Объявления

Писать просто и ясно так же трудно, как быть искренним и добрым.
(с)Сомерсет Моэм


ОНИ НЕ ЗНАЛИ

Третий традиционный  конкурс  на звание лучшего Автора года.
Тема от Олега Дивова: "Ложь во спасение".
Работы принимаются с 23.01.2006 по 13.02.2006, до 00:00 по Мск включительно.
Участие в конкурсе ограничено. Подробности в Правилах.

ОНИ НЕ ЗНАЛИ

Сообщение Автор Февраль 12th, 2006, 6:55 pm

ОНИ НЕ ЗНАЛИ
СОВЕРШЕННАЯ ЛОЖЬ
Дезинформация и фантазия, корыстная ложь и полет
воображения, выдумка и обман – совсем и очень
разные вещи
(Мусаил)

Сказать, что Подшибякин изолгался в конец – это слабо сказать. Подшибякин, что есть, избрехался в доску – это точнее.
Началось все в детстве, когда у него обнаружились фантазия и актерские способности. Он выдумывал невероятные ситуации и затем мастерски инсценировал их. Так, что все безусловно верили, даже если он моделировал самые невероятные ситуации.
Повзрослев, он понял, что эти способности всегда можно применить в жизни, чтобы добиться успеха. И стал развивать их. Он изучил все, что знали о лжи психологи, философы и мудрецы. Он освоил актерскую школу и научился управлять мимикой своего лица так, что самые нелепые небылицы мог говорить с каменным лицом.
И люди верили. Верили его выражению лица, его мимике и даже голосу в телефонной трубке. Такой честный у него был голос.
Свойство такое у людей – правде меньше верят, чем лжи, это давно замечено.
И он начал строить свой мир, основанный на этой самой лжи.
Если говорить образно, ложь как принцип он заложил в сам фундамент своей жизни.
Выдавал себя за кого угодно и никогда не был самим собой. Проводил дни совсем не там и не так, как говорил об этом другим. Делал совсем не то, что нужно бы делать по жизни.
Но жил весело и очень интересно. Жизнь, как игра.
Причем ложь он давно разделил для себя на несколько категорий. Обычная, банальная корыстная ложь. С ней все просто. «Обмани ближнего своего, пока ближний не обманул тебя. И возрадуйся»… Обведи ближнего, как нападающий футбольном поле. С той, правда, разницей, что соперник даже не подозревал, что с ним затеяли игру. Он то все принимал за правду. Потому Подшибякин выигрывал всегда легко. Всего-то и стоило – плюнуть на пунктик в правилах жизни – «не лжесвидетельствуй». Тем более лжесвидетельство и ложь – совсем разные вещи. Лжесвидетельство – это оговорить человека. А ложь – просто дезинформация в любой сфере… Скажи, что дождь идет, когда на улице солнце. И уже солгал. Скажи подруге, что любишь ее.
Может, погрешности перевода, но в Десяти заповедях и в самом деле речь о лжесвидетельстве. Потому он даже грешником себя не считал.
И Подшибякин врал вдохновенно, постоянно, успешно, широко и повсеместно. Наверное, это была ненормальность. У некоторых в детстве бывают периоды патологической лжи, потом проходит. У него не прошло, а развилось до взрослого совершенного состояния.
Короче, он насыпал гору мусора, сказал – это мощный и надежный фундамент и стал строить на нем свой замок – свою жизнь. Скучно рассказывать о его повседневной жизни, потому сразу перейдем к финалу. К тому моменту, когда оказалось, что фундамента все-таки не было, а была гора мусора…
С кредитами у него получалось ловко. Если кредитор сильно нажимал, он спешил к другому кредитору и брал новый займ, чтобы погасить предыдущий. Так и крутился до поры до времени.
А время и эта самая суровая пора подошли как-то неожиданно. Еще вчера вечером ситуация казалась терпимой. Утром пришел полный крах. И причина была не столько во внешних обстоятельствах, сколько в нем самом.
Он просто перегрузил мозг дезинформацией.
Эти роковым утром он проснулся и, как всегда, начал вспомнить, кому он солгал вчера.
- Как диссертация? – спросила жена, увидев, что он уже проснулся и смотрит в потолок.
«Какая диссертация», - вспыхнуло в мозге. «Неужели я доп… доплыл до того, что сказал жена, что защищаю диссертацию? А-а, да нет… Это я говорил жене, что помогая Кондрашову выйти на нужных людей, чтобы он мог защитить диссертацию за то, что он дал мне пятьдесят тысяч в долг. Иначе как мне было объяснить, откуда у меня деньги, которые я занял три назад у Поликарпова»...
- Поликарпов вчера звонил, - сообщила жена. – Сказал, чтобы я передала тебе – деньги надо отдать ему сегодня до пяти часов вечера.
- Едреный корень, - только и сказал Подшибякин. Потом начал выкручиваться. – Мелочная душонка. Займет сотку, а шуму на миллион…
- Чего?! – перепугалась жена – Так ты у него сотку занял? Сто тысяч?
- Да что ты! Полтинник всего…
- Полтинник чего? Рублей или тысяч рублей?
- Миллионов, - профессионально выкрутился Подшибякин, залезая в штаны. – Долларов скажи еще.
Его финансовая пирамида дала трещину уже неделю назад, и он понял, что не выкрутится старым способом. Новых кредитоспособных знакомых он еще не нашел, а старые уже конкретно наседали и требовали отдать долги. Выбора не было, и он устроился на очень высокооплачиваемую работу в престижный банк. Устроиться туда, конечно, не так-то просто. Шутка ли – стабильный оклад в пять тысяч долларов ежемесячно плюс квартальные и годовые премии. Он смог узнать, что появилась вакансии аудитора в отделе, который работает с филиалами.
Два условия были необходимы для поступления. Первое – надо быть высококвалифицированным специалистом. Второе – надо иметь рекомендацию и протеже. Потом через протеже разруливались и вопросы вознаграждения за трудоустройство.
Он все уладил. Конечно, с помощью своих неординарных способностей. Он звонил тем, кто мог сделать протеже, и от имени друзей их знакомых просил позвонить руководству банка и сделать протеже некоему талантливому специалисту Анатолию Подшибякину.
Он шел на банк, как идут ва-банк. Он знал, что головы ему не сносить, если что. Но выбора не было. Кредиторы наседали. Главное, оказаться поближе к деньгам. А там видно будет, как вывести из банка в его ложный ирреальный мир…
В итоге его хорошо продуманных действий некто позвонил руководству банка и попросил устроить Подшибякина на работу. Банкиры сказали, чтобы он пришел. Посмотрим на него, мол. Высококлассным специалистом сам он, конечно, не был. И банковский аудит для него – все равно что папуасу программирование. Но он все продумал. Сам он и не собирался идти на работу в банк. Он все решил, как всегда, легко и изящно. Вместо него на работу в банк пойдет другой Анатолий Подшибякин, его троюродный брат. Вот он то классный аудитор. Он и будет работать, но при условии, что половину оклада он будет отдавать первому Анатолию Подшибякину.
Риск был в том, что однажды знакомые друзей знакомых сойдутся где-нибудь на природе, да и похвалят или поругают протеже….
- А ваш этот Анатолий Подшибякин хороший специалист…
Или наоборот.
- Подшибякина вашего мы, конечно. взяли только из уважения к вам… Но…
– Какого Подшибякина? Какого протеже? Не было никакого протеже…
- ???? А ну подать сюда этого засланца…
Стало быть, засланец из стана конкурентов. Кранты, вилы, и каюк. Но проблемы решаются по мере поступления. Будет проблема – будет и решение. А пока – чего ломать голову о будущем, когда уже сегодня – полный завал…
Подшибякин вздохнул и стал успокаивать себя: «Не-не, не… Кто там помнит про такую мелкую сошку… Я вот и то ничего уже не помню… Так. У Филимонова я брал, чтобы отдать Левашову. Левашову отдавал из Трушиных, Трушин запил и пока не трясет денег, но Дегтярову, Соколову и Сидорчуку отдавать пора. Все сроки прошли.
Он прошел к телефону и начал обзванивать кредиторов:
- Дружище, я тут с любовницей в Алуште зависал, не было меня в городе. Сейчас вот вышел на работу в банк, через неделю отдам, - говорил он бабнику Дегтяреву.
- Я ездил ревматизм лечить, - говорил он болезненному Соколову. – Сейчас беру в банке кредит, и сразу отдаю все и сразу.
- На Украине был… Да, да, у тетушки… До сих пор горилкой рыгается, - докладывал он Сидорчуку. – Великолепно там. Как в раю…
Тут он лгал не наобум, а по системе. Чтобы легче было запомнить и чтобы зацепить струны души – бабнику про баб, болезному про лечение, украинцу про родину.
- С какой любовницей, старый козел?!! – орала жена, услышав телефонный разговор.
- Да уймись ты то еще! Я разве куда ездил? Я из дома не отлучался, опомнись! Это ложь, так сказать, во спасение…
- Избрехался весь! Ты сам себя уже обманываешь! Ты сам уже не знаешь, кто ты!
- Да? – задумался Подшибякин и включил компьютер. Там у него были все данные о самой важной и долгосрочной лжи. Текущую ложь, которая становилась неактуальной очень быстро, он не записывал. А вот крупную дезинформацию с недавних пор пришлось записывать. Потому что память начала давать сбои. Подходит к нему как-то хорошая знакомая, Мария Сергеевна и так робко спрашивает:
- А вы уже переехали в новую квартиру?
- В какую квартиру? – опешил Подшибякин.
- Ну как же? Вы же сами говорили…
Он даже похолодел. Неужели запалился? Что-то наплел и забыл сам? Он бледнел и краснел, потому что не мог вспомнить, чем это для него чревато. Может, он ей размен предлагал… Может, еще что-то…
Мария Сергеевна напирала:
- Ну? Так что? Переехали или нет?
- Послушайте, Мария Сергеевна… - отвечал похолодевший Подшибякин… - Я же вам ничего не обещал… Не обещал?!!
- Ну как же… - сказала Мария Сергеевна и внезапно исчезла, оставив его в мучительных раздумьях.
Он, наверное, взял у ней предоплату за размен квартиры. Он сказал ей, что переезжает на новую квартиру, а старую уступит ей… Или он обещал на ней жениться после переезда? Да ну. У него с ней ничего не было.
Или эту операцию он проводил месяц назад, когда собрал деньги за долевое участие с двенадцати человек…
Пить точно надо меньше. И курить. Итак память не справляется. А тут еще годы свое берут…
Хорошо политикам. Можно плести все что угодно совершенно безответственно. Сегодня сказать, что повышения цен не будет, а завтра, когда цены выросли в пять раз, с невинными глазами опять что-нибудь пилить по телевизору, глядя в глаза миллионам. Можно пообещать каждому по квартире и две машины за ваучер, а потом жалобно спрашивать народ: « И чего вы меня так не любите? Злые вы все… Остапа Бендера любите, а нас – нет»…
Да, но любят ли «Остапа Бендера» те, кого он нагрел – вот вопрос…
С тех крупную дезу он стал записывать… Как знать, может, это его и погубило. Он стал меньше надеяться на память, и все данные постепенно перешли в компьютер. В древности некоторые считали, что появление бумаги и письменности сильно ослабит память. Может, конечно, до письменности память у людей и была во много раз мощнее, кто знает. Но с тез пор, как Подшибякин стал все записывать в компьютер, его память точно усохла и атрофировалась, как ненужный рудимент. Теперь он целыми днями ходил молча и на вопросы старался сразу не отвечать. Спросит у него что-нибудь, он так задумчиво отвечает:
- Знаете ли… Что-то я сегодня так загружен работой, все мысли там, в работе… К тому же просто голова болит… Я не готов ответить на вопрос. Завтра отвечу.
Придет домой, посмотрит в компьютере, что кому он там наплел, и тогда уже вспоминает. Но это если вопрос был важный. А с мелкой ложью было проще. Спросят у него:
- Ну как ваша рыбалка с директором оптовой базы?
- Да прекрасно! Дождь вот только помешал…
- А разве был дождь?
- Ну а как же. А что, в городе не было?
- Да ни капли! Ни облачка!
- Да что вы говорите, удивительно даже. А там окладные ливни, все черным-черно…
Это в пяти километрах от города. Загнул, наверное, сам понял. Приходится добавлять:
- Мы же не на Чудовом озере ловили, как собирались. который в пригороде… А уехали в … далекие пруды там есть… Ага…
Вот в таком экстремальном мире ему приходилось существовать. А тут жена снова грузит:
- Ты туфли то из ремонта забрал?
В ответ тишина. Надо вспоминать, какие туфли… туфли, туфли, туфли… Успел записать в компьютер или оставил в памяти, как проходняк? Туфли, туфли, туфли…
- Какие туфли?!! – не выдержал.
- Как - какие? Новые!! Которые за полторы тысячи купил и до дома не дошел – подошва отклеилась, а чек выбросил, заменить не смог?
Жена считала, что у него склероз, и уже старалась максимально подробно напомнить ему, в чем дело.
- Что ты мне все рассказываешь так подробно, как будто я склеротик и ничего не помню! Так и сказала бы – ботинки! А то – туфли… Я голову всю сломал, какие туфли. Ботинки… У них мастерская переехала куда-то на окраину города. Мошенники они. Переехали, а теперь не каждый поедет за своей обувью к черту на улички. Представляешь, сколько обуви невостребованной у них теперь останется? Я вот, например, не поеду туда. Еще чего, через весь город. Это целый день уйдет.
Звонок по телефону.
- Анатолий, готов?
Минута молчания. Анатолий вспоминает, куда он должен быть готов, кому чего наобещал на этот раз. Сотни вариантов прокручиваются в голове. Конкретизировать невозможно.
- А кто это?
- Конь в пальто.
- Конь, конь… В пальто…
- Да ты что, совсем с катушек съехал? Едем к твоему директору автосервиса… Или ты не узнал? Это Виктор звонит.
- А, Виктор! Перезвони через пять минут, я сейчас… Ко мне пришли.
В компьютере он находит запись: «Виктору обещал помочь с ремонтом машины». Это за то, что он помог узнать телефон протежиста для устройства в банк. Ага. Где теперь брать директора автосервиса? Придется чинить машину Виктора на свои деньги, а их нет.
- Люсенька! – зовет он. – Только сегодня стиральные машины со скидкой. На оптовке. Давай десять тысяч, сегодня привезу….
С этими десятью тысячами он ломится к любовнице, забирает у нее машинку и тащит ее домой. Ну а что же ты хотела, жена, за десять тысяч? Потому и так дешево, что без упаковки. И даже может быть б/у, но зато так дешево. Любовница остается в ожидании новой супер-супермашинки, которую любимый должен скоро привести взамен этой рухляди. На это уходит полдня. И в обед он дома. Машина чинится, Анатолий Подшибякин-два сегодня первый день на работе.
- Так ты почему сегодня дома? – спрашивает жена? – На больничном или все-таки в отпуске?
Надо вспомнить. Анатолий вообще-то не работает давно. Жена думает, что он ходит каждый день на работу. А вот что он ей сказал… не помнит. В отпуске он сейчас вроде бы или на больничном? Если на больничном, то с чем?
- Как твоя спина? – спросила жена.
С радикулитом он на больничном. Наверное.
- Спасибо. Уже лучше. Думаю, через неделю выпишут. Прогревания сильно помогли.
- Какие прогревания?
- Как – какие? Какие в процедурном делают.
- В каком процедурном? Кому?
- Мне…
- Я чего-то не поняла, - недоумевает жена. – Какие прогревания, если ты жаловался всю неделю, что с больной спиной даже некогда зайти в больницу?
- Разве? – и на лице Подшибякина появляется выражение счастливого идиота. Сознание зависло, как компьютер и не открывает нужные файлы. Перегруз дезинформации.
К компьютеру. Там все написано. Читать все сначала и подряд, учить, как таблицу умножения. Иначе сплошная путаница, хаос и крах.
В доме кто-то подключил электросварку. Случился перепад напряжения, и компьютер сгорел. Подшибякин встал и с видом зомби ходил по квартире.
- Что случилось? На тебе лица нет? – спросила жена.
Надо было что-то солгать.
- Что с тобой?
Надо было что-то говорить. Но внутри Подшибякина была лишь куча мусора. Мусор ощущался почти физически. И казался холодным, липки и противным. Хотелось вывернуться наизнанку, чтобы очиститься от всего этого. Но как? Ложь, задавившая его – это не кусок недоброкачественной колбасы. Не лишний стакан водки… Тут промывания не помогут.
- Лицо на мне есть… - прошептал Подшибякин. – Но оно не мое. Оно чье-то чужое, ненастоящее. Где я сам, настоящий? И кто я сам… Уже не знаю. Меня задавило. Ложь утащила меня по ложному пути. Вся моя жизнь – ложь. Лживая жизнь и лживая душа… Где настоящее? Все выдумки… Не на что опереться. Не-е-ет, я не Анатолий Подшибякин… Я совсем не тот, за кого себя выдаю… И паспорт у меня. наверное, фальшивый… Я, наверное, агент какой-то разведки… У меня стерли память…
- Хватит врать – то, - сказала жена.
- А я и не вру, - сказал Подшибякин. – Я сейчас еду в банк на рыбалку с шефом, чинить его автомобиль в магазине со скидками.
- Сколько лет с тобой живу, и никак не пойму, где ты лжешь, а где говоришь правду… И где тебя так лгать научили?
- Не курсах. Там учат кто его знает чему. Они-то не знали, что врать - это нехорошо… Чтобы запомнить одну маленькую ложь, я тратил уйму энергии… А когда «дезы» стало миллионы гигабайт, я не выдержал.
- Спину-то забеги, прогрей, - зевая, сказала жена и пошла смотреть сериал.
- Не поможет, - обреченно сказал Подшибякин и вышел.
Странный человек долго бродил по городу. Иногда он приставал к прохожим с идиотским вопросом:
- Люди, скажите, кто я?
Его приняли за несчастного, потерявшего память. Но на приеме у психиатра он вел себя совсем не так, как жертвы амнезии.
- Вы живете в этом городе? – спрашивал врач.
- Не-а! – радостно отвечал пациент, чувствуя, как теплеет на душе.
- Сколько вам лет?
- Пятнадцать, - с восторгом заливал Подшибякин.
- Вы хотите остаться в больнице?
- Да… Очень хочу! - радостно лгал Подшибякин, но потом до него дошел смысл сказанного. Но сказать что-то другое он был не в силах.
- Это симуляция амнезии и редкое расстройство психики. Патологическая хроническая ложь. Назовите свое имя и адрес. Иначе мы не можем вернуть вас домой. Вы знаете свое имя и адрес?
- Не знаю… - простонал Подшибякин.
- Вы хотя бы изредка говорите правду?
- Всегда! Иногда! Никогда!
- Уже теплее…
Из больницы Подшибякин вышел другим человеком. Он стал честнейшим и правдивейшим человеком. Он совсем разучился лгать и жизнь его превратилась в ад.
Правду у нас любят и не всегда. Правда, она тоже бывает разная. Бывает, правда глаза колет.
Он рассказал жене о своих любовных похождениях на стороне и развелся. Продал квартиру и отдал все долги. Его не держат на работе, потому он режет правду матку в глаза. Еще оказалось, что правду иногда называют «стукачеством».
Честный, искренний и правдивый бомж теперь обитает в трущобах. Он постоянно в синяках – оказывается, патологическая правдивость имеет свои побочные эффекты…
Автор

 

Вернуться в "Золотое перо-2006"

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1