Объявления

Писатель должен писать.
(с)Илья Ильф и Евгений Петров


ЦАРЕВНА-ЛЯГУШКА.

Конкурс сказок

ЦАРЕВНА-ЛЯГУШКА.

Сообщение Venetzia! Апрель 15th, 2005, 12:08 am

ЦАРЕВНА-ЛЯГУШКА.

Улица была тихая. Да и не улица это была вовсе. Улицы - в городе. А это был даже не посёлок. Так. Поселение. В предгорьях, на равнине, есть ещё такие места. Вдоль звериных троп. Там ещё можно людям расселиться, широко и привольно.
По тропам ездят и ходят люди. И тропы становятся дорогами и дорожками. Вдоль дорог городят заборы, защищая дома и подворья от зверья, и всякой чужой скотины.
Летом в поселении много детворы. Это особенно видно вечером, когда детишки выбегают за забор поиграть на дорогу. Среди загорелых местных малышей выделяются бледнолицые ребятишки. Бледнолицые приезжают из города. На лето, к своим бабушкам. К концу лета все дети загорят на солнце, и городских от местных уже не отличишь. А сейчас конец весны. Май. И бледных горожан ещё мало.
На дороге играли и бегали дети. Дорога хорошо была утоптана людьми, копытцами животных и босыми пятками детворы. А из-за заборов вырывалось лиловое пламя цветущей сирени, и белые лепестки яблонь лежали на зелёной траве вдоль дороги.
У забора на лавочке сидели три старушки. Одна из них была какая-то уж очень бледная. Как приведение. И явно не здешняя. Старушки тихо беседовали. Потом две старушки поднялись и ушли. Смотреть телевизор. А бледная иностранка осталась.
Дети обступили старушку. Иришка стала её просить рассказать сказку. Иришка, голубоглазая и золотоволосая, девочка. Она крепкая и бойкая. Иришка говорила детям, что это её бабушка, и что она приехала издалека, из тридесятого царства.
- Хорошо, - сказала бабушка, - Я расскажу про царевну-лягушку. Это любимая моя сказка.
- Нашему Иванушке-то как повезло, - смеялись над ним братья зло, - Ведь он в жёны взял себе – лягушку! Лучше б деву-вековушку. Иль женился на старушке. Лучше бы он прослезился! Лучше б с горя он напился! А он глянул на лягушку, глянул на зеленую, и влюбился. Насмешил всех, насмешил! – и братья смеялись, - Ха-ха! ха-ха! ха!
А Иван на лягушке как женился, в коробке ее держал. И на руки ее брал. На руках он с ней носился, даже прямо не дышал. Кормит, поит с руки в рот, идет спать – с собой берет. Кутает её в тряпушки…. Надоел с своей лягушкой!
Но лягушке стал он мил. И лягушка так старалась, что в царевну превращалась. По делам Иван уйдет, она в доме приберет. Печь затопит и сошьет. А обед когда сготовит, сядет прясть… и запоет!.. Если мимо кто идет, остановится послушать, - Кто красиво так поёт?
Так лягушка всё старалась…. превращаясь, превращалась, а потом… так царевной и осталась! Вот и сказочки конец.
- Бабушка, но почему так мало? Такая коротенькая сказка! – огорчилась Иришка, и другие дети тоже. Они только приготовились слушать, а тут и сказочки конец.
- Я устала, детки. Пойду отдыхать.
Дети удивились. Ведь бабушка не бегала, и не прыгала, а сидела на лавочке. Но бабушка была старенькая, вся в морщинках. Только дети могли не увидеть морщинок!
Когда старушка ушла, дети расселись на лавочке и стали обсуждать сказку.
- Иванушка-царевич молодец! Он лягушку полюбил и в царевну превратил.
- Нет, и не было лягушки! Была царевна, её злой колдун околдовал.
- Как повстречалась с Иван-царевичем, так и расколдовалась…
- Ей Иванушку жалко стало.
- Нет, это он лягушку пожалел. Он Добрый Молодец был.
- Его братья засмеяли, Иванушкой-дурачком звали.
- Сами они, дураки. А он Иванушкой-царевичем был.
- Иван-царевич умный. Он в лягушке царевну разглядел. А люди думали, что лягушка – простая, зелёная.
- А она золотая была.
- Иванушка-царевич всё стерпел, он не бросил лягушку.
- Зато лягушка навек царевной стала.
- Лягушка полюбила Иван-царевича, он красивый.
- И лягушка тоже красивой стала. Её такой добрая любовь сделала.
- А что ли бывает любовь злая?
- Бывает. Тогда, наоборот, из царевны лягушка получается.
- Ха! Зелёная, что ли? Хи-хи…
- Нет! Я знаю! Не лягушка, а старушка получается…
- Зелёная! Хи-хи…
И стали все сочинять сказку про Царевну-лягушку, на свой лад. А один мальчик даже сказал, что надо Пушкина больше читать.
– Александр Сергеевича? – переспросил другой.
- А разве у него есть про лягушку? - засомневалась Иришка.
- У него всё есть, - уверенно сказал первый мальчик.
Когда Иришка пришла домой, она сразу побежала в гостиную. Она хотела рассказать бабушке, какую дети сегодня все вместе сочинили сказку, про царевну-лягушку. Длинную, предлинную. Но бабушки не было. Только на диване лежала алая ленточка, и на столе что-то сверкало.
– Что это? – и Ириша понесла маме показать.
- Откуда это у тебя? - спросила её мама, - Это бабушкина заколка. Я думала, что её потеряла. Она золотая, с брильянтиком. Её ещё бабушке дедушка подарил.
- А где дедушка? – спросила Ириша. Мама задумалась и сказала:
- В тридесятом государстве.
- А бабушка где? – опять спросила Ириша.
- Да, ты что Ириша! Бабушка давно уехала к дедушке. За границу.
Ириша вернулась в гостиную. Ленточки на диване не было. Со стены ей улыбнулась Василиса Прекрасная. Прекрасная Василиса почему-то напомнила ей бабушку. Толстая коса была перекинута через плечо. В неё была вплетена алая ленточка. Почему раньше она не замечала этот портрет?
Ириша побежала к маме. Ей хотелось рассказать маме сказку, которую сегодня вечером дети сочинили на лавочке. Про царевну-лягушку.
Вот сказка, которую Ириша рассказала маме.
В тридесятом царстве жила царевна. В высоком тереме. С золотыми куполами. И в тереме жили ещё её сестрицы, две девицы. Одна была ленивица Матрёнка, другая сластёнка- Настёнка. А царевна была Василисой Прекрасной, но её звали почему-то все - Васёнка.
А сестрицы её не были царевнами. Такие царевны не бывают. Их никто за царевен и не считал. Уж очень они были ленивые. Ничего не хотели делать. Даже расчесаться им было лень! Но Васёнке они завидовали всё равно. Потому что у неё длинная коса была. До пояса. И ещё длиннее. И толстая. И красная ленточка в неё была вплетена. Аккуратно.
А их родители, когда дочки выросли, - давно! – плюнули на всё, и уехали за границу. Не могли они больше смотреть на Матрёну и Настёну, как они ленились. Отдали они все ключи (от хозяйства) Васёне, и уехали. Дочкам ещё на прощанье оставили три шкатулки со всякими украшениями, и сокровищами. Всем одинаковые! - чтоб они не ссорились.
Тут пришла старшая Иришина сестричка Оксанка, и они вдвоём продолжили маме рассказывать сказку, перебивая друг друга.
- Матрёна целыми днями смотрела на себя в зеркало. И всё примеряла на себя всякие украшения. Но краше от этого не становилась. И злилась ещё больше от этого. И всё худее и бледнее делалась, потому что долго спала на кровати, а потом целыми днями валялась на диване. У неё прыщики ещё всякие вскакивали! Она много на косметику тратилась, так что в шкатулке от её сокровищ осталось меньше половины.
А Слатёна-Настёна всё пирожки и пончики ела. А ещё блины. И сама, как блин, уже сделалась. Недожаренный. Только ещё круглый. Вроде колобка. Украшений у неё тоже в шкатулке почти не осталось. Она их там не держала. На себя вешала. Куда только можно. А потом теряла ещё. Она же растеряха была!
Только у Васёны шкатулка всегда полная была. Когда-никогда достанет полюбоваться. И своих родителей при этом вспомнит. Что-нибудь и оденет. То на пальчик, то в ушко. Да, и спрячет опять. На бал только одевать! Потерять можно, да и в работе мешают. Васёна рукодельница большая была. Всё своими руками любила делать. Золотым ручкам колечки золотые не нужны.
Над теремом, в котором жили сёстры, было три купола. Золотых. А под ними были спальни. Отдельные, для каждой сестры. В спальнях Матрёны и Настёны пауки только, да ещё летучие мыши, жили. А сами сёстры спали внизу. На диванах. Ленивице лень было по лестнице подниматься, а Сластёна такая круглая была, что боялась, как бы с лестницы не скатиться.
Но Васёна любила свою спаленку, и называла ёё ласково - горницей. Васёна открывала утром своё окно навстречу солнышку. Она раньше всех, первая, его встречала. У открытого окна Васёна расчесывала свою золотую косу и вплетала в неё алую ленточку. Потом надевала белую футболку и джинсы, и скатывалась по перилам с винтовой лестницы вниз, чтоб быстрее. Ей было некогда. У неё столько было дел! Она же была рукодельница! А не белоручка-белоличка, как её сёстры.
На широком дворе Васёна сыпала зёрнышки хохлаткам и пеструшкам, и гусям-лебедям. А они так её любили, что неслись только золотыми яйцами. Потому все в тридесятом царстве жили богато.
Потом надо было выгнать ещё на лужок Милку. Это корова. Она вместо молока давала нежнейший шоколад, который назывался тоже Милка. И по утрам в тридесятом государстве все пили шоколад Милку.
А корова Милка паслась на зелёной травке. Милка была лилового цвета всех оттенков, от белого до фиолетового. Густого, как чернила. И это было так красиво! Лиловая Милка на зелёной травке! Не говоря уже о белых ромашках, алом полевом горошке, и жёлтом львином зеве среди зелёной травы. Зев львиный был, а львов не было. Это точно.
Дальше Оксана рассказывала уже сама, а Ириша слушала.
- А Васёна бежала дальше, не останавливаясь. И её красная ленточка и белая футболка мелькали в лесу. Надо было забрать корзины с грибами, которые собрали белки, и собранную в туески медведями малину. И всё это надо было отправить в город.
Тут пришёл соседский мальчик. Мама мальчика прислала его за спичками. У них как раз кончились. Одна осталась. Мама потом отдаст, после дождичка в четверг, а может в пятницу. Мальчик слушал сказку, что девочки рассказывали, и стал поправлять, дополнять, и направлять.
- У Васёны, - сказал он, - была фирма и офис. Васёна была леди и бизнес.
Но Оксана мальчика не слушала и продолжала:
- Потом красная ленточка Васёны мелькала у речки, где всегда паслись овечки. Там Васёна собирала горячие сырные лепёшки. Брынзаза – так называли их в соседнем королевстве, и покупали охотно.
Тут соседский мальчик перебил, хотел уточнить, но Оксана продолжала рассказывать:
-Коровьи?Козьи? Какая разница! Главное, свежие! Ещё горячие…
А ещё по дороге Васёна булочек нарвала с хлебного дерева. Баобаб. Растёт одиноко. Соседское царство – сонное. Надо выкопать, и себе посадить.
Тут соседский мальчик опять внёс своё дополнение, - Васёна - леди и бизнес. А ещё рукодельница. Ко всему руку любила приложить. Свою или чужую? Какая разница! Деловая была. Потому её царство и богатое было. На выдумки. И идеи, идеи. Люди приходили с идеями. Готовыми. И за булочками, - тут мальчик замолчал наконец, а Оксана стала дальше рассказывать:
- Сёстры Васёны ели их, лепёшки, значит… Горячие…. И булочки тоже! - отмахнулась Оксана от настырного мальчика, - Они всё ели! И с малиной, и с мёдом! и запивали горячим шоколадом! А сама Васёна не помнила, ела ли она вообще. Так ей было некогда.
Вечером сестрицы собирались на завалинке. И пряли. Василиса красиво пряла. Кружева плела? уже не помню… Да, какая разница! – и Оксана посмотрела на мальчика, и сказала (мысленно), - Взял спички, и уходи! – но мальчик не ушёл. И Оксана стала дальше рассказывать:
- Все сёстры говорили об одном и том же. Они мечтали о принце. Родители, когда уезжали, сказали, чтоб они выходили замуж. Если кто-нибудь возьмёт. Но их никто не брал. Васёна тоже мечтала.
Девица-красавица нет-нет да и побежит в свою горницу. Из окна посмотреть, не едет ли принц? Высоко была её светёлка. Из окна далеко было видно, и поле, и речку, и лес, и дорогу. До самого горизонта. Нет, не видать принца на коне!
Васёна уже и к ворожее бегала. Непосидющая, эта Васёна была! И ворожка, значит, ей сказала, чтоб умылась она водой. Только дождевой. Тогда всегда свежая и красивая будет. Да не вода! А Васёна! – махнула досадливо рукой Васёна. На мальчика, - А Добрый Молодец уже бродил. Под её окном. Так сказала колдунья. И гадалка.
А там ещё рядом, в тридевятом царстве (а сестрицы жили в тридесятом!), жил-был царь. И был он Царь Горох. Звали его так. Потому что любил стрелять горохом. Сядет у окна, бывало, и стреляет из трубочки. Дунет, и стрельнет горохом. Весь горох перевёл! Даже на суп, гороховый, не осталось. А раньше он добрый молодец был. А теперь из трубочки всё больше стрелял. Надоел всем. Собака на него лает, кошка фырчит, народ кулаком грозит, корова, и та хвостом махнула. Совсем царь от дел отошёл. Царство на три части поделил, и сыновьям раздал. А все трое неженатые были. Вот царь им и говорит, чтоб немедля поженились. В тридесятом, мол, царстве три девицы сохнут. Глупые. И наказывает им как-то, из лука стрелами стрелять. Какая девица стрелу подымет, та и невестой будет. Старшие обрадовались, постреляли стрелы. Одну стрелу Матрёна подняла, другую – Настёна. А Иван-царевич пустил стрелу, зазвенела она, и полетела прямо к горнице Василисы Прекрасной. Но то ли ветер не туда подул, то ли золотом заслепило, но только перелетела стрела выше золотого купола и упала на подворье. Пошёл Иван-царевич её искать. И думал, хотя б Васёна её не нашла. Видел Иван-царевич Матрёну и Настёну, братья их привезли. Не понравились они. Если и Васёна такая, то не нужна она ему.
Приходит в тридесятое царство, людей расспрашивает. Люди и говорят, что нет Васёны. Уж неделю, как пропала. Может, в город поехала, или ещё куда. Непоседливая она очень. А ещё умница и красавица. Не то, что сёстры!
Зашёл Иван-царевич на подворье – порядок везде. И светло. По всему двору - яйца золотые лежат. От них и свет идёт. А в коровнике Милка мычит. Не подоили ещё. Не молоком, шоколадом пахнет.
Под домом, бочка стояла, с дождевой водой. Подошёл Иван-царевич. Глянул. В чистой воде, как в зеркале, красавец молодой отразился. И улыбнулся.
А вот у бочки и его стрела лежит. Лягушонка лапку на неё положила. Засмеялся Иван-Царевич, - Ты, что ли моя суженая? Так это ты, моя невеста? – и взял её на руки, - Симпатичная какая. Зелёненькая! - понравилась она ему, он и спрятал её за пазуху, и домой принёс. И совсем он с горя не напился. То люди придумали. А принёс её домой и смеялся даже, - Вот она моя невеста, - говорит. Чтоб, значит, царь Горох от него отстал.
А лягушонка-то ведь не простая была. А Василиса Прекрасная. Как увидела она двух братьев Иван-царевича, то подумала, что и третий не лучше. Лягушкой и прикинулась.
Собрал царь Горох пир горой, своими невестками похвастаться захотел.
Сёстры Васёны расфуфырились. Матрёна прыщики свои замазать хотела, чтоб мушки получились. Да не вышло. Сидит вся, вроде как в бородавках.
Настёна - та серёжки навесила. Нет, чтобы в уши, а и на брови, и на язык. Кольца - не то что на руках, а и на ногах. И в носу кольцо. Ноги на стол положила, чтоб всем видно было. А уж столько на шею навешано, - и медальоны, и кулоны, и купоны.
Но царь Горох, и гости тоже, а пуще всего братья, этого безобразия (расфуфыриного!) вроде не замечают, и всё над Иван-царевичем смеются. И все спрашивают, где же его царевна-лягушка. И тут вдруг, - Трам-тара-рам!...
Не то гром среди ясного неба, не то война. Аж весь дворец задрожал…. А царь Горох с трона упал.
А мальчика, соседского, так того вообще ветром сдуло. Он и полетел. Своей маме теперь рассказывает, как царь только что с трона слетел.
Ну, так вот. Будто бы гром грянул, а Иван-царевич и говорит, - Ничего. Это моя лягушонка в коробчонке едет.
И тут двери распахнулись, и входит такая краля…. Прямо принцесса английская! Платье из тончайшего шёлка. Белого, индийского. А сверху такой же длины прикид, весь из парчи, лилового цвета. Матрёна с Настёной так и ахнули, - Ну, прямо, корова Милка! Только светлого тона больше.
Царь Горох Василису сразу на трон, по правую руку от себя, посадил. Все зашептались, кто такая, мол… Иван-царевич один только молчит. И посмеивается. А потом царь Горох пригласил Васёну на танец.
…. Как пошла Василиса Прекрасная плясать!.. Да плавно так…
Только как взмахнула левым рукавом, - и залепила белым крем-брюле лицо Матрёне с Настеной. Взмахнула правым, - и кисельные реки, - розовые! и молочные берега, потекли. По усам братьев-царевичей. И на носу ручей повис. Сосулькой. Это, чтоб они не смеялись над Иван-царевичем. Царя Гороха пожалела только Васёна. Старенький он.
А потом Иван взял её за руку белую, и уехали они вдвоём в тридесятое царство. Да, оно ж и недалеко было. Через дорогу. Скучно им стало у Гороха на пиру. Да и Милка не доена.
Аватара пользователя
Venetzia!
All the psychos in the world can't bring me down!
 
Сообщения: 3254
Зарегистрирован: Апрель 11th, 2004, 12:57 am
Число изданных книг/Жанр/Издательство: 5 книг
Мистика
Эксмо/Рипол Классик

Сообщение Ольга Громыко Апрель 15th, 2005, 10:10 am

..пометки на полях...
Сюжет: свободный полет фантазии
Техническая сторона: я тоже в детстве могла по часу нести сказочную околесицу, даже в стихах ;-) Эх, мне бы сейчас это умение... :lol: А вообще хорошо получилось, душевно и с юмором :-)
публикабельность: вполне
Ольга Громыко

 

Сообщение Сергей Соболев Апрель 15th, 2005, 1:14 pm

Комментарий от Сергея Соболева

Жанр: микст из русских народных сказок. Автору: спасибо, что бегло и в свободной форме изложения напомнили содержание некоторых из них. Центральные персонажи - Царевна-Лягушка и Иван-Царевич - воплотили в себе все наши лучшие качества, мечты и смутные желания (например, уделали вредных родственников, заляпав и забросав их всем, что только оказалось под рукой). Мне также понравилось упоминание о неких "золотых яйцах". Автор, приглядитесь внимательно - возможно, это те самые яйца "фаберже", которые скупает по всему миру один наш известный олигарх :wink: Если найдете соответствующее клеймо, дайте знать: я тогда поставлю Вам максимально возможную на этом конкурсе оценку :!: 8)
Написано здорово, с юмором, хотя первую часть - как на мой выпуклый взгляд - следует немного подсократить.
Мои наилучшие пожелания,
Сергей Соболев
Сергей Соболев

 
Сообщения: 137
Зарегистрирован: Апрель 3rd, 2005, 2:20 pm

Сообщение Фрези Апрель 18th, 2005, 4:52 pm

Очень хорошо, ИМХО. Настоящая сказка. :P
Фрези

 

Сообщение Влад Силин Апрель 19th, 2005, 11:26 am

Ох и наверчено! Ох и накручено!
Пёстро и ярко – не значит красочно. Представьте: смешали вы крем-брюле, селёдку, цветную капусту, пирожки с повидлом, полили шампанским, перемешали и съели. Вкусно?
По стилю: у вас в предложении в среднем пять слов. Это примерно такое же безобразие, как и сказка, написанная монстрами по шестьдесят слов. Короткие предложения хороши, если вы описываете экшн или стилизуетесь под мышление ребёнка. В последнем случае есть ещё некоторые хитрости, предназначенные для того, чтобы сделать текст читаемым. Эту сказку я прочёл, но так и не понял, для чего вам это понадобилось. Работой с образами вы владеете: «А из-за заборов вырывалось лиловое пламя цветущей сирени, и белые лепестки яблонь лежали на зелёной траве вдоль дороги» Прекрасное предложение!
Влад Силин

 

Сообщение Автор Апрель 20th, 2005, 12:29 am

Хочу поблагодарить всех за отзывы. :) Если честно, я не ожидала, что будет столько я положительных - думала, что критики будет гораздо больше. Дело в том, что эта сказка писалась буквально за день, и уже после её размещения у меня у самой было очень много исправлений.

Ольге Громыко: Спасибо за тёплые слова ;) Насчёт стихотворного ряда - вы попали в точку. Изначально это было в виде стиха, из которого потом и выросла эта сказка. Замечание о публикабельности особенно порадовало - как любого начинающего автора эта тема волнует меня больше всего :) Хотя надежд и маловато.

Сергею Соболеву: Я рада, что вам понравилось. По поводу замечания о сокращении первой части: как я писала ранее, на данный момент у меня у самой правок к этой сказке предостаточно, и в начале в том числе. Но буду ещё думать - как известно, править можно до бесконечности. Родственники - ага, вы угадали, актуальная для меня тема ;) Насчёт клейма - если честно, вы меня слегка озадачили ;) До сих пор не уверена в правильности понимания этой шутки (?) ;)

Владе Силину: Вот такой вот вышел винегрет ;) Писалась эта сказка для трёхлетнего ребёнка, но одновременно и для всех пап и мам. Поэтому взрослые могут увидеть там своё, а дети - своё, на что я надеюсь. По поводу вашего замечания о коротки предложениях… Да, короткие предложения в этой сказке практически целиком получились за счёт того, что эта предполагалась как пересказ маленького ребёнка. Дети ведь говорят очень краткими фразами! Возможно, это получилось несколько неудачно… Вы писали о неких хитростях, применяемых в таких случаях - можно об этом поподробнее? За комплимент по поводу образности - спасибо. Я старалась.... :roll:
Автор

 


Вернуться в "Не жизнь, а сказка!"

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1