Объявления

Изображение

Блондинка против брюнетки

Блондинка против брюнетки

Сообщение Doctor Lloyd Октябрь 24th, 2007, 11:55 pm

Я никогда не мечтала родиться блондинкой с пятым размером груди. Нет, серьёзно – вы можете мне не верить, вы можете думать, что каждая стандартная брюнеточка вроде меня хоть раз да представляла себя в роли сексапильной соблазнительницы формата Мэрилин – но только не я.
До сегодняшнего утра выражение «джентльмены предпочитают блондинок» казалось мне бессмысленным штампом из той же оперы, что, дескать, мужчинам нравятся худенькие или там что мужчинам нравятся высокие каблуки. Ну не все же такие фетишисты, в конце концов. Мой бывший например говорил мне каждое утро, когда я возвращалась с пробежки, что красивее девушки в кроссовках и жёлтых спортивных штанах может быть только девушка вообще без одежды. Вот так то.
Но сегодня утром, пока я металась по кухне в поисках анальгина или, ещё лучше, антипохмелина, меня посетили неожиданные мысли. Это было как озарение. Я поняла, что мне нужно сменить имидж. Для начала хотя бы сделать мелирование, купить лифчик с подкладкой и короткую юбку. Боже мой, в шкафу одни миди…
На ходу запивая анальгин водой, я бросилась к шкафу. Действительно, ничего подходящего для сегодняшнего дня. Блузки, юбки, брюки (оо… это точно исключено) и пиджаки были категорически отвергнуты. Я старалась на всё смотреть его глазами. Да, вещи стильные и дорогие… но его этим точно не удивишь и не соблазнишь. Нужно что-то экстраординарное.
О, экстраординарное. Точно! Это словечко сразу вдохновило меня. Лерочка, моя экстраординарная подружка, - вот кто мог мне помочь.
Не смущаясь тем, что за окном было ещё темно, я набрала её номер. В конце концов, разве друзья не должны приходить нам на помощь в любое время? Время, расстояние и прочие абстрактные мелочи не должны быть препятствием для дружеской поддержки и понимания.
Заготовив несколько фраз для идеологического отпора, я с нетерпением считала гудки. На одиннадцатом Лера нехотя ответила.

- Лерочка, доброе утро! Сорри за ранний звонок, солнышко! – Затараторила я, не давая ей вставить какое-нибудь непечатное словечко. – Как спалось?
- Пока…прекрасно, - сказала Лера, очевидно сдерживая поток ругательств. Во всяком случае, зная свою подругу, я между этими её двумя нейтральными словечками готова была услышать кое-что покрепче.
- Рада за тебя! А я вот вообще не спала… Только пришла с вечеринки. И мне срочно нужна твоя помощь! Можно я заеду?
- Сейчас?
- Боже мой, ты что, не одна?
Этого только не хватало! У меня просто руки опустились. Лерка, только не сегодня!
- Я одна, - успокоила меня Лера. – Если что-то действительно серьёзное, то приезжай. Но если…
- Да-да-да, это чертовски серьёзно! Я выезжаю! Жди через полчаса.

Ровно через полчаса моя чёрная Ауди припарковалась у Леркиного подъезда. Я вышла из машины; меня слегка мутило. Два часа сна после бурной вечеринки явно недостаточно для моего хрупкого организма.
Я стояла под звёздами, под фонарём, под морозным, хрупким, хрустальным зимним небом и думала о том, какой нереально сложный день сегодня предстоит. Мне хотелось сесть на запорошенную снегом скамеечку и уснуть. Было что-то романтическое в том, чтобы вот так, в семь утра, с трудом натянув высокие сапоги, путаясь в длинном шарфе, забраться в машину и ехать куда-то по ярко освещённым трассам. А потом выйти и мёрзнуть на ветру, ожидая не то чуда, не то озарения.
Но ни того, ни другого не произошло, хотя голова была на удивление ясной. Я подошла к Леркиной двери и позвонила в домофон.

Лера встретила меня в халате, но уже причёсанная, свежая, умытая.
- Я ужасно выгляжу? – Было первым, что вырвалось у меня, едва я на неё взглянула.
- Потаскано немного, - сказала она, бегло меня оглядывая, - а так вроде нормально. Садись, я сейчас кофе сварю.

За что люблю мою Лерку, так это за то, что от неё пощады не дождёшься. Если спросишь её о чём-то – ответит честно, а мне, мазохистке, только этого и надо. Хотя в момент самой жестокой расправы над подругой её синие глаза по-прежнему сияют безмятежно и нежно. Нежно-безмятежно… Красавица моя, Лерочка!
И на этой-то её ангельской внешности, неудачно сочетающейся с резким характером, многие и обжигались. Но моя Лера не была стервой – нет, она просто капризная, взбалмошная, красивая девушка (крашеная под платиновую блондинку – тон в тон Мэрилин Монро). И прекрасная подруга к тому же. Верная и самая близкая.

Лера поставила на стол две чашечки с ароматным экспрессо и села рядом со мной на диван.
- Ну, рассказывай, что у тебя за панические настроения, - улыбнулась она, устраиваясь поудобнее на мягких подушках.
Я взяла чашечку кофе и поднесла к губам. Никогда не любила вкус кофе, но его запах – такой бодрящий, и в то же время тёплый, уютный… ммм…
- Ох, Лерка, - я снова поставила экспрессо на стол. Иногда бывает состояние, когда кажется что можешь питаться воздухом. – Даже не знаю с чего начать… Этой ночью я была на вечеринке у Берецких. Хотела заехать к ним на пару часов, ты же знаешь, у меня сегодня собеседование в час… Думала высплюсь, приведу себя в порядок… Да как же!
Лера лукаво мне подмигнула:
- Это Берецкий значит тебя так задержал? – И добавила нарочито занудным голосом (а глазах плясала усмешка): - Катююш, я буду ревновать!
- Лер, ну перестань! Берецкий год уже как женатый человек.
- Бла-бла-бла. Ещё б ему кто-нибудь об этом иногда напоминал.
- Алла напоминает, - я пожала плечами.
- Да брось! Алла у него овечка, слова поперёк не скажет. К тому же пока он гуляет, она тратит его деньги. Да ещё как тратит! Повезло девке.
- Лера – стоп! Это мы потом обсудим. У меня же срочное дело! Так, буду краток, как говорил наш незабвенный Игорь Иваныч (у Игорь Иваныча мы с Леркой когда-то работали вместе, там познакомились, и сдружились). На вечеринке я встретила Степана Лугина, к которому я иду сегодня на собеседование. Он сногсшибательный мужчина, красавец, да-да-да, только ни о чём меня не спрашивай (а я уже видела, каким любопытством загорелись Леркины голубые глаза). Я о другом. Он был у Берецких с блондинкой. Но это ещё полбеды. Я думала, это его девушка – а оказывается, так, только познакомился недавно. И вообще, Димка сказал, у него куча баб. Но знаешь, что самое ужасное? (Лерка пожала плечами, делая глоток экспрессо. Я выдержала театральную паузу) Лера, они все – блондинки! Ты представляешь? На брюнеток он даже не смотрит!
- Погоди, Катюш. Я кажется что-то упустила. Ты же у нас крутой профи, Дизайнер Дизайнерович и вообще… Пока не вижу связи между цветом волос и твоим трудоустройством.
- Но эта связь есть! Пока на моё место претендуют такие люди как Макс Бриго или Антон Галичев, у меня нет шансов понравиться Лугину. Он даже не станет смотреть моё резюме! Потому что жен-щи-на!
- А я всегда считала, что быть женщиной – это козырь при устройстве на работу.
Я с лёгкой завистью взглянула на платиновую шевелюру подруги.
- Для Лугина мне нужно стать блондинкой, - стиснув зубы, я всё-таки решилась произнести то, что плясало на языке всё утро. – Тогда это будет не просто козырь, а настоящий джокер.

Лерка конечно была в шоке. Да я сама была в шоке от себя. Столько лет работать над имиджем, подбирать гардероб, иметь дома коллекцию из пятнадцати оттенков ярко-красных помад – и вот, в одно прекрасное утро взять и всё полностью поменять. Может, смотреть на это как на увлекательную авантюру? Жизнь с чистого листа и всё такое… Я же люблю перемены. Люблю менять мужчин и сумки.
Но правда жизни была в том, что цвет волос я менять совсем не хочу. Чего ни сделаешь ради работы у Лугина – да всё, что угодно. Но проблема в том, что моё «всё» ему совсем не нужно (хотя мне не трудно, он мужчина очень привлекательный). Лугину блондинку подавай. И я, как настоящая карьеристка, пойду до конца.
Лерка меня долго отговаривала. Но ничего нового она мне не сказала… «Катя, ты красавица (знаю, но Лугину наплевать). Когда сидишь с этой своей тонкой сигареткой, стряхивая пепел наманикюренным ноготочком, - просто роковая женщина. Худенькая, изящная, темноволосая… на кого же похожа? Ммм… не знаю. Только сама на себя. Ведьма большого города и топ-модель одновременно».
- А Лугину не нужна ведьма. Ему фею большого города подавай, - грустно сказала я.
И мы пошли делать из меня фею.

Спустя несколько часов из салона вышла новая я. Странно, но когда я смотрела в зеркало на свою новую шевелюру, мне было абсолютно всё равно. Теперь оставалось только взять у подруги юбку – пробежаться по магазинам я уже не успевала. К счастью, у Лерки нашёлся ещё и топ, который был ей маловат – а мне в самый раз.

Итак, в час дня я зашла в кабинет Лугина. Абсолютно уверенная в себе, светловолосая, с шикарной укладкой, да ещё в этом открытом топе и юбке-балеринке – интересно, это выглядит достаточно творческим подходом к творческому собеседованию?
- Здравствуйте, Екатерина, - сказал он и окинул меня взглядом. Я тоже мысленно окинула себя взглядом и осталась довольна. Лугин видимо тоже.

И мы с ним долго говорили – обо всём: сначала о моём резюме, потом о моей прошлой работе, потом о Берецком и о последних выставках в Москве. Степан – он попросил обращаться к нему по имени – оказался умным и галантным. Только очень серьёзным. Он ни разу не улыбнулся.
Странно, думала я, глядя на него – почему ему нравятся блондинки?

Когда я выходила из кабинета, я столкнулась с Галичевым. Он держал в руках планшет, как всегда был занят своими мыслями (наверное, гениальные творческие идеи вырабатывал) и как всегда ни на кого не смотрел. Я была только рада, что он не узнал меня. И вдруг – диво дивное! – Галичев поправил очки и уставился на меня. Пришлось ему улыбнуться.
- Катя?
- Здравствуй, Антон, - сказала я, пытаясь официальностью тона компенсировать некую фривольность внешнего вида. – Ты к Лугину?
- Да. А ты от Лугина?
Он улыбнулся, и я поняла, что он настроен сегодня доброжелательно.
- От Лугина, - подтвердила я с ослепительной улыбкой. Глупый разговор.
- Выглядишь… необычно. Что-то в тебе изменилось.
Я рассмеялась. Галичев такой забавный.
- Антон, да я перекрасилась вообще-то. Заметил, да?
- Конечно заметил. Просто что-то в тебе изменилось… как тебе…
Он обошёл вокруг меня и снова уставился мне в лицо. Я почувствовала себя экспонатом кунсткамеры. У Антона ещё такой странный пристальный взгляд…
- А может, приедешь ко мне в студию? Устоим фотосессию. А? Будешь моей моделью?
Я немного поломалась, но в конце концов мы условились, что он заедет за мной в шесть. Я была уверена, что фотосъёмка – только предлог, чтобы затащить меня в свою студию. Ну и ладно. Съезжу, всё равно вечер свободен. Заодно узнаю, как прошло собеседование Галичева.

Вторую половину дня я провела бездарно. Антон приехал в полседьмого, я как дура полчаса сидела накрашенная перед зеркалом и разглядывала себя. Действительно, что-то не так. Антон прав… Идёт ли мне быть блондинкой? Ммм… не знаю. Но вот этот вырез мне определённо идёт. Очень секси, по-моему.

Но Антон как будто этого не заметил. Мы приехали в его студию, он угощал меня белым вином и показывал свои последние работы. А потом фотографировал. Это продолжалось не меньше двух часов, и я устала позировать. Антон бегал вокруг меня, ставил свет, просил не улыбаться, - а потом включал фен, чтобы волосы казались летящими.
- Покажешь фотографии, когда напечатаешь? – Спросила я. Антон снимал на плёнку.
- Конечно.
Он был такой серьёзный, когда убирал свою фототехнику.
- Вызвать тебе такси? – Спросил он из дальнего угла комнаты, копаясь там в коробках с негативами.
- Попозже, - его деловой тон меня слегка задел. – У тебя есть ещё вино?
- Ой… конечно, - Антон подошёл ко мне и стал извиняться: - да я тебя вовсе не выгоняю… ты сиди сколько хочешь, мне даже приятно. Давай выпьем ещё по бокалу.
Он открыл бутылку бордо (обожаю этот лёгкий звук хлопающей пробки) и разлил по бокалам. Они засияли красным рубиновым огнём.
Мы с Галичевым подошли к окну. Классный вид с одиннадцатого этажа, классное панорамное окно во всю стену… Я сделала глоток вина и краем глаза взглянула на Антона. Он снял очки и теперь смотрел на ночные огни, на снег, на машины, проезжающие под нами. Вид у него был рассеянный, в общем, как обычно. Но он милый… Мне раньше всегда казалось, что я ему нравлюсь. Только сегодня по нему этого никак нельзя было сказать.
- Кстати, как собеседование у Лугина? – Непринуждённо спросила я, продолжая смотреть в окно (ну и одним глазком, конечно, поглядывая на Антона).
- Хорошо, - сказал он и добавил почти без выражения (хотя мне подумалось, что он иронизирует): – ты такая заботливая.
И я поняла, что больше он мне ничего не скажет. Ну и ладно. Зато окно у него красивое.

***
Лугин, конечно, не мог не взять меня на работу. Я это знала. Я была уверена в себе. Но утром, накануне его звонка, начался ужасный мандраж.
Я выпила зелёного чаю, помедитировала под китайскую музыку. Но расслабиться не получилось. Когда я отвлекалась от мыслей о работе, появлялись мысли об Антоне. Странное беспокойство. Должно быть, это из-за того, что Антон так странно вёл себя в студии. Я думала, он будет заигрывать со мной и приставать, но он был таким серьёзным. Работа поглощает всё его время… Чёрт, Лугин точно выберет этого бездарного зануду-трудоголика!
Когда Лугин наконец позвонил, я так себя накрутила, что была уже на грани нервного срыва
- Степан, привет…
- Здравствуй, Катя.
Сердце колотилось бешено. Наверное, в последний раз я так волновалась, когда шла на первое свидание. Лугин молчал – секунду, наверное, или меньше, но мысли проносились в моей голове со скоростью сверхзвукового лайнера, и мне казалось, что Лугин тянет с ответом уже вечность. Я с такой силой сжимала мобильный – удивляюсь, как он пополам не треснул?
- Катерина, сможешь сегодня приехать в офис? Я тебя введу в курс дела, у нас как раз намечается новый проект.
Я с облегчением выдохнула. Думала, что наступит эйфория, но восприняла новость относительно спокойно. «Принята? Иначе и быть не могло».
Иначе и быть не могло – ведь такие, как я, всегда побеждают. Любой ценой.

***
Потом был целый месяц напряженной, но чертовски интересной работы, сдача проекта, новый проект… Мне нравилось здесь всё – мой кабинет, моя зарплата, почти ежедневные ланчи с Лугиным. И даже сам Лугин… Иногда к нам заходил Антон – он работал на фрилансе, в штат его Лугин не брал. Мы с ним здоровались довольно сухо. Не знаю почему, но когда он заходил, мне было не по себе, и я стала его избегать.
И вот, в один из таких дней, когда Галичев приехал к Лугину, а я сидела у себя в кабинете, смотрела на запорошенные снегом крыши соседних домов и продумывала содержание предстоящей встречи, в дверь постучали.
- Войдите, - я затушила сигарету и развернулась в кресле. На пороге стоял мой начальник.
- Стёп, заходи, - мы с ним общались уже совершенно по-простому.
Он зашёл и прикрыл за собой двери.
У него был такой заговорщицкий вид, что я было подумала, он хочет сделать шаг к ещё более неформальному общению. Секунду поколебавшись, я ободряюще ему улыбнулась и качнула туфелькой.
- Кать, а что, у тебя настроение хорошее, да? – Лугин сел в кресло, развалился – как-то это ему не шло, он всегда был таким подтянутым, всегда держал себя в рамках вежливости. А сейчас его тон вдруг изменился.
Я хлопнула глазами. По фильмам знаю – блондинкам это идёт.
- Катя, - Лугин поставил локти на мой письменный стол, - когда у тебя встреча с заказчиками?
- Сегодня в пять. А что случилось?
- Да я хочу поприсутствовать на ней. Мне сегодня Замеллин позвонил, что-то его там не устраивает в проекте, уже третий раз, собака, звонит, - Лугин в сердцах чертыхнулся, отвернулся, а потом снова взглянул на меня.
- Сложный случай, они сами не знают, чего хотят, - парировала я.
- Ты же мне сказала, вы договорились?
- Да… - я искренне растерялась. – Да он мне сам сказал, всё нормально вроде. Две недели не мог определиться, а позавчера всё ему нравилось. Мы уже макет начали готовить.
Лугин кивнул.
- Да, понимаю, бывает. Ты извини, если что… ты конечно не виновата. Но сегодня на встрече будем с тобой вместе. Сегодня у Антона Галичева персональная выставка открывается, я там буду. Замеллин согласился туда подъехать. И ты приезжай.
- Мне надо домой заехать… переодеться.
- Конечно, без проблем. К пяти управишься?
Он даже не взглянул на меня. Даже не подумал мне сказать, что переодеваться не нужно – я и так шикарна. Что мне идут каблуки и жемчужные серёжки.
Ох, и дурные же у меня предчувствия.
***
Когда я зашла в галерею, Лугин и заказчики уже были там. Я взяла бокал с шампанским и направилась к ним, удерживая перманентную улыбку – знакомых вокруг было так много, что, вздумай я здороваться с каждым, до Лугина добралась бы нескоро.
Сколько же их… Кто-то целует в щёчку, берёт за руку, я даже не смотрю по сторонам.
- Ах да, конечно… Привет-привет. И тебе удачи! Да-да. Привет! И тебе тоже. И тебя тоже. Привет…
Наверное, примерно так чувствовала себя Маргарита на балу у Воланда. Господи, я пришла сюда за другим, пустите меня, не трогайте меня.
Интересно, а где Антон? Рядом с Лугиным его нет… хоть на этом спасибо.
- Катерина, - Лугин выхватил меня из толпы и я очутилась прямо напротив Замеллина и какой-то маленькой кудрявой девушки с тоненькими губками, сложенными бантиком.
- Здравствуйте, - я кивнула Замеллину и вопросительно взглянула на Лугина. Кто-нибудь представит меня девице?
- Лариса, познакомьтесь – наш ведущий дизайнер и просто украшение нашей фирмы – Катерина. Катерина – Лариса.
Я только открыла рот, чтобы сказать стандартное «рада познакомиться», как за спиной Ларисы нарисовался Антон. Сначала я думала, что его улыбка адресована мне, но тут он одной рукой обнял Ларису за плечи, она обернулась, и он протянул ей бокал шампанского.
- Антон, привет! – Я легко и непринуждённо с ним поздоровалась, по крайней мере я надеюсь, что это выглядело именно так. – Поздравляю с выставкой! Такое событие! Потрясающие работы, как всегда.
Я оглянулась, чтобы убедиться, что не соврала – за моей спиной висели чёрно-белые фотографии девушек. Насколько я могла судить при беглом осмотре, не соврала.
- Похоже, кое-чего ты ещё не видела, - вполголоса сказал мне Лугин. В его глазах снова заплясали чёртики, он был доволен и весел – не знаю, то ли шампанское так на него подействовало – а оно рекой лилось, то ли они с Замеллиным уже успели о чём-то договориться.
- Чего это я не видела? – Игриво спросила я, решив ему подыграть.
Тут голос подал Антон:
- Надеюсь ты на меня не обидишься… - сказал он с чуть виноватой улыбкой. – Но я их не продаю, так что думаю злиться ты не будешь.
- Фотки класс, ей понравятся, - ответила Лариса, отпивая из бокала с шампанским. – Пойдёмте скорее.
Я едва не поперхнулась. Эта девушка с Антоном? Держите меня семеро, мама дорогая… С Антоном – девушка, которая говорит «фотки класс» и… Ладно бы это искупалось сногсшибательной внешностью… ну, скажем, блондинки с пышными формами, так ведь она далеко не звезда Плейбоя. Чёрные глазки, чёрные волосы… А вообще-то странно....
Додумать я не успела. Радуясь, как дети, Антон и Стёпа отодвинулись и дали мне возможность лицезреть серию снимков на противоположной стене.
Хорошо сделано, да, серебряная фотография, подкрашенная вручную, очень интересный свет, одна кажется немного передержана. Я не сразу поняла, почему девушка на фото так напоминает мне меня.
Ну просто никто ещё не делал мне таких красивых снимков, и к тому же – я до сих пор не ощущала себя блонди. А ведь мне идёт. Чистый глянец, незамутнённый концептуальностью.
Не давая мне опомниться, Степан развернул меня на сто восемьдесят градусов, а Антон подлил ещё шампанского. Лучше бы коньяка плеснули, ей-богу – потому что на другой стене тоже были мои снимки, и всё из той же серии. И снова раскрашенные. Только волосы там были чёрные, а губы – ярко-алые. Нет-нет-нет, не давайте мне смотреть на них, а то я разревусь на глазах у всего честного народа – это же я настоящая там.
- Господин Галичев, великолепные работы, - восхищённо выдохнул наш заказчик. Мы с Лугиным переглянулись. – По-моему, это то, что нам нужно. Игра контрастов…
- Антон, - Лугин тут же оживился, - а ты мог бы сделать что-то в этом духе для нашей рекламы?
Я опешила. Как? Великолепные работы? Игра контрастов? Да это я великолепная, это я – игра контрастов! Они что, ослепли? Вот же я стою перед ними… живая. А они смотрят на картинки и потом – на Галичева. Он сияет в лучах славы… Лариса тает рядом с ним. А как же я?
- Но… - я начала было возражать. Лугин перебил меня, вернее, просто не услышал:
- Антон, возьмёшь этот проект? Хочешь поработать в команде с Катериной? Или будешь вести его один?
Я сверкающим взглядом сверлила Антона. Но он, толстокожий, даже не моргнул.
- Я, - сказал он с невиннейшим и наискромнейшим видом, - привык работать, полагаясь только на себя. Катя отличная модель, но в работе мне сложно идти на компромиссы…
Дальше я не слушала. Всё с ним ясно. Негодяй. А я, между прочим, могла бы и в суд подать за эти фотографии! Без письменного согласия «модели»… Модель! Я вспыхнула. Вот значит как. Моделька!
Через полчаса мы ушли с выставки, поехали в ресторан. Я старалась быть милой. Но, как выяснилось, это были ещё цветочки.
Антон оживленно болтал с нашим заказчиком, мне устрицы в горло не шли. Лариса ела за двоих и молча улыбалась. Дура. А Лугин постоянно клацал телефоном.
Наконец я не выдержала.
- Стёпа, хочешь, дам свой позвонить? Что случилось-то?
- Да, девушка к нам должна присоединиться. Что-то не отвечает… А! Вот и она!
Он сказал это так громко, что даже Антон и Замеллин замолчали и обернулись, а Лариса перестала жевать. Появление девушки было эффектным.
Да и сама она, признаться, была эффектной. Натуральная блондинка с пятым размером груди… Знакомое платье цвета ирисов. Я даже не подала виду, что мы знакомы. Лера метнулась было ко мне, но потом всё поняла и дождалась, пока её представят. Мне в том числе.
Я выслушала восхищённый лепет Лугина о том, какая же Лера удивительная, неповторимая, единственная в своём роде женщина, о том, что она раньше работала дизайнером, но сейчас хочет полностью посвятить себя дому и семье… и какая же это самоотверженность. Я выслушала это всё с удивившим меня мужеством только ради того, чтобы скромно и невзначай задать очарованному Лугину вопрос:
- А как вы познакомились?
- Катя, ты не поверишь!.. – Воскликнул он.
Лера хотела что-то сказать, но сдержалась, только губу закусила.
- И всё-таки? – Продолжала настаивать я.
- Лера просто ошиблась номером телефона. И представь, звонила тоже Стёпе… - Лугин расхохотался. – У нас завязался разговор… Даже не думал, что такое бывает. Встретить девушку мечты по ошибке…
- Невероятное совпадение, - подтвердила я, даже не удостоив Лерку взглядом.
Потом сделала глоток вина, поковырялась в салате, чтобы мой уход не выглядел подозрительно, и уже потом, когда разговор перешёл на тему парижской выставки и «Эры милосердия», заявила, что ухожу.
Никто меня не стал задерживать.

Первый раз за последние годы мне захотелось пройтись пешком. Шёл мокрый снег, фонари рыжими пятнами туманно маячили вдоль дороги, синева, переходящая в черноту, полосами перерезала мне путь. Не хочу на такси. Не хочу домой.
Я шла и шла, по щиколотку увязая в снегу, но не замечала, что ноги уже помокли. Не помню, в какую сторону я шла и как долго это продолжалось, но когда я подняла голову, то увидела под небом сияющее окно. Огромное, полукруглое окно на верхнем этаже, и в нём – тёмную фигуру, беспокойно двигающуюся вправо и влево.
Не знаю, что на меня нашло. Я даже не была уверена, что это студия Антона. Но мне нужно было туда подняться. Просто необходимо!
Консьержка почему-то впустила меня, я побежала к лифту, оставляя за собой грязные лужи.
Поднялась, по пути подкрашивая губы.
Позвонила в дверь.
Да, это была студия Антона.

Он вышел – удивлённый моим приходом и моим внешним видом.
- Так ты выглядишь живее, - сказал он, жестом приглашая меня войти.
- Антон… - Я не знала, с чего начать. Остановилась в коридоре. Начался маленький потоп. Хотелось ещё и зареветь в придачу, для полной картины.
- Ну что ты?
- Она тебе не нужна…
- Лариса?
- И Лариса, и работа… Тебе нужна я!
Он опешил.
- Да, я… Ведь ты был влюблён в меня когда-то!
- Ты тогда была совсем другой, - он смутился, но глаза не прятал.
Я топнула ногой.
- Да я всё та же!
- Лугин отверг, да?
- Не будь злым!
Но всё это было зря. Сама не знаю, что на меня нашло… словно озарение. Слёзы потекли из глаз.
- Да плевать мне на работу! – Крикнула я. – Хочешь, вообще брошу её? Хочешь? Тогда поверишь мне?
- Да ты о чём, Катюша?
Я уткнулась в его плечо, он погладил меня по голове.
- Мне просто нужен друг, - прошептала я. – Я потеряла сегодня всё.
- Друг?
Он посмотрел мне в глаза. Хорошо, что он без очков, он кажется таким искренним и добрым…
- Будешь моим другом? – В упор спросила я.
- Э… ну… В чём это будет выражаться?
- Не знаю. Давай придумаем. Давай для начала я разуюсь, а ты нальёшь мне мерло, идёт?
Я выпрыгнула из сапог и побежала в зал. Там был беспорядок, но так даже лучше. У меня в душе тоже хаос.
Мы снова, как когда-то давно, открыли бутылку коллекционного вина, Антон погасил свет, чтоб лучше было смотреть в окно. И мы стояли и смотрели на сияющие витрины, на огни машин и пятна фонарей. Я люблю этот большой город. Люблю…думать о возможностях, которые открываются перед нами каждое утро, об огнях, которые манят нас вечерами…
Мы ещё так молоды.
У нас ещё всё впереди.
А вино у Антона, как всегда, отличное. И вид из окна тоже.
Аватара пользователя
Doctor Lloyd
Модератор
 
Сообщения: 1281
Зарегистрирован: Август 7th, 2005, 9:04 am
Откуда: Москва
Число изданных книг/Жанр/Издательство: Малая проза

Сообщение Юлия_Набокова Октябрь 25th, 2007, 9:33 am

Автор, не травите героиню анальгином! Он уже давно запрещен во всех цивилизованных странах.

А теперь о рассказе. У нашей уважаемой судьи Маши Царевой есть роман "Джентльмены предпочитают блондинок". В начале книги главная героиня, Саша Кашеварова, перекрашивается из брюнетки в блондинку, сживается с новыми ощущениями и новым имиджем, меняет свою жизнь, переживает ряд волнующих приключений - и в конце вновь возвращается к родному, темному, цвету волос.
Признаюсь, когда героиня вашего рассказа перекрасила волосы, я ожидала чего-то подобного: больших перемен, изменения в характере героини и ее поведении, решающего поворота в судьбе. Но как-то не получилось, что-то не то. Несмотря на то, что героиню взяли на работу, несмотря на то, что ей удалось закрутить роман с боссом, ради которого и была обесцвечена шевелюра, в остальном ничего не изменилось. Более того, героиня вообще осталась равнодушной к смене имиджа:

Странно, но когда я смотрела в зеркало на свою новую шевелюру, мне было абсолютно всё равно.


Вот это мне очень странно, и я осмелюсь предположить, что автор - мужчина. Потому что мне очень трудно представить женщину, которая НИКАК не отреагирует на такое кардинальное изменение внешности. За весь рассказ героиня ни разу не говорит о том, нравится ли ей быть блондинкой, скучает ли она по прежнему цвету волос, не жалеет ли, что сожгла волосы ради мужчины. Тема, указанная в названии рассказа и служащая завязкой сюжета, фактически никак не развивается.
Моя новая книга - http://www.labirint.ru/books/257565/
Аватара пользователя
Юлия_Набокова

 
Сообщения: 2029
Зарегистрирован: Ноябрь 26th, 2004, 8:49 am
Откуда: Москва
Число изданных книг/Жанр/Издательство: 9/юмористическое и городское фэнтези/Альфа-книга, АСТ

Сообщение Elsie Октябрь 25th, 2007, 11:45 am

А мне, в первую очередь, не понравилось шаблонное противопоставление "дура блондинка с пятым размером" и "умница работящая брюнетка", которым рассказ напичкан до предела. Заезжено и скучно, да к тому же попахивает в данном варианте откровенным сексизмом.

-А я всегда считала, что быть женщиной – это козырь при устройстве на работу.
Я с лёгкой завистью взглянула на платиновую шевелюру подруги

Лугину блондинку подавай. И я, как настоящая карьеристка, пойду до конца.

Ничего себе мысли у деловой талантливой женщины

Степан оказался умным и галантным. Только очень серьёзным. Он ни разу не улыбнулся.
Странно, думала я, глядя на него – почему ему нравятся блондинки?

То есть блондинки нравятся только глупым постоянно хохочущим хамам?

И таких примеров очень много. Более того, отсутствует логика в отношениях между героями. Так нравился героине Степан или нет? И откуда вдруг симпатия к Антону? Чем вообще руководствовалась героиня? Если она расчетливая карьеристка, то почему ведет себя как дура из мужских анедотов? :wink: Если влюбленная девица, не знающая, кого выбрать, то где она, эта любовь???

Вообщем, хоть я стараюсь и не делить литературу на женскую/мужскую, здесь, как мне кажется, явно чувствуется мужская рука.
Elsie

 

Сообщение Влад Силин Октябрь 25th, 2007, 4:36 pm

Последние дни конкурса очень интересны. Например тем, что судейский взгляд уже замылен, накапливается усталость и от рассказа требуется очень многое, чтобы понравиться.
В вашем рассказе всё есть. Вы с первых же абзацев показали героиню, вы дали ей ясные чёткие цели, она действует. Единственный минус в том, что у меня так и не возникло эмпатии с ней. Меня совершенно не тронули её похождения, её внутренний мир оставил меня равнодушным. На усталость списать нельзя: следующим я читал рассказ «Милый фотограф» и там сопереживал героине на все сто. Где-то вы упустили эмоциональную составляющую рассказа... Вы говорите, что у вашей героини сильно бьётся сердце, но парадокс – этого совершенно не ощущается. «Думала, что наступит эйфория, но восприняла новость относительно спокойно». Возможно, дело в этом «думала». По каким-то причинам вы избегаете влезать в шкуру героини, смотрите на неё с дистанции. «Это было как озарение. Я поняла, что мне нужно сменить имидж» Если здесь убрать «я поняла, что», дистанция исчезнет, текст выйдет человечнее. Но это чисто техническое решение, на самом деле проблема где-то глубже.
Влад Силин

 

Сообщение Автор Октябрь 31st, 2007, 3:38 pm

Юлия_Набокова, Elsie, cпасибо за комментарии, особенное спасибо за "мужскую руку" (хотя в данном случае это сказано и не в плюс мне:-)) - когда я пишу, я превращаюсь в мужчину, наверное). Ну по крайней мере, меня всегда почему-то радует, когда в моих произведениях видят мужскую руку)
Логические и стилистические ляпы есть, знаю. Но то, что рассказ не приняли, списываю на стилистические). Ибо пыталась сделать рассказ атмосферным в ущерб событийности.
Влад Силин, вы совершенно правы - эмоциональную составляющую упустила(. Хотя и моя героиня - женщина холодная, так нужно было. Но дело не в этом. Действительно, в этот рассказ души не вложено. Чиклит - не мой жанр, видимо))) Никогда чиклит не писала, и, наверное, не стоило начинать
Аватара пользователя
Автор

 
Сообщения: 1614
Зарегистрирован: Февраль 2nd, 2007, 6:14 pm


Вернуться в Конкурс в жанре чиклит

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1