:44 pm

Дивный рассказ! Я читала в электричке (хохотала на весь вагон :oops: ) и не успела, так что вы думаете, еле до дома добежала, чтобы сесть и дочитать. Вот как надо писать!!! :mrgreen:
Иманка

 

Сообщение Нора Март 10th, 2005, 2:26 pm

Стиль хороший, интересноые описания картинок, но нет четкого плана такого, чтобы повествование лилось, словно ручеек, чтобы сквозь прозрачность воды можно было бы разглядеть рыбку. :lol:
Вполне перспективный автор.

С уважением, Нора.
Я последний поэт деревни. Предпоследний скончался в пьянке. Из к/ф "Мы поженимся" ;)
Аватара пользователя
Нора

 
Сообщения: 979
Зарегистрирован: Август 16th, 2004, 2:57 am
Откуда: Оттуда

Сообщение Автор Март 11th, 2005, 1:11 pm

Нора, а вы абсолютно правы, как и уважаемый Синет Н. Сюжетную линию я, каюсь, плохо шлифовала :oops:
Иманка - рада, что понравилось :)
Учту все замечания, большое спасибо.
Автор

 

Сообщение Иманка Март 11th, 2005, 5:02 pm

Автор, а я ваши корявости приняла за авторское написание, которое придает тексту этакую живость. По-моему, очень замечательно получилось. А уж язык у вас какой классный... Эх... уважаю! :mrgreen:
Иманка

 

Сообщение Автор Март 11th, 2005, 10:33 pm

Иманка, спасибо на добром слове :wink:
А насчет моих корявостей хорошо Фрези сказала, про лохматость и первоклассных парикмахеров.
Так вот мне до первоклассного парикмахера еще топать и топать. Все-таки хорошо заниматься делом, когда видны светлые горизонты... в бинокль :lol:
Автор

 


Вернуться в "Золотое Перо-2005"

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1