Объявления

Писать просто и ясно так же трудно, как быть искренним и добрым.
(с)Сомерсет Моэм


Шанс Св. Валентина

Шанс Св. Валентина

Сообщение Doctor Lloyd Октябрь 11th, 2007, 11:12 am

Той зимой я носила красное. Знаю, звучит шикарно, но на самом деле ничего более убогого, чем мой тощий пуховичок и ботинки из кожзама в целом городе не найти. Спасало меня только мамино наследство. Кудрявые блестящие волосы невзрачные, но правильные черты лица и правило: «Детали решают все». Каждое утро я мыла волосы водой с лимонным соком, красила ресницы дешевой тушью и декорировала убогую одежку пушистым ангорковым шарфом, который коллеги подарили, скинувшись, мне на день рождения.
Я одевалась в секонд хэндах, и без ложной скромности признаюсь, выходило у меня неплохо. Шерстяная юбка в клетку, почти как у «Барберри» не только грела, но и подчеркивала стройные лодыжки. Клеенчатая «лаковая» сумка удачно вписывалась в стиль «винтаж» и вмещала все необходимое, от пластикового ведерка из-под майонеза, в котором я носила на работу обеденную гречку, до громоздкого мобильного телефона, архаичность которого можно даже было счесть причудой интеллектуалки. За 50 рублей я нашла во «ФрикФраке» (как это точно! Клоунские фраки для несчастных фриков) бежевый шерстяной пуловер. Несколько взмахов ножницами и получилось шикарное декольте. Жаль только, использовать этот соблазнительный вырез можно лишь стырив у Нелли лифчик «вондербра» на вечерок. Обычно я просто одеваю под пуловер белую папину рубашку, перекроенную под мои узкие плечики.
Разнылась что-то, прям сиротка…
Той зимой я носила красное. Может, это меня и спасло. Февральским вечером я шла с работы пешком. Темно, слякотно, но проносящиеся по шоссе машины освещали путь и даже как будто составляли мне компанию, некоторые даже бибикали ободряюще. Я машин не боюсь, они как будто существуют отдельно от хозяев, похожи на добродушных лошадей, впряженных в городскую суету. Каждый вечер мы с ними добирались до дома, наблюдая смену времен года, переговариваясь, смеясь над особенно нелепыми хозяйками-автолюбительницами (ну разве не глупо? Курицу пустили управлять лошадью), мечтая об особенно симпатичных хозяевах-автомобилистах. Не знаю, кто из хозяев этой жизни сидел в тот вечер за рулем – трусливая курица с буквой «У» на заднем стекле или пьяный барин…
Ничего особенного рассказать об этой аварии не имею. Я шла-шла, вглядываясь в слякоть, а потом – БУМ! – резкий толчок, вспышка света, ледяная каша царапает ладони, я думаю о светлой юбке почти как у «Барберри».
Судя по всему, я потерла сознание на несколько часов. Во всяком случае, машины уже проносились редко, где-то вверху, надо мной. Пошевелиться больно. Ноги окоченели. Хорошо, что упала на спину – можно перед полным переохлаждением полюбоваться на звезды.
И беспомощного забытья меня вырвали голоса. Мужчины. Молодые мужчины. Собираю все силы, чтоб крикнуть, но горло не слушается и вырывается только жалкий всхлип. Надо мной остановились несколько сигаретных огоньков. Посовещались тихо, удивленно. Посветили мобильником. Счастье, что я вырубилась, а то бы добили. Счастье, что ходила в страшненьком пуховике. Забрали только шарф и сумку.
Следующее воспоминание – глубокой ночью, в самый темный час. Дымчатую плотно-серую тьму прорезают лучи фар и веселый гогот. Струйка журчит. Еще одна. Черт с ним, пусть делают что хотят, но я хоть попытаю счастья.
- Ы-ыыы… - это только у меня в голове. Горло не случается. Никакого звука.
- Слышь, Шурик! Че там красное? Чемодан кто-то выбросил.
- Гы! Валя, как ты рулишь такой пьяный?
- А у меня все гаишники куплены. Слышь, Шур, тут девица. Мертвая что ли?
- Не трогай, дурак! Валим отсюда. Пьяный за рулем, девка мертвая… На хрен надо. Заплечную выкинули поди…
- Шурик, не ссы, пардон за каламбур. Иди, девица живая, ща потащим ее в машину.
- Ы-ы-ыы… - боль продрала мне горло.
«Ну и видок, должно быть. Грязная девица в старом пуховике орет, как бешеная», - ха-ха, незамужнюю девушку мысль о внешности в присутствии мужчин не оставляет даже в такой плачевной ситуации. Я вырубилась от боли, недовольная своей внешностью.

Очнулась в палате. Одиночная, шторы дорогие, телевизор. Как там? Шурик, Валя, все гаишники куплены? Рыцарь на белом коне, стало быть. Удалой и благородный. Заплатил за больничку.
Грудь сдавливает тугая повязка. Ребра, значит, сломаны. Руки вроде целы. Пальцы ног шевелятся. Голова вертится. Ладно, все основное при мне.
Дверь тихо открылась, и в палату крадучись вошел Высокий Блондин. Мама дорогая! Я в раю. Канонический Высокий Голубоглазый Блондин в стального цвета костюме и бледно-розовой рубашке прокрался в мою палату с букетом роз. Неужто добрый Валя спасет меня от скупой Нелли и чудовищных красных пуховичков. Мы будем жить на маленьком острове в оффшорной зоне, пить Пина Коладу и запретим красный цвет…
- Рад видеть, что вы очнулись, - он очаровашка! Улыбка как у Бреда Пита. – Разрешите представиться…
- Валя?
- Э-кхм…Точно. Так вы все помните? Мы с Шуриком вас нашли на дороге. Перелом трех ребер. Вам повезло, дела были плохи, еще чуть-чуть бы и…
- Шурик ваш, конечно, тот еще джентльмен, - нежно улыбнулась я. – А вам спасибо, что настояли… У вас машина белая?
- Б-белая, вообще-то, да.
- Вы мой рыцарь на белом коне.
- Ой, да что вы. Так поступил бы каждый.
- Вот Шурик ваш…
- А он, кстати, первый к вам хотел прийти, попроведать – цветы, вот, купил. Но его срочно вызвали в офис и отправили в командировку.
- Ну и Бог с ним. Я рада, что вы пришли один.
- О, что вы, с Шуриком было бы весело. Вы на него не сердитесь, а? Он добрый малый, у всех бывают проколы. Л-ладно, вам нельзя долго… Пойду. Завтра навестим вас.
- Я буду ждать. Тебя.

Назавтра никто не пришел. Странно, что Нелли меня не нашла. Она, конечно, тварь редкостная, но отца любила. И в память о нем прибежала бы… Они не знают, кто я. Документы были в сумке. Странно, что Валя не расспросил у меня. Впрочем, я и сама не узнала, что за имя такое – Валя? Тоже мне, святой... Ну и ладно. В остальном очень перспективный молодой человек.

На следующий день в палату ворвался отвратительно жизнерадостный коротышка в тертых джинсах и свитере а ля «бабушка вязала». Яссна… Шурик. Так я и думала, они с Валей – две противоположности. Тот высокий и стройный, скандинавского типа, робкий, чуть не заикается, тонкая натура. Этот коренастый, с черными кудрями, глазки бегают, как маслины по тарелке. Вместо цветов принес шуршащие кульки из супер-маркета - еще б с авоськой пришел.
- Дорогая моя, друг поведал, что вы живы-здоровы, прошу прощения, что не нанес визит раньше, мой шеф – бесчувственная скотина – сослал в командировку как раз в тот момент, когда душа моя устремилась в эти палаты. Ничего палатка, да?
- Да, все очень мило, - с прохладцей ответствовала я. – А вы, должно быть, работаете лесничим? Только что из тайги?
- О, крошка из кювета показала зубки, значит, дела идут на поправку, рад за вас. Позвольте отрекомендоваться, меня зовут…
- Шурик, я знаю.
- Хм… Шурик? – кудрявчик надул губки и задумался. – На да… конечно… Шурик… А давайте лучше Александр. Тогда уж. Будем знакомы?..
- Мила.
- Милая Мила… Вдоль дорог ходила, - коренастый все еще был в некоторой задумчивости.
- Ладно, Милочка, после меня зайдет сестра. Медицинская, не моя сестра! Так вот, скажете ей еще и фамилию, телефончик, адресок. Наверняка, у такой милой барышни есть, кому волноваться о пропаже. А пока вот вам мои гостинцы… От Шурика, так скать…
В шуршащих пакетах, как и ожидалось, оказалась жирная украинская колбаса, салатик «оливье», куриная ножка и прочая снедь, которую я на дух не переношу. Мне бы гречки. Ладно, хоть апельсины принес.
Далее последовал сюрприз. Простоватому Шурику было смекалки не занимать – принес свежие газеты, несколько глянцевых журналов.
- Свежая пресса. Не знал, что вы предпочитаете.
Затем из шуршащего кулька появились книги.
- Ну, я взял в расчете на разный интеллектуальный уровень, - вот хамло! – Женские детективы, Коэльо, как стать стервой – эту, может, и зря взял, - ну и, вдруг заинтересует: «Баудолино» Умберто Эко.
Что ж, прощелыге надо отдать должное. «Баудолино» я страшно хотела почитать, но в магазинах книга по-прежнему стоила слишком дорого для меня.
- Спасибо, Шу… Александр, Эко будет для моего неокрепшего интеллекта в самый раз.
- Рад стараться. Что ж, побегу! Труба зовет. Леса, так скать… Желаю скорейшего выздоровления. Ciao, bella!

К моему облегчению, скользкий Шурик больше не появлялся. Зато Валя приходил каждый день. Приносил розы и книги. Я перечитала всего Эко и даже взялась за «Улисса», до которого – к стыду своему – не дошла даже в студенческие годы. С филфаком у меня ассоциировались только вечеринки, шоппинг и веселое прожигание жизни. Это потом пришлось распродать шмотки и экономить каждую копейку. На зарплату учительницы шибко не разгуляешься.

Когда меня выписали, время как будто повернуло вспять. Валя водил меня по магазинам. На его добродушном белом фордике мы ездили обедать в загородные рестораны. У него было много свободного времени, потому что Валентин Алексеич еще не определился, кем хочет стать, «когда вырастет». Его папа качал в Баку нефть (так что Шурик в свитере приезжал не совсем из леса, он работал кем-то вроде смотрителя нефтяных вышек у Алексея Григорьича). Папа был страшно занятой и несколько раз отменял шикарные приемы, потому что вынужден был лететь в Баку (видно, Шурик справлялся не очень-то). Но сама мысль, что Валентин готов представить меня своему отцу, грела и обещала радужные перспективы.

Оказалось, я не разучилась шикарно одеваться и кое-какие бутики находятся на том же месте, что и во времена моей веселой юности. Я получила в подарок два коктейльных платья от Шанель и даже записалась в очередь на безумно дорогую сумочку.

Мы ходили на закрытые вечеринки в клубы, о существовании которых я и не подозревала. Там тусовались теледивы и сладкие мальчики, о которых пишут в таблоидах. Мы завтракали в ресторане на вершине небоскреба манной кашкой со свежей клубникой за 50 евро. Это была летняя сказка! Сон, в котором роскошные подробности сливались в одну искрящуюся карусель с золотыми пузырьками шампанского.

В конце августа Валя повез меня смотреть легендарную Рублевку. Ничего особенного – охрана на въезде, грандиозные коттеджи, много безвкусицы, но есть и очень стильные домики. Нас ждала барбекью-пати в усадьбе с небольшим, но со вкусом разбитым английским садом. Сначала кажется, что это первозданный лес. И лишь потом понимаешь, что план сада тщательно продуман, ручьи проложены, пышные травы цветут в строго определенной очереди, а живые изгороди начинают краснеть и желтеть ровно тогда, когда им повелел неизвестный садовник.
Строго говоря, это была не барбекью-пати, а чинный обед с пятью переменами блюд за полностью сервированным столом под белым шатром. Гости блистали отбеленными улыбками, гостьи – неброскими колечками и кулонами с брюликами. (Брюлик-пати, ха-ха! Это будет точнее)
- Пу-упсик, видел тачку у Катюхи? Ну не могу я больше ездить на этой банче, - отполированная блондинка нежно касалась классным бюстом руки своего пуу-псика.

- Мариш, ну как этот салон? Адвокат им исполнил?
- Да я, б…дь, с землей сравняю эту прош…ку! Они думают сломать ноготь, а потом обхамить им с рук сойдет?

- Милочка, что у вас за туфельки? Не могу вспомнить, у кого в прошлом сезоне видела такие… Чу? LV?

Меня это кудахтанье достало.
- С вашего позволения, мне надо отлучиться.
- Мил, ты далеко?
- Припудрю носик. А потом пойду прогуляюсь. Хочешь – присоединяйся через пару минут.

В гостевом туалете царил прохладный полумрак. Только огромные овальные зеркала освещали по краям целеустремленные крошки-лампочки, как в театральной гримуборной. Я сняла злосчастные туфельки (от, всего лишь, родного «Карнаби»), и ступни благодарно отозвались на прикосновение прохладного черного дерева. Я задвинула их под умывальню. Покружилась немного по огромному туалету, больше похожему на будуар минималистки, и зашла-таки в кабинку, едва прикрыв дверь.
- Кать, так что там с Валечкой, ты у Шурки не спросила?
- Не спросила, эта на нем просто висит.
Интересно, что за девица польстилась на нашего Шурика. И что это Катька делала в Баку, откуда он носа не кажет вот уже два месяца.
- Ну интересно все-таки, он Танюше предложит наконец?
- Да куда он денется. Уж два раза откладывал, чего тут думать еще.
- Да уж… Терпеть приходится. Нашел себе новую страсть. Ничего, еще месяцок и надоест ему. Как натура увлекающаяся, Валечка скоро захочет чего-то новенького.
Фууть! Ш-шшух!
- Ух! Хороший матерьяльчик.
- Не говори, сразу бодрость духа нахлынула. Пошли, а то пупсик потеряет меня.

Я в этом шикарном туалете пережила самые страшные минуты своей жизни. Куда хуже, чем в придорожной канаве. Значит, я – увлечение? Значит, Танюша там какая-то ждет и дождется? Ну дождутся они у меня. Хватить сидеть, пора действовать. Все же за любовь надо бороться.
Честно говоря, я особо не думала, люблю ли я Валентина. То есть, вопроса такого не задавала себе в принципе. Он мой принц на белом коне. Он меня спас. Он хочет быть со мной. Мне с ним хорошо. Я о нем забочусь…
А он, бедный мальчик, тяготится в это время обещаниями какой-то Танюше. Он не может порвать узы честного слова, данные до встречи со мной. Мой робкий скандинав. Мой рыцарь без страха и упрека… Теперь я тебя спасу!

Я рванула в сад, лихорадочно обдумывая, как помочь бедному Вале. За живой изгородью ритмично постанывал разомлевший «пупсик». Кажется, кому-то достанется новая машинка.
- Сделай ярче, малыш! Фейерверк!
Что? Валя? Это ж его коронная фразочка. Сати-ир! Или нет? Это Танюша оказалась среди гостей и устроила ему парад-алле с фейерверком из глаз!
- Так-так, малыш! Валечка любит фейерверки, - пока я крадучись обходила изгородь, ни одной блестящей фразы у меня в голове не родилось.
Хм, перед изящной белой скамейкой на коленях стояла изящная кореяночка – эта, Аня. А на скамье восседал… Шурик. Я от стыда приросла к месту и только пялилась на ее нежный профиль, на маленькие ручки, сжимающие… Э… Впрочем, что они сжимали, то постепенно сжималось, теряя к происходящему интерес. На лице у Шурика, тоже ничего интересного не отражалось.
- Милочка, если я правильно помню? – сухо заметил он, нарочито медленно заправляя белую рубаху в брюки. – Барышня, вы, видно, существенно продвинулись в плане информированности, но остались хамкой, как и прежде. Какого черта?
- Шурик, простите, я…
- Так Шурик или Валечка, вы уж определитесь, как меня будете звать-величать.
- Валь, я пойду, - тихо пробормотала зардевшаяся Аня и гибкой лаской ускользнула в сад.
- Валя?
- Милочка?
- Ты же Шурик… - в голове закружилась блестящая карусель. Пузырьки шампанского. Странная робость моего первого визитера в больнице… Я ведь сама назвала их, не дала представиться… Книги… Энергичный и самоуверенный «Шурик». Белый принц. Милая Мила, вдоль дорог ходила… Спроси у Шурика… Танюша…
- Окей, Валентин. Или лучше Александр? Вас, стало быть, ждет Танюша. Ждет от вас предложения. А вы тут девушку принуждаете к… к… фейерверкам!
- Дура вы, Милочка. Хамка и дура. Танюша ландшафтный дизайнер. Я ей предлагал оформить мой сад, но не был уверен, сделать японский или английский, вроде этого. – Валентин приосанился, - Между прочим, второй раз отложил проектировку сада из-за вас. Поверил – о, святая простота! – что судьба прислала мне верный знак. Все-таки найти 14 февраля девицу прямо на дороге, недурственную девицу, хоть и в жутком виде, надо сказать… Но сердцу не прикажешь. Ты своего спасителя сама выбрала. Тогда, в больнице. Каждому свое, так скать… И слава богу. За сим откланяюсь.
Бред какой. Как стыдно. Как несправедливо. Точнее – справедливо. Я хамка с большой дороги. Слепая дура. Курица с буквой «ду» на лобовом стекле. Не дала ему ни единого шанса. Высокомерная Милочка. Даже если б это был Шурик, разве не заслуживал он снисхождения? И поделом тебе. С настоящим Шуриком ничего не склеится. Мало того, что он малодушно врал мне столько месяцев, так он еще и славится бабником. Они же все смеялись над ней. Они знали, что он не Валя! Все эти светские кумушки, при мне обсуждавшие многочисленных этих Шурика. А я хихикала вместе с ними, не понимая, как глупа, как бесконечно глупа моя роль.

К счастью, мне хватило ума не бросить работу. С первого сентября я вернулась в свою школу. Продала все дорогие шмотки, и даже очередь на сумочку. Наши миры пересеклись лишь потому, что двум пьяным пупсикам захотелось отлить прямо на февральском ночном шоссе. Теперь нет никаких шансов встретиться. И слава богу. Каждому свое.
Господи, я эту исповедь писала всю ночь. Машина времени, в полном смысле слова. Прокрутила в голове год жизни, но съела драгоценные часы сна. Пора собираться в школу. Надо же, ведь сегодня 14 февраля. Вот хорошо бы прийти вечером и записать…

К вечеру потеплело, на улице снова слякоть. Сапоги, вон уже все в грязи, остатки роскоши. Что-то я разбаловалась – на что жить-то буду? Ладно, поймаю лошадку. Алле, ребята, куда мчитесь? О! Красная машинка – на удачу.
- Валентин?
- Садись, Милочка. Видно, судьба такая. Я ведь сад так и не заложил. Расстроился очень, полгода у отца в Баку провел, пахал как черт. А вчера вдруг подумал, вдруг судьба дает второй шанс. Тебе, хамка с большой дороги. И мне…
Аватара пользователя
Doctor Lloyd
Модератор
 
Сообщения: 1281
Зарегистрирован: Август 7th, 2005, 9:04 am
Откуда: Москва
Число изданных книг/Жанр/Издательство: Малая проза

Сообщение Юлия_Набокова Октябрь 11th, 2007, 11:53 am

Ну наконец-то!
Как только я прочитала конкурсную фразу "Этой зимой я носила красное", так и ждала, что появится рассказ, про девушку, которую сбил автомобиль. Или чуть не сбил - исключительно благодаря яркому цвету одежды. :mrgreen:

Начало очень понравилось! Изумительно хорош контраст "звучит шикарно, а на самом деле ничего более убогого не найти...". Потрясающе подобраны детали - "шерстяная юбка в клетку, почти как у "Барберри", лаковая сумочка под винтаж, шарфик, купленный коллегами на праздник, пластиковое ведерко из-под майонеза. С самого начала создается яркий и живописный образ героини.

Но дальше меня постигло разочарование. Из скупых деталей выяснилось, что героиня - дочь богатого отца, привыкшая к красивой жизни. Но после его смерти мачеха прибрала денежки к своим рукам, а бедняжке-падчерице не осталось ничего другого, как распродать свои шикарные вещи и устроиться на работу учительницей. Ну не верится мне в это! А где ее обеспеченные друзья, где приятели отца? Что, никто не мог предложить девушке с высшим образованием приличную работу? Да даже гувернанткой бы нанялась - и то больше получала, чем школьная учительница. Никак не объясняется ее выбор работы - она так любит детей? Она мечтала о работе в школе? Что-то об этом ни слова. А если работа нужна ради денег, то школьная учительница - это самый непривлекательный вариант из всех, которые открываются перед выпускницей филфака. Мои однокурсники пошли в журналитику, на телевидение, в рекламу, в менеджмент . И героиня - девушка не глупая, бойкая, мечтающая хорошей жизни, почему ж она в учительницы пошла? И ведь труд не из легких, работа нервная, стресс покруче, чем у всяких менеджеров. Где логика, где мотивация?

Из-за этой противоречивости в образе и общее впечатление от рассказа несколько померкло.
Моя новая книга - http://www.labirint.ru/books/257565/
Аватара пользователя
Юлия_Набокова

 
Сообщения: 2029
Зарегистрирован: Ноябрь 26th, 2004, 8:49 am
Откуда: Москва
Число изданных книг/Жанр/Издательство: 9/юмористическое и городское фэнтези/Альфа-книга, АСТ

Сообщение Elsie Октябрь 11th, 2007, 12:01 pm

Согласна с Юлей, как-то неубедительно.
Elsie

 

Сообщение Влад Силин Октябрь 11th, 2007, 4:24 pm

На самом деле детали решают очень немногое. Та их лавина, под которой вы меня похоронили в самом начале рассказа, мало что дала к пониманию характера героини. Тем более, что вы не смогли достойно обыграть милин девиз в повествовании.
Героиня ваша оставила у меня двойственное впечатление. Вот вы несколько раз упоминаете, что это девица и вроде бы даже красивая девица. Однако мыслит она как сорокалетняя баба – унылая, истасканная и ничего хорошего от жизни не ждущая. В литературе пессимистичный взгляд на вещи нередок. Но молодёжный нигилизм – это нечто яркое, пронзительное, брызжущее восклицательными знаками. Он от избытка сил и нехватки опыта. Ваша же Мила значительно старше того возраста, что вы для неё заявили.
Вы щедро кормите читателя чернухой. Но она опять же вызывает сомнения. Ваша героиня несколько часов лежит без движения; её грабят; она не может позвать на помощь... Что с ней? «Перелом трех ребер». Опа! Доктор, у меня сломан ноготь, я умираю! Поверьте: сломанные рёбра не могли служить причиной всех ужасов, которые вы так красочно живописали. Мила просто встала бы и пошла к врачу. Если б было пробито лёгкое, она смогла бы ползти и звать на помощь. Правда, тогда она бы так просто не отделалась: лёгкое скорее всего пришлось бы ампутировать.
«- Рад видеть, что вы очнулись, - он очаровашка! Улыбка как у Бреда Пита. – Разрешите представиться…
- Валя?
- Э-кхм… Точно»
Это уж опереточный злодей какой-то. Чтобы насолить бедной барышне, он зачем-то представляется чужим именем, хохочет коварным смехом за её спиной, потом вдруг возникает малопонятная путаная интрига... Всё это так сложно, надуманно, искусственно. При этом главное осталось за кадром. Например, я так и не уяснил, что же ваша героиня сделала такого, чтобы влюбить в себя Валю-Шурика? Вечно всем недовольна, вечно брызжет ядом... Я понимаю, в современном мегаполисе бытует легенда, будто все мужчины мазохисты и мечтают исключительно о стервах, но тогда пропишите пикантные наклонности Вали-Шурика прямым текстом! Это должно быть интересно.
Вообще, у меня создалось впечатление, что вы очень хотели написать идеальный рассказ. Перед вами лежал листок с подробным руководством как это сделать. Пункт первый: побольше деталей. И вы добросовестно описали где, как и почём одевалась героиня. Пункт второй: яркие образы украшают текст. И вы щедро вывалили на страницы впряжённых в суету лошадей и ежевечернюю (!) смену времён года. Многие ваши метафоры я просто не понял, честно признаюсь... хотя воображение у вас работает великолепно, это большой плюс. Пункт третий: героиня должна действовать, проявляя грани характера в конфликте. И вы жахнули маловразумительный неискренний монолог о борьбе за любимого, влепив заодно ненужную эротическую сцену. Зачем? Пятым пунктом, вероятно, шла интрига. Иначе мне трудно понять, для чего понадобилась надуманная путаница с именами, все эти Тани, Ани и прочие статистки, напрямую в сюжете не задействованные.
У вас замечательный потенциал, у вас прекрасное воображение. Но в этом рассказе вы явно перегнули палку, переусложнив сюжет.
Влад Силин

 

Сообщение Автор Октябрь 12th, 2007, 10:32 am

Юлия_Набокова писал(а):Где логика, где мотивация?

Из-за этой противоречивости в образе и общее впечатление от рассказа несколько померкло.


Юлия Вы очень правы. У меня как-то не получилось все собрать воедино. В один момент я поймала себя на том, что просто сижу и пишу-пишу, наскоро сцепляя текст. В голове-то у меня всему есть объяснение... Ну или почти всему.

Но я рада, что хоть начало рассказа могу сделать увлекающим. Спасибо за Ваш отзыв.
Аватара пользователя
Автор

 
Сообщения: 1614
Зарегистрирован: Февраль 2nd, 2007, 6:14 pm

извините, сначала вместо цитаты я нажала синюю кнопку. по ош

Сообщение Автор Октябрь 12th, 2007, 10:40 am

Влад Силин писал(а): Всё это так сложно, надуманно, искусственно. При этом главное осталось за кадром.
...Вообще, у меня создалось впечатление, что вы очень хотели написать идеальный рассказ. Перед вами лежал листок с подробным руководством как это сделать...
У вас замечательный потенциал, у вас прекрасное воображение. Но в этом рассказе вы явно перегнули палку, переусложнив сюжет.


Это очень точно. У меня, конечно, не было такого листка, но я руководствовалась внутренним ощущением, что должно быть в рассказе.
Теперь я вижу, где слабые места, и понимаю: так оно ис есть.

Поэтому я и рада, что есть этот конкурс и возможность пообщаться с критиком - многие вещи проясняются.
Аватара пользователя
Автор

 
Сообщения: 1614
Зарегистрирован: Февраль 2nd, 2007, 6:14 pm


Вернуться в Конкурс в жанре чиклит

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1