Объявления

Изображение

Жестокие игры

Третий традиционный  конкурс  на звание лучшего Автора года.
Тема от Олега Дивова: "Ложь во спасение".
Работы принимаются с 23.01.2006 по 13.02.2006, до 00:00 по Мск включительно.
Участие в конкурсе ограничено. Подробности в Правилах.

Жестокие игры

Сообщение Автор Февраль 3rd, 2006, 6:33 pm

Сегодня у меня должен был быть выходной. Впервые за два месяца. Не вышло.
Все наши сорвались на ЧП в Питере, в городе остались лишь молодые хранители. Пятеро неопытных практикантов были отпущены на каникулы, четверо сотрудников еще надолго задержатся в центре реабилитации. Мой напарник Кирилл и его девушка Инга грелись под солнышком Турции – за блестяще проведенную операцию начальство премировало путевкой. Вообще-то, наградили нас с Киром, а Инга вообще к той истории отношения не имела. Но провести уик-энд у моря с напарником, в которого я безнадежно влюблена уже полгода, для меня было бы пыткой. Поэтому из двух пыток я выбрала меньшую и уступила свое место под солнцем счастливой сопернице, а сама собралась провести выходные за просмотром душещипательных мелодрам – боевиков с триллерами мне хватало и в жизни. Звонок Виктора оторвал меня от «Жестоких игр» в тот самый момент, когда непутевый Себастьян признавался неприступной Аннет в любви на солнечной лужайке… Через пятнадцать минут я уже спускалась в дождливую осень, чтобы заступить на очередное непредсказуемое дежурство в офисе, внешне ничем не выделяющимся из тысячи других городских офисов и в то же время самом невообразимом из всех.

До офиса я не доехала. В салоне машины меня ждал конверт. «Стадион «Комета», 15.00», - сухо проинформировала записка. Вероятно, сигнал от кого-то из провидцев. Обычные дела, иногда достаточно самого простого вмешательства, чтобы предотвратить катастрофу. Интересно, что на этот раз, гадала я, заводя машину. Буйно помешанный с автоматом, одурманенный наркотиками террорист, разборки футбольных фанатов? Да нет, вряд ли что-то серьезное, в этом случае шеф оставил бы кого-нибудь посильней, чем я. Значит, Виктор уверен, что я справлюсь. Скорее всего, меня ждет пустой стадион и замыкание электричества, которому я не дам перерасти в пожар и попасть в сводки новостей. А уж я не подведу. Во что бы то ни стало.

Стадион «Комета» находился на окраине города, в стороне от оживленных магистралей. Он был крытым (значит, не футбол, и это хорошо), и к нему активно стекались люди (вот это уже плохо) – мамы с детьми, подростки стайками (хуже некуда). Зато нигде не было видно телевизионщиков – хоть это радует. Я припарковалась на стоянке и отыскала глазами афишу. «Соревнования по бальным танцам, детские и юношеские пары». Уж лучше бы футбол, тоскливо подумала я, входя в зал.
Что-то было не так. Галдели зрители, волновались за кулисами конкурсанты, но в воздухе совершенно явственно ощущался страх. И паника. И смерть. Моя интуиция минимальна, но почувствовать катастрофу я способна за несколько минут до ее наступления. Немедленно вывести людей – но как? Был бы здесь Виктор, он бы нашел причину, убедил администрацию, выиграл время. Когда за твоими плечами тридцать лет службы и сотни предотвращенных трагедий, это нетрудно. Но что могу сделать я? Грохот музыки, блеск софитов, на сцену выбегают десятки конкурсантов, аплодисменты, приветственная речь ведущего – пир во время чумы. Чума уже повисла над стадионом, готовясь нанести удар. Что, черт возьми, происходит? Опоры в порядке, крыша простоит еще десяток лет, здание прочное, как Ленинский мавзолей…. Мавзолей, запах смерти. Но почему, почему? Пожарная система в порядке, маньяков и бандитов среди публики нет, аура зрителей добрая, благожелательная, все настроились на праздник, все веселы и расслаблены. Вдруг алое пятно вспыхивает среди толпы на верхнем ряду одной из трибун. Кто? – я бросаюсь к нему, и тут же стадион застилает черной дымкой.
Ее вижу только я, но публика замирает. Раздается детский плач, срываются с мест люди. Всех охватывает беспричинный страх, все устремляются к выходам – и тут на поле, уже покинутом конкурсантами и судьями, появляются они, уже не люди, еще не прах. Мертвая плоть, оживленная злой волей. Зомби начинают свой смертельный танец, протягивая руки к живым и стремясь сделать их одними из них. Чума, оспа, малярия, лихорадка – откуда он их откопал? Или она? Какая разница, мне сейчас не до алого пятна разрушительной ауры, следящего за происходящим с высоты последнего ряда. Только в сказках смерть колдуна разрушает чары, в жизни по-другому. Эти зомби не настроены убивать, но все, кого они перелапают, будут заражены смертельными вирусами, в разные эпохи поражавшими планету, и разнесут заразу дальше… У меня есть всего полчаса, чтобы избавиться от зомби и исцелить людей. Потом будет уже поздно.
Я оглядела поле, по которому среди зараженных тел в панике носились уцелевшие люди, и устремилась туда. Гремит музыка, разбегаются люди, тянутся к ним зомби, появляются первые кровавые нарывы на телах зараженных. К счастью, большинство собравшихся успело спастись в первые минуты. Остальных, около сотни человек, застрявших в дверях, я не могла отпустить без проверки. Иначе – все насмарку. Простите меня. Это ради вашего блага.
Захлопнулись тяжелые двери, выпустив последнюю порцию счастливчиков и отрезав от выхода менее удачливых. Люди в панике заметались по трибунам, ища другой выход. Я направилась к зомби. Самое неприятное то, что нельзя остановить их одним движением руки и отправить обратно в могилу. Придется поработать с каждым. Со спины они выглядят не такими отвратительными, как спереди. Надо только положить руки на плечи и успокоить потревоженную душу навсегда. Когда последний из тринадцати упал на пол, пришел черед людей. Надо спасти их и исцелить тех, кого еще можно. Это просто – надо лишь наложить руки и вобрать вирус в себя, мне он нестрашен. В свое время в меня вкололи столько вакцин, что на мне живого места не было. Тогда я возмущалась, зачем мне ставят прививки от средневековых болячек, сейчас благодарна, что в меня вкололи их через силу. Самое сложное сейчас – поймать мечущихся в панике людей, дать до себя дотронуться, заставить довериться. Плачущий мальчик с язвами на ладонях, школьница с густо подведенными глазами и в открытой кофточке, на шее которой пылает кровавая отметина, заботливая мать, прижимающая к себе перепуганного ребенка – она не знает, что только что заразила лапочку-дочку и ей страшно доверить дитя странной незнакомке, хотя только незнакомка может спасти сейчас девочку и ее саму… Каждого нужно спасти. Или хотя бы постараться. Очень постараться. «Спаси и сохрани, если можешь» - первое правило Хранителей.
Вскоре я почувствовала, что начинаю выдыхаться. А меж тем я выполнила только половину работы. Когда я исцелю последнего, во мне не останется ни капли магии, я останусь опустошенной, беззащитной и уязвимой как никогда. После такой трудоемкой операции, мне бы пришлось восстанавливаться не меньше недели. Не придется. Не на это рассчитывал мой противник, когда устраивал всю эту заваруху.
После того, как последний человек был исцелен, из памяти пострадавших были стерты последние часы и недоуменные люди покинули стадион, я в изнеможении опустилась на пластмассовое сиденье, предназначенное одного из судей. Я выиграла этот раунд, но проиграла этот поединок. Я спасла людей, но я больше не смогу защитить себя. У меня еще оставались силы на то, чтобы покинуть стадион, и только. Но это было бесполезно. Он найдет меня везде, и я не доставлю ему радости видеть, что я пытаюсь бежать. Я останусь дожидаться его здесь.
И он не замедлил явиться. Он, не она. Значит, у меня появился шанс. Призрачный, но шанс. Что ж, поиграем.
- Браво! – он трижды хлопнул в ладони.
- Злорадствуешь? – спокойно поинтересовалась я.
- Уважаю, - неожиданно признал он. – Не у каждого из Хранителей хватит духа отдать все силы на спасение людей, зная, что на себя уже не останется.
- Что ты об этом знаешь! – усмехнулась я, разглядывая его лицо. Демоническая красота. Короткие темные кудри, влажные карие глаза, вишневые губы, смуглая кожа, высокие скулы, правильные, но резковатые черты. Его лицо можно было бы назвать даже приятным, если бы не зловещий блеск глаз, надменный прищур, хищно раздувающиеся ноздри.
- Мне ли не знать, - снисходительно обронил он, скользнув по мне неожиданно похотливым взглядом. – Я ведь был одним из вас.
- Чего же ты хочешь теперь?
- Вернуться.
- Противники плохо платят?
- Напротив, слишком хорошо, чтобы отказаться… Хотя я бы предпочел другую оболочку. Но одна ты из молодых Хранителей способна на такую глупость.
Значит, вся это затея – ради того, чтобы пробраться в наш штаб под видом одного из сотрудников. Как это ни банально, ему нужно только мое тело. Я рассмеялась. Он недоуменно смотрел на меня.
- Прости, - отсмеявшись, сказала я. – Это нервное. Страшно погибнуть во цвете лет, ни разу не познав мужчины…
Он недоверчиво вскинул на меня глаза:
- Но мне казалось, что Кирилл…
А он давно за мной следил, хорошо подготовился.
- У Кирилла есть Инга, - зло бросила я. – Я потратила на него столько времени – и все впустую! А ты красивый… - я на мгновение залюбовалась его красотой, красотой хищника. - Прекрасный, опасный, недосягаемый. В жизни между нами – пропасть, но на пороге забвения… Как думаешь, я имею право на последнее желание?
К счастью для меня, он думал так, как и подобает магам его сорта. Они называют себя Искусителями, мы зовем их Падшими. Кажется, сравнение с грешными ангелами им даже льстит. Его руки скользили по моему телу, забираясь под одежду, его губы властно целовали мои, а я жадно впитывала его желание… Говорят, каждый Падший мечтает обольстить Святошу – так они презрительно называют нас.
Мне было противно от того, что я делаю, но у меня не было другого способа его остановить. Кроме этого.
Падший согнулся пополам и рухнул на колени. Зарычав от злости, он поднялся и бросился на меня, намереваясь сбить с ног, но лишь обжегся от прикосновения ко мне. Силы покидали его, по невидимым каналам перетекая в меня. Он покачнулся, не веря в поражение, и попытался вызвать Опустошающую Воронку. Пять минут назад она бы вытрясла душу из моего тела и дала возможность Падшему завладеть моим телом. Сейчас она лишь вызвала в нем самом чувство тошноты.
- Прости, я тебя обманула, - улыбнувшись, признала я. – Не ожидал такого от Хранителя? Разумеется, это не в наших правилах. Ложь и хитрость – ваше оружие. И, наверняка, мне еще за это влетит от начальства. А ты, когда придешь в себя, даже можешь подать на меня жалобу – с тебя станется.
Он пошатнулся, не веря своим ушам.
- Моим первым мужчиной был Хранитель, приведший меня в штаб, - продолжила я. - Олег бы был очень разочарован теми методами, которые я использую, ведь я считаю, что в борьбе с Падшими нельзя руководствоваться только честью. Иногда маленькая ложь может спасти от больших неприятностей.
- Что ты со мной сделала? – прошипел Падший, оседая на пол.
- Тебе нехорошо? Не волнуйся, не пройдет и года, как ты вновь восстановишь способности и продолжишь творить пакости. А пока лучше бы тебе снять домик на берегу моря и заняться своим здоровьем. Может быть, еще не поздно подумать о спасении души, - посоветовала я, поворачиваясь, чтобы уйти.
- Ты бросишь меня здесь? – прохрипел он, указывая на трупы бывших зомби, лежащие на поле.
- Тебе не нравится их общество? О, они бы очень расстроились, услышав такое заявление. Советую прибрать тут за собой и убираться самому, пока сюда не нагрянула милиция. Кстати, питерское ЧП – твоих рук дело?
- Я отвечу, если ты ответишь на мой вопрос.
- Хорошо, но только на один. И ты первый.
- Нет, я тут не при чем, - нехотя признал он. – Я просто ждал удобного момента.
- Я так и думала, - кивнула я. – Спрашивай.
- Как тебе это удалось?
- Тебе ли этого не знать? Мы черпаем силу из положительных эмоций. А самая сильная из них – желание. Тем более – желание своего врага, - бросила я, направляясь к выходу.
Виктор будет мной доволен. А Олег… к счастью, до этого дня он не дожил. Он погиб, прикрывая меня, на нашем втором совместном задании. Сегодня мы могли бы с ним встретиться… Надеюсь, он поймет и простит.

Покидая «Комету», я чувствовала в себе столько сил, что могла бы сразиться с десятком лучших Искусителей. Но вместо этого я поехала домой, чтобы досмотреть кино. Счастливые Аннет и Себастьян! Им невдомек, в какие жестокие игры каждый день играют Падшие и Хранители…
Автор

 

Вернуться в "Золотое перо-2006"

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1