Объявления

Писатель должен писать.
(с)Илья Ильф и Евгений Петров


Выход

Ежегодный конкурс на лучшего писателя форума "ЭКСМО"

Выход

Сообщение Venetzia! Февраль 26th, 2005, 10:56 pm

«Выход»_5.01.2005


1. 18 октября 2007 года.

- Я нашел! Я нашел! – исступленно, словно фанатик-сатанист, взвизгнул седовласый профессор. Сморщенное личико, темное, будто печеное яблоко, на мгновение разгладилось. Лицо стало молодым, каким могло быть только в душе семидесятилетнего Бейтского Рудольфа Анатольевича. Он вскочил со стула и, уже согнувшись в три погибели, продолжил барабанить по клавиатуре.
Сухой треск клавиш уютно сочетается с сонной обстановкой лаборатории. Пыльные солнечные лучи проскальзывают в крохотные немытые окна и разбегаются зайчиками по многочисленной аппаратуре. В комнате душно, от серых стоек исходят волны жара.
Из-за спины профессора на огромном плоском мониторе едва различимы непонятные простому человеку значки, бегущие и складывающиеся в строки с умопомрачительной скоростью. Лишь взгляд опытного программиста мог бы узнать в иероглифах Азбуку Писарева, на которой пишут элитные программы моделирования поведения элементарных частиц.
В тесной, но обставленной по последнему слову техники лаборатории, среди переплетений силовых кабелей, проводов и шнуров, прячась в тени огромных перемигивающихся огоньками шкафов, стоит обитый кожей диванчик.
На диване сидит человек, облаченный в серую тройку. Серый человек. Русые волосы зачесаны назад, на манер мафиози шестидесятых, у ног стоит черный, отделанный хромом дипломат. В сверкающих металлических полосах дипломата отражаются идеально начищенные туфли.
Все это время, пока профессор неистово искал Выход, Серый человек задумчиво вслушивался в частое попискивание и потрескивание системных блоков, иногда морщась, когда иной писк отдавался резкой болью в ушах. Когда же профессор, уподобясь сирене противопожарной сигнализации, заверещал о Выходе, человек вздрогнул и вскочил с дивана. Разномастная гамма чувств: боль, отвращение и радость; отразилась на лице, сделав похожим на сумасшедшего.
- Вы уверены, Рудольф Анатольевич? – спокойно спросил человек. И кто бы знал, чего стоило это спокойствие в голосе. Серый человек плавно нагнулся за сверкающим торцами дипломатом и снова уселся на диванчик. Услаждая слух разнообразием, приятно щелкнули откинувшиеся замки. Человек заученно улыбнулся, пытаясь показать, что все в порядке, все под контролем, бояться нечего.
- Конечно! Конечно же, мой дорогой! Мы сумели! – заголосил профессор, едва ли не подпрыгивая от радости. Полы его белоснежного халата взлетали и опадали от малейшего движения. Серый человек крепче сжал дипломат. Ему все это напоминало какой-то фальшивый балаган. Он ненавидел шум, ненавидел суету. И тем более не выносил, когда к нему обращались на «Мой дорогой». Его бесило!
- Перепишите данные на жесткий диск, пожалуйста, - попросил человек и протянул Бейтскому винчестер.
- Что тут у нас… М-м-м, Баракуда – ваша информация в надежных дисках?! – Профессор начал хохмить и никак не мог остановиться. Он выхватил у Серого человека винчестер и, насвистывая, подбежал к компьютеру. Человек снова засунул руку в дипломат.
- Как вы предпочитаете назвать папочку? Может, «Открытие века»?
- Как угодно. – Человек вытащил небольшой черный револьвер. На барабане оружия светилась красная индикаторная полоска. На фоне треска и всепроницающего попискивания появился еще один звук – низкое, давящее на уши гудение. Никто бы и не подумал, что такой маленький револьвер способен издавать столь мощные ноты.
- Чудная сегодня погода – под стать Нашему Открытию! – Профессор умиленно наблюдал, как заполняется строка копирования. Определенно, сегодня его могла порадовать даже смерть. Он, наверное, оценил бы даже такую мрачную шутку. Во всяком случае, Серый человек надеялся, что только поднимет настроение Бейтскому.
- Да, вы правы. – Человек оттягивал кульминацию до последнего. Слишком уж он измотался в духоте и шуме. «Мой дорогой» должен ответить за свои слова. Он поймал себя на мысли, что нравятся ему такие задания – сколько всего можно совместить в одном убийстве. Жаль, что пришлось отказаться от старых добрых пуль. Иногда приятно наблюдать, как мозги оппонента узорчато ложатся на стену.
- Ну вот, мой дорогой, теперь можно двигаться дальше. Я прав? – профессор развернулся к собеседнику. Серый человек встал и молча направил оружие в голову Бейтского.
- Вы слишком разговорчивы профессор. Такие люди могут повредить стране. Деньги, как и обещано, вы получите: их переведут на счет вашей семьи. Так что, дети не останутся без средств. Надеюсь, вы оцените нашу доброту? – Человек давно уже готовил последнюю речь. И теперь, чтобы не забыть, выпалил текст на одном дыхание. Профессор лишь разочарованно покачал головой.
- Надеюсь, оцените. – С деланной веселостью сказал человек и выстрелил. Индикаторная полоска резко потухла, дуло накалилось и выплюнуло светящийся шар.
- … проклят… - взвизгнуло в лаборатории, прежде чем на пол опал немного пожелтевший халат, старые брюки и комок нижнего белья.
- Здесь я с вами не соглашусь. – Ответил человек пустоте и, спрятав винчестер и оружие в дипломат, вышел из комнаты.


2. 18 октября 2009 года.

Бункер заполнил треск помех, словно где-то испортилась проводка, затем выстрелил сухой щелчок и появилось успокаивающее фоновое шипение.
- Меня зовут Леонов Игорь. Я решил сделать запись на тот случай, если что-то пойдет не так. Думаю, если вы уже слушаете меня, то произошло нечто ужасное… Начну с самого начала… Две недели назад, когда я еще являл собой «вчерашнего студента», мне несказанно повезло…

3. 11 октября 2007 года.

Игорь стоит на лестничной площадке между вторым и третьим этажом университета. Мимо пробегают не в меру озабоченные студенты и смазливые студентки, каждый тащит минимум пакет, забитый книгами и конспектами. Воздух распирает от монотонного топота и жужжания студенческого улья. Леонов курит, и ему наплевать и на декана и на ректора. Юноша справедливо решил, что окончившему университет, а точнее только что защитившему диплом, боятся каких-то академических крыс не стоит. Пробегающие мимо иногда с укором смотрят на тлеющую сигарету, но никто даже словом не обмолвится. Впрочем, как и всегда.
В принципе, сегодня можно надеяться на то, чтобы подцепить молоденькую дурочку с первого курса. И как следует отметить сдачу. Маловероятно, что какая-нибудь красотка не поведется на короткостриженного блондинчика - дипломника, подтянутого, даже немного подкачанного, высокого, с широкой открытой улыбкой, в черной велюровой тройке. Настроение возрастало по параболе.
Игорь и сам был этим суетливым существом, вечно таскающим книги и методички. Всегда завидовал выпускникам, которые делали, что хотели. А теперь он - «вчерашний студент». Хотя в универе о нем останется хорошая память. Как никак, а круглые отличники еще долго висят на доске почета (почему, знает один только ректор), о них вспоминают преподы, обводящие презрительным взглядом молодое пополнение, и тем более его диплом еще долго будут использовать в качестве «костыля».
Игорь глубоко затянулся. На лице проступила легкая улыбка. Он выпустил в лохматого первокурсника замысловатый клуб дыма. Да, все хорошее когда-нибудь кончается. Жаль или не жаль – время покажет.
А защита прошла просто блестяще. По-другому и не скажешь. Да и Игорь не сомневался в триумфе – в наше время, чтобы написать диплом самому, не прибегая к многочисленным инетовским и отпечатанным «костылям», бесхозно валяющимся на кафедре, нужно быть либо упертым идиотом, либо не менее упертым гением. Вообще, Леонов всегда думал, что нормальный диплом рассчитан исключительно на гениев. А оказалось куда прозаичней. Нужен всего лишь аналитический склад ума (он Игорю помог подрабатывать лаборантом на кафедре Общей и Экспериментальной Физики), усидчивость и неограниченный доступ как во все библиотеки города, так и в Инет. Ну, и, естественно, придется позабыть о личном времени на целых пол года.
На защите Леонов не без удовольствия разглядывал лицо Шахметова, препода по Схемотехнике, с которым не раз конфликтовал, доказывая целесообразность подработки студенту в эпоху капитала. Гордо посматривал на сокурсников, раскрывших рот в священном ужасе. Открыто, даже немножко упрямо отвечал на вопросы председателей комиссии… И, в конце концов, он сдал. Красный диплом, лавры победителя, бордовая корочка с магическим словом «Инженер по специальности Микроэлектроника» внутри, и традиционный пинок под зад. Мол, катись дружок на все четыре стороны, ищи призвание в жизни, и смотри, не попадись в цепкие лапы военных. Последнее слишком часто беспокоило Леонова, все-таки, в армию как-то не очень хотелось. Да и определиться уже пора. Во всяком случае, работать на ГазПриборе, где Игорь написал свой великолепный диплом, не светит – слишком нищенская зарплата.
На лестнице послышались вежливые приветствия, отдающие подлизыванием. В годы студенчества, Игорь тоже иногда злоупотреблял таким приемчиком. Но до крайностей не доходило. На ступенях зашаркали спортивные тапочки. Только один человек в университете носил столь примитивную, но удобную обувь.
- Добрый день, профессор. – Сказал Леонов, медленно поднимая взгляд. Цепкие глаза тут же отметили, что видок у Бейтского слишком перевозбужденный. Показалось даже, что глаза Рудика, как называли профессора среди сокурсников, горят нездоровым, сумасшедшим огнем. Халат, как всегда идеально выглажен, воротничок накрахмален так, что им можно резать вены. Седые волосы торчат под всевозможными углами к перпендикуляру. Между пальцев беспрерывно вертится гелевая ручка. На шее болтаются «капельки» флеш-плеера.
- Рад вас видеть, мой дорогой. Пытаетесь привыкнуть к новой жизни? – Весело спросил Бейтский. Рука залезла в халат и вытащила непочатую пачку «Честерфилд». – Угощайтесь. – Предложил профессор, как только вскрыл пачку и ловко выудил сигарету для себя.
- Хм, спасибо. – Ответил Леонов. Они закурили. Игорь чувствовал себя неудобно. Все-таки, впервые вот так вот разговаривал с профессором, словно друзья или коллеги. Вообще, Игорь часто мечтал, что будет работать со столь выдающимся Умом. Бейтский, хоть и казался таким рассеянным гением, которому кроме науки все параллельно, на самом деле был не так прост. Курил он «Честер», разъезжал на «Бехе – тройке», да и вообще в универе был замечен с людьми в ОЧЕНЬ дорогих костюмах. Об открытиях Рудольфа Анатольевича писали даже за границей. Чего стоил один «Фотонный кабель» - пусть пока только теория, но и не за горами маячило воплощение этой идеи. А это, как ни как, прорыв в области компьютеростроения.
- Не буду разглагольствовать о погоде и ваших дальнейших планах. Времени мало, работы горы, сроки поджимают… А людей, как обычно не хватает. – Значительно добавил Бейтский, округлив для пущего эффекта глаза. – Вы меня, должно быть, понимаете?
- Вы хотите предложить работу? – Игорь сказал это с ленцой, но сердце екнуло и остановилось.
- Да, мой дорогой. – Просто ответил профессор и схватил Игоря за локоть. – Давайте ко мне в кабинет. – Они потушили окурки о батарею, Игорь взял свой тощий пакетик с рекламой «Нескафе», и стали подниматься на четвертый этаж.

4. 18 октября 2009 года.

- Выпускники нашего университета хоть и ценились на весь платины, но работу, да и еще, где платят лавэ, находили с трудом. К слову, окончил я Рязанский Радиотехнический. Теперь, думаю, вы понимаете, насколько огромна моя удача? В общем, так вот я попал в проект «Выход». Многие из сотрудников Тунгуски называли это чудо «Вход воспрещен»…


5. 12 октября 2007 года.

После довольно неожиданного разговора с Бейтским, Игорь спешно собрал свои скудные пожитки, попрощался с соседями по комнате в общежитии и сел на скоростной экспресс. Благо за все уже начали платить некие люди из правительства. После двухчасовой комфортной поездки в первом классе, Леонов оказался на Казанском вокзале. Дальше до Шереметьево и в Сибирь.
Все, что Игорь знал о месте, где очутился, было слишком скудным и попахивало мистикой. Встречающая его курносая черноволосая Юлька, двадцативосьмилетняя лаборантка, сказала лишь, что они в тайге рядом с местом падения так называемого «Тунгусского метеорита». Леонов, не успев подумать, тут же спросил, а был ли «воще» этот Тунгусский метеорит. На что Юлька многозначительно нахмурилась и, грубо схватив за рукав, потащила его от вертолета. Лаборатория расположилась всего лишь в пяти с половиной километрах от места высадки. Только теперь Леонов заметил, что у лаборантки из под обычных джинсиков-клеш выглядывают изгвазданные грязью и слипшейся хвоей резиновые сапоги.
День давно перевалил за половину. Застывший, подобно мертвой стрекозе, вертолет неумолимо исчезал за их спинами. Пейзаж сменили высокие, местами пожелтевшие ели и стройные сосны. Быстро стемнело, лишь в вышине неярко светилась полоска неба. Колючие ветви на макушках, казалось, скребут мрачный небосвод, вызывая время от времени мелкий ледяной дождик. Юлька, или Скрипец Юлия Александровна, пробиралась сквозь завалы сломанных веток и сугробы опавшей хвои с упорством вездехода. Игорь же за прошедший час , наверное, раз двадцать успел вспомнить о своих длиннющих рыбацких сапогах, подаренных отцом. Ноги то и дело утопали в разлагающихся иголках, кроссовки черпали холодную жижу, что притаилась в колючих глубинах, а плечи начинало сводить судорогой – все таки невозможно целый час идти, втянув голову, пытаясь прикрыться крохотным воротничком спортивной куртки. Настроение падало пропорционально увеличивающемуся километражу. Игорь, до этого обиженно косившийся на молчаливую Юлю, завистливо елозиющий взглядом по коротенькой утепленной кожаной курточке, вязаной шапочке и так необходимым сапогам, решил - таки заговорить первым.
- Ну и? Давай хоть поболтаем… - Парень немного помялся – Юля же девушка, как ни как, а с ними так не разговаривают, вроде. – Ладно, меня зовут Игорь, друзья иногда величают Великолепным. – Он запнулся, вспомнив, что уже попрощался с друзьями по общежитию. Хмуро добавил:
- Называли.
- А сейчас как? Игорь – несчастный? – неожиданно откликнулась лаборантка. Резкий порыв ветра стряхнул с крон ледяной поток влаги. Затрещали сучья. Где-то в недрах осенних облаков тихонько рыкнул гром.
- Ну, наверное, надо бы… Ты думаешь? – Спросил излишне заискивающе, так, что в голос просочилась фальшь. Но Юля сделала вид, будто не заметила.
- Думаю. Я всегда думаю – приучилась после двух институтов. – Не без гордости, громко объявила девушка. – А ты?
- А, что я? Я, ну там типа один только институт, Радиотехнический… Вроде как… - Игорь с ужасом осознал, что мямлит, словно первоклассник, хотя в общежитии славился отсутствием комплексов и способностью заговорить зубы даже отъявленной «ботаничке». Он и до сих пор ощущал в себе этот талант, только вот на Юле применить не мог. Его лицо покрылось розовыми пятнами – верный признак замешательства и волнения.
- Радиотехнический? Ммм. – Протянула девушка и посмотрела на спутника, но тут же хихикнула и отвернулась. «Словно белочка, как в мультике». - Подумалось Леонову.
- Но красный диплом, отличная защита и, естественно, предложение, от которого не возможно отказаться! – Воскликнул парень, наконец, взяв себя в руки.
- Какое предложение? – Холодно, точно на допросе, поинтересовалась Юля.
- Ну, Бейтский пригласил поучаствовать в Проекте Века! – Снова чуть ли не прокричал Леонов, но шею покрыли мурашки. Не очень понравился этот ледяной тон, на который резко соскочила девушка. Словно что-то не так с этим Проектом и с этой недружелюбной тайгой. В подтверждение его невеселых подозрений, за спиной прогремели выстрелы. «Три! Их было три!» - завопило в мозгу Леонова. – «Пилотов! Пилотов трое…» - Игорь начал чувствовать, что ноги медленно, предательски подгибаются. В темени бешено забили молоточки, причиняя резкую боль. Тени неожиданно сгустились, в лесу стало тревожно, каждый куст задышал опасностью. Ветер взвыл, словно голодный волк. Зашептались сосны-заговорщики. Небо яростно громыхнуло, предупреждая о приближении ливня.
- Что-то мне нехорошо.
- Что? Ой! – Юля, до этого даже не замедлившая шаг, словно не слышавшая выстрелов, резко подскочила к теряющему сознание и сунула в нос смердящий тампон. Голова Леонова быстро дернулась в стороны, он часто заморгал, пытаясь согнать выступившие слезы. «Интересно, она всегда носит с собой нашатырь?» - пронеслось в мозгу. Парень мягко оттолкнул от себя девушку и плюхнулся на влажный ковер хвои.
- Я с места не сдвинусь, пока ты мне все не объяснишь!
- Встань. – Зашептала Юля, схватив парня за локоть. Она боязливо огляделась. Глаза пытливо высматривали любое малейшее движение среди переплетения ветвей и теней. – Нужно идти. Пока мы выглядим нормальными, все будет в порядке. Дорога длинная – я все успею рассказать. – Лицо Юли побелело, узенькие ноздри подергиваются. На автомате Леонов поднялся и снова заставил себя шагать.
- Вот и ладненько. – Юля в последний раз оглянулась и поспешила за Игорем.
- Начинай. – Буркнул он.

6. 18 октября 2009 года.

- Понимаете, я должен был дойти до конца. Бежать не имело смысла. Тем более тогда, по мальчишеской наивности, думал, что жить буду вечно. Хотя только теперь понял, чем руководился: хотел узнать, чего же на самом деле добивается от меня Бейтский.
В динамике послышался шумный вздох, словно рассказчик затягивался сигаретой. Где-то на заднем плане забормотал девичий голосок.

7. 12 октября 2007 года.

Хвоя под ногами вела себя похуже, чем трясина. Игорь постоянно останавливался, чтобы вытряхнуть иголки из облепленных грязью кроссовок. Юля же напротив легко преодолевала колючие преграды и стояла, дожидаясь попутчика.
- Скажу сразу – в Тунгуске держи рот на замке, не болтай по чем зря, не суй нос куда не следует, и вообще старайся заниматься только вверенной тебе работой. – Девушка прокашлялась, на миг притихла, вслушиваясь, и продолжила. – Тебе-то хоть объяснили чем ты здесь займешься?
- Нет. – Коротко ответил Игорь, не скрывая напряженности в голосе.
- Выходом. – Тихо, так, чтобы расслышал только попутчик, сказала Юля.
- Ни о чем не говорит.
- Таак. – Девушка тяжело вздохнула. – Все интереснее и интереснее… За какие вообще заслуги Бейтский взял тебя в группу?
- Ну… Я диплом сам написал… - начал мямлить Леонов, осознавая глупость доводов. И в правду, за что?
- Ага. С этим потом… Короче, два года назад военный спутник «Пуля», участвующий в эксперименте по изучению телепортации…
- Чего-чего?!! – закричал Игорь. Громкий звук спугнул что-то мелкое в кустах справа. Юля дернулась, но разобравшись что к чему, злобно уставилась на парня.
- Телепортации, неуч. – Прошипела она и больно ущипнула Леонова за ладонь. Парень резко отдернул руку, закусил губу, боясь закричать.
- Ты ч… - зашептал он.
- Господи! Как малые дети! Все! Спокойно! – Девушка подняла лицо к небу, и позволила тучам оросить кожу ледяной изморозью.
- Не вдаваясь в подробности. На спутнике установили приемник, чувствительный элемент которого мог улавливать элементарные частицы. Спутник должен был поймать один единственный нейтрон. Надеюсь, слышал, что нейтроны способны телепортироваться? Слышал?
- Ну, наверное, да… - Хотя Игорь узнал это только от спутницы. Да еще эти проклятые «Нуууу» - прямо идиот какой-то.
- Выйдя в нужную точку, спутник выхватил из пространства не один нейтрон, а целый поток! Представляешь? Естественно, приемник вышел из строя. Геморроя у военных было… Ууу. – Леонов почувствовал, что девушка увлеклась рассказом и немного расслабился. – Ну вот, этот поток пронизывал планету. Там где он входил в Землю, построили Тунгуску. Между прочим за месяц умудрились отгрохать такую громадину… Вышел поток где-то посреди Тихого океана. Все равно американцы его нашли. Теперь там вроде бы бурильная платформа. Якобы.
- Ну и. – Как можно безразличней протянул Игорь, пытаясь реабилитировать чувство собственного достоинства.
- Информацию расшифровывает Бейтский.
- А вы-то чем занимаетесь?
- Пытаемся установить источник излучения. – В голосе девушки послышался страх.
- Установили?
- Нет… Там вообще ничего нет. Пусто. Бездна. – Она начала задыхаться. Игорь среагировал моментально. Схватил девушку за плечи, развернул к себе, по-отечески заглянул в глаза.
- Ты чего? Успокойся. – Он старался говорить уверенно, спокойно. Но в голове уже шевелились червячки сомнений, чуждых страхов, смутных подозрений. Леонов сам почувствовал, как начинает скатываться к состоянию Юльки.
- Понимаешь… Там пустота. Сигнал идет из ниоткуда. – Она замолчала, предоставляя сделать выводы Игорю. Парень несколько минут просто смотрел в глаза.
- Оттуда?.. С того света что ли? – Леонову стало по-настоящему страшно. Внутри все свернулось в тугой узел, в глотке пересохло. Но ведь он сам это сказал, не Юля. В голове тяжело пульсировала кровь. Сердце ухало, подобно гигантскому умирающему механизму. Леонов выдави из себя фальшивую улыбку.
- Да пошел ты. – Просто сказала Юля. Брезгливо стряхнула чужие руки с плеч, быстро протерла глаза и снова зашагала вперед. Игорь остался стоять, утопая в сосновых иголках, слушая свист ветра в макушках деревьев, позволяя дождю лизать горячую кожу. Он мог бы развернуться и отправиться назад. Вертолет быть может еще не улетел, а пилоты просто развлекались, стреляя в воздух. А мог бы пойти следом за лаборанткой и окунуться в безумие. Именно безумие.

8. 18 октября 2009 года.

- В душе я оставался вечным студентом. Потом это прошло. Но тогда, в лесу я захотел пойти за Юлей…

9. 12 октября 2007 года.

Оставшиеся четыре километра они прошли в молчании. Юлька шла чуть впереди, легко перескакивая через наносы хвои и сучьев. Игорь же постоянно утопал в колючем месиве. Кроссовки он уже не вытряхивал, старался терпеть, боялся отстать от девушки. Мысль о том, что он заблудится, хотя просека была достаточно заметной, не просто пугала – ужасала. В голову лезли образы молчаливых военных непременно в черной форме без знаков отличия. У каждого в руке по стволу. Лица непроницаемы, они глухи к мольбам…
Ветер усилился, гудит с ураганной силой. Мощные порывы срывают с верхушек сосен новые лавины пожелтевших иголок и сухих веток. Дождь то прекращается, то начинает лить, как из ведра. Тяжелые, оттененные снизу тьмой тучи несутся в узком прогале меж деревьев со скоростью легких танков. Лес заполняют тягучий скрип и выстрелоподобные потрескивания. Каждый раз, когда ломается очередная ветка, Юля втягивает голову и ускоряет шаг.
До Тунгуски они добрались чуть ли не бегом. Юля легкой, грациозной походкой, Леонов еле передвигая ноги, тупо, с нескрываемой злобой пялясь на прочные, теплые сапожки девушки.

10. 12 октября 2007 года.

Тунгуска поразила воображение Игоря, как Восьмое чудо света. Огромное двухэтажное здание, сложенное из плит, отливающих металлом, походило в этой лесной глуши на пришельца из космоса. Крохотные окна плотно закрыты жалюзями. Парадные двери защищены прочной стальной решеткой. По углам крыши, словно стервятники, стоят мощные прожекторы. Справа от входа висит ярко-красная табличка. На ней мелким шрифтом выведено «Тунгуска. Метеорологическая станция». Леонов хмыкнул – слишком наивно, не иначе, как военные придумали. Вокруг «станции» сверкает стерильностью пятидесятиметровая полоса голой земли. Тройной забор из колючей проволоки явно под напряжением. Небольшой пост возле центральных ворот больше напоминал дот, чем будку охранника.
- Пришли. – Констатировала Юля. Она остановилась у ворот в ожидании охранника. Девушка часто дышала, наконец, проявив признаки усталости. А Игорь уже начал думать, будто он вообще такой слабак, что даже девчонка выносливее. Юля поправила шапочку, заправила выбившийся локон. Щеки ее раскраснелись, глаза блестят – не иначе, как вернулась с оздоровительной прогулки. Леонов встал рядом, шумно втянул воздух и закашлялся.
- Что-то голова закружилась. – Выдал Игорь сквозь спазмы кашля.
- Воздух очень чистый. Я по началу тоже не могла привыкнуть. – Весело прочирикала девушка, не выказав признаков испорченного настроения. Похоже, ей не терпелось вернуться в лабораторию.
- Ага. Через несколько минут я приобщусь к таинству. – Торжественно сказал Леонов. Нехотя скрипнула дверь охранного поста и, щурясь на свет, вышел небритый прапорщик. К ужасу Леонова, он был одет в черную форму без знаков отличия, если, конечно, не считать темно-зеленых звездочек на плечах. Игорь просто потерял дар речи.
- Добрый вечер, Юлия Александровна. Разрешите взглянуть на ваши пропуска. – Девушка быстро достала из куртки красную корочку, Игорь медленно выудил из-за пазухи листок предписания. Охранник открыл приемное окошко, практически незаметное среди переплетений колючей проволоки и сетки-рабицы, бережно взял документы и принялся изучать. Особый интерес у него вызвало предписание Леонова. Охранник снял с пояса небольшую продолговатую коробочку черного цвета, щелкнул кнопку на торце и провел засветившейся гранью по печати на предписании. «Сканер», - догадался Игорь, - «Однако!» Проверка закончилась, охранник вернул документы и бесшумно распахнул ворота.
- Ну, пойдем. – Юля быстро зашагала к парадному входу.
- Игорь. – Леонова задержался и пожал руку прапорщику. Тот поздоровался, но своего имени не назвал. Обескураженный, Игорь последовал за спутницей.

11. 18 октября 2009 года.

- Как только я оказался внутри, события ускорили ход. Все произошло слишком быстро…

12. 12 октября 2007 года.

Тунгуску разбили на четыре сектора-лаборатории. Каждый из секторов тщательно охраняли вооруженные армейцы. Три лаборатории занимались коррекцией направленности антенны, отслеживающей сигнал (кстати, антенну, оказывается, вывели на орбиту), обработкой и очисткой сигнала, ну и, естественно, расшифровкой во главе с Бейтским. Правда, профессора в этот день не было. Как объяснила Юля, он занимался окончательной доработкой проекта. Четвертый сектор вмещал в себя сам Выход – еще не доведенный до ума, напоминающий самую обычную дверную раму, но в два раза больше и выполненную из металла. В первый день пребывания в Тунгуске Игорю так и не удалось хорошенько рассмотреть Открытие Века.
До вечера он и Юля гуляли по открытым для посещения трем секторам, знакомились с весьма колоритными фигурами профессорского состава лабораторий, пили кофе, болтали о Выходе, строили гипотезы и прятались от вездесущих глаз Дубинина.
Дубинин Валерий - сказать начальник охраны, майор и очень мнительный человек. Его проницательные серые глаза, покоящиеся на грубом, иссеченном морщинами лице, постоянно следили за каждым шагом новенького. Короткая армейская стрижка Дубинина давно потеряла форму, щеки заросли щетиной. Вообще Леонова сильно насторожило то обстоятельство, что все военные в Тунгуске выглядят совсем не по-армейски - заспанные неухоженные лица, перегар от каждого второго. Создавалось впечатление полного разброда охраны. Или, скорее всего, ненормальности происходящего. В воздухе витало безумие.
Как оказалось, Леонов должен был стать системным администратором. Компьютеров в лабораториях много, но вот человечек, занимавший эту должность до Игоря, куда-то исчез. Юля не могла сказать, что же с ним произошло. Но всегда, каждый раз, когда Игорь спрашивал про бывшего администратора, девушка переходила на шепот.

13. 18 октября 2009 года.

- Как я и говорил, было что-то безумное в обстановке, царящей в Тунгуске. Неряшливая охрана, слишком мнительный Дубинин, профессора, дико смеющиеся над самыми дерьмовыми анекдотами. Может все это и подтолкнуло меня вести дневник. Но решающим стал разговор с Юлей. После долгого изнурительного дня, мы отправились в спальный отсек, распили привезенное мною вино. Юля немного опьянела и рассказала мне правду…

14. 12 октября 2007 года.

- Я не знаю для чего ты здесь. Но могу предположить… - девушка сидела на кровати напротив Игоря, в тени отбрасываемой торшером. Черная кофточка с блесками обтягивала довольно соблазнительную талию, джинсы же наоборот висели мешком на слишком узких бедрах. Девушка бросила опасливый взгляд на камеру, помигивающую красным диодиком под потолком, наклонилась к Леонову и смущенно улыбнулась.
- Попробуй, а то я сам теряюсь в догадках. – Игорь уже размышлял о возможности секса с симпатичной лаборанткой.
- Во-первых, ты только не обижайся, ладно?
- Ладно.
- Во-первых, ты ни фига не шаришь, чем мы тут занимаемся. А твоя новая должность - так, чистой воды, отмазка. – Девушка внезапно замолчала и хитро прищурилась. – Вот так вот и продолжай на меня смотреть – пусть думают, что у нас интим.
- Да… - замялся Игорь, но глаз не отвел.
- Во-вторых, Бейтский не такой уж дурак, чтобы брать в проект людей никчемных. – Она кокетливо поправила челку – интим так интим.
- А в-третьих? – У Леонова засосало под ложечкой.
- А в-третьих… Нам надо бежать – либо нас всех перестреляют. Либо заставят войти. – Юля побледнела. Девичьи руки неожиданно крепко стиснули колени Леонова.
- Куда? – спросил Леонов бесцветным голосом. Он и сам был на грани.
- В Выход. Ты думаешь, там просто так налепили табличку «Вход воспрещен»?
- Какая табличка? Кто перестреляет? Ты что, за мудака меня держишь? А? – Игорь боялся этого больше всего. Истерика. И если Юлька говорит правду, то до добра этот срыв явно не доведет.
- Спокойно. – Девушка вскочила с кровати, ловко приземлилась на колени Игоря и обвила его шею тонкими не лишенными силы ручками. – Успокойся и поцелуй меня.
- ЧТО?!
- Целуй или нам через минуту крышка! – Игорь, словно изнывающий от жажды путник к колодцу, приник к губам Юли. Поцелуй получился крепким, сочным и, как ни странно, ответным. Юля глубоко вздохнула. Несколько секунд сверлила Леонова взглядом, а затем быстро выскочила из комнаты. Парень устало откинулся на кровать. Его затравленный взгляд уперся в помигивающую камеру. Он широко улыбнулся.
- Приятных снов, пи…ы. – Рука легко нашла выключатель торшера. Свет погас, и вместе с тьмой в комнату вползли ночные кошмары.


15. 18 октября 2009 года.

- Спал я в ту ночь скверно. Все время возле кровати чудился молчаливый военный со стволом в руке. Утром я установил на свой рабочий компьютер программу диктофона, украл у одного рассеянного доктора наук хендс-фри и начал дневник. С Юлей мы старались общаться только в укромных от камеры уголках – а такое удавалось слишком редко. В результате план побега мне пришлось составить одному. – В динамиках зашуршала бумага. – Теперь слушайте внимательно, я надеюсь, вам это сможет пригодиться…
- Увеличьте громкость. – Тихо сказал аккуратно одетый человек, перед которым на столе красовался Российский флажок.
- Как я и говорил, Тунгуска обнесена тройным заграждением. Среднее - под напряжением. Так называемая «сетка сто». Ее очень трудно заметить в темноте. Остальные два заграждения – просто слишком острая колючая проволока. Далее. Территория постоянно патрулируется. Для того чтобы проникнуть на объект, да и для того, чтобы выйти – нужно убить часового. Затем убить охранника на КПП, открыть ворота и… Ну, все. А дальше свобода. Проблема состояла в том, что убивать мы никого не собирались, да и Дубинин постоянно приглядывался к сотрудникам. Любые ненормальные движения могли тут же вызвать подозрение. В принципе, и Дубинин когда-нибудь спал. А отобрать оружие у пьяного армейца труда бы не составило. Только вот мы не успели. Приехал какой-то мужик в серой тройке и привез окончательные данные по Выходу. Между делом он сообщил, что Бейтский покинул проект. Тут-то мы с Юлей и поняли, что ЭТО началось. И мы не успевали сбежать… Хотя есть и плюсы – я, наконец, увидел Выход. Увидел табличку «Вход воспрещен». Увидел темное пятно, за аркой Выхода.

16. 21 октября 2007 года.

Вся группа Тунгуски собралась в четвертом секторе. Пренебрегая защитными экранами, люди толпились вокруг Выхода. Игорь с трудом пробился сквозь возбужденную толпу к арке Проекта, сверкающей, будто золотые ворота в рай. Огромный, в два человеческих роста Выход просто притягивал восхищенные взгляды. Юля уже поджидала его. Она облачилась в ослепительно белый халат, завязала волосы в тугой пучок, и теперь походила на супермодель с обложки медицинского журнала мод. Девушка задумчиво разглядывала табличку «Вход воспрещен».
В лаборатории жутко жарко. Флуоресцентные лампы, кажется, покрывают весь потолок, их свет слепит ярче солнца. Вокруг разливается мерный гул людских голосов, иногда нарушаемый излишне эмоциональными репликами. На фоне всего этого шума размеренно попискивает аппаратура, перешептываются сотни винчестеров. Через десять минут должно начаться собрание. Серый человек обещал торжественно передать в руки ученым заветный жесткий диск с Открытием века.
Леонов подошел к Юле вплотную, но не проронил ни слова. Его глаза неожиданно зацепились за злополучную табличку. В голове тут же возник вопрос: «Почему же воспрещен?» Юля, словно почувствовала присутствие новенького.
- Хочешь знать, почему в Выход нельзя входить? – Вопрос прозвучал жестко, будто девушка мстила.
- Да.
- Твой предшественник, Паша… - Голос ее дрогнул. – Он был гениальным физиком, компьютерщиком, математиком… Все, к чему он прикасался, мог довести до совершенства. Он вычислил, что Портал может работать в обе стороны. Сам назначил ночь эксперимента. Присутствовали я и Сергей Сергеевич. – Юля слегка кивнула в сторону, но Игорь почему-то сразу догадался, что она говорит про Серого человека. – Он вошел в Это… - Девушка вся сжалась. Теперь она смотрела в пол, куда-то подальше Выхода, там, где темнело бурое пятно. – Но он не исчез, как ожидал, а вывалился с другой стороны куском мяса, покрытым кипящей кровью. Кровь настолько разогрелась, что проникла в бетон… И теперь всегда будет напоминать о его смерти…
- Е… А… - Леонов потерял дар речи.
- Но знаешь, что? – еле слышно прошептала лаборантка. – Пашка не мог ошибиться. Это все он. – Словно услышав, в лабораторию быстро вошел Серый человек. Толпа разом замолкла. Он свободно прошагал к столу, что стоял прямо перед Выходом за защитным экраном, устало откинулся в удобный стул и тут же заговорил.


17. 18 октября 2009 года.

- Сергей Сергеевич сообщил нам, что испытание Выхода назначено на завтрашний вечер. Мы с Юлей должны были обеспечить бесперебойную и адекватную работу пульта управления. Пульт представляет собой герметичную кабину, выполненную из бронированного стекла. Кабина звукоизолирована и блокируется в случае малейшей опасности. Думаю это сделано для того, чтобы оператор мог прервать ход эксперимента в любом случае.
- Игорь, начинается. – Послышался на заднем плане голос Юли.
- Сейчас 22 октября 2007 года, 18 часов 55 минут. Через пять минут Выход будет включен. Мы с Юлей на пульте управления. Работа приборов в норме…
- Игорь…
- Да… У меня тоже плохое предчувствие. Кажется, будто произойдет землетрясение. – Из динамиков, нарастая, раздался низкий, дребезжащий гул. – В арке появилось красное свечение. Радиоактивный фон в норме, идет декодировка полученного сигнала. – Вдобавок к звуку работающего Портала, появились неприятные всплески. Казалось, будто по резиновым шлангам бежит какая-то вязкая жижа. – Биорезервуары задействованы. Используемые вещества: кремний, железо, нуклеиновая кислота… Черт!
- Ааа!!! Сделай что…
- Вырубило электричество! Из строя вышли основной и резервный генератор! Перевожу Выход на ядерный генератор! Господи!
- Кровь!!! Игорь, все в крови!!!!
- В… - В динамиках стало слышно, как кого-то тошнит. – В Портале кто-то стоит. Повсюду кровь… Тела… Там какие-то твари!! Господи!!!
- Игорь!!!
- Еб… от!! Что за х…я!!!
- ААА!!!
- Слушайте внимательно! – Зашептал говорящий. Где-то далеко затрещало стекло. – Я не знаю, что это за твари, но они всех убили. Прямо сейчас, за потрескавшимся стеклом, одна из них пьет кровь Сергея Сергеевича. Вот для чего я был нужен профессору. Он хотел, чтобы я донес до вас…
- ААА!!! – И оглушительный звон лопнувшей стеклянной коробки. Беспорядочные крики мужчины и женщины. Лязг металла. Звук, словно разорвали ткань. Бульканье.
- Не убивайте ее!!! – Крик, наполненный такой болью и ужасом, что слушатели невольно съежились, некоторые незаметно посмотрели за спину.
- Отнюдь. Нам нужна армия. – Резкий хлопок. А дальше только ровное шипение в динамиках.

На секунду в зале повисла тишина. Президенты восьми стран молча переваривали услышанное. Первым подал голос президент Германии.
- Это был вампир? – Шепотом, боясь призвать нежить.
- Совершенно верно. – Ответил ровным голосом представитель США. – Теперь, господа, мы знаем, где это началось. Хочу поблагодарить российских Охотников за столь блестяще выполненную операцию. Приношу свои соболезнования семьям погибших в том смертельно опасном мероприятии.
- Да, спасибо. – Одними губами ответил президент России.
- Я подготовил речь. – Американский президент встал, ладони легли на стол. – Нашим первым шагом, после наступления Апокалипсиса, стало объединение всех стран восьмерки и создание президентского правительственного совета. Наш второй шаг – принятие Христианства, как оружия борьбы с… Со слугами грянувшего Апокалипсиса. Наш третий шаг должен быть направлен на Гнездо. Мы должны уничтожить Рассадник. Ведь не секрет, что этих тварей становится все больше и больше. Атомная бомба, наконец, послужит на благо человечества…
- Разрешите перебить. – Президент России внезапно встал и посмотрел на американца. Тот закашлялся, но прервал речь. – В Откровениях сказано, что Сатану остановит только Второе Пришествие… - В зале повисла напряженное молчание. Семь пар глаз впились в человека, перед которым стоял российский флажок. - … Нужно искать Второй Выход. Он должен быть. Он обязан быть!


КОНЕЦ_24.02.2005
Аватара пользователя
Venetzia!
All the psychos in the world can't bring me down!
 
Сообщения: 3254
Зарегистрирован: Апрель 11th, 2004, 12:57 am
Число изданных книг/Жанр/Издательство: 5 книг
Мистика
Эксмо/Рипол Классик

Сообщение Атос Февраль 27th, 2005, 3:21 am

Очень неоднозначное впечатление от рассказа. Хороший язык, стиль,
выразительность и очень реалистичная детальность в описаниях природы,
эпизодах, сценах. Я бы сказал, описаниями и деталями рассказ перегружен и
утяжелен. Очень медленно и тяжело проворачивается маховик сюжета, просто
утомляешься в чтении. Диалоги - хорошо, жизненно. Многие моменты даны
скомкано, малопонятно, касательно. То ли это части, взятые из какого-то
другого большого
произведения и выложенные тут в виде сцепленных кое-как кусков, то ли
задумка у автора такая, - запудрить мозги читателям кучей намеков, тайн и
недосказанностей. Ощущение постоянных перегибов как в нагнетании
психологических проблем, так и в очень тяжком движении сюжета.
Явно чувствуется присутствие многих лишних знаков по всему рассказу. После
трудного
чтения и вникания в суть рассказа неожиданно приходим к религиозной концовке
и Апокалипсису... Мистике, вампирам, Сатане и чертовщине... Я очень
извиняюсь перед автором рассказа, но первое впечатление после окончания этого
тяжелого чтения выразилось двумя словами " ..............".
Стараюсь быть честным. Концовка ниже всякой критики! До конца чтения
надеялся, что сейчас автор нам, наконец, что-то объяснит, расставит все по
местам и наступит прозрение и понимание. А тут читателя натурально так,
без обиняков, "мордой в дерьмо".
Потенциал у рассказа бесспорно есть, но он не реализован совершенно.
Начав читать, видишь мастерство автора и надеешься на приятное чтение,
в итоге ощущаешь, что тебя даже не надули, а "нагрузили" какой-то
несовместимой смесью из антиподов; научной фантастики, фэнтэзи, мистики,
ужасов,
сатанизма, переходящей в Апокалипсис, который собрались грохнуть было
атомной бомбой... Но решили поискать какой-то "Второй выход", который
"должен быть!". Сатану остановит "Второе пришествие"! Христианство - как оружие борьбы... Из научной фантастики
попадаем в ненаучную фантастику... Вообще неизвестно во что.
Есть такое выражение "несовместимые ингридиенты", это как раз тот случай.
В общем, сооружение строилось, строилось, а потом как
завалилось... И читатели, и сам автор погибли под обломками ничего не поняв...
В туманных догадках.
И это все на фоне огромного количества ошибок. Чтобы не быть голословным
приведу некоторые примеры:

- Добрый день, профессор. – Сказал Леонов, медленно поднимая взгляд.

Пытаетесь привыкнуть к новой жизни? – Весело спросил Бейтский.

– Угощайтесь. – Предложил профессор, как только вскрыл пачку
и ловко выудил сигарету для себя.
Во всех вышеприведенных предложениях диалога (да и везде по тексту рассказа) после тире должна идти
маленькая буква "...- сказал Леонов...", а вместо точки - запятая.
(Поправьте меня, если ошибаюсь!)

"изгвазданные грязью" - что-то это выражение мне поцарапало слух. Грязью
можно испачкаться, вымазаться, быть облепленным. А вот "изгвазданным"?

"Игорь, до этого обиженно косившийся на молчаливую Юлю, завистливо елозиющий
взглядом по коротенькой утепленной кожаной курточке, вязаной шапочке и так
необходимым сапогам, решил - таки заговорить первым." - слово "елозиющий",
сюда, на мой взгляд, никак не вписывается и написано тогда уж неправильно. "Елозить" можно, например, чем-то по паркету, а не взглядом по курточке.

"Юля же девушка, как ни как,.." - надо "никак"

"... предложение, от которого не возможно отказаться!" - надо "невозможно".

"...не болтай по чем зря,..." - надо "почем зря".

"И в правду, за что?..." - надо " И вправду, за что?"

"Девушка подняла лицо к небу, и позволила тучам оросить кожу ледяной
изморозью..." - как могут тучи лицо "оросить изморозью"? Кто-нибудь себе
это представляет?

"Тяжелые, оттененные снизу тьмой тучи несутся в узком прогале меж деревьев
со скоростью легких танков..." - Тучи носятся в прогале меж деревьев... Тут
автор явно увлекся...

"До Тунгуски они добрались чуть ли не бегом. Юля легкой, грациозной походкой,
Леонов еле передвигая ноги, тупо, с нескрываемой злобой пялясь на прочные,
теплые сапожки девушки." - Впечатление от прочтения этого предложения такое
- Ну как может такой хороший парень, главный герой, пялиться "с нескрываемой
злобой на прочные,теплые сапожки девушки." - Вот гад главный герой, а?


"- Игорь. – Леонова задержался и пожал руку прапорщику." - Леонов превратился
в Леонову...

"Каждый из секторов тщательно охраняли вооруженные армейцы..." - Последнее
слово не вызывает доверия. Сразу видно, что автор очень далек от армии и от
военных. "Армейцы" - не говорят, это не принято нигде в реальной жизни.
Говорят "бойцы", "солдаты", "вооруженные люди в форме", "охранники" и т.д.


"Три лаборатории занимались коррекцией направленности антенны, отслеживающей
сигнал (кстати, антенну, оказывается,вывели на орбиту),.." - Выражение
"коррекцией направленности антенны" неправильно. Как человек, много лет
занимавшийся антеннами поясню. Антенны бывают направленными, с узким
лепестком излучения и приема (20-30-60 и т.д. градусов) и ненаправленными,
например, с круговым излучением (360 градусов - антенна "Ground plane").
Направленность антенны задается ее конструкцией и не может корректироваться.
Корректироваться может только направление антенны в пространстве, ее
вертикально-горизонтальное вращение,скажем, на мачте или ином объекте.
С учетом сказанного, правильно Ваше предложение будет выглядеть так "Три
лаборатории занимались корректировкой направления антенны...". При этом,
у меня еще возник вопрос. Если "...антенну, оказывается,вывели на орбиту..",
то, в таких случаях обычно корректируют уже не антенну, а положение самого
спутника в пространстве. Это общеизвестно.



"Дубинин Валерий - сказать начальник охраны, майор и очень мнительный
человек...." - Что здесь делает слово "сказать"?

Ну и так далее. Честно говоря, очень утомился и с чтением, и с критикой.
Потенциал у автора есть. Может писать хорошо. Но пока сумбурно, тяжело,
неровно, с ошибками, "куча мала" с жанрами и с сюжетом.

Надо много работать. А также жалеть и любить своих читателей!

Желаю автору успехов!
Последний раз редактировалось Атос Февраль 27th, 2005, 10:18 am, всего редактировалось 1 раз.
Мушкетёр
Атос

 
Сообщения: 515
Зарегистрирован: Июль 30th, 2004, 3:31 am
Откуда: Белгород

Сообщение Прохорова Февраль 27th, 2005, 10:15 am

Атос, зато после этого:
Его глаза неожиданно зацепились за злополучную табличку.
Вы никак не сможете выдвинуть Ваше фирменное обвинение: "рассказ не по теме". :lol: :lol: :lol:
Прохорова

 
Сообщения: 527
Зарегистрирован: Август 29th, 2004, 10:06 pm

Сообщение Атос Февраль 27th, 2005, 10:44 am

Прохоровой

Этот рассказ ПО ТЕМЕ!
Меня огорчает, когда приходится писать не очень хорошие рецензии. И, ОСОБЕННО, то что Вы назвали.
Тем более, что я всего-то в одной (или двух?) своих рецензиях на рассказы, писал насчет отсутствия заданной темы.
Так что Ваше обвинение (хотя и со смайликами) "...Вы никак не сможете выдвинуть Ваше фирменное обвинение: "рассказ не по теме", - по меньшей мере, несправедливо. Я вчера и спать лег очень поздно, чтобы только успеть закончить эту, не скрою, очень тяжелую рецензию. Вы думаете, мне больше делать нечего было?
У меня ни для кого нет "фирменных обвинений", наоборот, есть фирменное "пожелание успехов!".

И Вам желаю успехов и победы на конкурсе!
С уважением, Атос.
Мушкетёр
Атос

 
Сообщения: 515
Зарегистрирован: Июль 30th, 2004, 3:31 am
Откуда: Белгород

Сообщение Автор Февраль 27th, 2005, 12:15 pm

Моя благодарность Атосу, за столь точные замечания. По поводу диалогов (с большой или с маленькой пишется его атрибуты) скажу немного позже - когда сам разберусь. По ошибкам - согласен, исправлю. Насчет "армейцев" - не соглашусь - я-то как раз очень близок к военным. И военнослужащих, направленных на охрану особо важных гос. объектов, называют армейцами. За антенны - огромное спасибо. Вот, можно сказать, и поделились опытом. Вообще, если потребуется узнать что-то насчет нашей армии, ее нравов или ракетного вооружения - обращайтесь ко мне. :)
Ну а хороша я или плохая рецензия - это уже по болшей части вина автора. Так что не огорчайтесь - вы то как раз пишите по сущесту.
Еще раз спасибо.
Автор

 

Сообщение Фрези Февраль 28th, 2005, 6:22 pm

Очень интересный рассказ! Написано профессионально -- чувствуется, что рука "набита". Увлекательный, хорошо разработанный сюжет. Очень реалистично. Вообще прочитала запоем, не отвлекаясь.

По поводу концовки. Концовка неожиданная -- я люблю такие вещи. Но мне кажется, чтобы она сработала в полную силу, нужно было это дело как-то предвосхитить. Вот наказание, по-моему, в русском языке такого термина нет, а в английском языке есть специальный для таких случаев термин, "foreshadowing" -- "предвосхищение". Он означает, что все важные для рассказа события или информация должны быть как-то "подготовлены" автором заранее, они не должны выскакивать на читателя неожиданно, словно чертик из бутылки. Перефразируя Чехова, можно сказать, что если в последнем акте должно выстрелить ружье, то сначала его надо все-таки повесить на сцене в первом действии. Должны быть какие-то намеки, аллюзии, упоминания чего-то вампирического, сатанинского в рассказе -- не в лоб, а на периферии произведения. Например, пока Игорь во второй сцене любуются собой любимым на площадке универа, он может увидеть статью в газете про ожидание Апокалипсиса и прочее. Потом, вспомнив эту дурацкую статью, может обсудить ее с Юлькой -- вот повод дать еще немножко информации. Тут фокус в том, чтобы дать ровно столько инфы, чтобы создать "настроение", но не выдать концовку.

Еще маленький комментарий -- мне тоже понравился диалог, но как-то не убедила та его часть, где Игорь с Юлькой разговаривают в лесу. Её реакции и реплики показались мне какими-то не очень верными психологически. То она почему-то злится, злобно смотрит и шипит, то вдруг выдает ему всю важную информацию про проект, причем со страхом в голосе. То есть Автор одну из главных задач диалога выполняет, информацию о событиях дает, но при этом, как мне показалось, несколько пострадала вторая главная задача -- психологическая правдоподобность. Но, опять же, это только мое субъективное мнение.

Вообще, чуть-чуть кое-где доработать, подредактировать -- и будет великолепный рассказ.

ЗЫ. Опоньки! Прошу прощения! У Вас в первой же фразе -- "фанатик-сатанист"! Но, видимо, мало -- у меня лично в памяти не зарегистрировалось. Надо, наверно, еще поднажать на сатанизм. :-)
Фрези

 

Сообщение Птица Март 9th, 2005, 9:18 pm

А отобрать оружие у пьяного армейца труда бы не составило

Вот тут я с Вами не соглашусь. Даже в ближайшем будущем это нереально. Кто доверит охрану такого объекта подвыпившему бойцу? Вот если бы Вы написали, что объект охранялся контрактниками, я бы поверила. Я тоже эксперт по армии.
Описания понравились. Чувствуется талант, но вникнуть в рассказ было тяжело, вернее сказать, представить было трудно некоторые моменты (это мои проблемы). Все, ухожу листать учебник по физике. Удачи!
СОВА под старым ником.
Аватара пользователя
Птица

 
Сообщения: 517
Зарегистрирован: Ноябрь 23rd, 2004, 4:26 pm

Сообщение Наташа Март 9th, 2005, 11:50 pm

У меня тоже не зачиталось. Очень много ошибок, к сожалению. И грамматических и стилистических. К примеру, вы всё время путаете прошедшее время с настоящим. Это ужасно треплет стиль и вводит читателя в заблуждение:

Он вскочил со стула и, уже согнувшись в три погибели, продолжил барабанить по клавиатуре.
Сухой треск клавиш уютно сочетается с сонной обстановкой лаборатории.


Тут надо бы выбрать: либо прошедшее, либо настоящее. Дальше:

Попробуй, а то я сам теряюсь в догадках. – Игорь уже размышлял о возможности секса с симпатичной лаборанткой

Ну, слушайте, у вас так много описаний в рассказе, а сексу вы не могли бы какой-нибудь другой синоним подобрать? По-другому выразиться?

Целуй или нам через минуту крышка! – Игорь, словно изнывающий от жажды путник к колодцу, приник к губам Юли. Поцелуй получился крепким, сочным и, как ни странно, ответным

Словно изнывающий от жажды путник? Где-то я уже это сто раз слышала :wink:
Поцелуй получился сочным? мня-мня...

Его проницательные серые глаза, покоящиеся на грубом, иссеченном морщинами лице, постоянно следили за каждым шагом новенького.

Глаза покоились на лице? Покоятся, кажется, в другом месте.

Девушка быстро достала из куртки красную корочку, Игорь медленно выудил из-за пазухи листок предписания. Охранник открыл приемное окошко,

Почему девушка "достала", а Игорь "выудил". Нельзя бы как-нибудь фразу по-другому перестроить? Или вообще ничего об этом не писать?

Спокойно. – Девушка вскочила с кровати, ловко приземлилась на колени Игоря и обвила его шею тонкими не лишенными силы ручками. – Успокойся и поцелуй меня.

Почему девушка "приземлилась"? И если руки не лишены силы, то это уже не ручки... :)

Ну, и так далее.
Потом: президенты говорят как дети. Шепчутся о чём-то:

- Это был вампир? – Шепотом, боясь призвать нежить.
- Да, спасибо. – Одними губами ответил президент России.


Разве так говорят президенты?

Я подготовил речь. – Американский президент встал, ладони легли на стол

Чьи ладони? Тут вы перестарались с сорняками :(

В общем, дорогой Автор, не обижайтесь. Сами видите: работать, работать и работать.
Желаю вам всего наилучшего!
Наташа

 
Сообщения: 332
Зарегистрирован: Декабрь 9th, 2004, 10:44 pm

Сообщение Автор Март 13th, 2005, 10:25 am

ФРЕЗИ: огромное спасибо за идею доработки-уже начал.

СОва: я тоже очень тесно контактирую с армией и нахожусь на самом что ни на есть
ВАЖНОМ СТРАТЕГИЧЕСКОМ ОБЪЕКТЕ ГОСУДАРСТВА (если вы эксперт, то поймете, про что
я говорю-ФСБ не дремлет). Тем не менее, я там такого навидался и до сих пор вижу, что
пьяные армейцы-просто цветочки.

НАТАША: Про путаницу с временами-как вы должны были заметить разные времена присутствуют
в разных абзацах-это допустимо для достижение большего эффекта присутствия.
Про секс: секс-он и в Африке секс. Зачем другие синонимы, если "секс" наиболее полно
передает легкомысленный настрой героя?
И поцелуи бывают сочными :)) Мня-мня!
"Глаза покоились"-авторское право применить такое сравнение. Не обижайтесь-я еще подумаю.
Девушка достала-потому что ей это привычно. Игорь выудил-так как впервые.
Про ручки-исправлю. Приземлилась-тоже авторское право.
А президенты так говорят-потому что они наблюдают за А. их окна кабинета. Они не
учавствовали в операции по извлечению пленки, они не стреляли серебром и огнем по адским
тварям, чтобы говорить о Них с презрением и осознанием собственного превосходства. Они боятся,
именно, как дети.
Ну и бывает иногда, когда с сорняками переборщу.

Спасибо за рецензии.
Автор

 


Вернуться в "Золотое Перо-2005"

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1