Захрустье. У Истока Мира (фентези)

В этом разделе ведется работа над уже написанными романами.

Если у вас нет полного текста, а есть только часть книги, или её концепция, то вы можете организовать клуб бета-ридеров в подразделе: «Растущие книги и обсуждение концептов».

Перед началом работы читайте правила раздела!

Модератор: Ник. Горькавый

Захрустье. У Истока Мира (фентези)

Сообщение Kalt Ноябрь 7th, 2013, 12:29 pm

Человечеству повезло - когда Земля, отравленная продуктами деятельности человека, уже не могла поддерживать существование своих палачей, был открыт эффект гиперпереброса, и найдено множество новых миров, в которых человек мог выжить.

И был среди всех мир обширный и дикий, и вступил в него человек, и сказал: "Я чувствую Силу!"
...и назвали люди мир новый Фантазией, ибо не было другого такого, Силу дающего.

Обсуждение - открытое.
Книга вчерне готова, буду выкладывать поглавно,и прошу о комментариях.

Аннотация

Фантазия. Воплощенная в реальность мечта романтиков и авантюристов: похожая на Землю планета, но девственная, незагаженная и... пустая. Человек не нашел на ней следов разумной жизни, но открыл кое что для себя новое - некоторых из переселенцев новый мир наделяет Силой. На Земле ее называли проще - магия.
И все бы хорошо, но человек, не сделав выводов из прошлого, приносит на Фантазию войны. И в одной из таких войн портал, связывающий планеты, был уничтожен.
Люди стоят на грани исчезновения - показавшийся вначале приветливым, новый мир становится все более суровым к человеку - климат портится, скудеют руды, не растет хлеб. Кажется, будто сама планета изгоняет жестоких воинственных пришельцев. Но идти им некуда. Великая Война уничтожила не только портал - в ней погибла практически вся интеллектуальная элита переселенцев. Человек отброшен назад, к мечам и лукам. Магия Фантазии не слишком благосклонна к пришельцам - попытки творить ее всегда сопровождаются сильными болями для творящего, нередко - смертью.
Остатки человечества раздроблены, разбиты на мелкие группировки-кланы. Кто-то пытается оторвать кусок от соседских земель, кто-то - ищет мира. Один из таких кланов уходит на самый край исследованного материка, на север, в горы, в надежде выжить. И там, в горах, зарождается странная дружба между человеком - инвалидом, и спасенным им щенком лесного хищника. Скальды - так их прозвали первые исследователи. Звери, похожие на волков, но гораздо крупнее, с костяными пластинами, идущими вдоль хребта, и невероятно красивой жемчужно-серой шерстью. За шкуры скальдов набирающая силу Империя готова платить, и цена никому не кажется низкой. Но так уж вышло, что скальды водятся только в горах, в Захрусталье, именно на землях маленького клана, ушедшего с материка от Империи, войны и ненависти.

Первая часть - предистория некоторых героев.



Часть 1
Осколки
Наемник




"... но, не помня уроков прошлого, свою Силу во Зло обратили".
Влад Горев, "Великий исход".

Год 68 Нового летоисчисления, материк,
земли вольного поселения Корг



Запах гари вперемешку с вонью паленого мяса был почти невыносим. Многие жители этой деревушки верили в Огнебога. Что ж, им не отказали в пламенном погребении. Им – и тем из мародеров, кто был недостаточно ловок, чтобы уйти с места разбоя живым. Буря насчитал уже шесть трупов, явно не имевших отношения к поселянам.
От земли веяло жаром. Лошадь, которую человек вел за собой, испуганно косилась по сторонам, всхрапывала и все норовила повернуть обратно. Каждый шаг поднимал из под ее копыт фонтанчики пепла, и мутно – серый шлейф тянулся за пришельцами, свиваясь в спираль и стелясь по земле длинным траурным плащом. Огонь еще жил в черных костях домов: то тут, то там в небо рвались клубы дыма. Стервятников не было. Они слетятся позже, когда остынет раскаленная земля.
В отличие от лошади, человек шел спокойно. В только что сожженной деревне бояться некого: нападавшие ушли, а те, кто выжил, нескоро появятся на пепелище. Да и появятся ли вообще? Синевато – серый доспех, в котором кожи было больше, чем железа, нагрелся так, что стал обжигать тело. Буря снял его и закинул на седло. Теперь наемник остался в легких полотняных штанах и безрукавке. Пояс с оружием он, однако, оставил.
- Спокойнее, Тор, спокойнее, - воин ласково похлопал коня по морде, - тут бояться нечего. Потерпи.
Деревушка была невелика – едва ли три десятка дворов. Буря прошел ее почти насквозь, когда взгляд мужчины зацепился за крайнюю избу, стоящую наотшибе. По непонятному капризу огонь пощадил добротный сруб под железной крышей, лишь закоптив его, но хлипкая изгородь была повалена, стекла выбиты и дверь сорвана с петель. Ветер бросал в черные проемы пригоршни серой пыли, и тут же выдувал обратно. Казалось, старый дом пытается дышать. Тяжело, неровно, как умирающий от удушья человек. Немного поколебавшись, Буря свернул к нему.
В маленькой прихожей он не задержался, а сразу прошел в горницу. Под ногами хрустнули осколки разбитой посуды. Вокруг – полный разгром. Крышки больших сундуков, стоявших вдоль стен, изрублены в щепы, и их содержимое разбросано по полу. Книги.
Грабители искали золото, вино и продукты. А книги… книги им были не нужны. В безумии Тихой Смерти, в эпидемии, охватившей окрестности, хрупкие бумажные листки перестали быть ценностью. Буря поднял одну из книг. Он бережно провел по обложке рукой, счищая пепел, и прочел название: «Сила. Что мы о ней знаем».
Едва слышный шелест не застал его врасплох. Коротко и зло блеснула сталь длинного ножа, тело напряглось в ожидании. Но звук не таил в себе угрозы. У дальней стены поднялась и бессильно упала скрюченная рука, раздался едва слышный стон. Буря отшвырнул с дороги сломанную лавку и в два прыжка очутился рядом с умирающим. Ухватив его за плечи, мужчина осторожно перевернул иссохшее легкое тело. Дрожащая рука неожиданно цепко обхватила его запястье, прошлась по тыльной стороне ладони, и задержалась на неровном бугристом шраме.
- Буря,- прошелестел тихий, словно песок сыпался, голос, - Буря, спаси… ее.
Старик повернул почерневшее лицо к воину, и вперился в его лицо незрячими глазами, подернутыми белесой пеленой.
- Под южным углом… спаси…
Наемнику не надо было гадать, о чем говорит старый колдун. Тот всегда любил книги больше людей. Буря даже знал, о какой именно идет речь.
Голос умирающего обрел некое подобие жизни: « Не продал тебе тогда, теперь даром бери». Старик закашлялся, на губах выступила кровавая пена. «Отойди от меня, заразишься». Еще один приступ кашля сотряс измученное тело: « Я… похорони меня… в огне». Слабой рукой он попытался оттолкнуть склонившегося над ним мужчину.
Буря легко отвел бессильную руку, подхватил колдуна, и, ногой расчистив на полу место, уложил его в центре комнаты. От полы безрукавки он отрезал длинный лоскут, связал старику ноги в коленях и щиколотках, уложил вдоль тела руки. На губах умирающего мелькнула тень благодарной улыбки.
- Не волнуйся, Гар, - впервые прозвучал голос наемника. – Я все сделаю.
Минутой позже он уже копал землю под южным углом дома. «Как чуял старик», - пришла мысль. - «Подальше спрятал». Копать было легко: сухая земля превратились в мелкий порошок, и нож почти не встречал сопротивления. Наконец, с тихим стуком клинок уперся во что-то твердое. Из неглубокой ямы Буря достал маленький сундук, по углам окованный железом, и извлек его содержимое.
Книга была заботливо укутана мягкой кожей. Да, та самая, единственная, которую Гар наотрез отказывался продать. Желтые от времени страницы, заключенные каждая в жесткий и гладкий неведомый материал, прозрачный как стекло. Простой, без украшений переплет и неестественно ровные, не рукой писаные буквы, складывающиеся в название. « Великий Исход».
Еще некоторое время ушло на то, чтобы собрать в доме уцелевшие фолианты. Буря сложил их в две переметных сумы, без жалости навьючив лошадь, и лишь после этого подошел к Гару. Казалось, тот уже мертв, но когда наемник приблизился, старик повернул к нему лицо.
- Иди, - попросил он, - иди отсюда, и сожги меня.
Зараженные, после того, как отказывали зрение и слух, и тело переставало повиноваться, могли прожить еще довольно долго. Но разве можно назвать жизнью пребывание в безгласной и бесчувственной темноте?
Буря встал с колен и направился к выходу. На пороге он обернулся, поклонился неподвижному телу.
- Я сберегу книгу, - больше себе сказал он. – Спасибо.
Горячих углей вокруг было больше, чем достаточно. Буря швырнул полную пригоршню рдеющих красным головней в окно, затем еще и еще, игнорируя боль в обожженных, несмотря на толстые защитные рукавицы, руках. Пищи для огня внутри было много. Пламя с ревом выхлестнуло из темных проемов, сыто зашипело, пожирая жилье изнутри, и, наконец, охватило дом целиком. Буря не стал дожидаться, пока тот рухнет. Он еще раз поклонился погребальному костру, и легко вскочил в седло. Почувствовал отпущенные поводья, конь заржал и с места взял в галоп, словно и не нес на себе всадника и две тяжеленные сумки. Хозяин направил его бег к опушке леса, туда, где заходящее солнце окрашивало горизонт красным.
Лес дает приют всем, не деля на правых и виноватых. На крохотной полянке засохшее дерево дало Буре топливо для костра, а воду и еду он достал он достал из заплечного мешка. Поужинав, мужчина расстелил на траве плащ, и мгновенно уснул, и сон его был спокоен и крепок. Бурю не тревожили кошмары. У того, кто вышел живым из приснопамятного Аденского побоища, и не сошел с ума, вообще оставалось немного страхов.
Проснулся он рано, когда низкие тучи еще только начинали светлеть у горизонта, предвещая рассвет. Тор коротким ржанием поприветствовал хозяина, и укоризненно глянул на него, когда тот опять взгромоздил позади седла тяжелые сумки.
Солнце уже успело достигнуть зенита, когда лес расступился, и всадник выехал на торную дорогу. Буря вздохнул с облегчением: ему не хотелось провести еще одну ночь под открытым небом. Оба кошеля были набиты до отказа – заказчик оказался неожиданно щедрым, и немало добавил к оговоренной заранее сумме. Теперь Буря хотел найти место, где полновесные золотые превратятся в хорошее вино, постель без клопов, и веселых нестеснительных девок. Он чуть сильнее сжал ногами конские бока, и умница Тор, поняв верно, прибавил шагу.
Наемника не смущала бушующая вокруг эпидемия. От Тихой Смерти не убежишь. Бедствие охватило уже широкую полосу вдоль побережья, и протянуло невидимые щупальца дальше, к материку, но люди, в большинстве своем, отказывались понимать истинные размеры угрозы. Многие уповали на случай – сплошь и рядом случалось так, что один, заболев, лежал и ждал смерти, а его сосед, здоровехонький, рядом гулял вовсю. Была у Бури и другая причина не остерегаться заразы. Маленькую фляжку с неярко опалесцирующей тягучей жидкостью, он опорожнил едва на четверть. Вакцину создали маги побережья, в Новом Токио, но горожане помалкивали – слухи о чудесном лекарстве привлекли бы к городу слишком много зараженных, а готовилась вакцина достаточно долго. Наемник получил бесценную склянку лишь потому, что в неразберихе битвы он спас от брошенного в спину копья брата Ямагавы, мэра Нового Токио. Низкорослый смуглый воин запомнил Бурю, и после боя разыскал его, с поклонами и уверениями в вечной благодарности, вручив лекарство.
По макушке человека звонко шлепнула дождевая капля. Одна, вторая. Буря поморщился: что за погода! Один день – невыносимое пекло, а на следующий – затяжной, не по–летнему холодный дождь. Первый его вестники взбили на сухой еще дороге фонтанчики пыли, а в следующее мгновение на землю обрушился мутный водяной шквал. Конь протестующе заржал. Стена ливня была настолько плотной, что предметы теряли свои очертания уже в десятке шагов впереди. Дорога моментально превратилась в болото, и Буря как почувствовал, как враз потяжелела поступь Тора. Струи воды шипели разъяренными змеями, и все норовили побольнее ужалить оставшегося без защиты человека, сбить с коня, растворить в себе.
В заунывный шелест неожиданно вплелись иные звуки. Людская разноголосица, крики, звяканье металла, и частая дробь копыт по брусчатке. Из водяной стены возникла другая, каменная, с широкими деревянными воротами. Небольшой, человек восемь, верховой отряд покидал город. За их спинами нарастал разъяренный ор толпы. Всадники вихрем пронеслись мимо, и лишь один из них придержал скакуна.
- Мудрец! – крикнул едва различимый в пелене дождя человек, - давай за нами!
«Искандер» – узнал голос Буря. Один из приближенных Главы Ордена. Должно случиться что-то уж совсем невероятное, чтобы горожане ополчились на Сизых. Орден любили далеко не везде, но даже те, кто тайком плевал вслед, признавали беспристрастность политики наемников. Глава всегда тщательно просчитывал, к чему приведет вмешательство Ордена, и лишь затем бросал его мечи на чашу весов войны. Стараниями многих поколений Глав, Орден стал мощной силой, принимающей ту или иную сторону исходя из своих глубинных, часто непонятных другим, интересов. Его бойцы воевали на стороне тех, кто платил. Тех, кто не платил, но мог заплатить позже. Тех, кто не платил, и никогда не смог бы рассчитаться впоследствии. Орден, подобно Белой гильдии, всегда был третьей силой, загадочной и непонятной. Но людское мышление косно: воюют за деньги – значит, наемники. Со временем слово потеряло свой первоначальный смысл, и теперь сами воины частенько именовали себя так же.

Изумление не помешало Буре отреагировать, как должно. Тор взвился на дыбы, едва не сбросив седока, но круто развернулся, и понес вслед убегающим. Прочь, от долгожданного уюта, хорошего ужина и компании веселых женщин. Буря скорее почувствовал, чем увидел, как сквозь дождь ему бросили веревку. Он поймал ее конец, едва не свалившись со скользкого седла.
- И то верно, – буркнул он, - теперь не потеряем друг друга.
Погони не было, только громкий стук сзади возвестил о захлопнутых воротах. И снова – усыпляющий шелест дождя, белесая муть вокруг, да запах мокрой земли.
Постепенно грязь под копытами лошадей сменилась травой, а затем подковы зацокали по камням. Поток воды с неба прекратился так же резко, как и возник, и в тусклом свете Буря увидел, куда привели его спутники. Огромная пещера, а дальше, в ее глубине – черный провал хода, уводящего под землю. Старые каменоломни. Всадники спешились. Буря обвел их вопросительным взглядом, и выражение лиц соратников заставило его сердце забиться часто и сильно.
Скорбь.
Скорбь на лицах, и пустые глаза. Это выражение лица человека, когда утрата превосходит все мыслимые ожидания. Когда произошедшее – невероятно, невозможно. Когда это – правда.
Лица искажены горем, на щеках перекатываются вздутые желваки, и крепко сжатые губы опущены уголками вниз. Так бывает, когда мужчины пытаются сдержать слезы. В тишине тихо и бесстрастно прозвучал голос Искандера.
- Орден распущен. Нас больше нет. И Великих Прежних – тоже.
Буря был одним из тех, кому сила позволяет крутить двуручным боевым молотом, как детской игрушкой. Его удар сминал в лепешку даже самые прочные, цельнокованые доспехи, и редко когда требовал повторения. Слова Искандера ударили больнее. Наемник схватил его за плечи, и сильно тряхнул.
- Как?!
Доверенный Главы не попытался освободиться из стального захвата. Напротив, он обхватил запястья Бури и слегка сжал их, разделяя горе.
- Империя купила часть наших мечей без ведома Главы. – Мертвым голосом сказал Искандер. – Филипп и Дартсток предали союзников, и наши, - тут он торопливо поправился, - бывшие наши выступили на стороне предателей. Цитадели Дианы и Арсена уничтожены. Выживших нет.
Все это походило на дурной сон, от которого не проснуться. Буря по-прежнему сжимал плечи Искандера, но хватка ослабла – силы внезапно покинули его.
- Мы сидели в таверне, когда нас разыскал вестовой. – Искандер кивком указал на совсем молоденького бойца в доспехе, сплошь заляпаном грязью.- Пьянющий... Впрочем, я его не виню. Четыре дня назад Филипп и Дартсток на празднике Единства принимали союзников, и ночью перерезали им глотки. Той же ночью они напали на их крепости. Спустя два дня об этом узнали в Ордене. Вчера Альтер принял решение о роспуске. Мы опозорены, Мудрец. Наши флаги сожжены. Нас убивают везде, где видят.
Искандер с видимым усилием заставил себя продолжить.
-Мальчишка был пьян, и доклад прозвучал слишком громко… Пока мы собрались, о предательстве узнало полгорода. И они пришли мстить за Великих. Нам! Мы потеряли шестерых, пока пробивались к воротам. Они не хотели ничего слушать, не дали сказать ни слова! А мы даже не могли обороняться! Я не мог дать приказ убивать невинных!
В крике смешались горечь и стыд.
- А потом встретили тебя.
Лицо Искандера исказила гримаса.
- Нас больше нет, - низко опустив голову, прошептал он, - теперь никто не станет носить наши цвета.
Низкий полувой – полурык вырвался из груди Бури. Его молот врезался в стену пещеры с такой силой, что с потолка посыпались мелкие камни. Раз за разом неистовые удары обрушивались на мертвый камень. Искандер и его спутники молча ждали, пока Буря выплеснет гнев. Орден был ему домом. Неласковым, часто жестоким, но - домом.
- Ты же понимаешь, что это – конец! – Раз за разом молот крушил породу. – Великие хранили закон! Теперь их нет! Мы опозорены! Кто поддержит порядок?!
За вспышкой бешенства наступила обратная реакция. Молот выпал из ослабевших рук, и Буря бессильно опустился на камень.
- Конец всему! – простонал он. – Снова будет хаос. Клан на клан, все против всех. Будет, как в Великой войне, только на этот раз остановить бойню будет некому. А Сизые будут прокляты вечно. Думаешь, кто-нибудь захочет выяснять правду?
Искандер печально кивнул. Буря обхватил руками голову, и надолго застыл в неподвижности. Когда же соратники снова увидели его глаза, они были сухи.
Из заплечного мешка наемник достал фляжку, взболтнул. Плеска почти не было слышно. Очень медленно Буря принялся расстегивать пряжки доспехов. Снял легкий панцирь, поножи, и аккуратно сложил на полу. Наручи легли сверху. Аккуратную горку покрыл короткий плащ с изображением коршуна в сером круге. Буря выдернул из фляги затычку и старательно облил ее содержимым предметы былой гордости. Затем чиркнул кремнем о рифленый железный брусок, и не отвернулся, когда яростное бело-голубое пламя спалило ему ресницы и брови. Некоторое время он стоял, прямой как струна, затем обвел остальных прощальным взглядом, и, подобрав с земли молот, взлетел в седло. Тор протяжно заржал, когда в его бок впились шпоры, скакнул вперед, и исчез за пеленой дождя.
Kalt
 
Сообщения: 143
Зарегистрирован: Октябрь 27th, 2013, 11:02 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Захрустье. У Истока Мира (фентези)

Сообщение Kalt Ноябрь 9th, 2013, 1:01 pm

пост был не отредактирован, удалил, см. ниже.
Последний раз редактировалось Kalt Ноябрь 9th, 2013, 1:06 pm, всего редактировалось 1 раз.
Kalt
 
Сообщения: 143
Зарегистрирован: Октябрь 27th, 2013, 11:02 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Захрустье. У Истока Мира (фентези)

Сообщение Kalt Ноябрь 9th, 2013, 1:01 pm

ВЕДЬМА
Девочку насиловали четверо. Один держал тонкие, все пегие от синяков руки, а трое поочередно удовлетворяли похоть. Жертва уже не сопротивлялась. Она закрыла глаза, закусила губу, и лишь худенькие плечи вздрагивали в такт сильным толчкам. На лице девочки слезы смешались с пеплом, превратив лицо в жутковатую маску.
Земля дышала жаром. Это чувствовалось даже сквозь плащ, на который ее бросили – уже не сопротивляющуюся, безвольную и равнодушную. Горький дым стлался по земле, как будто пытаясь скрыть творящееся на пепелище непотребство.
Наконец, все кончилось. Последний насильник, блестящий от пота, слез с распластанного тела с удовлетворенным вздохом.
- Хорошо! – довольно крякнул он. Животное в человеческом обличье потянулось, и подняло с земли брошенную одежду. – Может, с собой возьмем? Вечером еще попользуем?
- Остынь, - старший насмешливо взглянул на подельника. – Куда ее девать? Побаловали, и хватит. Лошади и так перегружены.
Его собеседник пожал плечами. Девочка открыла глаза.
Над ней стояли двое: один плотный, бритоголовый, с приметным шрамом на левой щеке, второй наоборот, мускулистый и поджарый, с блеклыми светло – серыми глазами. Равнодушный взгляд скользнул по девичьему телу.
Коротко скрежетнул извлеченный из ножен клинок. Бритоголовый уже поднес нож к горлу девчонки, но в последний момент был остановлен властной рукой.
- Оставь ее, - сказал вожак. – Пусть живет.
- Добрый ты нынче, - хмыкнул второй, но нож спрятал.
Их спутники уже ждали на оседланных лошадях. Еще минута - и топот стих вдали, оставив после себя медленно оседающие на землю облака пепла.
С протяжным стоном девочка села, затем поднялась на ноги. Ее мать лежала неподалеку. Труп уже начал коченеть, и ребенок с большим трудом придал телу естественное положение. Девочка распрямила матери руки, сложила их на груди крестом, убрала с лица спутанные волосы,и попыталась закрыть усопшей глаза. Тщетно. Застывшие, они упрямо глядели в небо. Девочка заплакала.
- Ненавижу! – бессильный вздох сорвался с истерзанных губ. Несмотря на царящее вокруг пекло, девочку била крупная дрожь. Самообладание покинуло ее, и, прижавшись к матери, она завыла в голос.
Неожиданно воздух вокруг загустел. По телу ребенка прокатилась волна жара, в голове забились, зашептали незнакомые голоса. Нечто наполнило сознание, закружило бурнокипящим цветным водоворотом – и схлынуло, оставив после себя знание. Неведомая сила заставила девочку подняться с колен, и гордо выпрямиться – избитую, окровавленную, недоумевающую. Детские пальцы оплела густая сеть фиолетовых молний и с громким треском ударила в землю. Земля вскипела, принимая в себя ярость и боль ребенка.
Если бы вожак бандитов видел ее в тот момент, он пожалел бы о так некстати посетившем его милосердии.
***
На каменном полу спать неудобно, пусть даже подстилкой служит пушистая шкура. Чара проснулась озябшей, и совершенно разбитой. Все тело затекло, поясницу ломило, а в волосы набились пыль и мелкий мусор.
От костра осталась лишь груда подернутых пеплом углей, но огромный плоский камень, на котором горел огонь, не остыл. Чара приложила к нему озябшие ладони, и блаженно зажмурилась. Хорошо! Не найди они пещеру, ночевать пришлось бы снаружи, а там – режущий глаза ветер, холод, и слепящая белизна снега. В этих горах он никогда не тает.
По другую сторону камня зашевелился неопрятный меховой ком. Ко, ее проводник, единственный, кто согласился показать местные тропы. Горцы не любят чужаков, и Чаре потребовалась почти неделя, чтобы найти провожатого. Ей еще повезло – когда она уже совсем отчаялась и собралась паковать вещи, в комнату без стука вошел низкорослый щуплый мужчина, и, ощерив в улыбке желтые зубы, представился: «Я – Ко. Нужен проводник? Один золотой в день». Бешеные деньги по местным понятиям. Но выбора не было, и скрепя сердце, она согласилась.
Как выяснилось – зря. В первую же ночь Ко попытался залезть к ней под юбку и неподдельно удивился, обнаружив у горла узкий кинжал. Вот уже девятый день приходится терпеть похотливые взгляды, и слушать бесконечные самовосхваления. Горы он действительно знал, но лишь те места, где пролегали караванные пути. Чаре нужно было иное. Они искала нетронутые области, где надеялась найти следы Прежних. Наивная! Ко лишь разводил руками, и с притворным сожалением говорил: «Там нет прохода. Опасно».
Да, не повезло. Что ж, бывает. Утешает одно – завтра она встретит рассвет в постели, а не на голых камнях.
Ко откинул шкуру, закрывающую вход, и студеный воздух хлынул внутрь. Чара поморщилась.
- Хороший день. – Ее спутник довольно цокнул языком. – Тепло. Спускаться будет легко.
«Это – тепло?» - хрипловатым со сна голосом возмущенно переспросила Чара. Ко сунул руку за пазуху и принялся ожесточенно чесать живот: «Ага. Женщина, ты не застала здесь холодов, когда плюнешь, а на землю упадет льдинка».
В голосе проводника прозвучала гордость и снисходительность к изнеженной жительнице равнин: «Но ты их уже не застанешь. К ночи мы будем внизу, в поселке».
И то хорошо. Мысль о близком тепле придала сил. Чара поспешно накинула тяжелую парку и тоже выглянула наружу, сильно сощурившись от яркого света.
Белый и синий. По - cвоему красиво: белый снег вокруг, ни единого темного пятна. От этой белизны можно ослепнуть, если не смотреть сквозь ресницы. А над белыми пиками - синее-синее небо, глубокое, и такое же холодное, как все вокруг. Чара опустила шкуру на место. «Завтракаем – и вниз». – Сказала она.
Ничто не предвещало беды. Они уже миновали самый опасный, по словам Ко, участок, когда наверху зародился тяжелый низкий гул. Чара испуганно обернулась. За их спинами, вдалеке, но с каждым мгновением все ближе, клубилось мутное облако взвихренного снега. Оно приближалось с пугающей быстротой, почти мгновенно захватив виднокрай. Женщина оцепенела, зачарованная стремительной мощью лавины.
Гул перешел в рев. Чара вздрогнула, с усилием приходя в себя, и поняла, что осталась одна на пути несущейся по склону смерти. Проводник убегал, забирая в сторону, к краю лавины. Ужас сковал ноги Чары. Она неловко сделала шаг, другой – и провалилась в узкую расселину, едва прикрытую тонким слоем наста. Падая, женщина ударилась виском об острый кусок льда, и потеряла сознание, успев перед этим подумать: «Как глупо!» А потом наступила темнота.

Сколько она пролежала без сознания, Чара не знала. По всей видимости недолго – снег под щекой растаять не успел. Она пришла в себя в полной темноте. Давила ватная тишина, только в рассеченном виске гулко токала кровь. Женщина пошарила руками вокруг и обнаружила, что обе руки уперлись в стены. Собственный тихий скулеж показался таким жалким, что она замолчала в испуге, а затем, сдирая ногти, стала карабкаться вверх.
Трещина оказалась неглубока – примерно два ее роста. Чара почувствовала, как макушка уперлась в твердый камень и принялась обследовать на ощупь нависший над головой скальный выступ. Ее рука вместо шершавой поверхности вдруг нащупала участок, на котором камня уже не было.
Снег. Плотно спрессованный, но не лед или камень, а снег. Руки замерзли так, что колющая боль в пальцах сменилась полной нечувствительностью. Узкий луч света, ворвавшийся сквозь пробитое отверстие, придал Чаре сил. Она тихо и облегченно вздохнула, и, рассмотрев свое убежище, едва не ставшее могилой, стала спускаться. Противоположная стена была куда более пологой, а выступы на ней вполне позволяли выбраться наверх.
Лавина докатилась до подножия склона, оставив после себя широкую полосу почти обнаженного камня. Чара решила спускаться по ней – проводника она лишилась, но серая полоса, ведущая к подножию, нигде не была изрезана ущельями или крупными трещинами, могущими преградить путь.
Ко обнаружился за огромным осколком скалы, размером в дом. Чара услышала негромкие ругательства и тяжелое сопение еще до того, как увидела проводника. Он возился у огромной мохнатой туши, пытаясь снять шкуру с мертвого зверя. Его голова была размозжена, и неяркий на камнях кровавый след уводил к одной из небольших пещер, коими изобиловали эти горы.
Увидев женщину, Ко выпучил глаза и вскочил. Властным жестом Чара приказала ему молчать. О чем говорить? Затем она перевела взгляд на зверя, и на лице женщины отразились изумление и страх.
- Не старайся, - сказала она. – Это скальд. Его шкуру не пробьешь ни железом, ни Силой. Но откуда здесь скальд? Они что, и здесь живут?
Под требовательным взглядом, Ко, наконец, прочистил горло.
- Я впервые вижу… скальда. Никогда не встречал раньше.
Даже мертвый, зверь был красив. Чтобы провести рукой по серо-серебристой роскошной шкуре, Чаре даже не пришлось наклоняться. Она пропустила длинную шерсть между пальцев, и повела рукой по хребту, залюбовавшись игрой света на шерстинках. Коснулась мощной лапы с четырьмя когтями, каждый размером с ее палец, хмыкнула.
- Очень редкий и очень опасный хищник, - снизошла она до объяснений. – На моей памяти никто из охотников не хвалился убитым скальдом. Странно, что мы встретили его здесь. Они живут гораздо дальше на север, где - то в глуши, за Смолянском.
По лицу Ко было ясно, что он о местах таких и не слышал. «Странное название. Откуда оно?» - спросил проводник. Чара капризно дернула плечом: «Скальд? Так называли поэтов – Прежних. Я не знаю, почему эти звери…». Она не закончила фразу. Взгляд прикипел к неприметному светло-желтому камешку, лежащему рядом с оскаленной пастью. Снег под ним растаял, образовав круглую лунку величиной с тарелку. А сам камушек - то размером с ноготь!
Ко озадаченно нахмурился, когда Чара осторожно и медленно протянула руку к находке. Очень нежно, едва касаясь, она подняла его, провела пальцем по гладкой поверхности, и вдруг резко выпрямилась, вся просияв. На ее лице проступили поочередно удивление, удовлетворенность, восторг. Звонкий, как колокольчик, смех разнесся по окрестностям. Чара сжала руку в кулак. Глаза женщины затуманились. "Жарко..." - тихо, будто про себя, удивленно-радостно протянула она.- "Как хорошо..."
Она еще немного постояла, прислушиваясь к себе, медленно, как во сне, сбросила парку, а затем избавилась и от остальной одежды, не обращая больше внимания на остолбеневшего Ко. А остолбенеть было от чего.
Чара была ослепительно красива. Не девичьей, но зрелой, чувственной красотой. Роскошные черные кудри выгодно оттеняли бархатистость чистой кожи. Тяжелые налитые груди были высоки, бедра – пышны, а талию, казалось, можно обхватить разведенными большим и указательным пальцами обеих рук.
Женщина стояла нагая на снегу, и, запрокинув голову к небу, смеялась и плакала от неведомого Ко счастья.
- Спятила, - подумал он. – Тем лучше. Проще.
На Чару он положил глаз с первой минуты, но даже в самых смелых своих мечтах не представлял ее ТАКОЙ. Ко почувствовал, как сладкой тяжестью наливается пах. Мелькнула мысль о деньгах – Чара заплатила всего лишь задаток. Но стоящая перед ним женщина вызывала почти безумное вожделение. Ко приблизился, и кончиками пальцев коснулся задорно торчащих розовых сосков. Остатки разума покинули мужчину, и он жадно приник к упругим полушариям, грубо сжав их.
…пронизывали насквозь. Чара купалась в горячем океане Силы, любовалась хитросплетениями радужных потоков, и наслаждалась прикосновениями невидимых рук, готовых исполнить любую ЕЕ волю, любой ЕЕ каприз. Совсем не зря она пришла сюда. Такого артефакта не встречалось даже в рассказах учителей, а их было немало. Куда до него тем крошечным осколками ведьминого камня, что хранятся в мешочке на шее! Неброский с виду камушек оказался грандиозным, невероятным кладезем Силы. Правда, структура потоков незнакомая, но это ничего. Она разберется. Оберег – а Чара теперь знала точно, что это оберег – жил в руке своей жизнью. Поток исходящей от него Силы был настолько мощным, что ведьма даже удивилась, как Ко не мог не увидеть его. Впрочем, он всего лишь похотливый недалекий охотник.
…Чара вздрогнула, возвращаясь к окружающему миру. Эйфория рассеивалась очень неохотно, и лишь какое-то время спустя ведьма поняла: она – голая, и это, ошибочно именуемое мужчиной, увлеченно слюнявит и тискает ее грудь.
Чара улыбнулась, раздернула завязки мешочка на груди и положила в него оберег, а потом запустила пальцы в волосы ошалевшего от счастья Ко. Он издал звук, долженствующий изображать страстный вздох, и попытался опрокинуть ее навзничь на разбросанную одежду. Продолжая улыбаться, Чара покрепче сжала грязные патлы и рванула назад. Раздался негодующий вопль. Тогда она чуть наклонилась, ухватила мужчину за средоточие его похоти, и сильно сдавила, наблюдая, как с искаженного болью лица сходит краска.
- Я не разрешала тебе делать это. – Медленно и раздельно произнесла Чара, а затем сжала кисть еще раз, сильнее – маленькая месть за то, что бросил ее одну в лавине. Из Ко будто вынули все кости, глаза закатились, и проводник кулем осел рядом с мертвым скальдом. Чара пожала плечами.
- Да ты неженка, - иронически сказала она и, не торопясь, принялась собирать разбросанные вещи. Конечно, теперь можно и не одеваться – талисман согревает, но слишком уж много внимания привлечет она к себе, явившись в деревню голой. Она…
Сильный удар в спину прервал мысли, и бросил вперед, лицом прямо на острые камни. Чара едва успела вытянуть вперед руки. «Нож! Какая же я все-таки дура» – мелькнуло в голове. Женщина медленно повернулась лицом к ударившему ее проводнику. И вновь расхохоталась, восторженно и облегченно. Ко совершенно безумными глазами смотрел на свою руку, сжимающую нож, лишенный клинка. Сломанный у самого основания, тот валялся рядом. Чара ненадолго перестала смеяться.
- Жаль. – Прищурилась она. – Мог бы жить.
Сверкнула фиолетовая вспышка. Тело мужчины нелепо заскребло ногами, качнулось, и боком упало на камни. Из выжженного в груди аккуратного отверстия струился легкий дымок.
Все еще хихикая, Чара оделась и торопливой походкой зашагала вниз, к деревне. Ведьма легко поборола слабое искушение оглянуться. Зачем? Впереди еще столько дел!
Kalt
 
Сообщения: 143
Зарегистрирован: Октябрь 27th, 2013, 11:02 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Захрустье. У Истока Мира (фентези)

Сообщение Татьяна Ка. Ноябрь 9th, 2013, 1:56 pm

Читается легко и интересно. Картинки получаются очень насыщенные. Мне не понравилось только то, что вы вставляете диалоги в текст. Лучше их, все же, вынести.

Kalt писал(а):«Странное название. Откуда оно?» - спросил проводник. Чара капризно дернула плечом: «Скальд? Так называли поэтов – Прежних. Я не знаю, почему эти звери…».



Kalt писал(а):"Жарко..." - тихо, будто про себя, удивленно-радостно протянула она.- "Как хорошо..."
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9342
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Захрустье. У Истока Мира (фентези)

Сообщение Татьяна Ка. Ноябрь 9th, 2013, 2:19 pm

А название " Захрустье" окончательное? Как-то на слух и восприятие не очень...
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9342
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Захрустье. У Истока Мира (фентези)

Сообщение Kalt Ноябрь 9th, 2013, 3:01 pm

Ой, мамочка.... ЗахрусТАЛЬе))) а исправить уже не могу(
Kalt
 
Сообщения: 143
Зарегистрирован: Октябрь 27th, 2013, 11:02 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Захрустье. У Истока Мира (фентези)

Сообщение Татьяна Ка. Ноябрь 9th, 2013, 3:33 pm

Kalt писал(а):Ой, мамочка.... ЗахрусТАЛЬе))) а исправить уже не могу(

:mrgreen:
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9342
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Захрустье. У Истока Мира (фентези)

Сообщение Kalt Ноябрь 10th, 2013, 4:49 pm

Мальчик

Приглушенный топот копыт по мягкому мху все нарастал, разбивая чуткую тишину леса. По едва заметной дорожке, петляющей среди деревьев, мчался сквозь ночь мальчик верхом на приземистой лошадке. Он постоянно торопил её и часто оглядывался назад. Погони не было. Была белёсая стежка тропинки, стук лошадиных копыт и ноющая боль в боку, слабая, но не стихавшая ни на минуту.
-Скоро она пройдет, - подумал мальчик - И я умру.
Холодный осенний ветер пробирал до костей, но всадник едва обратил на это внимание. Куда страшнее холода была неизвестность.

Дрейк прижался к лошадиной шее – от разгоряченного скачкой животного веяло теплом. «Давай, лошадка», - прошептал он, будто слова могли помочь. – «Мы должны спешить». Лошадь не сбавляя темпа, мотнула головой, недовольно фыркнула. Ко всем прочим неудобствам прибавилась еще боль в икрах – стремена были рассчитаны на взрослого всадника. Эта боль разрасталась, покуда не заполнила собой все. Дрейк закусил кожаный воротник куртки, чтоб не вскрикивать каждый раз от очередной судороги.
Слева мелькнул огромный валун, грязно-белый в лунном свете. Дрейк приободрился: скоро лес кончится. Лошадь, почуяв впереди свободное от деревьев пространство, без понукания прибавила скорости. Стало чуть легче, даже боль в терзаемых спазмами ногах чуть ослабела. Дрейк потер ноющий бок. Ещё день - другой боли, потом пять-шесть дней затишья, после этого придётся заставлять себя сделать каждый шаг. Но в тринадцать лет не очень–то думается о смерти.
- Успею!
Это слово он твердил как заклинание. Должен успеть!

Эпидемия тихой смерти поразила материк внезапно, таинственно, из ниоткуда. Пока не начались массовые смерти, люди и не подозревали, что больны. Вначале возникала слабая боль в боку, потом бесследно исчезала, и через десять дней наступал коллапс. Нарастала слабость, больной слеп и глох, терял последние силы. Потом - забытье, из которого никто уже не возвращался.
"Если решился – делай".- Вспомнились слова отца.

Под копытами лошади зашуршала высокая трава, запахло водой. Родник Хрустальный Ключ – граница земель клана.
Дрейк натянул поводья. Надо запастись водой, дорога дальняя.
От ледяной воды заломило зубы. Мальчик умылся, наполнил мех, и, плача от боли в ногах, заковылял к лошади. Подтянул стремена, немного постоял, держась за седло, и решительно вскарабкался на лошадь. Надо спешить.
«Лишь бы папа не очень сердился. Я вернусь и извинюсь, пап. Только сначала вылечу всех. Я должен успеть».


До Нового Токио, где по слухам, маги придумали вакцину, поднимающую на ноги даже самых безнадёжных, неделя пути. Дрейка пробила дрожь. Дорога слишком длинна.
Он всхлипнул, толкнул лошадь пятками, и обнял за шею. Надо спешить.

Лошадь мчалась сквозь кладбища, бывшие ранее зажиточными деревнями и гордыми замками. Мальчик видел, как люди сами рыли себе могилы и ложились в них. Видел, как банды мародёров насилуют лежащих без сознания женщин, тащат к лошадям туго набитые вьюки, как отрубают пальцы с перстнями ещё живым людям, уже не могущим пошевелиться. На четвёртый день путешествия его попытались убить, позарившись на лошадь. Арбалетный болт скользнул по лицу, оставив глубокий порез от виска до уха. Мальчик вскрикнул, покачнувшись в седле, но выносливая горная лошадка не сбавила темпа, и преследователи остались ни с чем. Всё это время Дрейк почти не ел, спал на ходу, привязывая себя к седлу, и делал остановки лишь для того, чтобы не загнать лошадь.

К середине пятого дня на дороге появились разъезды с красно- белыми гербами.
- Эй,малой. – Старший патруля развернул пику поперек дороги, загораживая проезд. – Далеко собрался?
Он пристальнее всмотрелся в лицо Дрейка, вздогнул и попятил лошадь. Наконечник пики уперся мальчику в грудь.
- Заворачивай, парень. Не можем мы всех вылечить, своим бы хватило. Прости.
Дрейк раскрыл было рот, но из пересохшего горла вылетело нечто вроде карканья – язык пересох. Старший смерил его взглядом, отстегнул от пояса флягу, немного подумав, добавил к ней кусок хлеба из седельной сумки, и кинул Дрейку.
- Бери и уходи. Не можем мы тебя пустить, понимаешь? Для того и поставлены.
Дрейк сполз с седла, подобрал с дороги воду и хлеб, неловко поклонился и побрел прочь от кордона, туда, откуда ветер доносил соленый запах близкого океана.
- Даже не думай, парень. – Крикнул ему вслед кто-то из патрульных. – Город оцеплен, не проскользнешь.

Легкие сапожки, разодранные острыми камнями, моментально превратились в лохмотья. Стражник не соврал – город действительно был оцеплен. Кольцо охраны доходило до самой кромки прибоя, и терялось где-то вдалеке, сплошной цепочкой охватывая Новый Токио. И вдоль него, насколько хватало глаз, безмолвно стояли толпы зараженных. Изредка, то там, то тут между ними возникали драки – город раздавал излишки вакцины. Монахи, специально отряженные для этой цели, перекидывали бутылки с лекарством через головы охранников прямо в толпу.
Но лекарства было слишком мало.
Дрейк опустился на камень у самой кромки прибоя. Почти у самых ног плескались волны и стучал о камни разбитый рыбацкий бот. Надвигалась ночь.
Океан шуршал, ворчал, рокотал камнями. Невдалеке от берега вода светилась - тысячи фосфоресцирующих рачков роились вдоль берега широкой полосой. Она уходила в океан, но, описав дугу, снова приближалась к городу, к ярко освещенному порту. Приглядевшись, Дрейк заметил, что вся эта масса морских обитателей движется в определенном направлении.
Течение!
Холодная вода ожгла тело, как кипяток. Дрейк, как мог бесшумно, столкнул остатки бота с камней, улегся до доски животом, и погреб, ориентируясь на свет.

Спасло его только то, что течение оказалось теплым. Первоначальный план, построенный исключительно на отчаянии, привел бы лишь к скорой и болезненной смерти от холода. Но Дрейку повезло – со стороны моря город не патрулировался, лишь на причалах горели костры часовых. Мальчишка сумел незамеченным проскользнуть мимо стражи, и, стуча зубами от холода, зарылся в гигантскую копну сена возле одного из складов. Он надеялся, что посреди ночи никому не придет в голову отправиться за фуражом для портовых тяжеловозов.
В порту людей всегда много. Наутро Дрек смешался с толпой, оттер, как мог, задубевшую от соли одежду, и отправился в город.
Городскую ратушу окружали аж три кольца охраны. Клочком сена Дрейк растер лицо, чтобы хоть ненадолго скрыть нездоровую меловую бледность, первый признак болезни, и, приосанившись, неторопливо подошел к охранникам.

- Коннитива, - поприветствовал он насторожившегося стражника. И, перейдя на Общий, сказал. – Мне нужен старший.
Нахальный мальчишка требовал встречи с мэром. Хикару -сан недоверчиво поглядывая на Дрейка, вертел в руках браслет. Подлинный – начальник стражи обязан разбираться в подобных вещах. Верительный браслет – знак либо Лидера свободного поселения или клана, либо мэра города, либо… их посланника. Но что-то тревожило воина. При других обстоятельствах гонец был бы пропущен к мэру незамедлительно, но… Они там что, не могли прислать взрослого?
Он никак не мог принять решение.

- Фудо-сан! Прибыл гонец из… - Хикару запнулся, выговаривая непривычное слово, - За-хуру-сталия. Говорит, очень срочное личное послание.
Он положил на низенький столик металлическое полукольцо, склонился в поклоне. Фудо поднял на него слегка удивленный взгляд: «И где же он?»

Дрейк склонил голову в коротком поклоне. Кабинет мэра удивил его аскетизмом обстановки – циновки на полу, голые стены. У окна – подставка для мечей, рядом – низенькое сиденье рядом со столиком. Единственно богатым предметом здесь была лишь одежда на маленьком сухощавом старике с властным взглядом.
Дрейк выудил из-за пазухи кожаный тубус, и направился к мэру, почувствовав, как за спиной напрягся Хикару. Не доходя до мэра пары шагов, Дрейк снова склонился в поклоне и протянул Фудо запечатанное послание. Мэр протянул руку, и тогда Дрейк кошкой прыгнул навстречу.
Нож, даже не нож, а узкая полоска гибкой стали, спрятанная в обшлаге курточки, уперлась в горло Фудо. Ненадолго все застыли в немой сцене – Хикару с полуобнаженным мечом, Дрейк за спиной мэра с прижатым к горлу Фудо ножом.
- Стой на месте! – крикнул мальчик. – Мне нечего терять!
Начальник стражи, казалось, обратился в статую.
Фудо вздохнул.
- Чего ты хочешь, мальчик? – спросил он. Голос мэра звучал, как ни странно, почти спокойно.
- Вакцину.
Дрейк всхлипнул, но рука у горла мэра не дрогнула.
- Вакцину. Мой клан умирает.
Слова полились потоком. Дрейк, перескакивая с пятого на десятое сбивчиво рассказал об зараженном клане, о не вернувшихся гонцах… и все это перемежал слезами и угрозами.
Дверь отворилась, и вошла женщина в длинном шелковом халате с широким поясом. Она испугано округлила глаза, увидев происходящее, но осталась на месте. Недолго послушав мальчика, едва заметно улыбнулась, и обратилась к Фудо на незнакомом мальчику языке. Тот коротко ответил. В голосе женщины появились новые интонации,похоже, она убеждала мужчину в чем то.
- Тебе не причинят вреда, если ты положишь оружие. - На Общем языке обратилась она к Дрейку.
- Мне не нужна безопасность! Мне нужна вакцина! Мой клан умирает!
Малоподвижное, плоское лицо Фудо застыло, затем губы мэра неожиданно скривились в подобии улыбки.
- Кто тебя послал? – Спросила женщина.
- Никто. Я сам украл браслет и убежал, когда не вернулись посланные. Мы и так слишком долго ждали.
Женщина снова заговорила с Фудо, все быстрее и эмоциональнее. Он прервал ее короткой фразой, помолчал, а затем, почти не размыкая губ, сказал на Общем.
- Хорошо, маленький воин. Ты получишь то, что просишь. Даю тебе в этом слово. Мужество должно быть вознаграждено.
На Общем он говорил с акцентом, сильно смягчая согласные. Приходилось вслушиваться, чтобы понять смысл.
- Сколько людей в твоём клане? – Певуче спросила его женщина.
- Когда я уезжал – было около двухсот, благородная госпожа, – внутренним чутьём угадав в ней заступницу, ответил мальчик.
Фудо усмехнулся, словно говоря: «И всего то?»
- Вакцина расходуется быстрее, чем мы её успеваем делать, но, не страшно. Двести порций - такую потерю мы восполним быстро.
- Вы дали слово,– сказал Дрейк, опуская нож и бросая его на пол.
Наступила реакция на перенапряжение. Его ноги подкосились, и мнимый посланник почти без чувств осел на пол.
Хикару кинулся к нему с мечом, но был остановлен властным окриком. Он вышел, а вскоре в кабинет вошёл человек в серой робе мага, недоумённо взглянув на мальчика, сидящего на полу. Мэр спросил его о чём – то, маг поклонился, опустив глаза, и вышел. Через некоторое время комнату принесли небольшой плоский короб с ремнями для переноски за спиной.
Фудо протянул мальчику бутылочку.
- Выпей. Лекарство не подействует сразу, четыре- пять дней твое здоровье будет ухудшаться, и только потом ты начнешь выздоравливать. Останься на это время у нас.
Дрейк опорожнил склянку одним глотком, и отрицательно качнул головой.
- Спасибо, но я не могу столько ждать. Люди умирают.
Мэр помолчал, затем легонько похлопал мальчика по плечу.
- Тебе дадут двух лошадей и сопровождающих до границы, – сказал он, – желаю тебе успеть, маленький воин.
Он улыбался.
- Я гордилась бы, имея таких сыновей, – добавила женщина, и легонько коснулась спутанных волос посланника. – Не дай умереть своему роду.
Мальчик поклонился обоим, потом сказал: « В караулке мой пояс с оружием. Там, внутри, зашито золото. Всё, что у меня было. Благородный Лорд, прошу принять плату за вакцину».
Фудо переглянулся с женщиной и спросил: «Как твоё имя, маленький воин?»
- Меня зовут Дрейк, сын Роберта, благородный Лорд.
- Я запомню твоё имя, Дрейк, сын Роберта. – Ямагава помолчал. – Ну, иди.

- Он оскорбил вас, господин. – Хакиру стоял на своем.
Фудо нахмурился. Жаль, что племянник не понимает иногда таких простых вещей.
- Кроме достоинства, есть еще и честь, юноша. Я дал мальчишке слово. А к тому же, Империя набирает силу. Да, это мелочь, но совсем нелишним будет иметь две сотни лишних союзников, к тому же обязанных нам жизнью.

До границы добрались быстро. Дрейк поблагодарил провожатых и пустил лошадь галопом. А слухи, непостижимым образом просочившись сквозь стены ратуши, уже обгоняли его, повествуя о маленьком мальчике, везущем избавление от смерти. Его выследили через день. Из рощи слева показалась пятерка конных, окружая Дрейка полукольцом. Засвистели стрелы, сзади заржала запасная лошадь, раненая в бок. Не оборачиваясь, Дрейк перерезал ременный повод, закреплённый на седле, и, пригнувшись, пришпорил коня. Погоне помешала темнота. Мальчик, пользуясь сумерками, на ходу спрыгнув с седла, съехал по песчаному обрыву, а освобождённый конь радостно заржав, понесся прочь. Преследователи не заметили съёжившегося в комочек Дрейка, ориентируясь на стук копыт впереди.
На следующий день он оглох. До Хрустального Ручья оставалось всего полтора суток пути верхом, но лошадей он потерял. Идти было почти невозможно, тело не слушалось, налившись тяжестью. Дрейк скинул короб со спины, проверил, не побились ли переложенные мягкой тканью склянки.
Он вновь надел короб и, оглядевшись, побрёл. Глухой шум в ушах стих, сменившись ватной тишиной. Едва переставляя ноги, мальчик шёл по дороге, поминутно оглядываясь, боясь попасться кому-нибудь на глаза. Время, казалось, остановилось. Наконец он упал и не смог подняться. Тогда Дрейк пополз, понимая, что остановиться – смерть. Он едва двигался, не различая дороги, ведомый каким-то шестым чувством.
- Отдохни. – Шелестел в ушах вкрадчивый голос. – Закрой глаза, поспи.
-Поспи.
-Отдохни.
Глаза резало, словно под веки набился песок. Дрейк сморгнул раз, другой – и провалился в темноту.
Исчезло все: боль, запахи, ощущение тела, даже мысли, казалось, поблекли и потекли вяло, уходяще.
Я умираю. Кажется, для вакцины было уже слишком поздно. Папа, прости, я очень старался. Не хватило совсем чуть- чуть.
Так вот она какая – смерть. Но почему тогда не встречает мама, не ведет к себе? Ты все врал, пап? Почему так темно?
Темнота…она ни холодная, ни теплая, ни злая, ни добрая. Равнодушная. Страшная.
Страшная.
Страшная!
Я не хочу умирать!
Дрейк забился, содрогаясь, разрывая губы в немом вопле. Тьма вокруг, казалось, вздохнула, и неспешно расступилась, едва слышно шепнув.
- Ничего, малыш, я подожду.
Дрейк открыл глаза.
- Я выживу! – прохрипел он, и пополз.
Он полз, становился на четвереньки, шел по-собачьи и снова полз, пока повиновались руки. От наваждения темноты в памяти остались лишь смутные обрывки, но Дрейк теперь знал.
Он никогда больше не сможет спать без света.

Вдруг его шеи коснулись мягкие губы. Конь. Запутавшись ногой в стремени, за ним волочился мёртвый прежний хозяин. Собрав остатки сил, и цепляясь за уже застывший труп, Дрейк взгромоздился верхом и освободил стремя.
- Теперь доберусь, - подумал он, падая коню на шею.
Как ехал, Дрейк не запомнил. До деревни оставалось совсем недалеко, когда из кустов взметнулось серое тело скальда. Конь встал на дыбы, заржал и сбросил седока в траву.
Сил не осталось даже на слезы. Мальчик заплакал и пополз, изредка поднимая голову, чтобы сориентироваться. Тут он со страхом обнаружил, что слепнет. Потянулся за коробом, но не было сил. Попробовал закричать, но не услышал собственного голоса и провалился в забытье.
Люди, которые ещё могли ходить, увидели как на опушке, на тропке, ведущей к деревне, появилось нечто маленькое, бесформенное, утратившее человеческий облик, упорно тянущее за собой плоский короб на кожаном ремне.
Дрейк почувствовал влажное прикосновение ко лбу, к щекам, к губам. Он облизнул их и открыл глаза.
Высокая светлая горница, он лежит на кровати, укрытый простыней. Над ним склонилась Териан, их травница. Женщина обтирала его лицо влажной тряпкой, и плакала.
- Теперь все будет хорошо. – Шепнула она мальчику. – Ты герой, малыш. Ты нас всех спас.
Старый Роберт не дожил до возвращения сына, но стал последней жертвой Тихой Смерти в Захрусталье.
Kalt
 
Сообщения: 143
Зарегистрирован: Октябрь 27th, 2013, 11:02 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Захрустье. У Истока Мира (фентези)

Сообщение Татьяна Ка. Ноябрь 10th, 2013, 8:37 pm

Вот прямо из клана в Японию?.. Да еще и
Kalt писал(а): Коннитива
тут уж и дальше бы по-японски... Не лезет мне эта коннитива в фэнтези.

Что-то мне вторая часть поменьше понравилась. Но не обращайте внимания, поскольку я не фэнтезист.
Отрывок можно почистить - смысл часто повторяете. У вас уже в первом абзаце
Kalt писал(а):дорожке
,
Kalt писал(а):стежка
Kalt писал(а):тропинки
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9342
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Захрустье. У Истока Мира (фентези)

Сообщение Kalt Ноябрь 10th, 2013, 9:12 pm

Это не вторая часть, это еще первая, третий отрывок)
Из клана - в Японию? Разве я так писал? Я ж в предисловии писал, откуда взялись кланы, поселения и прочее. Действие не на Земле происходит, люди смешались. Ну, где-то япошек больше оказалось, построили свой город, и власть держат. Честно говоря, не вижу ничего особо странного.
Но как бы ни было, это единственное и последнее упоминание о японцах, далее их нет.
Первая часть заканчивается, послеза
втра начну выкладывать основную, вторую.
За блошки спасибо, поправлю у себя текст.
Татьяна Ка. писал(а):Что-то мне вторая часть поменьше понравилась. Но не обращайте внимания, поскольку я не фэнтезист

А не надо быть "фентезистом, Вы читатель) Говорите, что именно не понравилось, что настораживает)
Kalt
 
Сообщения: 143
Зарегистрирован: Октябрь 27th, 2013, 11:02 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Захрустье. У Истока Мира (фентези)

Сообщение Татьяна Ка. Ноябрь 10th, 2013, 10:09 pm

Татьяна Ка. писал(а):вторая часть

- это было в смысле "кусок".
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9342
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Захрустье. У Истока Мира (фентези)

Сообщение Kalt Ноябрь 10th, 2013, 10:25 pm

Танечка, вцепляюсь мертвой хваткой, раз уж Вы меня читаете) Что именно не понравилось? Сюжет или огрехи в написании, логика? Я ж теперь не усну пока ответа не получу)
Kalt
 
Сообщения: 143
Зарегистрирован: Октябрь 27th, 2013, 11:02 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Захрустье. У Истока Мира (фентези)

Сообщение Татьяна Ка. Ноябрь 10th, 2013, 11:41 pm

Низзя в меня вцепляться - я не фэнтезист! От этого очень много зависит. Я начну ломать сюжет так, как вижу я, а это неправильно! Скажу только, что уж много всего на героев наваливаете, и сами же принимаетесь их жалеть. Мы об этом говорили в "Немых". Я и так вижу мальчика, чувствую, как ему больно и тяжело, но вы "тыкаете" меня носом через каждый абзац
Kalt писал(а):ноющая боль в боку, слабая, но не стихавшая ни на минуту.


Kalt писал(а):Эта боль разрасталась, покуда не заполнила собой все. Дрейк закусил кожаный воротник куртки, чтоб не вскрикивать каждый раз от очередной судороги.


Kalt писал(а):Стало чуть легче, даже боль в терзаемых спазмами ногах чуть ослабела. Дрейк потер ноющий бок. Ещё день - другой боли, потом пять-шесть дней затишья, после этого придётся заставлять себя сделать каждый шаг.


Kalt писал(а):плача от боли в ногах, заковылял к лошади.


Kalt писал(а):Он всхлипнул, толкнул лошадь пятками, и обнял за шею.


Kalt писал(а):На четвёртый день путешествия его попытались убить, позарившись на лошадь. Арбалетный болт скользнул по лицу, оставив глубокий порез от виска до уха. Мальчик вскрикнул, покачнувшись в седле


Kalt писал(а):Легкие сапожки, разодранные острыми камнями, моментально превратились в лохмотья


:( :( :( ужас, столько ребенка мучить!

Я не знаю, насколько образован ваш мир, но научные термины, вроде
Kalt писал(а):коллапс

, лучше не употреблять. Вы же передаете то, что думает ребенок! Я и то с "коллапсом" не дружу.
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9342
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Захрустье. У Истока Мира (фентези)

Сообщение Kalt Ноябрь 11th, 2013, 8:37 am

Тань спасибо пару описаний уберу. что касается образования - оно имеется, но обрывочное . люди ж тут не дикари, предки их пришли с технически развитой планеты... впрочем дальше увидите сама)
Kalt
 
Сообщения: 143
Зарегистрирован: Октябрь 27th, 2013, 11:02 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Захрустье. У Истока Мира (фентези)

Сообщение Татьяна Ка. Ноябрь 11th, 2013, 1:05 pm

Все равно. Вы же пишете фэнтези, а не научную фантастику, где без специфических терминов не обойтись. Как говорится, пиши проще и люди к тебе потянутся. А уж если что-то даете, то можно тут же это раскрыть другими, более общими, словами. Оно, коллапс, у вас еще и по стилю выпадет.
Но это личное мнение. ;)
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9342
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Захрустье. У Истока Мира (фентези)

Сообщение Kalt Ноябрь 12th, 2013, 6:18 pm

Часть вторая
Захрусталье.





Наутро ветер разогнал дождевые тучи, и в многочисленных прорехах засияло яркое небо. Подножия гор утопали в праздничном разноцветье осеннего леса. Где-то звенел по камням ручей, далеко в горах рокотал оползень, а здесь, у подножия, все вокруг дышало покоем и безмятежностью. На прогалину, густо опушенную подлеском, вышел скальд. Какое-то время зверь стоял неподвижно. Он осмотрелся, потянул носом, выискивая чуждые запахи, наконец, негромко рыкнул. Вслед за ним на поляну выбрались трое щенков и тут же затеяли веселую возню. Длиннолапые, неуклюжие, не сменившие еще даже окрас, снежно-белые с редкими серебряными проблесками в густой шерсти. Взрослый скальд еще раз понюхал воздух и успокоился, присел на задние лапы. По вершинам деревьев пронесся ветер, зашумел в ветвях.
- Болт, - одним дыханием прошептал Дрейк. - Чаруй!
В подставленную ладонь легла короткая арбалетная стрела, усиленная заклятьем.
Охотники затаились в кустах на пригорке, откуда прекрасно была видна поляна с резвящимися на ней зверями.
«Сука – моя», - так же, почти неслышно, прошептал Дрейк. Залегшие рядом Лерой и Шак кивнули, взяли на прицел молодняк.
Коротко щелкнула спущенная тетива, послышался глухой шлепок и по глазам стегнула ослепительная вспышка сработавшего заклятья. Шак коротко и зло выругался – его болт ударил в землю рядом со скальдом. Двое оставшиеся в живых щенков закружили по поляне, визжа от страха. Они то кидались в лес, то возвращались обратно к матери, не в силах понять, откуда пришла смерть.
- Лерой, твои. - Дрейк торопливо перезаряжал арбалет, поминая Предков.
Прозвучало короткое заклинание, и еще один скальд беззвучно лег в пожухшую траву. Оставшийся в живых щенок, наконец, кинулся бежать. Вдогонку ему понесся очередной болт. На этот раз Шак не промахнулся.
- Хорошо колданул, - одобрительно ухмыльнулся Дрейк. Маг пожал плечами, вытирая тонкую струйку крови, побежавшую из носа. Охотники поднялись из желтой пожухшей травы, стряхнули налипшие на одежду хвою и мох. Лерой почувствовал, как по всему телу разливается слабость – расплата за колдовство. Вены набрякли, мышцы скрутило тугими узлами, в висках бешено запульсировала кровь.
Колдун поморщился. Боль отката никогда не станет привычной, колдуешь ты впервые, или десяток лет. Стальные иглы впились в голову, к горлу подкатил рвотный ком. «Все, пару дней меня не дергать. Слишком сильный откат».
Охотники посмотрели на поляну, где в корчах умирали скальды. Мать еще дергалась, сучила ногами, пыталась поднять окровавленное тело с земли и доползти до трупов детей. Люди невольно поежились, видя, как мускулистые лапы вырывают из земли куски дерна и обрывки корней. Из страшной раны на боку вывалились кишки. Они еще пульсировали и дымились в холодном воздухе осеннего утра. Густая кровь залила мох, ярким пятном выделяясь на желто-зеленом фоне. Дохнуло зловонием.
- Да хоть неделю теперь валяйся! - Шак хлопнул по плечу Лероя. - Такое дело сделали! Ну-ка, Дрейк, это уже который по счету?
- Седьмой или восьмой, я уже не помню,- хрипло отозвался предводитель. - Щенков я не считаю. Теперь хоть скотина цела будет. А то ведь порезали полстада… да и девки спокойно в лес смогут ходить. Помоги-ка шкурку снять.
Скальд, наконец, затих и вытянулся во весь рост. Дрейк приблизился, попытался перевернуть обмякшее тело. Друзья кинулись помогать – зверь был тяжел.
- Здоровая, - пропыхтел толстяк Лерой - пудов шесть будет.
От натуги его лицо посерело, из ноздрей снова показалась кровь. Колдун виновато посмотрел на товарищей. Шак оттолкнул его: «Не лезь, без тебя управимся. Иди, присядь». Совместными усилиями они перевалили скальда на спину – помогла недюжинная сила Шака. Из всей троицы он был самым старшим.
- Да они взрослые все такие, - ловко подпарывая шкуру, отозвался Дрейк. - Стой, а где еще один щенок?
- Вон, в кустах сдох. - Шак кивнул в сторону. В густых зарослях отчетливо виднелось светлое пятно, за которым тянулся кровавый след. - Ладно, меньше болтай, время дорого.
Через полчаса все было закончено. Мясо скальдов мог есть только очень голодный человек – оно было слишком твердым и жилистым, с неистребимым запахом псины. Никто на него и не позарился, взяли только шкуру, да еще Лерой вырезал страшные клыки. Нагруженные добычей охотники пошли к лошадям, спрятанным в лесу. До деревни оставался всего день езды, подсумки были полны. Удачная охота.
Kalt
 
Сообщения: 143
Зарегистрирован: Октябрь 27th, 2013, 11:02 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Захрустье. У Истока Мира (фентези)

Сообщение Kalt Ноябрь 12th, 2013, 6:35 pm

***
- Едут!- Звонкий крик Айды разнесся над деревней. Малышка подбежала к невысокой пухленькой женщине и затеребила ее за рукав: «Мама, мама, папка едет! Пойдем скорее!"
- Ну, беги, - улыбнулась она, глядя на дочь. Довольная девочка опрометью кинулась на дорогу, навстречу тяжело нагруженным лошадям. Подбежав к Шаку, с размаху обняла его за ноги, запрокинула голову, улыбаясь во весь рот. Рядом уже обнимался Лерой с невестой. Чуть отставший Дрейк взглянул на них с доброй улыбкой. Неторопливо, степенно подошел Ветер, кузнец. Он бегло осмотрел усталых лошадей, оценил взглядом набитые доверху торбы. Высокий и плечистый, казалось, весь состоящий из перевитых жилами мускулов, Ветер дружески хлопнул по плечу Дрейка, отчего тот слегка присел: «Здрав будь, Ведущий», помахал рукой остальным: «Шак, Лерой - рад вас видеть».
- Здрав будь, Ветер,- отозвался Шак.- Как дела, что нового в деревне?
- Да пока тихо все, жаловаться не на что. Только вот руду последнее время приносят никудышную, считай, вполовину меньше прежнего в ней железа стало. Надо бы людей послать новые жилы поискать. – Ветер вопросительно глянул на Ведущего. - А по хозяйственной части баб спрашивай, им виднее.
Дрейк нетерпеливо отмахнулся: «Ладно, разберемся. Без железа не останешься, на крайний случай в Смолянск пошлю, там купим. Омаха тут?»
- Дома вроде была. - Ветер поскреб бороду, - слышь, Ведущий, дело такое. Мы тут всеми скинулись, собрали, кто чем богат. От зверя так мужа потерять - не приведись никому такое... баба-то без кормильца осталась... да еще и на сносях.
Дрейк кивнул одобрительно, вздохнул, вспомнив об Итоне, и тронул лошадь. Проехав пару дворов, он остановился перед добротным срубом, еще хранившим смолистый запах свежего дерева. Даже отсюда на левом углу были видны глубокие борозды, пропахавшие венец дома - следы когтей. Прошло всего восемь дней со смерти друга, а во дворе уже появились первые признаки запустения – под ногами мусор, недостроенный навес покосился, дверь в сарай распахнута настежь. Постучав, Дрейк вошел в дом.
За прошедшие дни Омаха, казалось, так и не изменила позы, в которой он оставил ее, уезжая. Молодая женщина в несвежей рубашке так же сидела в углу и безучастно перебирала разложенные на столе каменные фигурки.
- Вот этого дракончика он подарил, когда еще начинали с ним встречаться, - она жалко заглянула в глаза Дрейку, попыталась улыбнуться. - А лисенка вырезал, как дочка родилась. Обещал сделать скальда, как сына рожу... а скальд... - по ее лицу потекли слезы.
Ох, не любил Ведущий такие моменты. Стоишь, слова глотаешь, да и что с этих слов, не помогут тут они. Всего-то чуть больше года девчонка замужем побыла, только начала дом и счастье свое строить, и тут на тебе… Лучший стрелок, любимец всей деревни, друг каких мало, погиб. Да не в бою за клан, не честь отстаивая, а зверем диким разорван. Дрейк скривил губы, сжал покрепче, шагнул вперед и обнял зашедшуюся в плаче женщину. Стоял и баюкал, кусая губы, пока немного не стихла. Потом отодвинул враз и сказал.
- Мертвых не вернуть, а живым - жить. Его помнить будем, да и ты одна не останешься. А тебе вот... От нас… ну как бы отомстили, в общем. Прими.
Дрейк с натугой вволок неподъемные торбы в дом. Развязал тугие завязки, вытряхнул содержимое на пол. Темно-серые, слегка мерцающие серебром шкуры скальдов покрыли пол.
- Спасибо, - растерянно прошептала Омаха, прикипев взглядом к лежащей под ногами рухляди. - Спасибо, Бельчонок.
Сердце тоскливо заныло: « Бельчонок». Еще детское прозвище, которым называла его мама... и она… когда мальчишкой еще бегал за Омахой, заливаясь краской и немея от смущения. Когда чуть повзрослев, шептал: « Вот вырасту, стану Ведущим и возьму тебя в жены». Когда не встретила она еще Итона.
Ладно, было - и прошло. Обнял еще раз женщину, осторожно поцеловал в щеку - и за порог, скорее прочь, пока есть силы молчать.
Смеркалось. В деревню потянулись люди с шахты, зажглись первые огни в окнах. Деревня, названная когда-то Приютом, была первым и самым крупным поселением клана. Были, конечно, и другие села – в Дальнем распадке, в устье речушки Ворчунья, неподалеку от Хрустального ключа, были поселки при шахтах. Но Приют так и остался самой густонаселенной деревней – уж очень удачно он был расположен. Окруженный со всех сторон лесом, Приют раскинулся у подножия горной гряды, носящей странное название Рыбий хребет. Откуда оно пошло – никто не помнил. Хотя, при должной фантазии можно было найти определенное сходство – частые островерхие вершины стояли в ряд, образуя почти прямую линию. Чуть ниже располагались поля клана. Именно возможность раскорчевать обширные участки, заросшие лесом не так густо, как все вокруг, и привлекла в свое время основателей деревни.
Дрейк не торопясь шел домой. Он любил это время, когда вернувшись с охоты можно просто пройтись по тихой деревне, перекинуться парой слов с жителями, спокойно попить пивка и послушать байки Ветра. Когда можно побыть двадцатилетним парнем, не отягощенным бременем Ведущего. Все дела завтра.
Проходя мимо Круга - излюбленного места посиделок молодежи, Дрейк услышал хриплый, чуть запинающийся голос:
Мне не дано узнать тепла твоей руки
Изгиба губ, неровного дыханья
С тобою рядом не дано идти...
Дрейк хмыкнул: «Опять Кальт девкам головы дурит. Пьянота, калека, а ведь липнут к нему, дуры». В груди всколыхнулось что-то, похожее на завистливое раздражение. Вот кому заботы нет - днем по лесу ягод набрал, а вечером сидит, пиво хлещет, и стихи свои девкам читает. А у самого хата второй год как с дырявой крышей стоит, так и не собрался отремонтировать. Пошарит в кои веки по закраинам Жерла, нетопырей набьет и скупщикам в Смолянске сдаст. Тем и живет. Никчема, в общем. Примак. Хотел раз выгнать, так бабы пошли отбивать. Скучно нам без него, говорят, будет. Ладно, одного бездельника деревня прокормит.
Навстречу Дрейку неторопливо шла черноволосая миниатюрная девушка. Маленький прямой нос, высокие скулы и огромные темно-синие глазищи. Дочка одного из шахтеров, Адриана. Она рано осталась без матери, умершей во время эпидемии Тихой Смерти. Очень добрая, ласковая и чуть застенчивая, Нейла одета в длинный коричневый плащ с капюшоном, отороченным белым мехом. Ей очень к лицу этот наряд. В руках девушка несла маленький котелок, над которым вился пар. Дрейк отметил, что она одна: нечастое явление – вокруг Нейлы всегда полно ухажеров.
- Здрава будь, краса, - сказал он, улыбаясь.
- Здрав будь, Дрейк. Как охота прошла? - Мягкий грудной голос достойно завершал портрет юной красавицы. - Говорят, вы десяток скальдов извели?
- Не десяток, восемь. И щенков.
Нейла улыбнулась, благодарно и ласково: « Ты просто герой, Ведущий. Красив, смел, а теперь как выяснилось, и щедр. Омахе такое сокровище отдал, себе ни шкурки не оставил».
Ведущий, несмотря на то, что был на четыре года старше, смущенно опустил глаза, покраснел, как мальчишка.
- Все собирали что могли, не я один... а с Шаком и Лероем разочтусь по-свойски.
- Знаешь, Дрейк, - девушка посмотрела ему в глаза, - мы рады, что у нас такой Ведущий. Правда. Ты молодец.
Она вдруг приподнялась на цыпочки, и притянула одной рукой голову Дрейка к себе. Крепкий поцелуй ожег губы. « Это за Омаху». Нейла тут же засмущалась собственной смелости, потупилась, отступив на шаг.
Дрейк замялся, не зная как ответить на неожиданную ласку: « Эээ… ну мы все же один клан…а ты куда собралась? – наобум спросил он. Девушка качнула котелком.
- Да Кальту горячего отнесу, один ведь мужик живет. Побалую. - Уже издалека отозвалась она, и подарила на прощание Ведущему еще одну улыбку.
Вот так. Ты и молод, и красив, и все тебя любят. А вот балуют Кальта. М-да...
Kalt
 
Сообщения: 143
Зарегистрирован: Октябрь 27th, 2013, 11:02 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Захрустье. У Истока Мира (фентези)

Сообщение Kalt Ноябрь 12th, 2013, 8:23 pm

Пробуждение далось с трудом. Голова гудела, тело будто чужое, язык едва ворочался в пересохшем рту. Кальт пошарил под лавкой, нащупал жбан с водой, жадно припал к нему. Стало чуть легче. Вспомнив, что вчера спьяну пообещал Териан набрать клюквы, он досадливо поморщился. «Придется тащиться к самому Жерлу» - подумал Кальт – "причем, сегодня. Пообещал все-таки».
Вода в объемистой фляге, копченое мясо, запасные подметки - по острым камням иной раз и две пары изорвешь, соль, кремень. Готово. Кальт приладил на культю левой руки жестяной гребень с мешочком для ягод и плотно примотал его лосиными сухожилиями. Маленький самострел, взводимый одной рукой, занял свое место ближе к локтю. В очередной раз мысленно поблагодарив лекаря, спасшего ему два пальца на правой руке, Кальт закинул мешок за спину. Проверил нож, закрепленный под запястьем - острый. Ну, вот и готов. Но как неохота что-то делать!
Идти было легко. Земля, подмерзшая за ночь, еще не успела оттаять, прохладный воздух бодрил, и хотя вчерашний перебор еще давал о себе знать, боль и тяжесть в голове уходили, уступая место покою и предвкушению дороги. Кальт умел ходить далеко, умел беречь силы, а такие прогулки, пусть даже до Жерла, только доставляли удовольствие и отвлекали от тягостных мыслей. Несколько раз он встречал след лося, один раз наткнулся на затаившегося в кустах зайца. Солнце давно растопило иней на траве, воздух прогрелся. Погода стояла тихая, почти безветренная, и Кальт с удовольствием скинул грубую куртку
. В воздухе витал чистый запах осени – тонкий, горьковато-щемящий, едва уловимый. Ближе к полудню Кальт решил сделать привал. Развести костер? Лень. Он сжевал всухую несколько полосок копченого мяса и откинулся на спину, глядя в небо. Немного ныли ноги. Слабый ветер кружил хороводы облаков в прозрачной вышине, невнятно лопотал в ветвях. Кальт прикрыл глаза, подставив лицо нежарким солнечным лучам.
- Папа, спаси меня! Папа, мне больно!
В незнакомом голосе звучало отчаяние. Но раздался он не в ушах – в голове.
Из-за мешка за спиной быстро вскочить на ноги не удалось. Кальт перекатом сместился в сторону, одновременно взводя самострел. И вновь дикой болью в голове отозвался детский крик.
- Папа, помоги!
Кальт схватился руками за голову. « Опять!» - прошептал он. Липкий страх парализовал его, лишая сил. Он внезапно ясно увидел невесть откуда взявшийся морок: залитая кровью поляна, сломанные кусты, небо, испещренное черными силуэтами падальщиков. Неопрятная груда мяса на траве, вырванные куски дерна. Смрад. Одиночество. Страх.
- Папа, я умираю. Спаси меня! – не унималась слепящая боль в висках..
Обезумевшим барабаном заходится сердце, беспричинная паника тянет живое тепло, превращая тело в тряпичную куклу. « Сколько это еще будет длиться?» Паника. « Кто ты?» Кальт застыл на месте: «Думай. Не бойся. Ты же знаешь это место. Помнишь, ты водил туда Айду? Это поляна близ рубежа, рядом с Хрустальным ручьем».
Когтистая лапа вцепилась в судорожно трепещущий комок в груди. « Папа, спаси меня».
- Я не твой папа. Но я уже бегу. Я бегу, слышишь, кто ты ни был. Держись! - единым мигом мелькнули мысли в голове калеки.
Мешок подпрыгивал, больно молотил по спине. Кальт бежал, падая, задыхаясь, полуослепший от пота. Он уже не чувствовал, как ветки хлещут по лицу, раздирая в кровь лоб и щеки. Неудачный прыжок - и нога неловко подвертывается, острая боль заставляет вскрикнуть. Кальт вскочил и тут же рухнул обратно. Он торопливо стянул сапог, ощупал поврежденную ногу. Малейшее прикосновение к голени невыносимо, боль такова, что перехватывает дыхание. Как же не вовремя! Ничего, уже недалеко. Мужчина опустился на четвереньки, обрезал сухожилия, крепящие гребень к культе. Гребень мешает.
«Держись. Я успею».
Вот и Хрустальный ручей. Прозрачная вода журчит, манит к себе. Остановиться бы, залить огонь в глотке, смыть кровь и пот. Некогда.
« Бегу».
Кальт выскочил на поляну и вторично увидел картину, вспыхнувшую в мозгу часом раньше. Черные мазки запекшейся крови, разбросанные куски дерна, освежеванный труп, большой, но жалкий в смерти. Белые и сизые внутренности растащили птицы, они теперь разбросаны по всей поляне, похожие на обрывки старых тряпок. Вокруг царит тишина, странная даже для засыпающего леса. Калека оглянулся в надежде увидеть того, чей голос звал его на помощь. Никого – живых.
- Это безумие - Кальт провел рукой по глазам, тщетно пытаясь успокоить дыхание - Что это было? Отпусти меня!
В кустах на окраине поляны раздался тихий шорох. Тело, перенасыщенное адреналином, отреагировало само - самострел смотрит в сторону шума, рука не дрожит, глаза выискивают малейшее движение. И опять – наваждение, опять голос в голове.
- Папа... – Уже не крик, угасающий шепот.
Кальт шагнул к кустам. Там, в самой гуще, лежал молодой скальд. Кровь испятнала белую шерсть, голова запрокинулась назад и клыки обнажены в бессильном оскале. Широкий розовый язык выпал из пасти, на нем - земля и хвоя. В боку зверя виднелись охвостья двух арбалетных болтов, утонувших почти на всю длину. Но щенок был еще жив – его бока едва заметно колебались в такт тихому дыханию. Кальт зубами стянул кожаный чехол со своего клинка и осторожно приблизился, выискивая место поудобнее, чтобы покончить с хищником одним ударом. Внезапно по телу щенка пошла судорога, и он открыл стекленеющие мутно-коричневые глаза.
- Папа, спаси меня.
Нож, не дойдя до горла скальда на волосок, застыл. На лице мужчины отразилась внутренняя борьба. Он прекрасно понимал, на что идет, спасая детеныша лесного монстра. Если узнают в деревне – ему не жить. Он глубоко вдохнул, закрыв глаза и, наконец, решился. Нож вновь спрятался в чехле, а Кальт, сложив искалеченные руки перед грудью, ушел в себя, накапливая Силу.
Магия этого мира плохо давалась людям, слабея из поколения в поколение. По паре простеньких заклинаний знали все, но срабатывали они не у всех, и не часто. Откат же, как правило, был очень жестоким. Пытавшиеся лечить чужую простуду заклинанием, люди сами потом не вставали по нескольку дней с постели - откат отбирал все силы, грозя раздавить человека. Творить волшебство могли все: у кого-то получалось лучше, у кого-то – хуже. Но поскольку случаи удачного колдовства были редки, люди постепенно стали называть магами тех, у кого на четыре – пять попыток приходилась одна удачная. Еще более редкими были маги, способные сотворить три заклинания подряд - редкими и берущими за свои услуги баснословные деньги. А то, что собирался сделать Кальт, было безумием вдвойне, ведь даже самые простенькие заклинания удавались ему считанные разы.
Перелив жизни - заклинание знали все, но осмеливались использовать единицы. Заклиная, отдавая свои силы и энергию, можно было вернуть к жизни практически мертвеца, но при этом исцеляющий слабел настолько, что сам очень часто занимал место своего пациента. И неважно, сработало заклинание, или нет. Лечили им невероятно редко, и никто не знал, сколько золота переходило к магу-счастливчику, рискнувшему, и отнявшему пациента у смерти. Для Кальта тем большая опасность крылась в том, что заклинание требовало особо точного распределения энергопотоков, абсолютной симметрии жеста. С искалеченными руками опасность умереть возрастала многократно.
Еще несколько секунд Кальт колебался, прислушиваясь к собранному потоку Силы, затем резко развел руки в стороны и открыл глаза, начиная действо. И застыл.
Из кустов на него смотрела пара светящихся янтарем глаз. Скальд не нападал, он просто стоял, вперив тяжелый взгляд в исцарапанного человека, стоявшего на коленях перед умирающим щенком. Хищник появился настолько бесшумно, что калека увидел его, лишь встретившись взглядом. Кальт замер, затем медленно потянулся было к арбалету, но сильное жжение в груди отрезвило. Медлить с колдовством нельзя. Собранную Силу нужно использовать сразу - или умереть. Не получившее воплощения заклинание, спустя короткое время разрушало все энергоканалы человека, и тот погибал от остановки сердца.
- Ихам олуа! - между рук Кальта возник неяркий, жемчужного цвета шар. Воздух вокруг задрожал, и человек почувствовал, как поток Силы откликнулся на приказ. Заклятье заработало.
- Ихам верде! - шар стал уменьшаться в размерах, приобретая интенсивность цвета и вес. Кальт почувствовал, как стремительно тают силы. Отбирая жизнь у мага, шар аккумулировал его энергию в себе, неотвратимо наливаясь тяжестью. Теперь главным было не пропустить того момента, когда еще оставались силы, и отдать пациенту средоточие жизни.
- Аведо! - шар, повинуясь воле творящего, поплыл к распростертому скальду и растекся по его шести бледным сиянием, постепенно угасавшим. Кальт упал на землю. Сейчас придет откат, и хорошо, если сознание отключится сразу, избавив от мук. Слушая сердце, Кальт считал - четыре, пять, шесть ...Шесть? А сердце продолжало отбивать ритм. Отката не было. Полежав еще немного, Кальт встал, точнее, попытался встать, потому, что, несмотря на ясную голову и полное отсутствие корчей, обычных при откате, сил пошевелиться не было. Ноги не держали ставшее неподъемным тело. Мужчина скосил глаза на скальда. Тот дышал. Рядом валялись два болта, вытесненные из тела вновь наросшей тканью. Кальт перевел взгляд на кусты, туда, где стоял второй скальд, наблюдавший за ним. Никого. Кусты и трава. Теперь оставалось только ждать, пока восстановятся силы. Уснуть не составило ни малейшего труда.
Kalt
 
Сообщения: 143
Зарегистрирован: Октябрь 27th, 2013, 11:02 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Захрустье. У Истока Мира (фентези)

Сообщение Татьяна Ка. Ноябрь 12th, 2013, 9:35 pm

Ради интереса, какой год примерно, век или что там? А то читаю-читаю...
Kalt писал(а):попить пивка

Kalt писал(а):пиво хлещет


Ничего с тех пор не изменилось... :mrgreen:
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9342
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Захрустье. У Истока Мира (фентези)

Сообщение Kalt Ноябрь 12th, 2013, 10:23 pm

насчет пива - абсолютно ничего) А год - там есть подсказка) В этом эпизоде Дрейку уже 20)
Kalt
 
Сообщения: 143
Зарегистрирован: Октябрь 27th, 2013, 11:02 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Захрустье. У Истока Мира (фентези)

Сообщение Kalt Ноябрь 13th, 2013, 12:35 pm

С утра у Ветра было мало работы. Поправить пару плугов, наклепать наконечников для стрел да сработать на заказ несколько гребней для ягод - вот и вся работа. Солнце еще не дошло до зенита, как все было готово. Старый кузнец вздохнул, вспомнив время, когда оба горна допоздна были в работе, работали в подручных двое ребятишек, да и то - не успевал.
А ведь прошло с тех пор всего ничего. Еще пять лет назад население Хрустального рубежа было почти вчетверо больше. Торговые караваны не успевали собирать товар, заготовленный кланами и вольными поселениями, люди богатели. Но потом как-то исподволь, незаметно, богатства Захрусталья стали сходить на нет. Вначале исчезли белки, которых раньше били все, кому не лень, почти перевелись вепри и лоси, не сразу, но быстро опустели рудные шахты. И это в горах, где, казалось, выработки можно вести много десятилетиями. Несколько неурожаев кряду дополнили список бед. Теперь, чтобы прокормить немногих оставшихся обитателей Хрустального рубежа, приходилось каждый год выжигать новые поля, отвоевывая их у леса. Торговцы почти перестали появляться по эту сторону границы Захрусталья.
Дверь кузни распахнулась.
- Здрав будь, Ветер, - сказал вошедший Лерой. - Дрейк зовет, поговорить хотел. Не оторвем от работы?
- Да какой там занят - ворчливо ответил кузнец - передай, сейчас приду.
Зайдя в дом, Ветер сменил прожженный кожаный фартук на чистую рубаху, умылся, и шагнул за порог. Потом вспомнил что-то, улыбнулся в усы, и достал из схрона под крыльцом объемистую флягу с напитком, который все, не мудрствуя лукаво, так и называли - Ветровка.
- К Дрейку я - пояснил жене.
- Что-нибудь случилось?- вяло полюбопытствовала Наваэль.
- Если за новостями, то б мне не к нему, а к тебе дорога - проворчал Ветер - вы, бабы, все раньше всех узнаете.
- А ты б поменьше штаны в кузне протирал, да почаще к людям выходил - парировала жена, - все одно, сидишь, с места на место свои железки перекладываешь.
- Да не могу я, Нава! Руки без работы опускаются! А тут за молот подержишься... а… -
махнул рукой Ветер и вышел, не закончив фразу.
В доме Дрейка всегда было людно. Кто-то приходил, кто-то уходил, ребятишки приносили новости с поселков, за судом шли обиженные. Да и просто так - посидеть, поговорить, отдохнуть душой. Места хватало всем - дом Ведущего был самым большим в поселке, в три этажа. И самым старым - он стоял с самого первого года, как за Хрустальный рубеж заглянул человек. Но сейчас дом был почти пуст и непривычно тих.
- Ветер, поднимайся к нам - крикнул Дрейк с лестницы.
Небольшая комната. На стенах турьи и лосиные шкуры, у дальней стены потрескивает дровами камин. Мебель старая, потемневшая от времени, но крепкая и опрятная. В центре комнаты - шесть внушительного вида стульев вокруг огромного овального стола. Четыре места заняты, два - свободны. Лерой, Дрейк, Териан, Шак. И он, Ветер.
- Териан, рассказывай новости - попросил Ведуший.
Териан вздохнула: « На Дальнем беда. Трое в горы ушли и пропали. Уже пятый день, как их ищут. Боюсь, бесполезно - в той стороне полно скальдов. Были бы живы - уже бы дали знать».
- Семейные? - спросил Лерой.
Нет, молодые все, не успели пережениться. Да ты, наверное, одного знаешь. Тур, плотник, что тебе с домом помогал.
Колдун почесал затылок.
- Да, помню. Вроде серьезный парень, не из домоседов. Такой просто так не сгинет.
- А за Дальним и матерые охотники, случалось, гибли, - вставил Ветер.- Проклятые там места, глушь и болота.
- Что еще? - нетерпеливо перебил Дрейк. Пять дней поисков – считай все, живыми людей уже не найти. Он опустил голову, чтобы никто не увидел мелькнувшие в глазах смятение и боль. Гибнут, гибнут люди! До недавних пор скальды не нападали на поселян, Итон стал первым. Случалось, резали скот, но редко и не всех. Что случилось? Как произошло, что звери преодолели страх перед человеком? Знать бы ответ.
-Еще? Еще руда пошла, считай, пустая. Нужно опять разведчиков в горы слать, иначе к весне втридорога будем железо покупать.
- Да, Ветер уже жаловался - Дрейк потер лоб. - Шак, возьмешься? Десяток человек возьми и пошарь по хребтам, может, повезет.
- Вряд ли – задумчиво отозвался Шак - Но попробуем. Только десяток там даром не нужен, хватит и пятерых. Только лошадок бы нам, получше.
Шак хитровато прищурился, глядя на Дрейка.
- Лошадок тебе... Хорошо, возьмешь горных лошадей, я попрошу Ваню, чтобы не отказал. А заодно и колдунам нашим накажу, что не вздумали с тобой идти. Опять в Жерле приключений решил поискать? Мало тебя упыри поучили? Нет там ничего стоящего, ради чего людей класть. Чем за старыми артефактами гоняться, лучше о людях подумай.
- Да мы не…
- Я знаю, что "не"! Без магов вы туда не полезете, поэтому и не дам магов. Целее будете. Не то время, Шак, - уже мягче сказал Дрейк, хмуро глядя в огонь камина - Нельзя нам сейчас рисковать ради легенды. Зима, считай на носу, зверье уходит. Людей кормить некому, каждый на счету.
Он вздохнул, потер глаза. Каждый год в бездонную пещеру нет-нет, да и пытались заглянуть все новые искатели приключений. Неизвестно откуда появившаяся легенда о сокровищах Прежних, будоражила многих. Одни надеялись найти золото, другие – легендарное оружие. Ходили слухи, что именно сюда, в Захрусталье, сбежали когда-то, спасаясь от казни, уцелевшие боевые маги. Вот из-за этих-то нелепиц много смелых и ловких охотников уже сгинуло без следа. Хорошо, хоть располагалось Жерло на отшибе, высоко в горах. Жажда наживы и приключений толкнула однажды в Жерло и старшего ловчего клана. Шак ушел один, не предупредив никого. Отыскали его только через три дня – в окровавленных лохмотьях, искусанного, едва живого. Териан едва не поседела, выхаживая мужа. Но произошедшее, кажется, уже успело выветриться у него из памяти.
«Зануда ты, Дрейк» - кисло отозвался Шак.
- Да хоть и зануда! - огрызнулся Ведущий - зато вас, веселых, сберегу по мере сил.
-Дрейк дело говорит - сказал Лерой, - В Жерло осенью идти - все равно, что в воду с камнем сигать. Упыри потомство вывели, они сейчас злые и голодные.
Териан блеснула глазами: « А еще у нас свадьба в Тихом распадке намечается. Давно бы справили, но Итона только похоронили, не по-людски было бы вслед праздновать. А теперь и эти трое… Кай и Мэри женятся, так что еще один сруб в распадке ставить будем».
- Я их не знаю - пожал плечами Шак. - Что за люди-то? Сами не могут бревен накатать?
- Сироты оба. Что он, что она - тихо сказал Дрейк - Их родители погибли, когда мы с материка перебирались. Мы вперед, а они прикрывать остались, еще отец рассказывал. Некому им с домом помогать, если только друзья... Всеми поставим.
Шак замолчал, залившись краской. Клан уходил с материка в спешке, люди побросали почти все на произвол судьбы. Тогда еще от Тихой Смерти не придумали вакцины. Бесконечный поток беженцев постоянно подвергался нападениям заболевших мародеров, озверевших от осознания неминуемого конца. Они уже не боялись за свою жизнь, и не щадили чужой. Ради нескольких дней беззаботной жизни, бандиты не гнушались ничем. Наиболее сильные мужчины клана оставались позади – прикрывать отход. Мало кто из них догнал свои семьи.
Лерой встал, помешал уголья в камине. Дохнуло теплом, на кованой решетке заиграли рыжие блики.
- Дрейк, - попросил колдун - отпустил бы ты меня в Смолянск. Там, говорят, маг из Белых появился, может, какое новое заклинание выспрошу. Да заодно и наш товар пристрою. Я быстро, дня за четыре обернусь. Отпустишь?
Дрейк оторвал взгляд от рдеющих угольев и улыбнулся: «Вместе поедем. Хочу кое о чем с тамошними поговорить. Есть мыслишки. Ветер, ну наливай, что ли. Я ж знаю, что ты за пазухой держишь».
-Что за мысли?- с любопытством спросила Териан.
-Да от соседей человек приходил еще две недели назад, хотят к нам присоединиться. Вроде Вольные с побережья, и где-то недалеко еще один клан. Сам я их не знаю, хочу послушать, что в городе говорят.
После Великой войны слияния кланов стали обычным делом. Истощенные многолетними междоусобицами, люди оказались тогда на грани выживания. От иных сильных и многочисленных кланов остались одни воспоминания, другие были сильно прорежены. Чтобы хоть как-то выжить, непримиримые враги вчера, а сегодня – союзники, кланы объединялись. Уже никто не смотрел на корни человека, его прошлое, Веру. Главным теперь было другое – что он умеет. Такая практика постепенно вошла в обиход. Маленькие группки сливались, выбирали себе Ведущих, налаживали жизнь. Вместе отстраивались, поднимали пашню, случалось – дрались с соседями за лучшие земли.
Ветер разлил настойку по кружкам, выпили. Похвалили. Даже непьющая Териан сделала несколько маленьких глотков. Ведущий подмигнул кузнецу.
-Ну, Ветер, доволен, что решили? Добудем тебе руду, не переживай.
-Доволен буду, как найдете... а по части переживаний - это вон его дело за нас за всех переживать, - буркнул Ветер, кивая на Дрейка - А мое дело молотом махать, да детишек учить. Бумагу в Смолянске не забудьте купить, а то на исходе. Териан, твоя егоза кукол бумажных повадилась мастерить, добро мне переводит. Приструни.
Раздался негромкий смех. Все знали, что старый Ветер любит дочку Шака и Териан пуще родителей, и попустительствует ей во всем. Впрочем, не забывая ворчать.
По улице глухой дробью простучали копыта, переполошено заквохтали куры. Послышался гомон, невнятные крики. В дверь сильно, нетерпеливо постучали.
-Лерой, ты здесь? Выходи скорее, помощь твоя нужна.
На крыльце стоял шахтер, держа на руках маленькое тело мальчика лет десяти. У него были стесаны в живое мясо ноги, ободраны локти и ладони, нездоровый, синюшный цвет лица.
-Лерой, спасай дитенка! - зачастил шахтер, - наш маг как назло с утра заклятье сотворил, и теперь в откате лежит, стонет. А мальчишку у клети нашли, видно дополз, а людей позвать уже сил не хватило. Я поднимаюсь, а он без памяти лежит.
Прежде рудные шахты были гордостью клана. Богатейшие месторождения находили почти у поверхности – только копни. Доходило даже до того, что нанимали в Смолянске работников, не справляясь сами. А теперь былая гордость стояла почти заброшенная, обезлюдевшая: запасы руды истощились.
Лерой приложил ухо к тощей груди мальчика. Сердечко трепыхалось, но слабо, едва слышно. Рот полуоткрыт, губы обметаны неприятного вида белесым налетом.
-Воды, - скомандовал Лерой. Колдун, перехватив мальчика у шахтера, понес в дом. Уложив на широкую гостевую лавку, осторожно, едва касаясь, срезал лохмотья, раньше бывшие одеждой, осмотрел. Людей набилось в дом - не продохнуть. Принесли воду. Лерой недовольно оглядел столпившихся поселян.
- Ну что, потеху нашли? Живой парень и будет жить. Он просто в обмороке, и сильно обезвожен. Смысла колдовать нет, бабы выходят.
Колдун влил немного воды в полуоткрытый рот, обтер лицо найденыша мокрым полотенцем. Мальчик вздрогнул, забормотал что-то, и открыл воспаленные глаза. Придерживая ему голову, Лерой поднес чашку к губам. Найденыш пил жадно, взахлеб. Худющий, кожа да кости. Курчавые черные волосы спутаны, все в пыли и колтунах. Тонкий нос с едва заметной горбинкой, а ресницы длинные, как у девочки.
У Лероя защемило сердце. « Откуда ты взялся, малыш?» - с нежностью подумал он. По одежде колдун понял, что паренек не из местных. «Неужели из Смолянска?» Хотя нет, красивые ботиночки изношены, от подметок остались одни окровавленные лохмотья. «Издалека шел», - сообразил Лерой, - «Бедолага. И как не погиб в пути?» Териан тем временем уже давала указания помощникам, те тащили бинты и травы. Отобрав у Шака маленькую склянку с бальзамом, Териан быстро и умело промыла раны, наложила компрессы на сбитые ноги, бережно забинтовала.
- Жить будешь - потрепала она найденыша по голове. Приняв сонный настой, мальчик уснул. Распорядившись после пробуждения вымыть мальчика, накормить и позвать ее, Териан ушла. Ветер тоже засобирался - близился вечер. Три раза в неделю старик отдавал вечера обучению детей: грамота, счет, история. Люди предлагали ему построить отдельную избу для таких занятий, но Ветер всегда отмахивался, приговаривая, что мол, в своем доме у него и язык лучше ворочается, и устает он меньше.
И вообще, - говаривал он, - как могут мешать в доме дети? И, кажется, любил эти занятия едва ли не больше самих детей. Ему доставляло истинное удовольствие делиться своими знаниями: обучая ли считать, повествуя ли о Прежних, или просто рассказывая истории из долгой неспокойной жизни. Частенько Ветер забывался, увлекшись, и тогда былины и сказки вперемешку лились рекой. Родители, пришедшие забирать припозднившихся чад, тоже нередко заслушивались и оставались у кузнеца до глубокой ночи.
Утром выяснилось, что пропал Кальт. Немного подумав, решили не поднимать панику, а сутки выждать. Многие вообще не видели повода для волнения - ну пропал и пропал, такого не жаль. Добро, был свой человек, а то так, приблуда и пьянь. Но все толки оказались напрасными - ближе к ночи люди увидели его. Калека шел тяжело, его сильно шатало из стороны в сторону, ноги выписывали причудливые кренделя. Не дождавшись обещанной клюквы, Териан, не колеблясь нимало, пошла было воспитывать пьянчужку, но, увидев свернувшегося в клубок прямо на полу Кальта, поняла, что с воспитанием придется повременить. А потом и злость прошла.
Следующие три дня всем миром гуляли свадьбу Кая с Мэри. На второй день Кальт появился, принес в подарок лосиную шкуру, висевшую у него в лачуге, не смущаясь, набрал огромное блюдо мяса и куда-то вскоре исчез. В последующие дни деревня опустела - многие ушли в Тихий распадок строить дом. Молодых знали довольно многие, поэтому недостатка в работниках не было, и большой просторный сруб поставили быстро, играючи.
Kalt
 
Сообщения: 143
Зарегистрирован: Октябрь 27th, 2013, 11:02 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Захрустье. У Истока Мира (фентези)

Сообщение Kalt Ноябрь 13th, 2013, 12:59 pm

По едва видимой тропке осторожно, неспешным шагом пробирались двое всадников. Один из них, восседающий на рослом пегом жеребце, был из тех, кто зарабатывает себе на жизнь мечом. Длинный бордовый плащ прикрывал нашивки, не давая разглядеть цвета клана. Мужчина был массивен, черноволос, крепко сбит и красив грубоватой, слегка звериной красотой. На подбородке – глубокий вертикальный шрам. Слева на его поясе висел гладиус в простых, без украшений ножнах, справа – маленькая сумка, в отличие от ножен богато украшенная самоцветами. Насколько широк и крепок был воин, настолько противоположен ему был спутник, точнее спутница. Одетая в сине-белый верховой костюм, она была просто воплощением изящества и хрупкости. Точеная, безупречно гармоничная фигура, цвета свежих сливок кожа и совершенно, казалось бы, невозможная грация движений. Вуаль на маленькой шляпке спускалась до подбородка так, что не было никакой возможности разгдядеть лицо. Угольно-черный конь наездницы стоил, пожалуй, больше, чем иной замок клана среднего размера. Под стать ему была и упряжь – драгоценный диммерит, украшенный частыми вкраплениями ведьминого камня. Казалось, даже лес вокруг затих, любуясь невиданной гостьей.
- Какой воздух! - сказала, как пропела, девушка - Вдохни поглубже, Грев! Какая первозданная дикость и простор! Просто очаровательно.
Ее спутник пожал плечами, мол, горы как горы, явно не разделяя идиллического настроения своей компаньонки. Взгляд воина, ни на мгновение не останавливаясь, перебегал с придорожных кустов на тропу, на ветви, нависшие над лошадьми, на любой шевелящийся предмет. Заметив напряженность стража, девушка рассмеялась
- Грев, успокойся. Вокруг ни души, уж я-то знаю. А хотя нет ...постой. Двое... верхом... с поклажей. Не хватайся только за меч, Грев. Люди и так редки в этих краях, а ты своим видом распугаешь последних.
На тропе показались двое верхом на мохнатых низкорослых лошадях. Первым ехал коренастый молодой человек, одетый в грубые кожаные одежды охотника и красно-зеленый плащ с вышитым на нем гербом. Красиво очерченные губы, твердый подбородок, открытый взгляд теплых карих глаз. Спутанные каштановые волосы свободно лежат на плечах. Тонкий шрам от виска к уголку глаза. За спиной – лук в чехле. Второй, следовавший за ним, не привлекал к себе особого внимания. Длинная серая рубаха навыпуск, широкие штаны, заправленные в тонкие сапоги. Полноват. Пустую глазницу перекрывает широкая лента. На боку - вместительная сумка, в руках - арбалет наготове. Молодой человек в красно-зеленом плаще остановился от воина и девушки в трех шагах, слегка поклонился, не сводя глаз с Грева.
-Приветствую на земле моего клана. Это Лерой - он указал на толстячка - мой друг. Мое имя Дрейк. Кто вы?
Воин в красном плаще слегка насмешливо посмотрел на Дрейка.
- Лорд Грев, Орден Серебряного Молота, вассал Империи. Не держу к тебе зла, - медленно выговорил он ритуальную формулу приветствия.
- Линайна, орден Серебряного Молота. Не держу к тебе зла, - девушка вернула Дрейку полупоклон.
Формальности были соблюдены. Лерой спрятал арбалет , подъехал поближе и тоже принял участие в разговоре . Хотя говорили в основном Линайна с Дрейком, а Грев отделывался, в основном, короткими односложными репликами.
- Мы не думали, что встретим кого-то здесь, лорд Дрейк, - Линайна чуть смущенно улыбнулась под вуалью. - Местные говорили, что есть кланы в Захрусталье, но мы не полагали встретить кого-то здесь.
- Здесь граница наших земель, леди Линайна - Дрейк уставился на луку седла, чтобы не пожирать девушку глазами так откровенно. - И я не лорд.
Еще при первом взгляде на гостью, Дрейк почувствовал, как часто забилось сердце. Она показалась ему не просто красивой – ослепительной. А сейчас, когда она приблизилась, пряный аромат ее духов только добавил парню мучений.
- Я тоже не принадлежу к благородным, - засмеялась красавица. - Но буду считать это комплиментом.
- А что вы ищете здесь? - спросил Лерой.
- О, мы просто решили прогуляться, маг.
Колдун вздрогнул. Уловить неясную ауру магии может далеко не всякий. Диммерит и ведьмин камень, вуаль, бесподобная фигура юной богини и незаурядное чутье. Похоже, он встретил коллегу. Девушка напротив восхищенно всплеснула руками, обводя пространство перед собой.
- На материке нет таких дивных лесов и гор. Мне хотелось увидеть их самой, раз уж дела занесли моего лорда в Захрусталье.
- У вас дела в Смолянске, лорд? - обратился Дрейк к Греву.
- Да. В Смолянске и некоторых других землях. - Грев не старался быть вежливым, но Лерой с Дрейком, ослепленные Линайной, старательно не замечали высокомерного тона.
- Лорд, здесь не слишком подходящее место для прогулок - серьезно предупредил Дрейк.
Грев окинул его надменным взглядом. Лерой, более наблюдательный, или менее очарованный Линайной, заметил, и едва сдержался, чтобы не высказать хаму все, что думает о его воспитании.
«Тпрру!» - Грев осадил загарцевавшего жеребца. Конь прядал ушами, скосив глаза на заросли справа, и выглядел не то, чтобы испуганным, но настороженным. Там быстро мелькнуло что-то большое, светло-серое. Движение не сопровождалось никаким шумом, и Грев на мгновение решил, будто ему показалось. Лерой вновь выхватил арбалет, а Дрейк быстро развеял заблуждение воина в плаще Благородного.
- Скальды. Даже вы не справитесь со стаей. Железо и магия против них бессильны. Приходится комбинировать. Мы кое-как их бьем из арбалетов, зачаровывая болты. И то – через раз. Очень опасные твари.
Лерой не опуская арбалета, закрыл глаза, пошептал невнятно заклинание, скривился: «Кажется, ушел. Возможно, это одиночка».
- Вы охотитесь на скальдов?! - Со спесивого воина вмиг слетела вся надменность. - У вас есть их шкуры??
- Есть. – Дейк крепче сжал губы, чтобы не рассмеяться. Перепад настроения воина был настолько резок и забавен, что даже Лерой не спрятал улыбки. - Не у нас, но есть. В одном дне пути отсюда стоит шахта, чуть дальше - Приют, одна из наших деревень. Если собираетесь действительно купить шкуры, найдите Омаху. Вот, возьмите - Лерой вытащил из мешка красно-зеленый кожаный кругляш - Свидетельство того, что вы - наши гости. Ночлег, еда- все, как положено, Лорд.
- И этот ... Омаха продает шкуры?
Во взгляде Дрейка мелькнула печаль. Каждый раз даже простое упоминание имени его первой любви причиняло боль. По своей натуре привязчивый, он очень тяжело расставался с воспоминаниями о прошлом.
- ЭтА. Она вдова охотника, убитого скальдом. Мы организовали на них облаву, а шкуры подарили ей.
Последние остатки высокомерия сползли с лица Грева: « Дрейк, расскажите нам все об этой охоте. Мы на материке были уверены, что скальды неуязвимы. Во всей Империи существует всего два изделия из шкур скальдов,… взамен я обещаю вам любую награду, которая вам будет угодна». Воин только что не приплясывал от нетерпения. Куда только девался сдержанный надменный тон?
- Ну-у... это не короткая история - Дрейк помолчал. - Мы могли бы обсудить это в Смолянске, за пивом, например?
- Да, конечно. Вы едете туда, я верно понял?
- Именно. Прямо туда мы и едем. Если вы не против, продолжим разговор в городе. Уже темнеет, а по лесу ночью ездить не стоит.
- Линайна , мы едем назад - отреагировал Грев.
Через четыре часа, когда вечер уже укрыл черным флером окрестности, четверка всадников въехала в предместья Смолянска. Ввиду позднего времени и обещания Грева покрыть все расходы, остановились в Золотом Доме: самой роскошной гостинице города – там всегда были свободные комнаты.
В «Золотом доме» гостей принимать умели. Хозяин лично проводил путников в их комнаты, осведомился, что желают на ужин «благородные господа», и убежал, извинившись. Не успел Дрейк переодеться, как вошел слуга и низко поклонился: «Купальня готова. Изволите освежиться?»
Лерой подмигнул Ведущему: «Иди, я следом. Кое-что хочу проверить». Он убежал, даже не сказав – куда.
Дрейк блаженствовал, отмокая в огромной купальне, наполненной парящей водой. В нее были добавлены какие-то ароматные травы, и запах в комнате стоял просто одуряющий. За дверью, «для всяких надобностей», дежурил слуга. Недоумение по поводу столь горячего приема ничуть не мешало Дейку наслаждаться непривычным комфортом. Натоплено так, что трудно дышать, чистейшие полотенца, на столике рядом - кувшины с тремя сортами вина, горячий чай, пиво – на выбор. Без стука, запалено дыша, ворвался Лерой.
- Сколько стоит шкура скальда? – Выпалил он с порога
Дрейк недоуменно посмотрел на колдуна. Лицо Лероя раскраснелось, впечатление было таким, что тот бежал, сломя голову.
- Я думаю, сотню дадут… все-таки их никто не бьет, кроме нас, должна быть дорогой. А что? Да ты раздевайся, залазь.
Лерой принялся скидывать с себя одежду, возбужденно тараторя на ходу.
- Я только что был у скупщика. Он говорит, что с тех пор как вывеску повесил шесть лет назад, на всякий случай, я первый, кто предложил ему купить шкуру скальда. Ну, это понятно. Но ты знаешь, сколько он готов дать???! Ты не поверишь, Дрейк!
Дрейк мог поклясться, что никогда не видел колдуна столь взбудораженным.
- Пять тысяч! Пять, Дрейк! И еще он говорит, что цену назначил Грев. Он, по сути скупает, через Жигло. Не иначе, кто-то на материке научился из этих шкур что-то действительно ценное делать. То-то благородный так трясся. Может не спешить рассказывать ему? Самим ведь пригодится.
У Дрейка заблестели глаза. Пять тысяч! Это отличный дом в Смолянске! Он вьюном вывернулся из купальни, пристально взглянул на колдуна – не разыгрывает ли? Лерой ответил взволнованным взглядом. Не разыгрывает.
- А я то смотрю, с чего Грев такой сладкий стал… Постой! Если скупщик пять готов платить, значит, на материке цена явно за пятнадцать тысяч заваливает. Если Греву продать твои заклинания – это же сколько просить надо? Золотой стеной хватит все наши границы обнести, и не один раз. Ну, поторгуемся, хорошо, что ты посуетился.
Не в силах сдержать возбуждения, Дрейк вытерся и принялся одеваться. Глянул в зеркало на стене, наскоро причесался и поднялся к себе в комнату. Его мысли блуждали меж двух полюсов - скальды и Линайна. Но даже невероятная новость о внезапном богатстве не могла затмить мыслей Ведущего об этой красавице. Какая женщина! Но зачем вуаль? С таким телом она просто не может быть некрасива - думал он, надевая городской костюм, хранимый как раз для случаев, когда нужно было произвести впечатление.
В переполненной таверне было шумно и жарко. Почти все столы заняты, прислуга сбивается с ног, в углу музыкант настраивает гитару, готовится к выступлению. Вокруг витают такие запахи, что сытый – и тот проголодается. Да, действительно, гостиница выше всяких похвал. Стенные панели украшены замысловатой резьбой, свечи восковые, а не сальные, на столах – расшитые скатерти. Даже лавок нет – каждый гость сидит на своем стуле. А на столах… Дрейк ни разу не был здесь – по слухам он знал, сколько просят в этом заведении за постой и еду. По своим меркам небедный, он вначале только недоверчиво качал головой, слыша о том, сколько стоит ночь в «Золотом Доме». Но теперь Ведущий воочию убедился, что слухи не были преувеличены. Охотники селились, как правило, в дешевом «Вепре», где еда была хоть и свежей, но однообразной, а тесные комнатушки для ночлега могли похвалиться лишь обилием клопов. Дрейк, наконец, понял, насколько жалким было то, что он до сих пор считал сносным. При виде разодетых посетителей Ведущий мог только порадоваться, что надел этот легкий наряд, самый приличный из всех, что у него были. Скользнув взглядом по столикам, он увидел, как Грев из за углового столика призывно замахал рукой. Рядом Лерой, оживлено жестикулировал, что-то рассказывал Линайне. Она так и не сняла вуаль, но надела такой наряд, что Ведущему оставалось лишь потупиться. На девушке было серебристо-белое, сверкающее переливами платье до пола, как вторая кожа облегающее тело хозяйки, и лишь от середины бедер расходящееся крупными складками. Откровенный вырез демонстрировал идеальные полушария ничем не стесненных грудей, едва прикрытых легкой тканью. Крохотный дракон из кровавика на диммеритовой цепочке уютно устроился в соблазнительной ложбинке. Обнаженные руки поражали совершенством форм. Видя реакцию Дрейка, Лерой демонстративно подавился смешком, Грев деликатно посмотрел в сторону. «Или мне кажется, или вуаль стала намного прозрачнее. Я могу разглядеть ее глаза», - подумал Дрейк, стараясь унять бешеное сердцебиение. Лерой наступил ему на ногу.
- Линайна, в этом мире я не видел еще красоты, с которой мог бы сравнить вас, не оскорбив - произнес Дрейк. « Предки, что за бред я несу?» - подумал он смятенно. Юноша сел, Грев проворно разлил по высоким бокалам вино.
- Здоровье лорда Дрейка!
- Здоровье благородного лорда Грева!
- Здоровье Линайны несравненной! - добавил Лерой.
Вино было отменным. Завязался легкий разговор ни о чем. Грев не торопил события, а охотники пока тоже не заговаривали о том, ради чего он привел их сюда. Имперец оказался знатоком вин – он увлекательно и со знанием дела рассказывал о новых сортах, о преимуществах каждого вида, тонкостях вкуса каждого сорта. Лорд отбросил замашки Благородного и вел себя так, словно они были давно знакомы: подливал вино, много шутил, распекал нерасторопных, по его мнению, подавальщиков. Дрейк исподтишка наблюдал за новыми знакомыми. Несколько раз ему казалось, что Линайна рассматривает его из под вуали, и тогда помимо воли он краснел и опускал глаза. Девушка тоже не молчала, адресуясь преимущественно Лерою. Между ними завязался интересный разговор о заклинаниях, способах ослабить откат и увеличить шанс удачного колдовства.
Уже несли горячее, когда в таверну бегом ворвался солдат в цветах империи и остановился у столика.
- Благородный Лорд, прошу дозволения доложить лично.
Грев, состроив зверскую мину, тяжело поднялся из-за стола. По мере того, как он слушал посыльного, его лицо мрачнело все больше. Наконец он жестом прервал солдата.
- Я вынужден ненадолго покинуть вас, - произнес он. - Это не займет много времени.
Линайна поднялась из-за стола: «Мой Лорд?» Ее грудь оказалась на уровне глаз Дрейка. Судорожно сглотнув, он попытался отвести взгляд. Упругие холмики вздрогнули, и Дрейк почувствовал, как внутри нарастает желание. В паху сладко заныло.
- Нет. Останься. Ты мне сейчас не нужна. Лорд Дрейк, Лерой - мои извинения…
Грев вышел. Лерой незаметно толкнул ногой под столом Дрейка, показал глазами на Линайну, и скороговоркой пробубнив что-то вроде «…я на минутку», тоже исчез.
- В каком он ранге, Линайна?- тихо спросил Дрейк.
- Тысячник первого имперского легиона, со-Ведущий Империи, глава Серебряного Молота.
- Тысячник??? – У Ведущего глаза полезли на лоб. Редко какой клан мог собрать больше семи – восьми сотен бойцов. Удивлению Дрейка не было предела. - Сколько же у Империи воинов???
-Восемь или девять тысяч, не знаю точно - Линайна с досадой царапнула коготками стол. - А что, мы теперь будем говорить только о войне и охоте?

- Эй, сучка имперская! Сколько стоит ночка с тобой? Не стесняйся, заплачу, как положено, - раздался внезапно голос за спиной. Огромный, пожалуй, даже крупнее Грева, детина, на плече – нашивка Сизых. То ли дурак, то ли храбрец, раз не снял цвета проклятого Ордена. И не похоже, что сильно пьян.
- Сучка - повторил он - Ну иди сюда, к настоящему мужчине.
- А если я не хочу? - невозмутимо спросила Линайна. Она предостерегающе накрыла руку Дрейка своей – маленькой и горячей.
- Тогда придется взять тебя бесплатно, - ухмыльнулся великан.
Дрейк освободил руку, встал.
- Ты. Оскорбил. Женщину.
- Могу и тебя оскорбить, щенок! Трепки захотел? - рявкнул наемник. - Уйди с дороги!
Волна бешенства бросила Дрейка вперед. Вложив весь свой вес, он ударил снизу вверх, в подбородок и тут же крутнулся волчком, делая подсечку. Рядом с лицом в опасной близости пронесся кулак соперника. Удар не произвел на него впечатления – голова наемника лишь слегка откинулась назад. Дрейк отскочил, поняв, что атака не удалась. Нож висел у него на поясе, но парень даже не подумал о нем. Рожа Сизого расплылась в глумливой ухмылке. Сообразив, что прямым ударом врага не свалить, Дрейк закружил около верзилы, хотя ярость застилала глаза красной пеленой и нашептывала: «Бей!» Теперь он больше надеялся на ловкость.
Его противник стоял внешне невозмутимый, и на первый взгляд, даже не старался достать Дрейка. Он пару раз сделал пробные выпады, но они не достигли цели – уворачиваться Дрейк умел. Наконец Ведущему удалось достать противника ударом сапога в колено. Наемник резко выдохнул воздух сквозь зубы и посерьезнел.
- Вали его, Фил! – Раздался крик из угла трапезной.
Завсегдатаям Золотого дома такое зрелище было явно в диковинку: люди не спешили разбежаться от драчунов, не поддерживали схлестнувшихся криками. Вбежал вышибала и растерянно остановился, увидев наемника – рядом с ним он казался подростком. Видать, нечасто тут происходили потасовки, вот и струсил. Разленился, потерял форму, днями просиживая штаны в праздности.
- Ага. Щас. – согласился Фил. Его туша, неожиданно резво для такой комплекции, рванулась в Дрейку. Снова мелькнул огромный кулак и попади наемник – Дрейку пришлось бы несладко. Фил бил с такой силой, что наверняка разнес бы Ведущему голову, попадись та на пути. Угловатые бляшки наручей Сизого зацепили парню бровь. Дрейк развернул корпус, пропуская руку, присел и с размаху всадил Филу локоть в печень. Затем, продолжая поворот, нанес второй удар, уже кулаком левой руки. Филя издал хрюкающий звук, опустил руки и попятился. По таверне понесся дружный вздох. Дрейк осмелел. Он набросился на противника, стараясь попасть в висок или горло. Наемник согнулся, ушел в глухую защиту. Еще удар! На этот раз локтем, в позвоночник, в прыжке, чтобы добить наверняка!
Ветер учил: «Настоящий бой длится очень мало. Взялся драться – бей в пах, горло, висок. Колени, печень, позвонки – тоже уязвимые места. И никогда не жалей противника. Пожалеешь – ляжешь сам»
Кувырком через голову Дрейк откатился назад, встал. Ему не хватало воздуха, обстановка потеряла четкие очертания, из разбитой брови сочилась кровь, заливала глаз. Фил упал на колени. Зрители взорвались криками, застучали по столам, приветствуя продолжение схватки.
«Пока противник стоит хотя бы на одном колене - он не побежден». Эту науку Ветер терпеливо и беззлобно вдалбливал маленькому еще мальчишке, раз за разом опрокидывая его наземь. Бывший наемник никогда не был снисходителен с учениками.
Дрейк отступил на шаг и с размаху ударил Фила, стоящего на коленях, носком сапога в опущенное лицо. Но в последний момент безвольно повисшие волосатые ручищи громилы взметнулись вверх, и Ведущий понял, что чувствует зверь, которому капкан защемил лапу. Наемник встал с колен и расхохотался. «Обманул» - успел подумать Дрейк. Мордоворот взмахнул им, как диковинной булавой, и, раскрутив, запустил в стену. Ведущий врезался в нее плашмя, всем телом, и тяжело рухнул на чей-то стол. Неестественно громко хрустнуло сломанное ребро.
- Ну ладно, хватит баловаться, - Фил без труда поднял одной рукой обмякшее тело и его кулак тараном врезался Дрейку в скулу. – Сам, напросился, сопляк.
Перед тем, как потерять сознание, Дрейк почувствовал, как рот наполнился кровью.

Линайна, напряженно следившая за схваткой, ахнула и прижала к губам ладонь. Затем встала.
- Ты. Оскорбил. Женщину. – Сказала она.
Самодовольная ухмылка победителя растаяла на лице Фила быстрее, чем кусок масла на раскаленной сковороде. Девушка шла к нему, протянув обе руки, словно раскрывая объятия.
Вот только кисти ее были окутаны клубящимся белым туманом.
В зале заметно похолодало. Лицо Сизого исказилось в гротескной маске страха и он вскинул руки, как будто мог защититься от ледяного копья. Но что может устоять перед женским гневом, подкрепленным магией?
Две дымные струи вырвались из рук Линайны и ударили Фила в грудь. Как выпущенный из катапульты снаряд, наемник пронесся по воздуху через весь зал и, выбив спиной окно, исчез в темном проеме. Немного погодя оттуда послышался сдавленный стон и звук торопливых удаляющихся шагов.
В таверне на несколько мгновений воцарилась ошеломленная тишина, а затем у дверей возникла давка. Кто знает, что придет в голову рассерженной ведьме?

Дрейк пришел в себя. Маленькая уютная комната, пестрый ковер на полу, на стенах – полированные панели. В двух вычурных подсвечниках на стене ярко горят свечи, в воздухе витает слабый запах стряпни – наверное, кухня недалеко. Он лежит на широкой мягкой постели, на лбу и левой скуле - компрессы. Тело туго забинтовано. Вдыхать больно, сломанное ребро при малейшем движении стреляет болью, несмотря на повязку. Сильно шумит в ушах, губы стянула кровавая корка.
Скрипнула дверь и в комнату торопливо вошел Грев в сопровождении лысого коротышки в сером балахоне. Следом проскользнул Мевик, хозяин Золотого Дома. На его лице виднелось несколько свежих ссадин.
- Осмотри парня, колдун - приказал Грев склонившемуся в поклоне магу. Тот, подойдя к кровати, провел руками над Дрейком.
- О мелких ссадинах я не говорю. У него два поверхностных ушиба, две очень неприятные гематомы, сломано второе ребро слева и очень сильное сотрясение мозга. Очень сильное - повторил лекарь, и еще ниже наклонился к Дрейку. –
-Ему нельзя шевелиться, напрягаться, пытаться говорить - маг едва заметно подмигнул пациенту, смотрящему на него с недоумением. Странно. Ведущий не чувствовал особого недомогания, связанного именно с головой. Учитывая его полет и все произошедшее после, он еще легко отделался.
-При малейшем напряжении возможно кровоизлияние, и тогда вся Белая лига в полном составе не спасет его. Но если будут выполняться все мои требования, то я берусь за этот случай. Но только при условии, что больного лечить буду только я. И никаких посетителей! - маленький лекарь задиристо взглянул на Грева. Тот приблизился к кровати и заглянул Дрейку в глаза.
- Лорд Дрейк, я восхищен. К сожалению, дела Империи заставляют меня срочно отбыть, и я не смогу отблагодарить Вас за…мужество. Через некоторое время я вернусь и смогу выразить свою признательность более внятно. Моя ведьма рассказала все. Лекарь будет с Вами до Вашего полного выздоровления, о деньгах не беспокойтесь. Честь и слава! - Грев отдал полный имперский салют, затем обернулся к магу.
- Я очень надеюсь, что когда я вернусь, лорд Дрейк будет здоров. А пока вот аванс - он кинул магу тяжелый мешочек. Внутри глухо брякнуло золото.
«Линайна – ведьма?» - как-то вяло подумалось Дрейку. Он хотел спросить, почему она не осадила наемника, но вовремя вспомнил, что сам не дал ей такой возможности. Да и какой женщине будет неприятно заступничество мужчины, будь она хоть трижды ведьмой?
- Какой слог! Какие позы! - фыркнул маг. - Чем меньше вы тут церемонии будете разводить, тем быстрее я смогу начать лечить больного. Уходите!
Хозяин Золотого Дома что то пытался сказать Дрейку, но Грев, выходя, схватил его за воротник и выволок в коридор. Из-за стены послышались удаляющиеся шаги и невнятные визгливые объяснения хозяина.
- Как он за свою ведьму трясется - покачав головой, прошептал маг - Сколько говорильни развел, фигляр. Как ты, мальчик мой?
- Ребро болит, но голова в порядке - ответил Дрейк - Что за комедию вы тут затеяли?
Лекарь выглядел очень озабоченным. Он без нужды поправил подушку, оглянулся на дверь, на цыпочках подошел к ней и приложил ухо. Долго стоял, прислушиваясь, затем нерешительно отошел обратно к кровати. Когда он заговорил, его голос был едва слышен.
- Зови меня Котри. Парень, время мое сегодня почти вышло, я должен уйти. А теперь слушай внимательно. Никогда, ни с кем, ни при каких обстоятельствах не имей дела с имперцами. Скажи спасибо, что тебя знают и любят в городе, и благодари предков, что Жигло, успел сделать все, как должно. Мы едва успели. Завтра я расскажу тебе правду, а теперь отдыхай. Я ухожу. Имей ввиду - за стеной имперец, стражник. Грев его тебе до утра «одолжил». - Котри выпрямился и, повысив голос, почти выкрикнул: «Молчать! Головой не двигать!»
Он погасил свечи, вышел из комнаты и подошел к часовому, стерегущему вход.
- Я буду в соседнем доме. Людой шум, любое движение - зовите меня. Сейчас ему нужна полная неподвижность.
Охранник был не очень старым, но уже совершенно седым мужчиной: - Сделаем, господин маг. Что, сильно парню-то досталось? – участливо спросил он.
- Жить будет, если мне мешать не станете, - отрезал Котри.
- Жаль пацана-то, - вздохнул имперец. - Я видел, как он с Филом сцепился за девчонку. Молодой, легкий, драться толком не умеет. Но смелый, не отнять. Эх… молодежь… Не беспокойтесь, господин маг, глаз не сомкну. Идите спать.
Дрейк лежал, прислушиваясь к голосу хозяина, выпроваживавшего последних посетителей. Шум внизу наконец смолк, но сон никак не шел. Вдруг тихо скрипнула открывающаяся дверь. Дрейк, изображая полную беспомощность, скосил глаза. От двери скользнула легкая тень и он почувствовал на своих губах маленькую руку. Линайна, жестом дав понять - молчи, провела рукой над его головой, едва слышно хихикнула.
- Я так и думала, что лекарь приврал, что б золотишка побольше урвать. Нет у тебя сотрясения,… а ребро твое я сама сейчас подлечу, потерпи немножко.
Нежно-сиреневый свет окутал ее кисти. Ведьма размотала бинты и, легонько касаясь пальцами бока, начала исцеление. Приятная слабая судорога свела мышцы, и Дрейк почувствовал, как постепенно утихает боль. Он осторожно тронул ребра, потом надавил сильнее, повернулся - ничего. Затем осмелев, сильно шлепнул ладонью. Линайна негромко рассмеялась. Она вытащила из подсвечника одну свечу и зажгла его быстрым заклинанием. Ее глаза блеснули под вуалью.
- Вот и все. Синяки твои лечить не стану, а то больно уж подозрительно выйдет. Ну, чего молчишь? Хоть спасибо скажи.
- Да что ты за ведьма такая, что кости на раз сращиваешь и от отката не падаешь?- потрясенно прошептал Дрейк.
- Линайна присела рядом с кроватью и запустила пальцы в его спутанные волосы. Прикосновение было горячим и легким: «Ну, сильная я ведьма, лорд Дрейк. А от отката и я падаю, просто знаю, как его отсрочить. Завтра буду выть, и грызть подушку. Хорошо хоть в каюте, никто не услышит. Грев через час отплывает, какое - то донесение срочное получил».
-А как ты пришла? Часовой же у дверей.
Ведьма притворно вздохнула, пояснила ласково, как маленькому: «Спит твой часовой. И все, кто есть на этаже, спят. Я сон наколдовала, часа два никто не проснется. Зачем?»
Ее голос изменился, стал тише, и в нем появилась грусть. Дрейк почувствовал, как тонкие пальцы сжались в кулачки у него в волосах.
- А затем, милый, что у меня господ было много, и каждый под юбку лез, и подарки дорогие дарил. А вот так, что б за меня с голыми руками на держиморду такую встать - такого никогда не было. Спасибо тебе, Лорд, что за игрушку не счел.
- Я не Лорд, Линайна - чтобы хоть что-то сказать, шепнул Дрейк. - Мой клан молод, у нас нет потомственных Ведущих... я первый.
Колдунья выпростала пальцы из его волос, встала, отошла на шаг. От нее пахло свежестью и какими-то терпкими пряностями. Ведущему показалось, что он услышал в ее голосе нежность.

- Лорд, милый. С того как момента, как за меня встал - для меня ты Лорд. А чей ты родом - все равно. Молчи. У меня только час, но этот час - мой. Кажется, ты хотел видеть меня без вуали?
Она расстегнула пару застежек на плечах и шагнула из платья, оставшись нагой. Затем, будто отбрасывая от себя давно опостылевшее, резким движением сорвала вуаль, и, встряхнув головой, разметала по плечам тяжелую копну огненно-рыжих волос.
Kalt
 
Сообщения: 143
Зарегистрирован: Октябрь 27th, 2013, 11:02 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Захрустье. У Истока Мира (фентези)

Сообщение Татьяна Ка. Ноябрь 13th, 2013, 1:17 pm

Читаю и встречаю иногда мага. А почему они его так редко используют? Зачем он им вообще, если ничего не может? Хотя бы помочь в поисках людей? Шака, бедного, искали несколько дней, пока он не загнулся. Или той же руды? Все отправляют разведчиков.
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9342
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

Re: Захрустье. У Истока Мира (фентези)

Сообщение Kalt Ноябрь 13th, 2013, 1:29 pm

магию используют в крайних случаях, я об этом дважды упоминал.
Kalt писал(а):Магия этого мира плохо давалась людям, слабея из поколения в поколение. По паре простеньких заклинаний знали все, но срабатывали они не у всех, и не часто. Откат же, как правило, был очень жестоким.

у
Kalt писал(а):Лерой почувствовал, как по всему телу разливается слабость – расплата за колдовство. Вены набрякли, мышцы скрутило тугими узлами, в висках бешено запульсировала кровь.

По моему достаточное основание. чтобы использовать ее как можно реже. А на самом деле- я сознательно отстраняюсь от всяческих причиндалов фентези, не о них речь. По той же причине избавился от драконов, эльфов, и прочей лабуды. Старался свести к минимуму все из разряда сверхестесственного. Людей и скальдов вполне достаточно) Мой опус - о людях и их перепетиях, а не штамповка на тему драконов)
Дальше выкладывать? А то тишина полная. только Вы меня не бросаете.
Kalt
 
Сообщения: 143
Зарегистрирован: Октябрь 27th, 2013, 11:02 am
Anti-spam: Нет
Введите среднее число (тринадцать): 13

Re: Захрустье. У Истока Мира (фентези)

Сообщение Татьяна Ка. Ноябрь 13th, 2013, 2:03 pm

Двоякое ощущение после прочтения. Легкий язык, есть интерес, но совершенно не нравится "смешение" фэнтези и современности. Это как в черную избу принести микроволновку.
Kalt писал(а):гротескной маске

Kalt писал(а):аванс


Kalt писал(а):в углу музыкант настраивает гитару,


А там еще медицинские диагнозы, которые озвучивает маг... Не знаю. Не разбираюсь я в фэнтези!
«Есть в моей книге хорошее. Кое-что слабо. Немало есть и плохого. Других книг не бывает, мой друг». Марциал
Аватара пользователя
Татьяна Ка.
 
Сообщения: 9342
Зарегистрирован: Октябрь 26th, 2006, 6:46 pm
Откуда: Москва

След.

Вернуться в Бета-ридинг готовых книг

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron