Объявления

Изображение

Собрание сочинений

В этом подразделе клубы бета-ридеров строятся вокруг незаконченных или будущих книг.

Прежде чем открыть здесь свой тред, прочитайте правила!

Модератор: Ник. Горькавый

Собрание сочинений

Сообщение Юханан Август 20th, 2008, 9:10 am

В Пробе уже 79 страниц и найти что-то среди них вряд ли представляется возможным, в силу чего назрела необходимость каким-то образом упорядочить творчество завсегдатаев форума. Зачем? Хотя бы для того, чтобы читатель, который случайно наткнулся на понравившийся ему рассказ или отрывок был избавлен от долгих рысканий по форуму с целью отыскать темы того же автора.
Итак, что должна представлять из себя эта тема? Во-первых, она создаётся в порядке опыта, потому, я думаю, необходимо обсуждение – удачен опыт или же нет? Обсуждение предлагаю проводить здесь.
Во-вторых, тема не предназначена для критики, споров, бесед и вообще всего, за исключением творчества её автора и, возможно, авторских комментарий.
Для начала выложу три рассказа. Думаю, для текущих целей этого вполне достаточно.
Последний раз редактировалось Юханан Август 20th, 2008, 9:28 am, всего редактировалось 1 раз.
A la guerre comme a la guerre.
Аватара пользователя
Юханан

 
Сообщения: 192
Зарегистрирован: Май 24th, 2007, 4:28 pm

Сообщение Юханан Август 20th, 2008, 9:17 am

Итак, я начинаю выкладывать все свои сокровища :)

Василий Блаженный

Посвещаю моему птицеликому другу за поддержку и помощь



Подковы мерно стучали по мощеной дороге. В карете ехала старуха. Одетая в золотую парчу, гордо и молча восседала она на бархате подушек. Лицо её казалось мёртвым, глаза были закрыты, и лишь тонкие пальцы беспрерывно теребили шелковый платок.
Она ехала за сыном, в монастырь Пяти Ручьев – древний, почитаемый монастырь… Много лет назад объявилась там провидица, дающая ответы людям на их вопросы, и слава о ней, проклятой, дошла и до царского двора…

-Слава о тебе, благая, дошла и до царского двора! – молодой правитель не привык к тесноте монастырских келий, но низкие своды и скудность убранства не смутили юношу. Он пришел за знанием. За тайной, за словом – не за роскошеством дворцов! И та, что по людской молве могла это знание дать, была тут. Совсем рядом: облаченная в скромное платье монахини, она сидела на узкой лавке, опустив голову в глубоком смирении. И не желала посмотреть на государя, преклонившего колено у ее ног.
-Благослови!..
Монахиня перекрестила юношу - будто сновидица, не поднимая глаз, и безучастно. Словно пытаясь разбудить, подчиняясь внезапному порыву, он поймал маленькую холодную ладонь:
-Я хотел спросить тебя... - прошептал он.
-Ах, простите, простите, мой повелитель! – перебил невесть откуда взявшийся сухопарый монах с жиденькой козлиной бородкой. – Наша святая пугается чужих. Позвольте, я…
Слова его, подобострастные, торопливые, неуместные, разозлили юного царя, но он стерпел и промолчал – лишь поднялся с колен, да наградил монаха недобрым взглядом.
Монах же, будто и не заметив, подошел к провидице, вложил в маленькую, слабую, как у ребенка, ладошку четки и что-то зашептал на ухо. Провидица не ответила, но монах остался доволен.
-Теперь я покину вас, мой повелитель…
Царь раздраженно кивнул и, как только дверь затворилась, вновь обратился к женщине:
-Скажи, ответишь ли мне, благая? - он уже не шептал, в голосе его слышалась и обида и злость и надежда.
-Спрашивай, Василий, – тихо отозвалась женщина.
-Хочу я знать, как должно мне править? - собравшись с духом, спросил юнец. - Давно ищу ответ на этот вопрос – есть ли он у тебя? Знаешь ли ты, благая, как нужно мне распорядиться царской властью, чтобы народ любил меня, чтобы держава моя была сильна в глазах, а иноземцы бы её уважали, чтобы настал в землях моих век благоденствия тела, процветания разума и безмятежности души? - он говорил с жаром, все более распаляясь, провидица же молчала, не поднимая глаз. Только пальчики ее перебирали бусины четок. - Наставишь ли ты, мудрая, как вершить мне дела, чтобы достойным быть славы предков, но избежать ошибок и неудач их? Ответь же мне, прошу!.. - говорил юный царь; слушала его речи провидица.
Долго они оба молчали… наконец, она ответила. Тих и мягок был её голос:
-Люби народ свой, Василий – и народ тебя полюбит; заботься о воинах – и держава будет несокрушима; привечай книгознатцев и мудрецов – и свет разума воссияет среди людей твоих; строй храмы, славь святых, блюди благочестие – и души твоих подданных будут безмятежны; внимай преданиям старины – и дети детей твоих сложат о тебе песни.
Юноша слушал её – и только лишь горечь разочарование отражалась на высоком челе:
-За тем ли я ехал к тебе, провидица?! – воскликнул, не выдержав он, - за теми ли советами, что дадут мне и без тебя?! Молва людская, видно, зря нарекла тебя всеведущей! – вскочил он в отчаянии. - Если нечего тебе сказать боле, значит уйду я, не получив ответа!..
-Я могу сказать тебе… - остановил его кроткий голос. - могу, Василий. Но тогда поведаю я тебе и то, о чем не спрашивал. Готов ли?
-На все готов!
-Подойди.
Юноша покорно склонился, приставив ухо к ее губам. Он боялся шевельнуться, боялся даже вздохнуть, чтобы не упустить важного. И услышал тайну, способную сделать его воистину величайшим правителем. Тайна проникла в душу и запечатлелась навеки.
Юный Василий был счастлив!
-А теперь слушай то, о чем не спрашивал: ведомо мне… - вернул его к яви все тот же тихий голос…

Минуло два года.
Два года с тех пор, как царь Василий посетил монастырь Пяти Ручьев… А он продолжал помнить каждое слово, сказанное провидицей.
Она не обманула: тайна была поистине великой! Держава ширилась, воины не знали страха и поражений, купцы со всех концов света везли товары в его города, земля родила, ремесла процветали, а в прекрасных храмах народ славил своего правителя и возносил за него молитвы.
Нет, не обманула провидица, поведав свою тайну!
Но и второй раз – не солгала.
Не шли из головы молодого правителя слова, что сказаны были на прощание.
«Дошло до меня, - шептала проклятая ведунья, - что тайну эту великую знали до тебя два государя: Глеб и Леонид. Запомни: Глеб и Леонид все знали. А теперь – уходи! Уходи прочь, Василий, и никогда сюда не возвращайся…»
Глеб и Леонид знали тайну…
Глеб правил честно и справедливо. В краткий срок он создал великую державу… а на третьем году был зарезан заговорщиками, что называли себя верными друзьями. После смерти его страну растерзали враги и еще сотню лет лежала она в руинах.
Леонид был умен и дальновиден. Мудрецы пророчили золотой век наукам и искусствам, как взошел он на трон… да все не так вышло. Двадцать лет правил разумник-Леонид – и двадцать лет по всем городам и деревням ловили и казнили заговорщиков. На каждой площади – виселица, на каждой стене – головы изменников. Он залил страну кровью.
Но… почему? Первый был честен, второй мудр… так почему же? Почему, о, Небо?!
Царь Василий гнал от себя сомнения, не хотел помнить, не хотел думать, не хотел верить.
А слова провидицы не забывались. Днем и ночью слышал он: «Глеб и Леонид знали тайну…»
Знали.
Значит, хотели того же – счастья своей стране.
Значит задавали те же вопросы и получили те же ответы.
Два государя до него уже прошли этим путем – и что получили?
Лишь проклятие! Были прокляты сами и стали кошмаром своего народа…

Так что же с ними произошло? Что превратило одного в благодушного слепца, не узревшего врага под личиной друга? Что заставило второго дрожать в страхе перед собственной тенью и убивать, убивать..? Почему великая тайна не уберегла их от великих ошибок?
Чего хотела проклятая, сообщив ему про Глеба и Леонида? Предупредить? Напугать? Или так желала поработить его душу? Ужели и ему, Василию, не миновать злой судьбы?
Царь пытал книгознатцев и вопрошал у предсказателей. Он, казалось, узнал все о двух проклятых царях. Он хотел понять их. И понял. И ужаснулся своему пониманию.

Походы и пиры, службы в храмах, песни и ласки молодой царицы, игры детей – все, что так любил Василий, все, ради чего он жил, не влекло его боле.
Два года он славно правил.
На третьем году был убит Глеб.
На третьем году Леонид начал казни.
Только об этом он и мог думать.
Все также любил царь Василий своих воевод, все также ценил советников, все также чтил отцов церкви. Но каждый раз теперь, как только встречал друга или соратника, черное подозрение рождалось в сердце его: «Не ты ли прячешь кинжал под полой? Не твоя ли льстивая улыбка ведет меня к могиле?» И каждый раз вскипал он праведным гневом, и хотел немедля казнить изменника!..
И вдруг, опомнившись, бросался в храм, и молился, жарко и истово, и просил Бога простить его грешные помыслы и наставить, и утешить в душе его страх и гнев. А потом шел он к воинам своим, или в мастерские, или на торжище, или к землепашцам и пастухам, и устраивал великий пир, и пил, и ел с ними, говоря: «Если вы враги мои, то убейте меня за то, что я заботился о вас, и избавьте от великой муки, а если друзья – то пейте и веселитесь со мной, и развейте мои подозрения.»

Но пиры заканчивались, а страхи оставались. И вот уже не мог он решиться на поход, боясь предательства и не мог решиться покарать виновных – боясь жестокой ошибки.
Василий понимал, что больше не правит, а лишь мечется от гнева к ужасу и от ужаса к сомнению. И ничего не мог сделать.
-Да кто же ты, проклятая провидица! За что ты так прокляла меня! – взывал он, и не находил ответа.

Всё больше времени проводил он в любимом храме, молясь Небесам и прося у них утешения. Всё дальше он стал от царских палат и всё страшнее казалась ему жизнь там, за пределами благословенных стен.
И в один день пришли к нему вельможи и воеводы, и просили они его вернуться со словами такими: «Гонцы не приносят больше добрых вестей. Гибнут наши воины в западной земле, а всё потому что бросил ты нас, царь!»
И винили в том придворные царицу – она сама, мол, с запада родом!.. Она это царя заколдовала! Она гонцов шлёт государю западной земли, тайны ему рассказывает.

Царь усердно, истово молился... За что, за что Небеса прокляли его! Он понял всё, понял, когда царь Леонид улыбнулся ему с выложенной мозаикой стены... В ужасе тогда бежал он из дворца... Каким же чудовищем он стал!.. Царь проклинал себя, рыдал и молился...
Третьего дня он заточил жену свою в монастырь...
Не пожелав даже увидеть... Она предала его.
Нет, не удача изменила ему, не утратила силы своей поведанная тайна – его предали, предали, как царя Глеба!
Но – почему? Ответьте, Небеса, почему же тогда не находит он утешения даже здесь, в пышно убранном храме? Отчего же тогда велел он сбить со стены дворца мозаику, откуда глядело на него, улыбаясь, худое лицо царя-изувера...
Он всё понял... понял и проклял себя...
Царь Василий молился, но не было ни ответа ему, ни утешения...
И тогда он решился.

-Я пришёл к тебе вновь, за ответом! - вскричал царь, врываясь в тесную келью...
На узкой лавке всё так же смиренно опустив голову сидела маленькая женщина в монашеском платье. Над провидицей склонился высокий сухой монах с козлиной бородкой.
-Я пришёл к тебе за ответом... - невольно понизил голос царь.
-Она не ответит тебе, - не повернувшись даже к царю бросил монах.
-Почему? И как ты смеешь говорить так со мной? - изумился Василий.
-Сказано было тебе, - спокойно отвечал монашек, - «не возвращайся сюда вновь никогда!» А ты вернулся. Вернулся, чтобы задавать всё новые и новые вопросы! Ты не получишь на них ответа, царь! Не получишь – как не получил я! Ужель ты думаешь, мне не о чем спросить у провидицы? Есть – но я смиренен, я не прошу у Неба большего, чем есть у меня! Сколько же приходило сюда вас – жадных до богатства и знаний!.. - он облизал тонкие пересохшие губы.
И ни один ещё не стал счастлив, получив ответ! Она умеет шутить! - монашек гадко хихикнул. - Она забавлялась со всеми вами!.. Жаль только, об этих забавах я лишь один и знаю... - он снова хихикнул как-то болезненно и мерзко.
Царь в ярости отбросил его прочь, словно весу было в монашеке не больше, чем в кошке...
-Ответь мне, прошу... - бросился он перед провидицей на колени. - Ответь!..
-Иди прочь... и не возвращайся... - пролепетала в испуге она.

Ответа он не получил.
Ни угрозы, ни пытки, ни золото, ни мольбы не заставили говорить провидицу, а сухой высокий монашек с козлиной бородкой лишь улыбался и повторял: «Ты будешь служить мне, царь, если хочешь ответа...»
Даже избитый до полусмерти шептал он эти слова...
Царь бросил ему уходя: «Хвали Небо, что оставил я тебя жить!»
А монашек улыбался...
Прошло ещё три года, и на пороге монастырской кельи вновь появился царь. Не царь - старик, одетый в лохмотья и вериги.
-Я не ищу больше ответа, - тихо сказал он в ответ на улыбку сухопарого монашека с козлиной бородкой. - Я не ищу больше ответа, я ищу смирения...

Копыта коней мерно стучали по мощеной дороге. В царской карете ехала старуха. Она ехала прочь от монастыря Пяти ручьев, прочь от того, кто был когда-то ее сыном, ее надеждой, ее гордостью, ее жизнью. От того, кто еще совсем недавно был великим правителем многих земель…
Она уезжала прочь в ужасе от увиденного.
Ее Василий, израненный в грязном рубище, прислуживал в обители и не хотел ничего более.
Она грозилась, умоляла, рыдала... Он не ответил матери.
Она, впрочем, и не хотела уже ответа.
Её сын был мёртв.

Начальник расчета поднял шелковый платок, брошенный царицей, и отдал приказ.
По стенам древнего почитаемого монастыря Пяти Ручьев ударил первый пушечный залп.

Обсуждение рассказа здесь
A la guerre comme a la guerre.
Аватара пользователя
Юханан

 
Сообщения: 192
Зарегистрирован: Май 24th, 2007, 4:28 pm

Сообщение Юханан Август 20th, 2008, 9:22 am

Лебёдушка

Когда палящее солнце и духота базаров уступают место ярким звёздам и прохладе садов, когда купцы, устав от дневного перехода, устраивают на ночлег свои караваны, а городские ворота затворяются до нового рассвета, матери рассказывают детям сказки…

-«Давно ли, нет ли, а правил нашим городом султан. И была у того султана диковинка – золотая лебёдушка. Каждое её пёрышко - золотой листик, да на каждом тонкий узор. Глаза её - два изумруда, и не было прекрасней её во всех землях, известных мудрецам. В час раз взмахивала она крыльями, вытягивала шейку и открывала клюв…
-И пела? – мальчишка внимательно глядел на мать, ожидая ответа… Уже скоро – лишь минет лето его заберут. Его станут обучать делу воинов... Но сейчас он внимает лишь её речам.
–Пела, Фариз. Раньше пела. Но искусный механизм сломался, и лебёдушка разучилась петь. Эта лебёдушка досталась султану от отца, а тому – в подарок от царя, в знак нерушимой дружбы. Вот с тем-то царём и затеял султан ссору. Султан был молод, прекрасен собой, своенравен и упрям - храбро бились его воины, но одолеть врага были не в силах, хоть и своей земли не сдали ни пяди…
-Значит царь был сильнее?
-О нет, ты торопишься – слушай дальше. Султан любил лебёдушку, часами, безотрывно мог глядеть на её золотые пёрышки. И всякий раз покидал сокровищницу со спокойной душой, оставив там тревоги и печали, а на следующее утро уже вёл воинов в бой, вселяя в них храбрость своей безудержной отвагой.
-Лебёдушка была волшебная?
-Именно так считал султан! И вот однажды – когда в разгаре было жаркое лето – лебёдушка пропала. Исчезла из сокровищницы, будто её там и не было. Рассвирепевший государь велел казнить нерадивых стражников. Целый месяц султан никого не выпускал из города – отправил лишь гонцов во все пределы – чтобы те передали приказ: искать лебёдушку, не жалея ни себя, ни султанской казны. Но ни в стольном городе, ни в других землях не смог султан разыскать похитителя. И тогда разослал он новый приказ – пусть все золотых дел мастера, все часовщики, все колдуны, что были в его землях явятся ко двору, и для того из них, кто сумеет повторить чудесную лебёдушку султан обещал не пожалеть ничего. Но испугались мастера султанского гнева – знали они, что не в силах повторить такого чуда, и все попрятались, поразбежались – не найти. Явился во дворец султана лишь один парень – подмастерье часовщика. Был он грязен и одет в лохмотья…
-Так как же он попал во дворец?
-Стража была рада даже оборванцу – они тоже боялись султанского гнева... Окинул султан его взглядом, вздохнул невесело, бросил золотой и разрешил: «Ступай. Я вижу – ты лишь подмастерье. Тебе ли браться за то, чего испугались мастера?»
-«Спасибо тебе, о многомудрый султан, - отвечал дерзкий парень, ловко поймав монетку, - но ты велел каждому часовщику явиться к твоему двору, о многомудрый, чтобы испытать своё искусство…»
-«Что ж, коли ты сам того хочешь, то берись за дело, - не стал спорить с его дерзостью султан. – Но пеняй на себя, если не сможешь исполнить работы.»
И получил тот подмастерье и золото, и камни, и лучшую мастерскую – и он начал работать. Впрочем, султан вскоре позабыл о нём, вновь двинул своё войско на закат, навстречу вражьим силам.
-Так царь всё же был сильнее?
-Слушай дальше, Фариз… Угрюмо вёл свои войска в бой султан, страшен и красив он был верхом на статном жеребце, никто не осмеливался перечить ему. И вот – столкнулись два войска – долго бились они, многие сотни нашли на том поле последний приют, но не суждено было победить никому: царь ушёл на закат, султан на восход. Вот только после этой битвы совсем почернел лицом молодой султан. Стал он в битве яростнее зверя, с кем бы ни вёл он войны – всюду ждала его победа. Слава о нём и о жестокости и отваге его дошла до самых дальних краёв. Ширились султанские земли, стекалось золото в казну. И боялись молодого султана и враги, и друзья.
-Друзья?
-Смерти не боятся только старики и глупцы, Фариз.
-А султан? Разве он боялся?
-Нет... не боялся. Потому и бежали от него друзья. И всё же не мог он победить царя, что на западе… Утешения искал он и в славных победах, и в дорогом вине, и в хвалебных песнях, и рядом с жёнами, но не находил. Не давала ему покоя так запавшая в душу, ещё с младых лет, золотая безделушка. Без её волшебства погибал султан, но от того лишь яростнее становился, лишь беспощаднее…Но нигде, как ни искал, не мог он найти лебёдушки – его воины уже взяли много богатых городов, заставили склонить голову многих гордых государей, но не нашёл султан того, чего искал.
И вот что решил великий султан – раз не может он победить царя, что подарил его отцу лебёдушку, значит так тому и быть – послал он тому грамоту: пусть будет, мир между землями нашими, как отцами завещано, а в знак того приложил к грамоте султан свою саблю со словами «Моё оружие теперь твоё!», а взамен просил лебёдушку…
-А царь?
-А царь долго молчал, пока, наконец не прибыли с заката его послы. Выехал султан на коне – навстречу послам. Не в силах он был больше ждать! Послы ему поклонились, грамоты от царя вручили, а лебёдушку не отдают:
-Подожди, говорят, великий султан, дай нам во дворце твоём с дороги отдохнуть.
Ничего не ответил султан – осерчал. Хотел он зарубить наглецов немедля, да остерёгся…
-Почему?
-Закон не велит. Нахлёстывая коня, доскакал султан до дворца, обогнав послов…
-А что во дворце?
-Подожди. Помнишь того мальчишку-часовщика, что единственный посмел явиться к султану?
Мальчик кивнул.
-Так вот, пока султан воевал, он работал, не покидая мастерскую ни на миг. Он стал столь искусен, что ни один часовщик не смел бы с ним сравниться. У него был великий дар золотых дел мастера… Без сна и отдыха работал он над золотой безделушкой, и вот наконец, бледный и измученный, вышел он, будто из темницы, из султанской мастерской. Без малого три года он там пробыл. И стоило лишь султану появиться во дворце – сразу же поспешил к нему часовщик, неся бережно завёрнутую в тряпицу лебёдушку.
«-О величайший султан!» – воскликнул он, забыв поклониться.
-И султан простил его?
-Да.
-Второй раз…
«–Исполнил я твоё задание! Смотри…» - часовщик сорвал тряпицу, и перед взором пораженного султана предстала лебёдушка золотая – даже краше прежней. Как заворожённый смотрел султан на птицу, а та по ловкому движению часовщика крыльями взмахнула, клюв открыла, а из клюва полилась песня, что чаровала султана в детстве. Со страхом, едва дыша взял грозный государь лебёдушку в руки:
«-Говори что хочешь, часовщик – ничего не пожалею!»
«-Хотел бы я, великий султан…» - начал было мастер, но договорить не успел:
«-Прибыли послы от царя западного, о великий султан!»
«-Зови немедля!»
Вошли царские послы – в богатой одежде, пылью припорошенной.
«-Так что же вы, послы, - молвил им султан, - не хотели мне лебёдушку отдавать? Мой мастер вас опередил!» – лебёдушка вновь расправила золотые крылья и запела, будто отвечая султану.
«-Мы привезли тебе, султан, дар куда ценнее этой безделушки», - дерзко отвечал посол.
«-Вот как? И что же это?» - султан был благодушен – в его руках была его мечта!
«-Царь наш, в великой щедрости своей, в залог вечной дружбы между землями нашими, просьбу твою, о великий государь, исполнил и прислал тебе невестою царевну Лебёдушку.»
Не обманули султана послы – дар тот был поистине великий. Лишь стоило увидеть султану царевну Лебёдушку, как позабыл он тут же лебёдушку золотую. Щедро одарил он послов, а свадьбу на третий день назначил.
Но не один султан полюбил красавицу-Лебёдушку, полюбил, лишь только увидел её белое лицо да смоляные брови, часовщик… И вот уж настал намеченный срок – невесту ведут к жениху. Народу тогда много собралось – ни одна площадь бы не вместила… Так вот, подходит к султану мастер-часовщик, и говорит – да так, чтоб все слышали – «Ты, султан, обещал ничего для меня не пожалеть, коли исполню я твою волю высокую…»
«-Обещал! – отвечал ему султан. – Говори – чего хочешь, часовщик? За-ради праздника ничего не пожалею!»
«-Отдай мне царевну Лебёдушку в жены, султан!»
-Да как он смел?! Султан ему не простит!
-Слушай… Рассвирепел султан, но виду не показал – помнил слово своё государево. Долго смотрел султан молча на золотую безделушку, что подле него, на подушечке лежала.
«-Подойди ко мне», - мягко вымолвил он наконец. Тщедушный часовщик повиновался.
«-Скажи мне, часовщик, ты видел старую лебёдушку – ту, что украли?»
«-Нет, государь».
«-А как же ты делал новую, часовщик?»
«-Так ты же сам, о светлейший государь, дал мне картины, на которых…»
«-А как же ты песню-то её повторил, ужели на картинах увидел?!»
Часовщик молчал, народ затих, стража ждала…
«-Отвечай же!» – вскричал султан, ударив часовщика во гневе кулаком.
Тяжела была султанова рука – не вымолвил больше ни слова часовщик, упал замертво, а упавшая с подушечки птица, хоть и открывала клюв, но больше не пела…
-Так кто же был этот часовщик?
-То был великий…
Не дав договорить женщине, выведший из-за занавеси мужчина, в богатых одеждах взял мальчонку за подбородок и, глядя тому в глаза, тихо проговорил:
«-То был вор и обманщик, царевна!» - так ответил жене своей султан.
-Вор и обманщик! Ты понял?
-Да, отец… - мальчишка потупил взор и робко спросил:
-А что было дальше?
-Султан смирил свой гнев, Фариз. С тех пор он не воевал больше, а лебёдушку послал западному царю.
-А дальше?
-Уже взошла луна – пора спать.
Но когда отец ушёл, Фариз тихонько спросил: «Так откуда часовщик знал песню?»
-Он был родом с запада... - так же тихо ответила ему мать. - Там любили её петь...

Сказка эта навеяна известной сказкой Пушкина... Обсуждение её здесь.
A la guerre comme a la guerre.
Аватара пользователя
Юханан

 
Сообщения: 192
Зарегистрирован: Май 24th, 2007, 4:28 pm

Сообщение Юханан Август 20th, 2008, 9:26 am

Розы чёрного рыцаря

Это глюк, но глюк занятный...
Птицеликий

Мальчик побаивался Чёрного. Но любопытство было сильнее, потому он, подгадав время, в которое каждую неделю приходил Рыцарь, спрятался за занавеской у входа. Занавеска была старая, влажная и дырявая, что предоставляло отличные возможности для наблюдения. Мальчик ждал уже довольно долго - по крайней мере, плечо его затекло от неудобного положения, а шея, казалось, вот-вот откажется держать голову... По дому со скрежетом и хрипом пронёсся бой часов: теперь осталось совсем чуть-чуть, но ожидание сделалось просто невыносимым! Ну же, ну... - вот! С той стороны по двери ударили бронзовым молотком, а на лестнице вскоре возник сгорбленный, в тёмном балахоне Чёрный.
-Кто пришёл? - высоким голосом прокаркал Чёрный, поспешно открывая смотровое окошко на двери.
Через пару мгновений в окошко просунулась красная роза на длинной и шипастой ножке с редкими листьями.
-Спасибо, мой милый! - тем же высоким и каркающим голосом произнёс Чёрный, с неповторимым изяществом хватая розу длинными скрюченными пальцами. На руках чёрный носил перчатки, теперь мальчик это наконец разглядел. Раньше он думал, что это такая кожа...
Чёрный, прижимая к груди розу, другой рукой отпер тяжёлый дверной засов. Рыцарю он поспешно кивнул и чуть отстранился, пропуская его внутрь. Рыцарь был красивым и добрым. Мальчик его любил. Только вот он не носил доспехов, что удивляло мальчика настолько, что, набравшись однажды смелости, он спросил Рыцаря: отчего ты не носишь доспехов? Тогда Рыцарь улыбнулся (а улыбаться он любил и никогда не упускал случая) и сказал мальчику, что в доспехах жарко и неудобно ходить, поэтому-то он и оставил их дома. Зато каждую неделю приносил Рыцарь Чёрному розу. Зачем? Мальчик толком не знал, но продолжалось так уже долго, пожалуй, что с самой зимы. Мальчик рассуждал так: верно Чёрный не пустит Рыцаря в дом, если тот не принесёт розы. А вот что Чёрный с розами делал, мальчик и вовсе не знал. Он вообще знал о Чёрном очень мало, потому как тот всегда появлялся ненадолго и исчезал неожиданно.
Сквозь занавеску было видно как Рыцарь вошёл, приподнял свою белую шляпу, кивнул Чёрному и взбежал по крутой лестнице, наверх. Молодой Рыцарь так ничего и не сказал.
Чёрный, постояв немного на пороге, запер дверь, лязгнул засовом. Оглянулся, поглядел на пустую каменную лестницу... и нырнул за занавеску - прямо напротив той, где прятался мальчик.
Мальчик ринулся за ним, не давая себе и мига на размышления - иначе у него не хватило бы смелости.
За занавеской оказалась отворённая дверца, а за ней – лаз. В него-то и юркнул Чёрный, унеся с собой розу. Мальчик согнулся в три погибели, но всё же мог бежать по лазу, а не ползти как гад.
И вот - ход окончился небольшой комнаткой, освещённой единственной сальной свечой.
С потолка свисали тонкие, хрупкие и мёртвые розы...
Много-много...
Мальчик смотрел во все глаза как Чёрный подвязывает принесённую Рыцарем, ещё живую розу к потолку...
-Нет! Прекрати!...
Чёрный вздрогнул и обернулся, чуть не выронив из пальцев розу.
-Ах, мальчик... Здравствуй. Что прекратить?
-Не убивай розу! Не надо... - мальчик сам удивлялся своей храбрости. Ему следовало бы бежать отсюда, без оглядки, но он не смел оставить розу в руках Чёрного. Её ведь не защитит Рыцарь, а значит висеть ей на потолке, сухой и мёртвой.
-Я её не убиваю, мальчик, - обиженным голосом ответил Чёрный. - Она уже мёртвая.
Такая прекрасная, с алыми лепестками, красивая и совершенно чуждая Чёрному...
-Ты врёшь! Отдай её мне!
-Ничего я не вру... - буркнул Чёрный. - Возьми её, если хочешь. Только когда ты убедишься, что я не вру, её лепестки осыпятся и она совсем ни на что не будет годна.
Мальчик не сразу поверил, что Чёрный вот так запросто отдаст ему розу, но вот протянутая к нему рука, и вот роза, прямо перед ним... Мальчик выхватил цветок из обтянутых чёрным кружевом пальцев. Он отбежал в дальний угол, ближе к выходу и, прижимая цветок к груди, всё же осмелился спросить:
-А зачем Рыцарь носит тебе розы каждую неделю?
-Зачем, зачем... - обиженным голосом передразнил его Чёрный. - Вот сам у него и спроси. Зачем!..
Вскоре мальчик вновь очутился у крутой и узкой каменной лестнице, по которой взбежал Рыцарь. Лесница вела наверх, к разным комнатам, а ещё выше, на самом верху, куда взбирался только мальчик, был чердак, где жили одни лишь голуби. Они не боялись оставлять прямо там, на чердаке, своих пёстрых пушистых и совсем не похожих на родителей птенцов. Но Рыцарь вряд ли отправился на чердак, смотреть голубей: Рыцарь приходил в дом не за этим, а за тем, чтобы повидаться с Красавицей. Красавицу мальчик тоже отчего-то побаивался: не так как Чёрного, конечно, но всё же...
Мальчик подымался вверх и вспоминал тёмный чулан, Чёрного и сушёные розы в свете сальной свечки. Ему стало немного жалко Чёрного, оставшегося там, в одиночестве и полумраке да ещё и без розы, которую ждал он каждую неделю... И всё же долго жалеть его мальчик не мог, но бояться его почти перестал.
Заглянув в каждую комнату, мальчик убедился, что рыцаря не ни в светлой, ни в зелёной, ни в столовой, и нет его даже в кладовке. Впрочем, мальчик и без того знал, где Рыцарь – но зайти не решался, а потому, побродив по пустым комнатам, он полез на чердак...
Слуховое оконце было распахнуто настежь, из него на тёсаные заваленные перьями и сухим помётом доски лился солнечный свет. Мальчик громко поздоровался с голубиным выводком и пробрался к окну: он устроился на раме, на самом солнце и свесил ноги вниз. Ему нравилось так сидеть и смотреть на всё сверху. Вот так вот, наравне с высоким дубом, который рос у самого дома... хотя, нет, пожалуй... дуб был повыше. Задумавшись о том, насколько именно выше дуб, мальчик не заметил как задремал, а очнулся он от знакомого голоса – внизу что-то говорил Рыцарь. Опрометью мальчик бросился через весь чердак, к лестнице, а дальше – вниз по ней. Он выскочил за Рыцарем в распахнутую дверь и едва успел догнать его.
-Здравствуй, мальчик! - улыбнулся Рыцарь, придержал шляпу, - Ты ко мне бежал?
Запыхавшийся мальчик закивал головой:
-Да, - наконец сказал он, - Я... почему ты розу носишь Чёрному? Он же убивает розы, зачем ты приносишь их ему?
-Потому что ей нравятся розы, - Рыцарь легонько щёлкнул мальчика по носу. - А тебе разве не нравятся?
-Очень нравятся... - признался мальчик. - Он отдал мне ту, что ты принёс! Он хотел подвесить её к потолку, как те...
-Да? И где же твоя роза?
-А... - тут мальчик понял, что роза его осталась на чердаке – он забыл взять её, когда спускался второпях... - Я сейчас! Она там, наверху, подожди!..
Мальчик исчез в двери дома, но очень скоро появился там вновь: плача и размазывая по лицу грязь и слёзы - в руке он держал завядшую розу. Он забыл её на самом солнцепёке...
-Что же ты плачешь? - спросил Рыцарь. - Ах, она и правда умерла... Тогда отнеси её назад, Чёрной. Только скажи, чтобы она придумала что-нибудь позабавнее... Пусть хоть варенье из них варит, что ли. Договорились? - Рыцарь снова улыбнулся, ещё раз щёлкнул мальчика по носу, приподнял шляпу и размашисто зашагал по дороге.

-Варенье, скажет тоже... - пробурчал Чёрный (и с чего это Рыцарь называл его Чёрной?). - А ты не плачь, мальчик, не плачь. Покушай, вон, чаю...

Вот такой ненавязчивый сюр... Обсудить можно здесь.
A la guerre comme a la guerre.
Аватара пользователя
Юханан

 
Сообщения: 192
Зарегистрирован: Май 24th, 2007, 4:28 pm

Сообщение Ник. Горькавый Август 21st, 2008, 12:08 am

Юханан,
когда я предлагал Вам открыть тред со своими рассказами, то предполагал, что и обсуждение будет здесь и по делу. Посмотрите - в Беседке Вам уже две страницы набросали, ну и помогло?
Ваши рассказы интересны. Пишете Вы живо, образно. Текст увлекает читателя. Но есть набор стилистических недочетов. Например "тонкие пальцы беспрерывно теребили шелковый платок" - терзание платка при невозмутимом лице стало общим местом, штампом. Хотя бы "теребили" надо заменить на какое-то другое действие - складывание, наматывание. "Тонкие" пальцы у старухи требуют какого-то подкрепления - "морщинистые", "пергаментные".

Но главное, что хотелось бы обсудить в Вашем треде, и что могло бы стать полезным примером для других - как из набора рассказов вырастить книгу. Вот я вижу, что Вы склонны к фэнтези или историческому, рыцарскому роману. Или к сказке. Вот и попробуйте развить или связать свои рассказы в некий общий крупный сюжет. Может, в нём будут две линии - западная и восточная, в каждой из которых действует одинаковое пророчества. Сюжет логично завязать вокруг этого пророчества - что за рецепт благоденствия был нашептан Василию?
Сюр (хотя он мне понравился меньше) тоже может включаться в реалистическое произведение - как сон. А у ж в фэнтези - так без проблем.
Вот поставьте себе задачу - постоит красивый интересный сюжет с учетом этих рассказов - и подумайте над ней не спеша. В этом же треде можно разные идеи, концепты книги и обсудить.
Ник. Горькавый
Автор Экслибриса|2 книги | Модератор| Открытие года'09
 
Сообщения: 156
Зарегистрирован: Август 4th, 2008, 10:28 pm


Вернуться в Растущие книги и обсуждение концептов

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 2